А-П

П-Я

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  A-Z

 

Никто, слышишь, никто не причинит тебе здесь зла. Наоборот, мы надеемся на тебя. Ты — наш последний шанс выжить.
Услышав, каким серьезным тоном произнес Тор эти слова, Эрик побледнел. Что ему предстоит сделать? Зачем он здесь и что им всем от него нужно?
— Да ладно тебе, не переживай. Повторяю, пока тебе абсолютно нечего бояться, — еще раз сказал Тор и удалился.
Глава 8
Эрик осмотрелся по сторонам. Нескончаемый поток израненных и искалеченных эйнхериев продолжал вливаться в ворота Вальгаллы, где их встречали валькирии. Интересно, конечно, было бы посмотреть, как они приставляют воинам отрубленные руки, ноги и головы, однако мальчик не решился вновь возвратиться в Вальгаллу.
Он повернулся спиной к крепости и вдруг увидел долговязого парня, с любопытством разглядывавшего его. В глазах парня не было и намека на доброжелательность, но не успел Эрик об этом подумать, как к ним подошла Труд.
— А, Эрик, — сказала она. — Так, выходит, ты тот самый мальчик, за которым Тор ездил на Землю?
Эрик кивнул.
— А на вид — в тебе нет ничего особенного, — заметила она и весело рассмеялась.
Мальчик смущенно улыбнулся.
— Забавно! — продолжала Труд. — В первый раз вижу живого смертного.
Эрик не знал, что и сказать. Он сам не замечал никакой разницы между собой и обитателями Асгарда.
Долговязый мальчишка подошел поближе.
— Ты кто такой? — спросил он.
Труд объяснила, и парень смерил Эрика еще более злобным взглядом.
— Зачем ты здесь?
— Не имею ни малейшего понятия, — откровенно признался Эрик.
— Хм.
— А тебя как зовут? — поинтересовался Эрик в свою очередь.
— Что ты умеешь? — вместо ответа спросил мальчишка.
Эрик задумался. Что бы такое сказать? Он был силен в некоторых компьютерных играх, но ведь здесь наверняка никто даже не представляет себе, что это такое. Кроме того, он неплохо говорил по-английски, поскольку около года прожил с родителями в Англии.
Но и этим здесь хвастаться было вряд ли уместно.
Оставался спорт и разные физические упражнения.
Например, он хорошо бегал — быстрее всех в школе.
— Может, побежим наперегонки? — предложила Труд, как будто прочитав его мысли. — И Тьяльви с нами.
— Что ж, давайте, — с готовностью согласился Эрик.
Тьяльви — так, по-видимому, звали долговязого — хитро усмехнулся.
— Стартуем с этого места, — сказал он, — побежим к Иггдрасилю, вокруг него и снова вернемся сюда. Кто прибежит первым — тот и выиграл.
Эрик и Труд дружно кивнули. Тьяльви ногой провел на земле черту.
Эрик украдкой взглянул на соперников — ну уж с ними то он как-нибудь справится! — и, когда Труд скомандовала: «На старт, внимание, марш!», он сорвался с места и стрелой понесся к Иггдрасилю. Бежал изо всех сил и был так поглощен этой гонкой, что совсем позабыл о соперниках.
Внезапно он увидел их, бегущих ему навстречу. Они уже обогнули Дерево и возвращались к месту старта!
Эрик остановился как вкопанный и с открытым ртом изумленно уставился на них. «Не может этого быть, здесь какой-то обман!» едва сдержался он, чтобы не крикнуть. Сам мальчик был всего еще только на полпути к дереву.
— Догоняй! — насмешливо крикнул ему Тьяльви, проносясь мимо. Но Эрик уже даже не помышлял о беге, С трудом переставляя сразу же отяжелевшие, как будто налившиеся свинцом ноги, он потащился назад.
— Ну а что еще ты умеешь? — не унимался Тьяльви.
Эрик принялся размышлять. Ему вовсе не хотелось снова стать мишенью для насмешек.
— Играть в футбол! — вдруг вырвалось у него. Ну да, конечно, как же он сразу об этом не подумал?! С самого начала надо было предложить им сыграть. Здесь уж он не осрамится.
— Что это такое — футбол? — со скептической гримасой поинтересовался Тьяльви.
— Это… ну, знаешь… когда пытаешься попасть в ворота… — начал объяснять Эрик.
— Ага, тогда я сейчас сбегаю за луком и стрелами! — радостно воскликнул Тьяльви.
— Да нет, — улыбнулся Эрик, — ты не понял. Попадать надо мячом, а не стрелами. А играют в эту игру ногами, поэтому она так я называется — «фут-бол».
— А что такое мяч и в какие ворота надо попадать? — вмешалась Труд. Видно было, что ни она, ни Тьяльви не поняли ровным счетом ничего из сказанного Эриком, и мальчик принялся терпеливо объяснять им правила игры. Поскольку их было трое, они договорились, что кто-то один встанет в ворота, а остальные двое, отбирая друг у друга мяч, будут пытаться забить ему гол.
— Да, но где же мы возьмем мяч? — спросил Эрик, уже предвкушая, как он наконец сможет показать им, на что способен.
— Сейчас достану, — с готовностью отозвалась Труд и сорвалась с места.
Вскоре она вернулась, неся под мышкой круглую рыжебородую голову викинга.
— Вот, одолжила у Асгера! — весело крикнула она. Голова, вероятно, была отрублена совсем недавно: из шеи все еще сочилась кровь. — Я там поговорила с Бертилем, он очень обрадовался, когда узнал, что нам нужны головы, и сказал, что мы можем смело обращаться прямо к нему, если вдруг понадобятся еще. Он обещал, что сегодня еще не одна скатится с плеч. — Труд усмехнулась и катнула голову к Эрику. — Ну, начинай!
Увидев катящуюся к нему отрубленную голову, Эрик резко отвернулся. Он решил, что над ним просто-напросто издеваются. Нет уж, пусть даже не надеются, головой он играть в футбол не намерен!
— В чем дело? — насмешливо спросил его Тьяльви.
— Этим я играть не буду! — сердито буркнул Эрик.
— Но с ней же ничего не случится, — заверила Труд, — даже если мы ненароком выбьем глаз, вечером, когда вернем голову владельцу, у него наверняка вырастет новый. Все будет на месте, как сегодня утром.
Видя, что Эрик по-прежнему не решается начать игру, Тьяльви попытался было зубоскалить, однако Труд сгладила неловкость ситуации, предложив использовать в качестве мяча свиной пузырь, который, кроме всего прочего, несомненно, более упругий и легкий.
Кто вполне можно одолжить у Сэхримнира, А у него, по словам девочки, к утру новый вырастет, так же как и все то мясо, которое поедают викинги за своей ночной трапезой.
Эрик предпочел этот вариант. Труд с благодарностью вернула голову ее законному владельцу и сбегала за пузырем. Он действительно был легким и прочным и, хотя и оказался несколько неправильной формы, когда Труд надула его, однако вполне мог сойти за мяч.
Труд встала в ворота, и игра началась. Несколько освоившись с непривычным отскоком, Эрик сделал пару финтов, обыграл соперника и в конце концов с такой силой послал мяч в угол ворот, что девочке пришлось довольно далеко бежать за ним.
Эрик выделывал с мячом такие чудеса, что у Труд от восхищения глаза на лоб полезли, Тьяльви же, напротив, сразу приуныл, всем своим видом показывая, что игра представляется ему вовсе неинтересной. Внезапно, ни слова не говоря, он повернулся и пошел прочь.
— Что это с ним? — удивилась Труд и недоуменно пожала плечами. Чуть помедлив, она вдруг решительно взяла Эрика за руку и сказала: — Ладно, пойдем-ка со мной!
В эту самую минуту мимо них пробежал тот самый однорукий человек, которого Эрик уже видел раньше. Но на этот раз его преследовала не Фрейя, а два больших серых волка.
— Пошли прочь! — отчаянно кричал он, отмахиваясь от волков. Но те продолжали прыгать вокруг него.
Глядя на эту картину, Труд расхохоталась до слез.
— Разве ему не надо помочь?
— Помочь Тюру?! — Труд засмеялась еще громче. — Какой же ты смешной!
— Не понимаю, что здесь смешного.
— Тюр ни в чьей помощи не нуждается. Ведь он же, как и мой отец, бог войны. Волки Одина просто играют с ним!
Однако Эрика ее слова не убедили: Тюр, похоже, не притворялся и был на самом деле не на шутку испуган. Не долго думая, мальчик схватил мяч и, показывая его волкам, громко крикнул:
— Идите сюда! Смотрите, что тут у меня! — Волки застыли как вкопанные и уставились на свиной пузырь.
Руки Эрика дрожали от страха, но он призвал на помощь все свое мужество и стоял не шелохнувшись, глядя, как звери, по-видимому заинтересовавшись, медленно и осторожно приближаются к нему. Подойдя, они начали обнюхивать пузырь. Позволив им удовлетворить первое любопытство, мальчик резко повернулся и изо всех сил стукнул по мячу, так что он, описав в воздухе высокую дугу, улетел довольно далеко. Волки с веселым рычанием кинулись за ним. Стряхнув руки, Эрик повернулся к Труд.
— Ну вот, теперь пошли, — сказал он.
Труд метнула на него удивленный взгляд, а краем глаза он успел заметить, что и Тюр смотрит на него, разинув рот от изумления.
Эрик про себя усмехнулся. Впервые с того момента, как попал в Асгард, он почувствовал удовлетворение.
Долгое время они шли молча. Эрик то и дело ловил на себе взгляд Труд. Интересно, о чем она сейчас думает? Когда молчание уже стало невыносимым, он, чтобы завязать разговор, поинтересовался, почему Тюр однорукий. Отчего бы валькириям не приставить ему новую руку, ведь проделывают же они это с эйнхериями?
Труд снова рассмеялась.
— Нет, ты и вправду забавный! — воскликнула она. — Неужели ты так ничего и не знаешь о нас?
— Совсем немного, — вынужден был сознаться Эрик.
— Ну так слушай! Тебе известно что-нибудь о Локи?
Эрик кивнул.
— Стало быть, ты знаешь, что он прижил с великаншей по имени Ангрбода троих детей?
— Ага, знаю, — с гордостью подтвердил Эрик. — Мирового Змея, Хель и волка Фенрира, верно?
Труд снова с любопытством посмотрела на него, откашлялась и продолжала:
— Так вот, когда Один узнал, что у Локи и великанши родилось трое детей, он пришел в ярость, ибо в пророчестве было сказано, что они принесут всем асам в Асгарде великие беды, особенно Фенрир, которому суждено победить самого Одина.
Один послал моего отца и Тюра в лес, где жила великанша, чтобы они привели ее детей к нему. Не без труда удалось асам заманить всех троих в Асгард. Когда Один увидел их своими глазами, то рассвирепел еще больше. Змея он зашвырнул в глубокое море, где это чудовище лежит и по сей день. Хель низверг в Царство мертвых, где она повелевает над теми, кто попадает туда. В основном это викинги, умершие от старости и болезней, естественной — или, как мы говорим, «соломенной» — смертью (поскольку они умерли у себя дома на соломенных матрацах). Туда попадают и те, кто при жизни запятнал себя позором, ибо не решился с оружием в руках бороться за свои права.
Вид у Хель, — продолжала Труд, — прямо надо сказать, ужасный. Она наполовину синяя, как труп, а наполовину — цвета сырого мяса. Характер у нее под стать внешности — злобный, свирепый и лицемерный. Кроме того, от нее вечно воняет мертвечиной, так что находиться вблизи от нее, как я слышала, прямо-таки невозможно. Но речь сейчас не о ней, а о волке Фенрире.
Он остался жить у нас в Асгарде, и из всех чудовищ асы больше всех опасались именно его. Он быстро рос и день ото дня становился все более диким и неуправляемым. Один лишь Тюр отваживался кормить его.
И вот Один решил, что, пока Фенрир еще не натворил больших бед, нужно его связать. Мой отец, Один и несколько других асов выковали крепкую цепь, чтобы приковать волка где-нибудь подальше от Асгарда. Они уговорили его дать надеть на себя эту цепь якобы для того, чтобы испытать ее прочность. Волк, думая, что это какая-то новая игра, с готовностью согласился и, слегка поднатужившись, разорвал ее, как нитку.
Тогда асы сделали другую цепь, вдвое прочнее прежней, и стали уговаривать волка испытать и ее. Сперва волк не хотел — он уже начал чувствовать, что здесь кроется какой-то подвох. Но в конце концов им удалось его убедить, сказав, что он прославится, если разорвет и ее.
Против этого довода Фенрир не смог устоять, поскольку уж очень хотелось ему славы, и позволил асам надеть на себя узы. Силы у волка с первого раза прибавилось, и он, чувствуя это, втайне усмехался, когда асы с трудом заковывали его в свои тяжелые цепи.
Рванулся волк, наступил передними лапами на цепь, напряг свое мощное тело — и разлетелась цепь на мелкие кусочки.
Опечалились тут асы, ибо выковать более прочную цепь было нм уже не под силу. Волк же между тем лишь весело скалился на них. Что было нм делать, как укротить зверя?
Без хитрости здесь явно не обойтись. Один призвал знакомых карликов и приказал им изготовить путы для Фенрира. Карлики выковали неразрывную цепь, в которой шум кошачьих шагов, женская борода, корни гор, птичья слюна и дыханье рыб были скреплены тончайшими медвежьими жилами.
«Вы думаете, она выдержит?» — с сомнением спросил Один, когда карлики принесли ему свою работу. Но поскольку ни Тор, ни Тюр не могли разорвать цепь, он был вынужден признать, что мастера потрудились на славу.
Асы заманили Фенрира на пустынный остров посреди моря и там показали ему новые путы. Внешне они походили на тонкий серый кожаный шнурок, гладкий и мягкий, как шелк. Асы принялись поддразнивать волка. «Неужели ты сможешь разорвать и это? — насмешливо спрашивали они. — Шнурок, правда, с виду неказист, однако гораздо прочнее, чем ты думаешь!»
Асы по очереди пробовали разорвать путы и, конечно же, ни одному из них это не удавалось. Весь спектакль, разумеется, был разыгран специально для волка. И он возымел действие — при виде неудач асов Фенрир преисполнился заносчивости и захотел показать, на что он способен. Он рассудил, что если прежде уже порвал две толстые железные цепи, то уж с такой тонкой ниточкой справится и подавно.
Тем не менее волк все же колебался, ибо подозревал, что здесь не обошлось без колдовства, и поставил условие, что даст себя связать лишь в том случае, если кто-нибудь из асов вложит ему в пасть свою руку.
Переглянулись асы: никто из них не хотел лишаться руки. Они знали, что не сможет волк порвать путы карликов, а сами они, если удастся его связать, уже не развяжут чудовище ни при каких обстоятельствах. Кто же решится принести себя в жертву?
Сделал это Тюр. Он спокойно подошел к Фенриру и вложил ему в пасть свою руку. Лишь после этого волк дал себя связать.
«Ну, попытайся теперь порвать», — сгорая от нетерпения, сказал волку Один.
Фенрир напряг все силы, но не смог разорвать путы. Наоборот, чем больше он вырывался, тем туже охватывали они его тело.
«Не могу! — крикнул наконец волк. — Снимите их с меня!»
Но асы лишь рассмеялись в ответ. Никто и не думал освобождать волка.
И лишь один из них не смеялся: это был Тюр — ведь он поплатился рукой. А когда кто-нибудь получает увечье подобным образом, никакие валькирии тут уже не помогут, — сказала Труд, многозначительно поглядев на Эрика. — Вообще-то нам нужно с тобой в тот лес, — махнула она рукой, — но прежде мне бы хотелось рассказать тебе, чем закончилась эта история.
Фенрир пришел в ярость и пытался пастью схватить асов, подходивших к нему особенно близко. Но Один быстро всунул ему в пасть меч, так что рукоять его уперлась волку в язык, а острие вонзилось в небо. Теперь уже Фенрир не мог никого укусить и только ужасно выл от досады и злобы, роя лапами землю вокруг.
Асы были довольны, потому что теперь они могли спокойно завести волка в глубокую пещеру и привязать к скале. И по сей день сидит он там и воет. Так велика его злоба, что слюна нескончаемым потоком льет из его пасти, образуя вытекающий из пещеры ручей, который в Ётунхейме превращается в полноводную реку.
— Но почему асы просто-напросто не убили Фенрира? — спросил Эрик.
— Они не хотели осквернять Асгард его кровью, да и, кроме того, нельзя нарушать пророчество. Если сказано, что Фенриру предстоит стать убийцей Одина, то никто — будь то сам Один или кто-то другой — не вправе убить Фенрира. Так уж заведено у нас в Асгарде! — закончила Труд, вводя Эрика в лес.
Глава 9
— Хочешь, я покажу тебе мое тайное убежище? — предложила Труд. — Только обещай, что никому о нем не расскажешь.
— Нет-нет, — заверил ее Эрик.
Труд снова взяла его за руку и повела в глубь леса. Эрик послушно следовал за ней. Странно это было — идти с кем-то за руку. С тех пор как родители водили его так, прошло уже немало времени, а в школе у них подобное было просто не принято. И вот его держит за руку какая-то девчонка. Надо сказать, ощущение было необычайно приятное — рука оказалась мягкой и теплой. Правда, держала его Труд не совсем удобно, но он не смел расправить пальцы, опасаясь, что Труд воспользуется этим и отпустит его руку.
Труд уверенно отыскивала в густой траве чуть заметную тропинку. Эрик обратил внимание, что растительность здесь — кусты, деревья — совсем такая же, как дома. Да и птицы пели точно так же. Мальчик с любопытством осматривался. Здешний лес ничем не отличался от обычного леса у них на Земле. Не было в нем ничего такого, что делало бы его каким-то божественным, неземным. Интересно, как все же похожи эти два таких разных мира — Земля и тот, где он находится сейчас. Там, на Земле, он, вероятно, не решился бы заходить в такую чащу, опасаясь хищников. Интересно, а стоит ли бояться встречи с ними здесь?
— Тут в лесу ты можешь никого не опасаться, — не оборачиваясь, сказала ему Труд. — Великанов здесь нет, а о диких зверях не тревожься — они нас не тронут.
Эрик был поражен. Уже второй раз Труд заговаривала о том, о чем он только успевал подумать. Неужели она умеет читать мысли? Каким образом? Потому ли, что она дочь бога? Быть может, этим даром обладают все боги Асгарда? Вероятно, да, на то они и боги!
Эрик внимательно посмотрел на Труд. На вид — самая обычная девчонка, вот только одета чуть ли не в лохмотья. Шкуры, из которых сшита одежда, местами потерты и лоснятся, хотя, вероятно, мягкие и приятные на ощупь. Длинные волнистые темные волосы девочки поблескивали в лучах солнца, пробивающихся сквозь густую листву деревьев. Вероятно, она уже привыкла бродить здесь и, совсем как дикий зверь, не шла, а будто бы скользила по лесу, словно ощущая себя с ним единым целым.
Мальчик попытался было подражать ее походке, но это оказалось абсолютно невозможным. Он то и дело натыкался на ветки и с досадой морщился, слыша их громкий треск.
— Тшш! — шепнула Труд. — Старайся ступать потише, чтобы он нас не услышал!
— Кто «он»? — так же шепотом поинтересовался Эрик.
— Да Тьяльви! Он наверняка попытается прокрасться за нами. Тебя он почему-то сразу невзлюбил, но как бы там ни было, я совсем не хочу показывать ему свое убежище.
Эрик оглянулся и потому не заметил небольшой ямки прямо перед собой, оступился и упал. Сухая листва громко зашуршала.
— Ушибся? — встревоженно прошептала Труд, оборачиваясь.
— Нет, пустяки, — бодро ответил Эрик. Он тотчас же вскочил и, отряхнувшись, был готов продолжить путь.
— Давай-ка сперва остановимся и послушаем, не идет ли кто. Мы уже почти на месте.
Эрик прислушался, но не услышал ничего, кроме обычных лесных звуков и шорохов.
Труд же, напротив, улыбнулась.
— Слышишь, как он топает? — шепнула она. — Наверно, потерял наши следы и никак не может найти.
Но как ни напрягал Эрик слух, он так и не смог разобрать ничего похожего на звук шагов.
— Ну, пошли! — сказала Труд и скользнула дальше меж деревьями. Лес становился все гуще, девочка выпустила руку Эрика.
Деревья здесь были больше и выше. Они поднимались по обеим сторонам тропинки как огромные серые призраки, отбрасывающие длинные тени. Кора была толстая, шероховатая. В основном здесь росли старые дубы, однако кое-где среди них попадались березы, клены и рябины.
Впереди Эрик увидел небольшой холм, поросший высокими мохнатыми елями. На вершине его стояла огромная сосна. По-видимому, это и была цель их похода. Трава здесь уступала место мху, покрывавшему склоны холма, у подножия которого в окружении зарослей ольхи, ясеня и ивняка весело журчал небольшой ручеек.
— Нам сюда! — сказала Труд, продираясь сквозь густые заросли. Перепрыгивая через ручей, Эрик отметил, что вода в нем отличается необыкновенной чистотой. Наконец они были на месте. — Вот и мое убежище, — гордо сказала Труд, разводя руками. — Здесь можно не шептать — отсюда нас никто не услышит. Располагайся, — гостеприимно предложила она.
Хотя солнце уже клонилось к закату, последние его лучи все еще освещали холм. Лучи падали в небольшую круглую ложбинку на склоне, как ковром покрытую мхом и кустами черники. Тут и улеглась Труд.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32