А-П

П-Я

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  A-Z

 

Подумать только, какой путь вы проделали, чтобы отыскать меня! Непонятно даже, как вам это удалось, — видимо, здесь не обошлось без колдовства. Но как бы там ни было, назад вам отсюда не выбраться. — Локи перевел дух — длинная речь его утомила, видно было, что он уже отвык разговаривать. Помолчав, он пробормотал: — Вам не следовало пускаться в путешествие по Ётунхейму безоружными. Ведь это же верная смерть!
Но Труд не так-то просто было сбить, хотя, по-видимому, слова Локи ее неприятно поразили.
— Асгард сейчас находится на грани катастрофы! — сказала она. — Идунн снова пропала. Необходимо во что бы то ни стало ее вернуть, я ты — ты одни — знаешь, где она! Скажи же нам!
— Нет! — решительно ответил Локи. — Ни за что на свете!
— Ах так, — вскричала Труд, — так слушайте же! Когда Асгарду суждено будет погибнуть, придет Рагнарок, и все кругом потемнеет. Настанет день великой битвы асов с великанами, зазвучат крики петуха Золотой Гребешок у асов и петуха карлика Фьялара у великанов, в царстве Хель также закричит ее черный петух. Хеймдалль затрубит в свой Гьяллахорн. Все это возвестит всеобщую гибель и разрушение. Огромные войска сойдутся в битве, трава утонет в крови воинов! В тот день погибнут и Асгард, и Ётуихейм!
Эрику казалось, что Труд сейчас говорит так же складно, как сам Один. Он в восхищении смотрел на подругу.
— Сын твой, волк Фенрир, с разверстой пастью ворвется в Асгард. Вместе с ним будет и Мировой Змей. Сурт с огненным мечом пройдет по Бивресту во главе людей Муспелля, и вслед за тем рухнет мост, не выдержав их тяжести, Фрейр будет биться с Суртом. Тор схватится с Мировым Змеем, а Один — с Фенриром. Тюр сразится с Гармом, а сам ты — с Хеймдаллем!
— О да! — вскричал Локи, и глаза его сверкнули диким пламенем. — Час Рагнарока будет моим отмщением тем, кто осудил меня заживо гнить в этом аду!
— Но знаешь ли ты, что случится потом? — воскликнула Труд. — Что будет со всеми твоими детьми? Подумай об этом! Ни один из них не останется в живых. Тор будет тоже убит, падут в битве Один, Фрейр, Тюр, Хеймдалль и другие асы — все погибнут, но и великаны не избегнут гибели — все, все вы будете убиты, включая тебя самого и твоих возлюбленных детей! Рагнарок уничтожит все! Ты, правда, хочешь этого?
— Да! — как безумный завопил Локи. — Да! Я жажду этого!
— Ладно! — со вздохом сказала Труд. — Что ж, тогда нам больше не о чем с тобой говорить. Просто мы хотели сами услышать это от тебя. Выходит, действительно мы зря сюда приехали. Что ж, тебе виднее — недаром Тор считает тебя таким проницательным. Пойдем отсюда, — сказала девочка, оборачиваясь к Эрику. — Мы больше ничего не в силах сделать. Придется возвращаться домой!
С этими словами Труд вышла из пещеры, села на Ховварпнира и махнула Эрику, призывая его последовать ее примеру.
Мальчик слегка помедлил, посмотрел еще раз иа Локи и Сигюн, но в конце концов направился к поджидавшей его Труд.
— Нет! — внезапно крикнул Локи. — Подождите! Подождите!
Труд выпрямилась, вглядываясь во мрак пешеры.
— Я еще раз все как следует взвесил и передумал. Видимо, пока еще рано, — простонал Локи, — еще слишком рано! Вернитесь!
Труд соскочила с Ховварпнира и снова вошла в грот.
— Идунн находится у Утгарда-Локи. Он прячет ее за морем, — прошептал Локи.
— Спасибо, — сказала Труд. — Однако этого нам недостаточно!
— Понимаю, — опять простонал Локи, — понимаю!
— Сосуд наполнился до краев, — прервала его Сигюн. — Мне пора его выливать.
— Нет! — возопил Локи. — Только не это! Я больше не вынесу! Нет! Нет!
— Я подержу пока другой вместо этого, — решительно сказал Эрнк и взял пустой сосуд, стоящий рядом с Сигюн. Он поднял его как мог высоко, подставив под ядовитые капли, которые в противном случае попали бы на голову Локи.
— Спасибо тебе, — вздохнул тот, — они причиняют такую жуткую боль, что каждый раз я весь содрогаюсь.
Сигюн с благодарностью улыбнулась Эрику и вышла, чтобы выплеснуть яд на черный склон горы. «Со временем, вероятно, этот страшный яд уничтожит здесь все живое», — подумал мальчик.
— Не торопись, — сказал он женщине. — Если хочешь, можешь вымыться в ручье и умыть мужа. Ничего страшного, я постою подольше. На спине у Ховварпнира мешок — в нем еда. Поешь сама и покорми Локи, если желаешь. Время у нас есть, мы можем и подождать.
Услышав его слова, Сигюн замерла, растерянно глядя на незнакомцев, которые неожиданно проявили такое великодушие.
Змея над их головами яростно зашипела. Яд из ее пасти потек обильнее, но Эрик не дрогнул, прочно удерживая сосуд.
— Все в порядке, — улыбнулась Труд Сигюн, — ты не ослышалась. Делай, что говорит тебе Эрик. Он постоит!
Зарыдав от радости, Сигюн поспешила к ручью, вымыла свой сосуд, набрала в него воды и обтерла Локи с головы до ног. Лишь после этого она вновь вернулась к ручью и умылась сама.
Тем временем Локи объяснял Труд и Эрику, где они смогут найти Утгарда-Локи. Он сказал, что недавно крепость короля великанов стояла на другом берегу моря посреди обширного луга, расположенного за густым дремучим лесом. Локи узнал это от Вали, который, неузнаваемый в своем волчьем обличье, сновал повсюду в Ётунхейме.
— Но вам следует спешить, — предупредил ребят Локи, — поскольку Утгарда-Локи может перенести оттуда свое жилище в любой момент. Когда достигнете берега моря, ступайте вдоль него на север. Только остерегайтесь приближаться к усадьбе Хюмира — тамошние великаны очень враждебно относятся ко всем чужакам с тех пор, как однажды у них побывал Тор. На берегу моря вы увидите лодки Хюмира. Возьмите одну из них, но смотрите, берегитесь Мирового Змея и старайтесь поменьше шуметь, чтобы вас не заметил Хресвельг. Он может наслать ураган и водовороты, которые утащат лодку на дно, и вы погибнете. Я попрошу Вали проводить вас до моря.
— Спасибо, — сказала Труд. — Ты нам очень помог.
В этот момент вернулась Сигюн, освежившаяся и веселая. Она с благодарностью улыбалась ребятам.
— Дай Эрику — сыну человека мои сандалии! — усталым голосом велел ей Локи. — Самому мне они уже никогда не понадобятся, а ему, я знаю, пригодятся.
Сигюн достала пару сандалий и протянула мальчику.
— Надень их — они твои, — сказала она. — Ты когда-нибудь слышал о них?
Эрик кивнул, вспомнив, что однажды рассказывал ему Улль: надев эти сандалии, человек мог обогнать в беге любого соперника, а в случае надобности в них можно было бегать даже по воде!
Сигюн снова взяла свой сосуд и подставила под капающий из пасти змеи яд.
— Ступайте! — напуствовал ребят Локи и закрыл глаза.
Когда они вышли из грота, у входа их уже поджидал Вали.
И снова ребята пустились в путь. Однако на этот раз им было уже легче — не приходилось искать дорогу, нужно было лишь следовать за Вали.
Волк бежал спокойной трусцой. Видно было, что это для него привычное дело — отмахав порядочное расстояние, он совсем не выглядел усталым. Ховварпниру также не составляло особого труда поспевать за ним, и ребятам оставалось лишь держаться покрепче на спине коня и, как говорится, наслаждаться путешествием.
Хотя оно, надо прямо сказать, было отнюдь не из легких. Много раз им приходилось объезжать глубокие ущелья или осторожно пробираться по узенькой тропке над краем бездонной пропасти, где любое неверное движение грозило неминуемым падением в бездну. Стоило только поставить ногу на какой-нибудь плохо закрепленный камень, и это тотчас бы привело их к верной гибели.
Часто дорога петляла среди скал, где за каждым из крутых поворотов могла таиться какая-нибудь опасность. Если бы не Вали с его удивительным нюхом и необычайно чуткими ушами, Эрику пришлось бы все время держаться начеку и постоянно вытаскивать из ножен свой Муддур. Мальчику вдруг вспомнился Ньерд — теперь он прекрасно понимал, почему тот так и не смог прижиться в Ётунхейме.
Ближе к вечеру ребята добрались до большой пещеры. Здесь они решили переночевать и разбили лагерь. Пока Вали охотился, Эрик и Труд поужинали тем, что еще оставалось в мешке, полученном ими от Ода.
После короткого совещания, в котором с помощью выразительных, все понимающих глаз принимал участие и Вали, решено было, что Эрик и Труд могут спокойно лечь спать, не охраняя попеременно, как они уже привыкли, сон друг друга. Сторожить ребят будет Вали, он предупредит, если вдруг поблизости появятся какие-нибудь хищники или великаны. Спали они удивительно спокойно, хотя и странно это было — сознавать, что тебя охраняет огромный волк.
Утром Эрнк и Труд встали бодрыми и прекрасно отдохнувшими и вскоре уже сидели верхом на Ховварпнире.
Пару часов спустя маленький отряд достиг русла небольшой речушки, вдоль которой им предстояло следовать дальше. Речушка вывела путешественников прямо к берегу моря — необъятный голубой простор возник перед ними абсолютно неожиданно, как-то вдруг, сразу. Море сверкало, поверхность воды была ровная и гладкая, как зеркало. Вид у нее чрезвычайно заманчивый, но Эрик и Труд прекрасно знали, что может скрываться за этой спокойной и безопасной на вид гладью.
Вали еще какое-то время вел их вдоль берега моря, пока впереди не показалась усадьба Хюмира. Дальше они двигались, соблюдая величайшую осторожность.
Все вокруг кишело великанами, я незаметно подобраться к лодкам Хюмира было чрезвычайно трудно, если не сказать — невозможно. Но попытаться все же стоило.
Стараясь не шуметь, ребята пробирались вдоль полей Хюмира, которые теперь использовались как пастбища для быков. Они уже были невдалеке от лодок, стоящих с парусами и веслами у скалы вблизи берега, готовых в любой момент пуститься в плаванье.
От волнения Эрик и Труд даже затаили дыхание. И в этот самый момент раздался пронзительный крик — кто-то окликал их. Они были обнаружены!
Притворяться и прятаться дальше было уже ни к чему, и Труд подала знак Ховварпниру, который стразу же стрелой понесся к берегу. Вали, поджав хвост, моментально исчез. Ребята остались одни лицом к лицу с великанами.
Когда копыта Ховварпнира коснулись воды, конь остановился. Эрик и Труд спрыгнули на землю и побежали к ближайшей лодке. Но она оказалась такой тяжелой, что ее невозможно было сдвинуть с места. Они бросились к другой — но и она была не легче. Все пропало, они в ловушке!
Позади среди скал показалась большая толпа великанов, вооруженных палицами и длинными палками. Они орали во все горло. Ховварпнир нетерпеливо бил копытами по воде, однако теперь уже и он не мог помочь — спасаться бегством верхом на лошади было слишком поздно. Великаны окружали их со всех сторон, ребята уже хорошо различали свирепые, злобные лица.
— Ох, Труд! — внезапно воскликнул Эрик. — Я совсем забыл! У нас ведь есть Скидбладнир!
— Скорей доставай его! — задыхаясь, крикнула Труд.
Эрик принялся ощупывать свою одежду и наконец извлек из-за пазухи маленький кожаный мешочек.
— Быстрей, быстрей, Эрик! Не успеем! — в отчаянии торопила его девочка.
— Не волнуйся, сейчас все будет в порядке! — отозвался Эрик и, достав из мешочка сложенный лоскут материи, развернул его. Лоскут моментально превратился в красивый корабль викингов.
В этот момент первые великаны оказались почти совсем рядом. Но Скидбладнир уже покачивался на волнах, и, пока Труд вводила на него Ховварпнира, Эрик выхватил из ножен свой верный Муддур.
— Ну, подходите! — вскричал он, грозно размахивая сверкающим мечом. Мелькающий в его руках клинок заставил великанов остановиться. Продолжая удерживать их на расстоянии, Эрик начал понемногу отступать к кораблю. — Вы готовы? — не оборачиваясь, спросил он Труд.
— Да, — отвечала Труд.
— Тогда — держитесь! — Эрик одним прыжком вскочил на борт. — В море! — воскликнул он, и Скидбладнир понесся вперед, рассекая волны.
Великаны сначала попытались было преследовать их и вошли в воду, но Скидбладнир скользил по гладкой поверхности с такой удивительной скоростью, что вскоре даже рослые из преследователей вынуждены были прекратить погоню. В воду вокруг корабля градом посыпались дубинки и палицы, но ни одна из них даже не задела Скидбладнира — корабль беспрепятственно продолжал путь.
Видя это, великаны выбрались на берег, общими усилиями столкнули в воду свои лодки и мигом погрузились в них. Теперь Скидбладниру предстояло состязание в скорости.
Эрик посмотрел на красно-белый полосатый парус, надуваемый воображаемым ветром. Любуясь им, он не заметал, как на горизонте из воды вдруг появился громадный крючковатый орлиный клюв.
Заметив ребят, Хресвельг сперва не поверил собственным глазам. Неужели кто-то осмелился заплыть так далеко, что оказался совсем рядом с его жилищем? «Вот глупцы!» — подумал он и взмахнул мощными крыльями. Море заволновалось. Но что это?! Неужели и великаны тоже здесь?! Похоже, весь флот Хюмира несся за незнакомым кораблем под всеми парусами. Хресвельг задумался.
Ни Эрик, ни Труд не видели его. Все внимание их было приковано к преследователям. Понемногу стало заметно, что лодки великанов значительно уступают им в скорости. Эрик облегченно вздохнул, но как раз в этот момент Муддур в его руке внезапно вырос до размеров длинного копья!
Ну конечно, как же он мог так забыться?! Мировой Змей! Эрик осмотрелся по сторонам. Вероятно, он где-то здесь! Однако вокруг не было видно ничего подозрительного. Тем не менее Эрик был убежден, что ужасный морской змей, с которым он уже сталкивался во время своего первого плаванья на Скидбладнире, не замедлит показаться где-нибудь поблизости. И в этот раз мальчику не удастся, по-видимому, так дешево отделаться. Наверняка им предстоит бой не на жизнь, а на смерть! К сожалению, даже верный Муддур — слишком слабое оружие против такого чудовища!
Скидбладнир по-прежнему несся вперед, рассекая носом морскую пену. Они находились уже далеко в открытом море, и спрятаться здесь было негде.
Эрик ощутил дрожь в ногах. Хотя ему уже пришлось пройти через многое, но он чувствовал, что это будет самое тяжелое испытание. В открытом море один лишь Тор мог состязаться с Мировым Змеем.
Однако Мировой Змей не появлялся, а флот великанов неожиданно послужил ребятам защитой от посягательств Хресвельга. К чему подвергать опасности жизнь стольких родственников, рассудил он, из-за каких-то там двух незнакомцев и их коня, которых к тому же, вне всякого сомнения, по ту сторону моря ждет верная гибель?
Хресвельг снова опустился в море, которое понемногу успокоилось, Улегся и ветер. Великанам, преследовавшим корабль ребят, пришлось даже спустить натянутые паруса и двигаться дальше на одних веслах. Вскоре они совсем потеряли Скидбладнир из виду и вынуждены были прекратить погоню. На обратный путь великаны потратили чуть ли не целый день, хотя и гребли изо всех сил, поэтому, вернувшись домой, они не находили себе места от злости.
Эрик стоял на носу Скидбладнира, держа наготове свой Муддур, но ничего страшного больше не произошло. Страхи ребят улеглись, а когда корабль вошел в небольшую бухточку на противоположном берегу моря, то и Муддур также принял свою обычную форму.
Эрик вздохнул; Труд с облегчением склонила голову ему на плечо.
— Нам это удалось! — едва слышно шепнула она.
— Пока что — да, — улыбнулся Эрик. Он тоже чувствовал себя так, будто гора свалилась у него с плеч. Однако больше всех был, по-видимому, доволен Ховварпнир — путешествие по морю коню пришлось явно не по вкусу. Счастье еще, что он не был подвержен приступам морской болезни. Он тут же соскочил на берег и, взбрыкивая задними ногами, как шаловливый жеребенок, стремглав помчался на ближайший лужок.
Глава 38
— Думаю, сегодня нам уже не стоит двигаться дальше, — сказала Труд, любуясь танцующим от радости на зеленой травке конем. — Да и ему не мешает дать отдохнуть. Бедняга, он, должно быть, уже соскучился по мирным тучным полям Асгарда.
— А кто не соскучился, — вздохнул Эрик.
— Ничего, Эрик, нам нужно продержаться еще немного! Ведь осталось уже совсем чуть-чуть! — попыталась ободрить его Труд.
— Понимаю, но ведь мы так и не знаем, где Идунн и ее яблоки. А там еще предстоит возвращение обратно! — Эрик вдруг погрустнел. Вид у него был чрезвычайно утомленный.
— Да полно тебе, все будет хорошо, — сказала Труд, ласково беря его за руку.
— Хотелось бы верить! Ну да ладно. Только мне не особо нравится разбивать лагерь на берегу. Не попасть бы тут в лапы великанам. Надо найти какое-нибудь убежище понадежней, иначе не видать нам завтрашнего утра!
— К сожалению, ты, вероятно, прав! — Труд свистнула, подзывая Ховварпнира. Тот сразу же подскакал к ребятам. — Нам снова нужно ехать, — грустно сказала ему девочка, как бы извиняясь, — на этот раз, правда недалеко. Поедем поищем убежище на ночь. Ты ведь, наверное, сможешь отыскать что-нибудь подходящее?
Ховварпнир заржал. Он прекрасно понимал всю серьезность их положения и нетерпеливо рыл копытом землю.
Эрик тем временем сложил Скидбладнир и убрал его обратно в кожаный мешочек. Теперь все было готово, чтобы трогаться в путь и до наступления темноты попытаться отыскать пристанище на ночь.
— А как быть с едой? — вдруг вспомнила Труд, когда они уже сели на коня. — Я голодна как волк.
— Надо было нам порыбачить, когда мы были в море, — усмехнулся Эряк.
— Ты что, с ума сошел?! А если бы мы поймали Мирового Змея, как мой отец?
— Ему бы здорово досталось Муддуром, — засмеялся мальчик.
Настроение у ребят немного улучшилось. Спустя некоторое время они подъехали к маленькому ветхому домику.
— Ну что, войдем? — предложил Эрик.
— А это не слишком рискованно?
— Разумеется, нет, — решительно сказал мальчик. — В таком маленьком домике не может быть много великанов. В конце концов мы ведь можем сказать, что мы — Тьяльви и Ресква.
— Что ж, давай попробуем, — вздохнув, нехотя согласилась Труд. Они осторожно подошли к двери и постучали. Открыла им какая-то дряхлая старуха. Вид у нее был грустный и измученный.
— Добрый день, — поздоровался Эрик. — Мы — Тьяльви и Ресква. Здесь мы случайно, проездом — возвращаемся к родителям. Мы скакали целый день, страшно устали и проголодались. Нельзя ли попроситься к вам на ночлег?
Старуха смотрела на них каким-то странным, казалось, испуганным взглядом. Потом, обернувшись, крикнула кому-то, скорее всего мужу.
— Эгиль, Эгиль, иди сюда! У нас гости!
Эрик весело улыбнулся и подмигнул Труд.
— Ну вот, видишь, и эти поверили! — шепнул он.
Из комнаты, тяжело ковыляя, вышел древний старик.
— Они говорят, что они — Тьяльви и Ресква, возвращающиеся к родителям, — сказала ему старуха.
Старик вздрогнул. С трудом распрямившись, он подошел поближе и начал внимательно вглядываться в лица Эрика и Труд.
— Нет, — промолвил он наконец, — этого не может быть. Мы — родители Тьяльви и Ресквы. Но вы вовсе не наши дети. Кто же вы и что здесь делаете?
— Хм… э-э-э… ну… — замялся Эрик и мучительно покраснел.
— Брось болтать чепуху! — Труд натянуто рассмеялась. — Я — Труд, дочь Тора, а это мой друг, Эрик — сын человека. Он просто неудачно пошутил. Мы прибыли из Асгарда, чтобы немного прогуляться по Ётунхейму, а поскольку случайно проезжали мимо вашего дома, то и решили зайти поздороваться. Кстати, большой привет вам от Тьяльви с Ресквой. Они надеются в самом скором времени приехать повидать вас. — Труд незаметно сжала руку Эрика.
— Нет, правда? — радостно воскликнул старик, весь просияв.
— Ах, вот это действительно новость так новость, — ахнула старуха. — Мы ждем этого уже много лет, верно, Эгиль?
— Да да, но входите же поскорее и рассказывайте, — засуетился Эгиль.
— Я дам корму и воды вашему коню, а вы тем временем располагайтесь и отведайте скромного угощения!
Старик, казалось, не знал, куда себя девать от неожиданно привалившей им радости. Он ввел ребят в убогую комнату и проводил к очагу. Отчаянно суетясь вокруг них, он старался устроить детей, как можно удобнее.
Жена его также не знала, чем им услужить. Она тут же бросилась собирать на стол, не жалея припасов.
Оба — и Эрик, и Труд — ощутили во рту какой-то неприятный привкус, увидев, что старики выставляют на стол все самое лучшее из того, что у них есть. Они чувствовали себя как воры. Все это было жутко неприятно.
— Так когда же они приедут, наши дорогне детки?
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32