А-П

П-Я

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  A-Z

 

Прихватив с собой факел, торчавший в стене, он поспешил к Труд.
На связке, лежавшей в кармане Утгарда-Локи, было два ключа. Один из них подошел к замку. Открываясь, дверь, к счастью, даже не скрипнула; Труд с Эриком осторожно перешагнули порог и вошли внутрь. Кругом царил мрак.
Сразу же за дверью они обнаружили уходящую вниз винтовую лестницу. Из-под ног ребят выскакивали мыши и крысы, испуганные ярким светом факела, который держал Эрик. В другой руке у него был зажат Муддур.
Спустившись вниз, мальчик и девочка очутились в большом подвале. Здесь было так темно, что, если бы не факел Эрика, можно было бы подумать, что они попали в могилу. Теперь же при свете им удалось осмотреться.
В подвале было сыро я холодно, по стенам сочилась влага. Все здесь было грязным и пыльным, однако само помещение, видимо, служило сокровищнипеи. Повсюду прямо на полу громоздились груды золота и серебра. Серебро почернело от сырости, но золото в свете факела ярко блестело. Здесь было много разных красивых вещей — огромные чаши, лошадиная сбруя, драгоценные украшения. В кучу было сложено оружие — старые шиты, изъеденные ржавчиной мечи, кольчуги. Отдельно, прислоненные к стене, стояли копья, луки и дротики. Немало было и различных изделий из меди, покрытых налетом паутины.
Вдоль другой стены выстроились в ряд какие-то исполинских размеров статуи, которые, как видно, ценились здесь, у великанов. Тени, отбрасываемые ими в свете факела, плясали на стенах. Глазницы статуй были пусты и чернели как дыры. Вообще-то все вокруг представляло собой довольно отталкивающее зрелище.
Однако Идунн не было нигде!
Эрик высоко поднял факел и осветил все углы, но не увидел ничего, кроме множества отвратительных толстых жаб, лениво ползавших по полу.
— Ты по-прежнему считаешь, что она где-то здесь? — шепотом спросил мальчик.
Труд пожала плечами и еще раз огляделась по сторонам.
— Можно было предположить, что он спрячет ее здесь вместе со всеми своими драгоценностями, — шепнула она. — Смотри! — вдруг схватила она Эрика за руку. — Вон там, под лестницей, видишь? Похоже, крышка люка!
Эрик подошел поближе. Действительно, это был люк, причем такой, что человек мог с трудом протиснуться в узкое отверстие.
— Заперт, — пробормотал мальчик и вставил в замочную скважину в крышке люка второй ключ, висевший на связке. Он подошел, и люк открылся. Откинув крышку, они увидели за ней еще один подвал или, скорее, глубокую темную яму.
Эрик опустил факел и осветил ее.
Из темноты на мальчика смотрела пара ясных голубых испуганных глаз, обрамленных золотистыми волосами.
Глава 41
— Кто ты такой? — испуганно спросила Идунн.
— Я… я — Эрик, сын человека, — слегка заикаясь, ответил мальчик. От неожиданности он едва не лишился дара речи — еще бы, вот так вдруг оказаться лицом к лицу с той, ради которой и было предпринято все это бесконечно долгое путешествие в Ётунхейм, с той, из-за отсутствия которой рушился сейчас Асгард!
— Я тебя не знаю, — сказала Идунн и отвернулась. — Ты похож на Тьяльви, а он мне совсем не нравится. Ты тоже пришел сюда, чтобы мучнть меня?
— Нет-нет, что ты, ведь это же я, — несколько бессвязно возразил Эрик.
— Пусти-ка лучше меня! — шепнула Труд, оттесняя мальчика. — А меня ты узнаешь? — ласково улыбаясь, спросила она Идунн.
Медленно и как бы устало Идунн повернулась к ней. При виде Труд глаза ее широко распахнулись от изумления.
— Позвольте, да ведь это же Труд! Как ты тут оказалась? Неужели Утгарда-Локи и тебя похитил?
— Нет, мы пришли, чтобы спасти тебя и доставить обратно в Асгард.
В этот момент над их головами с шумом раскрылась дверь. Послышался грубый голос:
— Ну что, здесь они?
— Скорее потушите свой факел и забирайтесь сюда! — шепнула Идунн. — Тут вы будете в безопасности — они и не подумают искать вас здесь!
Эрик тут же затоптал факел. От сандалий Локи запахло паленым. Чтобы скрыть все следы, мальчик, спускаясь в яму к Идунн вслед за Труд, прихватил тлеющий факел с собой.
Они осторожно прикрыли крышку люка и, затаив дыхание, застыли в напряженном ожидании.
— Хорошо еще, что мы в любом случае сможем выбраться отсюда, еле слышно прошептала Труд. — На тот случай, если им вздумается снова запереть люк, у нас есть ключи!
Ключи! Эрик так и замер; у него тоскливо заныло под ложечкой. Ключи остались снаружи! Спускаясь в яму к Идунн, он положил их на пол возле люка.
— О, Хель! — пробормотал он.
— Тсс, — приложила палец к губам Труд.
— Полезайте на самое дно, чтобы они не увидели вас, если все же вдруг решат заглянуть внутрь, — шепнула Идунн. — Иначе вы пропали.
Снаружи послышались неуверенные, спотыкающиеся шаги.
— Здесь нет никого! — крикнул чей-то голос. — Темно, как в Хель, воняет так же — гарью и какой-то кислятиной. Да и не могли он спуститься сюда.
— Но дверь-то открыта!
— Видно, сам Утгарда-Локи забыл запереть.
— Где же они тогда, по-твоему?
— Может, сбежали в лес, — ответил первый голос. Говоривший стоял теперь возле самого люка.
— А как там наша пташка — по-прежнему в клетке? — крикнул сверху другой.
— Как же я могу проверить, когда люк заперт, а ключей нету?!
Эрик услышал, как стоящий у люка с досадой наподдал ногой кучу мусора и ключи, громко звякнув, отлетели к груде золотых украшений.
— Здесь столько всего навалено, что, того и гляди, на что-нибудь наткнешься, — пробормотал человек и пнул ногой ближайшую кучу медных предметов. — И на что ему весь этот хлам?
— Ладно, вылезай! — сказал стоящий наверху, — Поищем в другом месте. Кажется, Утгарда-Локи не на шутку разбушевался. Надо поторапливаться!
Слышно было, как, ругаясь на чем свет стоит и поминутно оступаясь, человек протопал к лестнице и поднялся наверх.
— Уфф! — перевел дух Эрик. — Пронесло!
— Да уж, чуть было не попались, — подтвердила Труд. — Однако нам тоже стоит поторопиться — выбраться отсюда, пока они там, наверху, еще не окончательно протрезвели. Нужно попытаться улизнуть под покровом ночи. Ты можешь идти, Идунн?
— Конечно, — отвечала Идунн. — Хотя я давно уже не видела солнечного света, однако по-прежнему молода и полна сил.
— Тогда пошли, попробуем подняться наверх, — сказал Эрик и осторожно открыл крышку люка.
С некоторым трудом они один за другим выбрались из ямы и остановились, вглядываясь в темноту и прислушиваясь. Сверху доносились глухие звуки шагов: там бегали какие-то люди, хотя, видно, их было и немного.
Поджидая, пока шаги стихнут, Эрик принялся шарить по полу в поисках ключей. Кто знает, а вдруг они еще зачем-нибудь пригодятся?
Наконец ему повезло — у одной из груд золота, сваленных неподалеку от люка, пальцы мальчика нащупали связку ключей.
— Нашел! — радостным шепотом воскликнул он.
— Наверху все спокойно, — прошептала Труд. — Давайте потихоньку поднимемся.
— Я пойду последним, — сказал Эрик, закрывая крышку люка. Внезапно наверху за дверью снова раздались торопливые шаги; кто-то выругался басом, пробегая мимо. Идунн, Эрик и Труд, бывшие уже на лестнице, моментально замерли. К счастью, шаги удалялись; вскоре все опять стихло.
Эрик держал наготове свой Муддур, однако клинок сохранял обычную форму.
Наконец они добрались до двери, она оказалась чуть приоткрытой. Труд осторожно выглянула и тут же отпрянула назад.
— Там, снаружи, огромный великан! — задыхаясь, шепнула она. Снова выглянув, она удивленно добавила: — Но он, кажется, спит стоя!
— Ну-ка, дай я взгляну! — Эрик также приблизился к двери.
— Все, верно, спит, — улыбнулся он. Внезапно мальчик вспомнил: — Яблоки! А яблоки ты взяла? — прерывающимся от волнения голосом спросил он Идунн.
— Нет, разрази меня гром! — пробормотала она. — Совсем забыла! Они остались там, в яме.
— Мы должны спуститься за ними! — шепнула Труд, беря ее за руку.
— Ладно, идите! А я пока тут покараулю, — согласился Эрик.
Идунн и Труд, стараясь не шуметь, пошли вниз по лестнице и вскоре вернулись. У Идунн на шее висел мешочек с драгоценными яблоками. Она сокрушенно покачала головой:
— И как я только могла о них забыть?!
— Отлично! — прошептал Эрик. — А теперь отойдите немного в сторону. Сейчас я распахну дверь, затащу великана внутрь и столкну его в подвал! Как только все будет сделано, мы потихоньку выберемся наружу, заперев его здесь.
Труд и Идунн, поняв его план, тут же прижались к стене. Эрик взялся за ручку двери.
«Раз два три!» — про себя отсчитал он и рывком распахнул дверь.
Все вышло именно так, как он и рассчитывал. Великана даже не пришлось втаскивать. Он стоял, облокотившись о дверь, и. когда она распахнулась, сам рухнул и покатился вниз по ступенькам.
В мгновение ока все трое выскочили в коридор. Эрик вставил ключ в замочную скважину, повернул его и снова сунул в карман.
— Нам туда! — указала Идунн, знакомая с расположением дома.
Теперь коридор был освещен факелами; идти стало значительно легче. Не встретив никого на своем пути, они добрались до одной нз боковых комнат, прошли через нее и попали в другое помещение, в глубине которого виднелась дверь, ведущая наружу.
— Бегите! — шепнул женщинам Эрик. — Быстрее! Встретимся в лесу возле Ховварпнира. Торопитесь же, я догоню вас!
Выпустив Идунн н Труд наружу — они тут же помчались в лес изо всех сил, — сам Эрик решил проверить, что их никто не вндел и можно не опасаться погони. Прежде чем нырнуть в темноту, он оглянулся.
В тот же миг поблизости раздался грубый голос:
— Что ты тут делаешь?
Эрик вздрогнул; если бы было светло, стало бы видно, как сильно он побледнел. Мальчик узнал голос — это был сам Уттарда-Локи!
— Ничего! — Эрик постарался, чтобы ответ прозвучал как можно более равнодушно и естественно.
— Где ты был? — гневно продолжал Утгарда-Локи, показываясь в дверях.
— Просто выходил на минутку подышать свежим воздухом. А что, что-то случилось?
— Да нет, так, ничего особенного… Мы везде искали вас. А где Ресква?
— Любуется звездами. На нее время от времени находит, — ответил Эрик, незаметно вкладывая Муддур в ножны.
— А нам показалось… Мы уже почти час вас разыскиваем. — Уттарда-Локи крепко взял мальчика за плечо. Вырваться теперь было невозможно.
— И стоило так беспокоиться?! — небрежно заметил Эрик, радуясь про себя, что здесь довольно темно. В противном случае, при свете, по выражению его лица Утгарда-Локи сразу же понял бы, что мальчик врет. — Кстати, а больше ты ничего не ищешь? — набравшись дерзости, поинтересовался Эрик.
— Что ты имеешь в виду?
— А вот это! — Эрик протянул Утгарда-Локи связку ключей.
— Да это же!.. Где ты их взял?
— Нашел под столом, когда ты спал. Решил подобрать, чтобы собаки ими не подавились.
— Отлично, сынок! — Видно было, что Уттарда-Локи обрадован. Он похлопал Эрика по плечу. — Это от подвала, где у меня сидит крошка Идунн, а она ни в коем случае не должна выбраться на свободу.
— Разумеется, ведь это было бы для нас катастрофой, — отвечал Эрик.
— Я вижу, на тебя можно положиться! — воскликнул Утгарда-Локи. — Чтобы ты сказал, если б я предложил тебе стать одним из моих воинов? Такие люди мне нужны.
— Что ж, неплохая мысль, — согласно кивнул Эрик, мучительно соображая, как бы ему половчее улизнуть отсюда.
Казалось, это невозможно. Утгарда-Локи по-прежнему сжимал плечо мальчика.
— Ладно, идем, мой мальчик! — прогромыхал он. — Уже довольно поздно — пора спать. — Уттарда-Локи ввел Эрика обратно в дом и созвал своих людей. — Ложная тревога! — рявкнул он. — Нет никаких причин для паники — я нашел Тьяльви и свои ключи. Кто хочет, может продолжать пить, кто устал — ложитесь. Я, по крайней мере, иду спать, — объявил он. — И не запирайте дверь на ночь — Ресква еще гуляет!
Среди воинов прокатился недовольный ропот, но Утгарда-Локи не обратил на это ни малейшего внимания.
— Пошли, мой мальчик! Я дам тебе шкуры, чтобы было помягче спать. — С этими словами он повел Эрика в комнату, где на полу было сооружено подобие ложа из мягких оленьих шкур. — Здесь тебе будет тепло и удобно, — сказал великан и вышел из комнаты.
Некоторое время спустя в замке снова все стихло. Эрик выждал еше несколько минут. Наконец, не слыша ни единого звука, он решился и выскользнул яз спальни. Следуя сюда за Утгарда-Локи, он старательно запоминал путь, и, хотя все факелы уже догорели и погасли, а мальчика окружала непроглядная тьма, он все же без особого труда нашел дорогу в большой зал. Наружная дверь, как и приказал Утгарда-Локи, была открыта настежь, и Эрик в один миг выскользнул из нее на двор.
Оказавшись на улице, Эрик, не теряя времени, устремился вперед, в темноте натыкаясь на кусты и спотыкаясь о кочки. Несмотря на это, он уверенно держался нужного направления. Мальчик надеялся, что Труд с Идунн все еще ждут его у тех зарослей, где они спрятали Ховварпнира. Но даже и в этом случае оставалось большим вопросом, сумеет ли он отыскать в лесу в темноте это место.
Внезапно совсем рядом раздалось глухое рычание. Похоже, это была собака, однако вполне возможно, что и волк — особенно здесь, в Ётунхейме, где их превеликое множество. На всякий случай Эрвк достал из ножен Муддур. Вдруг в свете звезд и луны мальчик узнал зверя — это был тот самый пес, которого он послал искать Тьяльви. Эрик вздохнул с облегчением.
— Тсс! — приложил он палеи к губам. — Тише! Утгарда-Локи спит!
Но собака по-прежнему угрожающе ворчала и, злобно оскалив пасть, медленно подходила все ближе и ближе.
— Ну ладно тебе, ладно, успокойся! — Собрав все свое мужество, Эрик шагнул навстречу зубастому зверю. — Ведь я же друг, ты что, не помнишь? Мы с тобой славно провели время у Утгарда-Локи, да и, кроме того, ты ведь знаешь, я не Тьяльви. Я был им, верно, но теперь я — не он!
Собака перестала рычать, но в ее желтых глазах все еще светилось недоверие.
— Вот так-то лучше! — заметил Эрик и погладил ее по голове. Она молча вильнула хвостом.
— А теперь — или иди домой и ложись спать, или отправляйся искать настоящего Тьяльви, — сказал мальчик.
Собака лизнула его руку и сильнее завиляла хвостом. Потом слегка попятилась, еще раз внимательно посмотрела на Эрика и наконец растворилась в темноте.
Куда в результате она направилась, так и осталось неясным, да, признаться, Эрика это и не особо интересовало. Главным сейчас было отыскать Труд и Идунн.
Дойдя до опушки леса, мальчик по памяти попытался определить направление и двинулся дальше. Ему повезло — вскоре он услышал впереди приглушенные голоса и тихое фырканье Ховварпнира.
— Это ты, Эрик? — откуда-то из темноты шепнула Труд.
— Да.
— Мы здесь. — Девочка вышла из зарослей ему навстречу. — С Ховварпниром все в порядке.
— Фу-фу! — облегченно вздохнул Эрик.
Ховварпнир также приблизился к мальчику я нежно ткнулся ему в щеку своей мягкой, шелковистой мордой.
— Как же я по тебе соскучился! — воскликнул Эрик и ласково потрепал коня по холке. — Ну да ладно, нам надо поскорее трогаться в путь. Сейчас Утгарда-Локи и его люди спят, но, когда они проснутся и обнаружат, что произошло, дорога будет каждая минута. Кроме того, быть может, войско великанов, о котором говорил Тьяльви, уже и в самом деле близко.
Втроем они забрались яа мощную спину Ховварпнира. Труд села впереди, Идунн со своими яблоками посредине, Эрик — сзади. В руках мальчик сжимал Муддур. Ховварпнир, казалось, даже не заметил, что ноша увеличилась.
— А теперь — домой, — шепнула ему на ухо Труд. — Домой, в Асгард! Скачи изо всех сил!
Рассекая ночь, конь Фригг стрелой помчался вперед, едва касаясь копытами земли.
Глава 42
Рассвело. Наступило утро. Беглецы осматривались по сторонам, пытаясь определить, где они. Это оказалось несложно. Прямо перед ними переливался всеми цветами радуги Биврест. У самого въезда на него возвышался Химинбьерг Хеймдалля.
— Клянусь Одином! — воскликнула Идунн. — Я уже и не надеялась, что когда-нибудь снова смогу увидеть все это!
Ховварпнир, подскакав к Химинбьергу, застыл как вкопанный. Всадники спешились; ноги у всех троих подгибались, головы кружились, спины разламывались от усталости — еще бы, ведь они скакали без отдыха всю ночь!
— Ну вот мы уже почти дома! — воскликнул Эрик н, ликуя, пустился в пляс, выделывая какие-то немыслимые па, несмотря на усталость. Труд также рассмеялась с облегчением. Она была растрогала до слез н не могла произнести ни слова, боясь расплакаться. Ховварпнир громко и радостно заржал; из стойла Хеймдалля раздалось ответное ржание.
Немного успокоившись, Эрик подошел к огромным воротам и постучал. Через некоторое время в верхней их части распахнулось уже знакомое ребятам окошечко. Послышались восхищенные восклицания, ворота широко раскрылись, и Хеймдалль вышел им навстречу.
— А, это вы! — тепло приветствовал их старый страж Бивреста. — А Я-то думал, что снова явились великаны. В последнее время они совсем обнаглели — ведут себя так, будто все вокруг принадлежит им!
— Да, это мы, и Идунн — с нами! — гордо ответил Эрик.
— Так, значит, вам все же удалось! Идунн! Как я рад снова видеть тебя! Дай мне поскорее яблочко!
Идунн звонко рассмеялась и достала нз мешка яблоко.
— Ох, сколько же времени я этого ждал! — вскричал Хеймдалль, жадно хватая золотистый плод. — Ну, что ж мы тут стоим? Давайте поскорее отведем Ховварпннра к Золотой Челке, а сами пойдем в дом и насладимся тишиной и покоем!
В очаге весело потрескивал огонь. Усталые путники расселись за столом, Хеймдалль хлопотливо бегал вокруг них, выставляя на стол все самое лучшее, что было у него в доме: вяленые бараньи ноги, оленьи ребра, жаркое нз дикого кабана, разные варенья из диких фруктов, хлеб и душистый мед. Напитков также было вдоволь и на любой вкус: молоко, фруктовый сок, мед, крепкое и легкое пиво. Настроение у всех было радостное и веселое.
— Пейте и ешьте, — приговаривал Хеймдалль. — Вы, должно быть, здорово проголодались во время такого длинного путешествия. Но как все же я рад видеть вас всех у себя!
Эрик и Труд за обе щеки уписывали угощение, не отставала от них и Идунн. Много лет минуло с тех пор, как она последний раз пробовала подобные блюда. Хеймдалль между тем устроился спиной к столу на небольшом стульчике и откусил первый кусок яблока.
— А-ах! — вздохнул он н даже причмокнул от наслаждения.
Поскольку изголодавшиеся путники также не сдерживали своих эмоций. Эрик даже не обратил бы на этот вздох внимания, если бы не подумал в этот момент, что не годится им оставлять хозяина дома одного. К тому же он, вероятно, обиделся, раз даже спиной к ним повернулся. Мальчик хотел было уже окликнуть его, как вдруг произошло нечто неожиданное.
Тело Хеймдалля внезапно начало менять свою форму! Это происходило медленно, однако прямо на глаэах. Причиной тому, несомненно, было золотое яблоко Идунн. А Эрик уже и думать забыл, почему эти яблоки имели для асов такое важное значение. Теперь он имел возможность увидеть все собственными глазами — каждая мельчайшая черточка облика хозяина Химинбьерга служила тому ярким подтверждением.
Сначала волосы Хеймдалля из седых стали светлыми и приобрели золотистый оттенок, а потом превратились в мягкие красивые кудри. После этого начали меняться плечи — они увеличились в размерах, и Хеймдалль как бы вырос над спинкой своего стула. Сгорбленный старик мало-помалу превратился в солидного мужчину, а затем в статного юношу. Морщины на его лице разгладились, скрюченные руки и ноги выпрямились. В глазах появился молодецкий блеск.
Некоторое время Хеймдалль сидел как бы в нерешительности, потом оглядел себя с головы до ног и просиял. Вскочив на ноги, он издал победный клич и исполнил что-то вроде таинственного танца! Глаза его радостно сверкали. Это был уже совсем другой Хеймдалль — юный, полный сил.
— А можно мне еще кусочек? — попросил он.
— Нет, — рассмеялась Идунн, — а то еще, чего доброго, впадешь в детство!
— Ну вот, жизнь снова началась, какое счастье! — весело улыбнулся Хеймдалль. — Как все же я люблю ее, жизнь!
Эрнк н Труд радовались, глядя на это веселье, хотя сами они и чувствовали себя измученными и усталыми сверх всякой меры. Крепко взявшись за руки, они поддерживали друг друга, чтобы не упасть.
Наконец Хеймдалль заметил это.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32