А-П

П-Я

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  A-Z

 

Хоть она сама и великанша, но страшно ненавидит Локи, поскольку считает его виновным в гибели своего отца, Тьяцци, который был убит асами, когда похитил Идунн с ее яблоками молодости.
Теперь она нашла возможность отомстить Локи — яд из пасти змея постоянно капает ему на голову.
— Да, жуткую казнь придумали Локи! — вздохнул Эгир. — К счастью, Сигюн, его жена, не покинула его. Она стоит и держит над его головой сосуд, в который и стекает змеиный яд. Однако каждый раз, как сосуд наполняется, ей приходится его выливать, и тогда яд попадает Локи прямо в лицо. Он причиняет несчастному нестерпимую боль, и он каждый раз содрогается с такой силой, что вызывает землетрясения.
— Интересно было бы взглянуть на этого Локи, — как бы невзначай обронил Эрик, незаметно подмигивая Труд.
— Хм, не думаю, чтобы тебе это удалось, — сказал Эгир. — Это место находится за Железным Лесом, но где именно — не знает никто, даже я, хотя асы и считают меня своим другом.
Заметно было, что Эгиру не хочется больше касаться этой темы. Напротив, он принялся выспрашивать ребят о том, что случилось в Асгарде за последнее время. Труд снова пришлось пересказать практически все то, что она уже однажды говорила у Ярнсаксы. Эгир внимательно слушал, так продолжалось до вечера. Когда стемнело, Эгир предложил ребятам остаться у него на ночь, и они не раздумывая согласились.
Хозяин постелил им и оставил ребят одних. За окном взошла луна, и на дворе было довольно светло. Эрик долго не мог заснуть, когда же наконец ему это все же удалось, сон его был чрезвычайно чуток.
Среди ночи внезапно весь дом задрожал. Снаружи донесся собачий вой.
Труд проснулась.
— Слышишь? — шепотом спросил Эрик.
Девочка кивнула.
— А как они воют, эти собаки! — сказал Эрик.
— Это не собаки, это волки, — спокойно ответила Труд, перевернулась на другой бок и снова заснула.
Эрик ощутил, как по спине побежала струйка холодного пота. Если прежде ему стоило огромных трудов заставить себя уснуть, то теперь это и вовсе оказалось невозможным.
Поэтому на следующее утро за завтраком он отчаянно зевал, чувствуя себя усталым и разбитым. Эгир беззлобно подшучивал над ним.
Хотя это и действовало мальчику на нервы, он крепился, стараясь не подавать виду, и был весьма доволен, когда наконец пришло время трогаться в путь. Взобравшись на широкую спину Ховварпнира, они продолжили свое бесконечное путешествие на восток.
Вид вокруг вскоре опять изменился. Все реже стали попадаться усадьбы, да и выглядели они более жалкими и убогими. В конце концов местность вновь стала голой, пустынной. Жилья нигде не было видно, всюду царил пронизывающий до костей холод, стояла жуткая сырость. Несмотря ни на что ехать приходилось по бездорожью, Ховварпнир уверенно бежал вперед, и они продвигались довольно быстро. Ближе к середине дня внезапно хлынул проливной дождь, и ребята свернули к скалам в поисках пещеры, где бы они могли переждать ненастье. Да и Ховварпнир к этому временя уже повесил голову — заметно было, что конь устал и нуждается в отдыхе.
Эрик первым заметил треугольное отверстие у самого подножия крутого склона скалы, оно походило на широкую дверь, ведущую в глубь горы. Из отверстия вытекал ручеек, вероятно, где-то в недрах скал бил ключ. Лучшего убежища нельзя было и придумать, и ребята тут же свернули к отверстию.
Но перед самым входом Ховварпнир внезапно остановился и ни в какую не хотел двигаться дальше. Труд, пытаясь уговорить коня, потрепала его по гриве, почесала шею, принялась что-то ласково нашептывать наухо, однако асе было напрасно — он решительно отказывался сделать вперед хотя бы шаг.
— Пойду посмотрю, чего так боится Ховварпнир, — сказал Эрик и решительно направился к скале. На первый взгляд в пещере не было ничего страшного — снаружи она казалась неглубокой и совершенно пустой. Вроде бы спрятаться здесь было негде. Может Ховварпнир чуял какую-то опасность, скрывающуюся в глубине?
Эрик осторожно шагнул внутрь. Вытащив из ножен Муддур, он посмотрел на клинок, но тот сохранял свочэ обычную форму, так что, по-видимому, все было в порядке.
Вдруг из темного угла пещеры выпрыгнуло какое-то серое чудовище. Огромный волк, широко разинув зубастую пасть, бросился прямо на мальчика!
Решив, что пришел его последний час, Эрик отчаянно закричал. Он выставил перед собой клинок и зажмурился, ожидая неминуемой гибели.
Однако чудовище почему-то не трогало его, хотя и было совсем рядом, в нескольких сантиметрах. Эрик слышал яростное рычание и то, как из жуткой пасти стекает на каменный пол слюна.
Наконец мальчик решился открыть глаза — распахнутая пасть страшилища была прямо перед ним. Она была такой огромной, что волк мог бы проглотить его в один раз, но поперек пасти торчал меч, упираясь острием в небо волка, а рукоятью — ему под язык.
Шею чудовища охватывал тонкий шелковый шнурок, конец которого был привязан к массивному железному кольцу, замурованному в полу пещеры. Шнур натянулся до предела, но прочно удерживал зверя на месте.
Перед Эриком был сам волк Фенрир — последний из ужасных детей Локи, кого мальчик еще не видел.
Понемногу Эрик пришел в себяи шагнул назад, отступая на безопасное расстояние.
Волк бешено рычал, Видно было, что он страшно истошен — сплошная кожа да кости. Редкая шерсть свалялась и висела на боках грязными клочьями. Грозный Фенрир сейчас являл собою довольно жалкое и безобразное, хотя и страшное зрелище. Никогда еще не случалось Эрику видеть в чьих-либо глазах столько ненависти.
Труд также спрыгнула с коня и подошла поближе. Ховварпнир остался снаружи.
— Теперь понятно, почему Ховварпнир не хотел идти сюда! — воскликнула она, в страхе ухватившись за руку мальчика. — Это тот самый волк, что откусил руку Тюру.
— Я и не предполагал, что он может оказаться здесь, — сказал Эрик.
— Слюна, вытекающая из пасти Фенрира, чуть дальше образует реку, зовущуюся Вон, — объяснила Труд.
Эрик и сам теперь увидел, что ручей вытекает не из глубины пещеры, а начинается как раз в том месте, где стоит, пожирая их злобным взглядом, чудовищный волк.
— Видно, мы ему не нравимся, — сказал Эрик. — Наверное, он понял по запаху, что мы с тобой не из рода великанов.
— Точно, — подтвердила Труд, — Фенрир ненавидит все, что так или иначе связано с асами. Он будет сидеть здесь на привязи вплоть до того дня, когда придет Рагнарок. Тогда он вырвется на свободу и убьет Одина.
— Не желаю больше даже слышать о нем! — вскричал Эрик. — Давай поскорее уйдем отсюда!
Ховварпнир, видимо, также почувствовал радостное облегчение, покидая это страшное место, и резво поскакал вперед. Вскоре они очутились меж высоких деревьев, под которыми можно было найти довольно сносное укрытие от дождя.
Эрик я Труд спешились и полезли под густые нижние ветви. Лишь только мальчик взялся за ветку, собираясь ее отогнуть, как тут же отдернул руку. И сама ветка, и листья на ней были твердыми и холодными, как лед, да и к тому же еще такими острыми, что он обрезался.
Эрик в испуге и недоумении переводил взгляд с кровоточащей руки на ветку и обратно.
— Да ведь это Железный Лес! — чуть слышно ахнула Труд.
Глава 34
Эрик и Труд поспешили к Ховварпниру. Кровь из раны мальчика текла ручьем, оставляя позади на земле яркий, заметный след. Эрик на ходу как мог перевязал рану полосками шкуры того оленя, которого он убил в первый день их пребывания в Ётунхейме. Тем не менее кровь не останавливалась.
Они вновь уселись на Ховварпнира и замерли в ожидании. Ребята чувствовали, что сейчас им необходимо держаться всем вместе — у обоих появилось ощущение, что вскоре должно что-то произойти.
Труд ласково поглаживала шею коня, стараясь его успокоить, Эрик крепко обнял девочку, как бы говоря, что он любит ее и не покинет, что бы ни случилось.
Тяжелые дождевые тучи заслоняли все небо; понять, где находится восток, стало просто невозможно. Все вокруг было серо я уныло. Ребята сидели на широкой спине коня, боясь шелохнуться. Не считая шума дождя, кругом стояла мертвая тишина. Больше всего это походило на затишье перед бурей.
Рука у Эрика болела. «Надо бы перевязать получше. Ну да ладно, с этим можно и подождать», — решил он.
Бледные, замерзшие, они в страхе озирались, чувствуя, что неизбежно надвигается какая-то беда.
Внезапно появились два черных ворона и принялись кружить над ними, поблескивая большими острыми клювами. Эрику показалось, что он уже видел их раньше, вот только где? Он знал, что эти птицы предвещают несчастье — горе или даже смерть.
Хрипло каркнув, вороны уселись на высокое дерево и принялись разглядывать ребят. Когда они коснулись веток, раздался лязг металла.
Тем не менее ничего страшного пока не происходило. Немного посидев, вороны взмыли вверх и вскоре исчезли. Однако на смену им пришло нечто другое. Что-то уже давио потрескивало в кустах, как будто кто-то приближался к ребятам, но ничего не было видно. И вдруг, внезапно, оба — вернее, трое — увидели, кто это. Ховварпнир сразу же встал на дыбы, так что Эрик и Труд полетели в грязь. Пока они поднимались, Ховварпнир ускакал.
Перед ними стояла огромная старуха, в руках она держала длинную толстую змею. Чуть сзади за ее спиной виднелся волк величиной с добрую лошадь.
Старуха глухо рассмеялась:
— Ну что, милые детки, что ж вы встали — с места сойти не можете? Ну точь-в-точь корабль Бальдра, Хрингхорни, на котором он должен был отправляться в свое последнее плаванье. В тот раз мне пришлось им помогать — даже сам Тор не смог спустить его на воду.
— Это Хюрроккин, — шепнула Труд Эрику, — та самая великанша, о которой рассказывал Бальдр.
— Да, я — Хюрроккин, — подтвердила старуха. Змея тем временем обвилась вокруг ее шеи и слегка поигрывала своим раздвоенным языком. — Мне нравится жить тут, — продолжала великанша, смеясь все тем же замогильным смехом, который еще больше придавал ей сходство со старой ведьмой. — Добро пожаловать в Железный Лес — страну волков. Чувствуйте себя здесь как дома, но смотрите, будьте осторожны — я не отвечаю за своих детей, — сказала она, садясь верхом на волка. Змея медленно сползла с ее шеи и пристроилась поперек волчьей пасти так, что старуха могла держать ее за голову и за хвост на манер уздечка. «Взнуздав» таким образом своего «коня», старая ведьма хлестнула его по спине и скрылась из виду так же мгновенно, как и появилась.
Эрик и Труд остались один. Кругом по-прежнему не раздавалось ни звука, не считая шума дождевых капель.
— Надо поскорее поймать Ховварпнира, — прошептал Эрик. Почему он сказал это шепотом, он и сам не мог бы объяснить.
Труд негромко окликнула коня, потом тихонько свистнула, и в тот же момент где-то поблизости раздался волчий вой. Ему тут же ответил другой, прозвучавший с противоположной стороны, потом еще один и еще… Казалось, волки были повсюду.
Эрик вытащил из ножен свой клинок. Труд снова свистнула, но конь не появлялся.
— Нужно залезть на дерево, — сказал Эрик, — а не то они сожрут нас живьем! — Он уже схватил Труд за руку и повлек за собой, но в этот момент показался скачущий изо всех сил Ховварпнир. Бока коня тяжело вздымались, за ним гналась огромная стая волков во главе с большим угольно-черным вожаком. Вероятно, погоня была изматывающей, поскольку волки тоже тяжело дышали, их кроваво-красные языки вываливались из зубастых пастей. Увидев Эрика и Труд, они застыли на месте. Ховварпнир обернулся к волкам, встал на дыбы и взбрыкнул передними копытами; волки благоразумно отпрянули немного назад.
Труд вскочила на коня и похлопала его по шее, успокаивая. Тем временем Эрик мужественно двинулся на волков. Клинок в его руках превратился в длинный меч, мальчик грозно размахивал им перед собой.
Волки оступили еще дальше. В их глазах появилась какая-то растерянность — наверняка им еще не приходилось встречать такой решительный отпор.
Используя их замешательство, Эрик молниеносно кинулся обратно и вскочил на спину Ховварпнира позади Труд.
— Поскакали! — крикнул он. — Быстрей!
Конь сорвался с места и кинулся в чашу леса. Скакал он во всю прыть, и это было очень опасно! Ведь все деревья и кусты здесь были железные, и, наткнувшись на них, беглецы рисковали расстаться с жизнью. Невозможно было отвести рукой даже самую маленькую веточку, приходилось уворачиваться от листьев и постоянно свешиваться в разные стороны, чтобы не быть изрезанным в кровь.
Ховварпнир бежал вперед, ведомый инстинктом, и все время был настороже. Эрик и Труд — менее осторожные — иногда забывали об опасности и поплатились эа это несколькими глубокнми кровоточашнми царапинами. Волки гнались за ними по пятам в предвкушении легкой добычи.
— Разве ты не говорила, что Ховварпнир может взлететь так же, как Слейпнир и Золотая Грива, если нам придется действительно туго? — простонал Эрик. Он сильно побледнел, голова у него кружилась от потери крови и от усталости, поскольку ему приходилось прилагать усилия, чтобы удержаться на крупе коня, уворачиваться от ветвей и листьев и одновременно постоянно оборачиваться и отмахиваться Муддуром от особо настырных волков.
— Верно, — отвечала Труд. — Но сейчас Ховварпнир не в силах подняться в воздух — мешают ветви. Мы не можем продраться сквозь густые кроны, не рискуя быть разрезанными на куски.
Говоря это, Труд на минуту отвлеклась и наткнулась на большую ветвь, которая с размаху ударила ее в грудь, скользнула выше, задела горло и почти опрокинула навзничь.
Эрик вовремя заметил ветку и успел пригнуться, но по тому, как вздрогнула подруга, почувствовал, с какой силой она хлестнула Труд. Девочка вскрикнула, и в тот же миг тело ее безвольно обмякло. Эрику пришлось напрячь все силы, чтобы свободной рукой удерживать ее в седле. Он понял, что Труд лишилась чувств. А вдруг у нее сломана шея?! Может, она уже умерла?!
— Ну все, хватит! — крикнул Эрик, как будто все это происходило в кино и он сам мог решать, досматривать фильм до конца или нет. Ховварпнир тем временем немного сбавил скорость, решив, вероятно, что всадникам трудно удержаться на его спине при такой бешеной скачке. Этим не замедлил воспользоваться один из волков: он бросился вперед, намереваясь схватить Труд, бессильно свесившуюся на сторону.
К счастью, Эрик вовремя заметил это и с размаху всадил Муддур прямо зверю в пасть. Волк с воем отскочил назад, в стае возникло замешательство. «Сейчас они его повалят и сожрут, — подумал Эрик. — А потом доберутся и до нас!»
Расстояние между волками и Ховаарпниром немного увеличилось. Конь вновь поскакал быстрее, Эрик оглянулся в надежде, что кровожадные преследователи наконец-то прекратили погоню. Но около двадцати волков продолжалаи бежать за ними.
Постепенно мальчика все больше и больше охватывало отчаяние. Их положение казалось ему безнадежным. Труд, быть может, убита! Кровь хлестала из множества ран на ее теле. Ховварпнир также был весь в крови и, хотя все еще продолжал двигаться вперед, сильно хромал. Сам Эрик чувствовал, что вот-вот изойдет кровью, правая рука его, сжимавшая Муддур, ужасно болела. Левая, которой он поддерживал Труд, чтобы девочка не сползла с коня, устала и онемела. Глаза застилали слезы.
— Стой! — отчаянно крикнул он Ховварпниру. — Стой!
Ховаарпнир повиновался, и почти сразу же вокруг них сомкнулось плотное кольцо волков. Злобно, с кровожадным ожиданием в глазах наблюдали они за тремя непрошеными гостями, которые были настолько глупы, что отважились проникнуть в их лес.
Эрик ответил им полным ненависти взглядом. Он осторожно уложил Труд поперек широкой спины Ховварпнира.
— Стой спокойно! — шепнул он коню. — Это драгоценный груз. — Затем, спешившись, мальчик шагнул навстречу самому большому черному волку — вожаку стаи. Остальные звери тут же окружили их, но стояли тихо, не нападая — как люди, собравшиеся, чтобы послушать оратора. — Эй, вы! — громко крикнул Эрик, поднимал свой Муддур. — Понимаете ли вы, что натворили? Понимаете ли, что убили дочь самого Тора?! Вы, грязные твари! Сейчас я разрублю вас всех до одного иа куски вот этим самым мечом, а если мне это не удастся, то сюда явится сам Тор, а вместе с ним и все асы! Что плохого мы вам сделали? Ровным счетом ничего! Оставьте нас в покое, убирайтесь! Что еще вам отнас надо? Мерзкие, грязные свиньи! Знали бы вы, как я люблю эту девочку!
После этих слов, он, как бешеный, кинулся в самую гущу волков. Муддур в его руке крутился, со свистом рассекая воздух. Волки, злобно огрызаясь, попятились назад. Уверенности в них заметно поубавилось, торжествующий блеск в глазах исчез.
Понемногу Эрик пришел в себя и остановился. Он почувствовал, что силы совсем покинули его. Волки во все глаза смотрели иа мальчика. Помедлив еще немного, Эрик повернулся к ним спиной и пошел назад. Шатаясь, он добрел до Ховварпнира, еще раз обернулся, окинул затуманенным слезами взглядом серую массу кровожадных хищников и с трудом вскарабкался на коия. Осторожно приподнял обмякшее тело Труд и, прислонив к себе, бережно придерживал его рукой. Затем сделал Ховварпниру знак потихоньку трогаться.
Ховварпнир медленно двинулся вперед; волки — странное дело! — остались на месте. Ни один не шелохнулся, все продолжали стоять, изредка бросая вслед путешественникам злобные и недоуменные взгляды.
Конь шел так тихо, как только мог. Казалось, он старается делать поменьше движений, чтобы лишний раз не потревожить Труд.
Эрик, не обрачиваясь, прислушался — погони не было. Через некоторое время он увидел впереди опушку. Лес вокруг стал гораздо реже, деревья и кусты здесь были уже настоящие, живые.
Мальчик беспомощно оглядывался по сторонам, пытаясь высмотреть где-нибудь дом или какое-либо другое убежище, где бы они были в безопасности и можно было бы уложить Труд. Но поблизости не было видно ничего подходящего.
За их спиной нз Железного Леса несся волчий вой, но Эрик уже не обращал на него никакого внимания. Муддур снова уменьшился до обычных своих размеров. Мальчик бросил поводья и предоставил коню самому выбирать путь. Труд мертва! Все погибло!
Рыдания сотрясали тело Эрика. Склонившись к шее Ховварпнира, он гладил бледное лицо Труд, целовал и обнимал ее, баюкал, как малого ребенка. Он не находил слов, чтобы выразить свое горе.
Мальчик закрыл глаза и потому не заметил, что тяжелые грозовые тучи рассеялись, кругом посветлело. Показалось солнце, Эрик почувствовал, как теплые лучи согрели его лицо. Открыв глаза, он обнаружил, что Ховварпнир, взбираясь все вышей выше в гору, поднялся над тучами к самой вершине. Вскоре он остановился перед маленьким домиком с четырьмя дверями, выходящими на все стороны. Посредине цветущей лужайки бежал прозрачный, кристально чистый ручеек.
Все вокруг утопало в пышной зелени и выглядело таким приветливым, спокойным, совершенно безопасным.
Превозмогая боль, которую причиняло ему каждое движение, Эрик слез с Ховварпнира. Потом с величайшей осторожностью снял с коня Труд и, шатаясь, на руках понес ее в хижину Локи.
Глава 35
Ховварпнир вошел внутрь следом за ними. Когда Эрик опустил Труд на пол, конь склонился над девочкой и потерся теплой мягкой мордой о ее лицо.
Эрик в отчаянии присел на пол подле бездыханного тела подруги. Ну почему, почему именно она должна умереть?! Ведь это так несправедливо! Эрик громко расплакался.
За окнами ярко сияло солнце. Некоторое время спустя Ховварпнир поднял голову и вышел из хижины. Доковыляв до ручья, он опустил морду в его прозрачные струи и долго жадно пил. Утолив жажду, он снова поднял голову, внимательно осмотрелся по сторонам и принюхался, стараясь определить, не грозит ли им откуда-нибудь опасность. Но все вокруг было спокойно. Тогда он вернулся к дому и принялся тщательно зализывать свои раны. Покончив с этим, он повалился на мягкую траву и начал кататься по ней.
При виде этого Эрик привстал. Сначала ему показалось, что конь свалился замертво, потом — что он корчится в предсмертных судорогах. Приглядевшись внимательней, мальчик понял, что Ховварпниру эта процедура доставляет удовольствие. Влажная трава стирала пот с его боков, заставляла свертываться кровь; от соприкосновения с ней конская шкура становилась мягкой, шелковистой, благоухала приятным, свежим ароматом.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32