А-П

П-Я

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  A-Z

 


Эрик увидел, что Труд хотела было что-то сказать, но не решилась и промолчала.
— Здесь вам нечего бояться, — продолжал Од. — Чувствуйте себя как дома, как в Асгарде. Тут вас никто не тронет и не подслушает.
— Да, но как… — вырвалось все же у Труд, — почему ты все же ушел? Почему покинул Фрейю?
Од от души рассмеялся.
— Почему? — Улыбающиеся глаза его остановились на Скади. — Видишь ли, когда-то Скади хотела взять себе в мужья Бальдра, — начал объяснять он, — а вместо этого ей по ошибке достался Ньерд, и ей пришлось поселиться в Ноатуне. Но в один прекрасный день она ушла от него и вернулась сюда. Тут мы и нашли друг друга. Все очень просто. Теперь я никогда уже не вернусь обратно в Асгард!
— Но почему же, почему?
— «Почему»! Да потому, что здесь у меня есть все! Ты ведь знаешь, некоторые женщины из рода великанов поселились в Асгарде и вполне счастливы там. Я же нашел свое счастье в Ётунхейме и не уеду отсюда. Что ж тут странного?
Ребята заметили, как засияли глаза Скади при этих его словах.
Труд и Эрик все еще не могли полностью оправиться от беспокойства и время от времени бросали тревожные взгляды по сторонам — на дверь, на незнакомые предметы, окружающие их, на Скади и Ода. Но прошло некоторое время, и они поняли, что здесь действительно безопасно и можно наконец стряхнуть с себя напряжение последних часов. В немалой степени этому способствовала и гостеприимность хозяев. Скади принялась хлопотать, и вскоре перед ребятами появились еда и питье. В конце концов они стали чувствовать себя здесь как дома.
Остаток дня и вечер они провели в приятной беседе. Труд и Эрик рассказывали об Асгарде и о своем путешествии, Скади и Од — о Ётунхейме и жизни среди великанов.
— Между прочим, когда мой отец похитил Идунн, она жила именно здесь, в этих покоях, — заметила Скади. — Вон, видишь эту палку, Эрик? — сказала она, указывая на длинный шест. — А ну-ка, попытайся ударить ею по шкурам!
Эрик взял палку в руки и осторожно замахнулся. Все это напомнило ему первый вечер в Таксдале у Улля. когда он опробовал Гридарволь — железный посох великанши Грид. Интересно, что-то ждет его сейчас? Эрик решительно ударил палкой по груде шкур и в тот же миг почувствовал, что не может отпустить ее! Пальпы как будто свело судорогой, они изо всех сил сжимали рукоять шеста! Мальчик не мог разжать их, как ни пытался.
Скади и Од засмеялись.
— Это та самая палка, которой некогда Локи ударил Тьяцци, принявшего обличье орла. Палка пристала к его рукам и к спине орла, и Локи попался. Отец никогда не мог удержаться от смеха, вспоминая этот случай, — улыбнулась Скади. — Все вышло весьма забавно. Видели бы вы, какое у Локи при этом было лицо!
— Это в тот раз, когда Тьяпди уговорил Локи выманить Идунн из Асгарда?
— спросил Эрик.
— Верно! Ну вот, теперь ты сам сумел убедиться в волшебной силе этого посоха! Ну-ка, давай я тебя освобожу.
Скади подошла к мальчику и слегка коснулась его руки: посох моментально упал на землю.
— Мы всегда играем в эту игру с теми, кто впервые попадает сюда, — с улыбкой сказал Од. — Надеюсь, ты не обиделся?
Эрик мотнул головой. Они снова заговорили о делах Асгарда. Сначала Эрик и Труд не решались сказать, зачем они прибыли в Ётунхейм, но в конце концов им не оставалось ничего другого, как честно признаться во всем.
Слушая их рассказ о несчастье, постигшем Астард, Скади задумчиво кивала. Однажды ей уже пришлось быть вовлеченной в историю, связанную с Идунн, и вот теперь — снова! Но, к сожалению, ей неизвестно, где прячут Идунн, заверила сна ребят. За исключением самого похитителя, это мог знать один лишь Локи. Тут Скади была полностью согласна с Хеймдаллем и Мимиром.
— Ну а где находится сам Локи, ты знаешь? — спросила Труд, пытаясь заглянуть ей в глаза.
Скади отвела взгляд и начала нервно теребить край платья. Видно было, что ей не хочется говорить об этом.
Глядя на нее, Од понял, что жена попала в затруднительное положение и ему следовало бы ей помочь. Однако нужные слова, по-видимому, нвкак не приходили ему на ум.
Эрик, ставший за время своего пребывания в стране богов значительно умнее и рассудительнее, решился наконец вступить в разговор.
— Мне кажется, — сказал он, — дело обстоит следующим образом: речь идет о том, чтобы сохранить разумное равновесие вещей. Иначе всем нам здесь придется несладко.
— Молодец! Ты сказал как раз то, что следовало! — Од одобрительно кивнул мальчику и, обернувшись к Скадн, прибавил: — В глубине души ты ведь и сама это понимаешь, Скади! И тебе нечего опасаться выглядеть в глазах других предательницей или изменницей. Кроме того, ведь если Асгард погибнет раньше положенного времени, настанет конец и нашей любви. Идунн необходимо вернуть домой!
Скади кивнула.
— Если ты не скажешь ребятам, где спрятан Локи, я отправлюсь вместе с ними и буду помогать искать! — в качестве последнего аргумента пригрозил Од.
В конце концов Скади пришлось уступить, однако она выдвинула условие — ребятам пришлось поклясться, что они никогда я никому не выдадут, где прячется Од.
На том и порешили. Они договорились, что завтра рано утром Скади укажет им дорогу к Локи.
Ночью все спали превосходно, но пробуждение было неприятным. Их разбудил страшный шум и грохот, несшийся, казалось, из всех уголков крепости. Скади тут же отправилась проверить, в чем там дело.
Отсутствовала она довольно долго; со стороны покоев великанов раздавались громкие сердитые голоса. Вдруг совсем близко послышалось бряцанье щитов и мечей, и кто-то несколько раз ударил чем-то тяжелым в железную дверь. Эрик начал нервничать и вытащил из ножен Муддур. Тот сразу же вырос в его руках почти вдвое: мальчик встревожился не на шутку. Вероятно, случилось что-то непредвиденное. На этот раз им по-настоящему грозила серьезная опасность!
Наконец вернулась Скади, раскрасневшаяся и запыхавшаяся. Прямо с порога она крикнула:
— Вам надо срочно уходить отсюда! Быстрее одевайтесь! Торопитесь же!
— А что случилось? — испуганно спросила Труд.
— Они нашли Тьяльви, настоящего Тьяльви! Несколько великанов, гуляя, обнаружили его, истерзанного и искусанного, на опушке Железного Леса. Они отогнали волков, которые его едва не прикончили, перенесли Тьяльви сюда, в крепость. Он следил за вами и теперь знает, где вы прячетесь.
— А-а, так вот почему вырос Муддур! — тихо пробормотал Эрик.
— Что-что? — не поняла Скади.
— Да так, ничего, — перебила ее Труд. — Спрячь свой нож, Эрик, давай-ка поторопимся! Ты же слышал, что сказала Скади. Похоже, нам нельзя терять ни минуты.
— Верно, иначе вы пропали! — подтвердила Скади. — У великанов сейчас жуткий переполох. Скорее!
Од уже успел собрать им кое-какую еду в кожаный мешок и приставил к стене высокую лестницу, верхний конец которой уперся прямо в дыру в потолке, через которую выходил наружу дым. Скади тут же ловко полезла по ней вверх, сделав ребятам знак следовать за нею.
Од остался в комнате, взяв в руки волшебный посох Тьяцци, и прикрывал их отход.
Выбравшись через дымоход, беглецы оказались в небольшом овраге на склоне горы и сразу же поспешили вперед, стараясь уйти как можно дальше от опасного места. Равнина перед крепостью Тьяцци кишела великанами.
— Я соврала им, что вы уехали ночью и направились на запад, — задыхаясь шепнула Скади. — На самом деле вам нужно двигаться на восток. Я немного провожу вас. Но следует спешить, иначе нас могут обнаружить! Тогда уже ничто нас не спасет!
— А как же быть с Ховварпниром? — воскликнула Труд. — Мы не можем бросить его тут!
— Ховварпнир исчез! Сторож сказал мне, что ночью они со Свадильфари подрались, Говорят, вся конюшня так и ходила ходуном, а под конец Ховварпнир оборвал привязь и вышиб дверь. Кто-то пытался его удержать, однако это оказалось совершенно невозможно. Мне передали, что он убежал.
— Да, но…
— Никаких «но»! — После быстрого подъема по лестнице Скади все еще ве могла отдышаться. — Вперед! Если вы хотите живыми выбраться отсюда, нам надо бежать! Скорее! Забудьте то, что я говорила вам вчера. Теперь я уже не могу поручиться за вашу жизнь!
Эрик и Труд поняли, что, несмотря ни на что, им действительно нужно поскорее уносить отсюда ноги. Оставалось надеяться, что Ховварпнир сможет сам о себе позаботиться. Но как же им быть, как двигаться дальше? Пешком? Но так далеко не уйти!
— Поймите, это необходимо! — уговаривала их Скади. — Пошли! Вы что, не видите, сколько кругом великанов? Мне кажется, я слышу, как спускают собак; вскоре они отыщут наши следы. До тех пор вам надо постараться уйти как можно дальше!
Эрик и Труд тоже услышали громкий собачий лай. Это как будто подстегнуло их — они двинулись вперед с удвоенной скоростью, не забывая, однако, об осторожности, тщательно прячась между скал.
Некоторое время спустя они уже вскарабкались на перевал и спустились в долину с обратной стороны. Затем, не задерживаясь, снова полезли вверх на другую гору и опять принялись спускаться. И — о чудо! — здесь, во второй долине, их поджидал Ховварпнир! Конь весь лоснился от пота, бока его тяжело вздымались.
— Ховварпнир! — закричала с восторгом Труд, бросаясь к нему. — Милый мой, замечательный!
Ховварпнир радостно заржал. Эрик и Труд мигом вскочили на коня.
— Куда нам теперь? — спросила Труд.
— Туда, — махнула рукой Скади. — Когда достигнете вон того перевала, посмотрите на север. Там вдалеке вы увидите большую гору, вершина которой покрыта снегом и похожа на гриб. С восточной ее стороны по склону тянется как будто длинная черная полоса. Это и есть дорога к Локи. Там он стоит, крепко прикованный к скалам. Но торопитесь! Скоро здесь будут собаки, а по пятам за ними следуют полчища великанов!
— Мы поспешим изо всех сил! — заверила ее Труд. — Теперь к тому же Ховварпнир снова с нами, и мы сможем двигаться гораздо быстрее.
— Да-да, конечно, но все равно — не теряйте ни минуты. А я тем временем поскорей уйду назад и попытаюсь, как смогу, успокоить великанов в усадьбе. Попробую так же хоть немного задержать Тьяльви, хотя думаю, это будет весьма нелегко.
— Спасибо тебе за все, — поблагодарила Труд и протянула ей руку.
— Да, — внезапно вспомнила Скади, — прежде чем трогаться дальше, послушайте-ка вот еще что! Куда бы вы отныне ни попали, не ешьте никакой пиши, предложенной вам великанами. Не прикасайтесь ни к чему, пока не убедитесь, что предмет этот не живой. Впереди вас может поджидать все что угодно. Если же вдруг собьетесь с пути — в чем я лично сомневаюсь, — не пытайтесь идти дальше и сразу поворачивайте назад! Если вы заберетесь далеко на север, то окажетесь во владениях Хресвельга — Пожирателя Трупов. Это самый большой орел на свете. Взмахами своих крыльев он поднимает ветер и волнует море. Не вздумайте прнближаться к нему — в тот же миг, как увидите его, поворачивайте обратно.
Эрик и Труд дружно закивали. Потом девочка сделала знак Ховварпниру, и конь сорвался с места.
Обернувшись, ребята увидели, что Скади стоит и машет рукой им вслед.
После целого дня тяжелого и утомительного путешествия ребята достигли наконец подножия грибовидной горы. По дороге они видели много разных странных существ с девятью ногами, огромных мохнатых червей, многоголовых великанов и чудовищных размеров богатырей. Один раз они хотели было остановиться и передохнуть в пещере у подножия высокой остроконечной горы, но она оказалась ноздрей какого-то гиганта. В другой раз они едва успели увернуться от ноги великана, перешагивавшего через горы, — он чуть было не раздавил их. Собаки продолжали преследовать ребят, позади все время слышался их злобный лай. Вероятно, за ними по пятам и в самом деле следовали полчища великанов. Нужно было торопиться изо всех сил! Но теперь они уже знали, что Локи совсем близко. Оставалось лишь добраться до восточного склона горы.
Внезапно прямо перед ними как из-под земли выросла большая серая собака. Она была какой-то странной — не лаяла, да и хвост у нее свисал вниз, а не завивался крючком, как у всех остальных собак, которых им приходилось до того видеть в Ётунхейме.
— Ну, берегись! — крикнул Эрик, вытаскивая свой меч. Он принял ее за одну из собак, следовавших за ними от усадьбы Тьяцци.
Труд остановила Ховварпнира. Оба седока покрепче сжали ногами бока коня, полагая, что он сейчас встанет на дыбы. Однако этого не произошло. Ховварпнир был абсолютно спокоен, а собака пробежала мимо, не обратив на путников ровно никакого внимания.
Труд обернулась к Эрику. Теперь уже и он умел читать ее мысли.
— Мне тоже все это кажется странным, — сказал он. — Что ей надо было?
— Не знаю, — отвечала Труд, — но как бы там ни было — скорей вперед! — И она велела Ховварпниру продолжать путь.
Чуть погодя они услышали сзади звуки чудовищной собачьей грызни. Никогда прежде не слышали ребята такого лая, рычания и воя. Но вскоре все стихло.
— Мне кажется, та собака, что попалась нам навстречу, на самом деле вовсе не собака, а волк, — сказала Труд. — Причем не простой волк. Это Вали, сын Локи, тот самый, что разорвал своего брата Нарви. А здесь он охраняет отца. Но как бы там ни было — нам надо спешить! Скоро мы будем на месте.
Они снова двинулись вперед, но через некоторое время услышали за спиной прерывистое дыхание. Обернувшись, ребята увидели большого серого волка, бегущего за ними. Казалось, он преследует их.
— Быстрее! — шепнула Труд, и Ховварпнир стрелой понесся вперед.
Тем не менее волк нагонял их, и Труд пришлось остановить коня. Теперь было видно, что это и впрямь не простой волк. Сначала он бросил любопытный взгляд на Эрика, потом посмотрел на Труд, и в глазах его появилось какое-то тоскливое выражение.
Труд соскочила с коня и двинулась навстречу волку.
— Мы из Асгарда, — сказала она, — пришли сюда, чтобы навестить твоего отца.
Волк смерил ребят недоверчивым взглядом.
— Видишь, — продолжала Труд, — у нас нет даже оружия, если не считать ножа Эрика — сына человека. Но он такой маленький, что им нельзя причинить никакого вреда.
Эрик благоразумно не пытался вытащить клинок из ножен, и он сохранял свою обычную форму.
По-прежнему недоверчиво глядя на ребят, волк немного помедлил, вероятно размышляя, потом повернулся к ним спиной и побежал вперед, по-видимому показывая им дорогу. Во всяком случае, бежал он в нужном направлении.
— Кажется, это действительно Вали, — шепнула Труд. — Наверняка он понял, что я из рода тех, кто повинен в заточении Локи здесь в пещере, и это ему не понравилось. Потому-то он и смотрел на меня так.
— Вероятно, ты права, — прошептал в ответ Эрик. — Что же, посмотрим, что из всего этого выйдет.
Снова какое-то время они молча карабкались по горам. Собаки, преследовавшие ребят весь день, теперь куда-то исчезли. Кругом стояла мертвая тишина.
— Наверное, это Вали растерзал всех собак, — тихо шепнула Труд Эрику.
И хотя слова ее были едва слышны, волк на мгновение обернулся к ним и слегка вильнул хвостом.
Внезапно они оказались у края широкой темной полосы, опоясывающей гору и спускающейся к подножию. Волк осторожно двинулся вдоль ее кромки, Ховварпнир же решительно шагнул прямо в черную грязь.
В тот же миг грязь вокруг его копыт зашипела и забурлила, испуская мерзкое, ядовитое зловоние. Ховварпнир встал на дыбы и в испуге отпрянул назад.
— Скорее! Стрелу Бальдра! — вскричала Труд. — Ховварпнир ступил прямо в жгучий яд!
Ребята быстро соскочили с коня. Эрик мигом выхватил из кармана обломок стрелы, и Труд начала растирать им обожженные копыта и ноги Ховварпнира. Конь весь покрылся потом и дрожал, однако раны его затягивались с поразительной быстротой. Через какое-то время он встрепенулся всем телом, как будто стряхивая с себя остатки недомогания, и посмотрел на ребят своими большими темными глазами.
Эрнк облегченно вздохнул.
— Теперь мы можем снова сесть на него, — сказала Труд, и ребята не мешкая двинулись вперед по волчьим следам, стараясь держаться подальше от ужасного яда. — Наверняка это яд той самой змеи, что висит над головой Локи. Его жена, Сигюн, раз за разом выплескивает эту гадость наружу, когда сосуд у нее в руках наполняется до краев, — сказала Труд.
— Подумать только, ведь в эти моменты он капает Локи прямо на голову, — пробормотал Эрик. — Боль, должно быть, адская!
Ховварпнир всхрапнул, как бы подтверждая его слова, и снова опустил голову, внимательно глядя под ноги, чтобы опять не угодить в ядовитую жижу. Волк — был ли то Вали или нет — исчез, а это уже не имело значения. Ребята увидели тот грот, который был целью их путешествия.
Немного не доезжая его, они спешились и оставили Ховварпнира пастись неподалеку, а сами осторожно на цыпочках двинулись к зияющему в скале отверстию.
Эрик шел впереди и потому первым заглянул внутрь, но поначалу ничего не смог разобрать. Лишь через несколько минут, когда глаза его наконец привыкли к тусклому полумраку, он сумел кое-что увидеть. Однако зрелище, надо сказать, было не из приятных!
Посредине пещеры стоял высокий, худой, как щепка, истощенный и измученный человек. Ноги, бедра и плечи его обхватывали каменные обручи. Такая же тощая, как скелет, женщина держала над его головой большой сосуд. А еще выше, над сосудом, лежала огромная змея — самая большая из всех змей, которых когда-либо доводилось видеть Эрику.
Глава 37
Локи посмотрел на ребят пустым потухшим взглядом. Он не произнес ни звука, молчала и Сигюн. Огромная змея лежала спокойно, свернувшись кольцами на каменном выступе, нависающем над головой Локи, и лишь время от времени поигрывала раздвоенным языком.
Ни Локи, ни Сигюн даже не пошевелились. Локи не мог — скованный по рукам и ногам. У Сигюн также не было такой возможности — тогда бы сосуд, который она держала над головой мужа, сдвинулся в сторону и яд, стекающий в него, попал бы Локи прямо в лицо.
Когда Эрик сделал в их сторону несколько шагов, стало заметно, что Сигюн их боится. Бесспорно, при желании мальчику ничего не стоило бы повалить ее. Понимая это, она предостерегла:
— Не прикасайся к нам! Если попытаешься причинить нам вред, я плесну в тебя ядом!
Змея над их головами, как бы в подтверждение ее слов, снова поиграла языком и грозно зашипела. Она раскрыла свою жуткую пасть, и стали видны огромные ядовитые зубы, которые она, по-видимому, в любой момент, не задумываясь, готова была пустить в ход.
— Мы не хотим причинить вам вреда, — заверила Труд. — Успокойтесь.
— Говоря это, девочка медленно подошла к Локи, избегая резких движений, чтобы не напугать его. — Мы прибыли из Асгарда, — продолжала она, — Неужели ты не узнаешь меня? Я — Труд, дочь Тора, а это — Эрик — сын человека. Привет тебе от моего отца.
Локи не отвечал, губы его запеклись и были покрыты плотной коркой засохшей пены. При виде этого у Эрика от жалости защемило сердце. Мальчик вышел из пещеры, отыскал неподалеку от нее маленький чистый ручеек, смочил в нем кусок мха и, вернувшись, обтер им лицо Локи — рот, глаза. Делая это, он все время слышал звук капель яда, падающих в поддерживаемый Сигюн сосуд.
Локи слабо улыбнулся.
— Давно я не испытывал такого блаженства, — сказал он и попросил: — Дай мне еще воды.
Эрик принес еще один кусок мокрого мха и выжал ему в рот несколько капель.
— Прекрасно! — с благодарностью воскликнул Локи. — Видно, там, снаружи, что-то переменилось. Что вам здесь понадобилось?
— Мы хотим, чтобы ты нам помог. Асгард нуждается в тебе! — сказала Труд, стараясь, чтобы ее слова звучали более убедительно.
Локи усмехнулся.
— Я должен помочь Асгарду?! Тем самым асам, которые приковали меня здесь, чтобы я стоял так и гнил заживо в ожидании нескорой смерти?! Нет уж, я ничего им не должен!
— Не говори так, лучше подумай еще раз хорошенько! — возразила Труд. Она поняла, что придется призвать на помощь весь свой дар убеждения, чтобы выведать у Локи то, за чем они пришли. Эрик благоразумно помалкивал. Труд продолжала:
— Тебе ведь известно прорицание вельвы?
— Да, я знаю прорицание вельвы, — сказал Локи и вновь усмехнулся. — И с нетерпением жду того дня, когда оно исполнится.
— Тогда, выходит, ты глупее, чем я предполагала.
— Вовсе нет! Уж если кто действительно глуп, так это вы.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32