А-П

П-Я

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  A-Z

 


Проснулись ребята с первыми лучами солнца. Поднимающееся с востока светило позволило им сориентироваться: ведь путь их лежал как раз в том направлении. Нарезав оставшееся мясо длинными тонкими полосками, они насадили их на шнурок, чтобы по дороге как следует высушить и обеспечить себя съестными припасами. Ведь они не знали, удастся ли им еще поохотиться в ближайшее время.
Кликнув Ховварпнира, ребята устроились на его широкой спине и продолжили путешествие.
Они пересекли тихую светлую рощу и выехали на огромную равнину, Постепенно поднимающуюся в гору до самого перевала. Достигнув его вершины, ребята смогли составить себе более или менее полное представление об окружающейся их местности — о Ётунхейме, стране великанов.
Вид пустынных окрестностей, открывающийся их взору, был поистине величественным. Со всех сторон их окружали изломанные цепи горных вершин. Покрытые снегом, они поднимались вертикально вверх на головокружительную высоту. У подножия скал громоздились сорвавшиеся в разное время со склонов и вершин огромные каменные глыбы. К тем, что пролежали здесь уже несколько веков, вероятно, постоянно добавлялись все новые и новые.
С одной стороны вдалеке землю покрывал блестящий на солнце лед — глетчеры. Там, в ледяной долине, брала свое начало река Слид.
С другой стороны над горами поднимались густые клубы дыма — были действующие вулканы. Склоны большинства из них были почти черными от застывших на них потоков, по-видимому, недавно извергавшейся лавы.
Ближайшие ущелья наполняли своим журчанием тысячи ручьев, сливавшихся вместе и падавших с отвесных скал грохочущими водопадами. Более крупные реки спокойно и величаво несли вдаль свои тяжелые волны.
Кое-где виднелись топкие болота со зловещими трясинами. Немало здесь было и разных озер с мелкими и крупными островами.
Везде, где только деревья могли зацепиться корнями за каменистую почву, зеленели густые леса; между ними более светлыми пятнами выделялись поля и луга. Местами видны были отдельные домики, расположенные на значительном расстоянии друг от друга. Их окружали кудрявые сады. Жили в них, видимо, великаны. Над крышами некоторых домов вился дымок. Пейзаж дышал спокойствием и уютом, совсем как в Асгарде.
— Туда-то нам и предстоит направиться, — вздохнула Труд. — Ну, ты как, не трусишь?
— Ничуть, — отвечал Эрик, похлопывая по рукояти своего верного Муддура. — Пока он со мной, я по крайней мере, погибну не первым!
— Может, еще до этого дело не дойдет.
— Хотелось бы надеяться, — сказал Эрик. — Конечно, было бы здорово, если бы нам удалось поскорее отыскать Идунн в этой огромной стране, и живыми и невредимыми вернуться домой.
— Тогда — вперед! — решительно воскликнула Труд и пришпорила Ховварннира.
Конь двинулся с чуть большей осторожностью, чем обычно, но это, по-видимому, сейчас было вовсе не лишним. Эрик беспокойно озирался по сторонам, ибо в самом скором времени им предстояло, вероятно, встретиться с великанами, и еще неизвестно, как пройдет это первое знакомство.
Леса начинались значительно ниже по склону горного хребта, и прошло около часа, прежде чем путешественники достигли первых деревьев. Сперва они продвигались вперед без особых трудностей, но постепенно чаща становилась все гуще и гуще. В глубине деревья были значительно выше и росли ближе друг к другу, лес стал совсем диким и почти непроходимым. В воздухе висел неприятный запах гнили, царила глухая тишина. Не слышно было ни единой птицы, не видно ни одного живого существа, ничего, кроме кустов, деревьев и других растений. Странно, но у ребят создавалось такое впечатление, будто деревья, по мере их приближения, передвигались, намеренно заступая им дорогу. Корни их тесно переплетались в густую, плотную массу, хватали коня за ноги, не пускали вперед, так что ребята то и дело вынуждены были их обрубать. Ветви колючего кустарника, сквозь который им приходилось продираться, царапали их острыми шипами и рвали в клочья одежду.
В конце концов Эрик и Труд спешились. Мальчик пошел первым, прорубая Муддуром проход в чаще. Труд же старалась держаться поближе к Ховварпниру, чтобы в случае чего успокоить его.
Ховварпиир настороженно смотрел прямо перед собой, время от времени упирался и отказывался идти дальше. Уши его были плотно прижаты, и Труд приходилось призывать на помощь все свое красноречие, чтобы заставить его продолжать путь.
Временами ребята застревали в вязких болотах и проваливались в глубокие ямы, наполненные зловонной грязью. Делая каждый новый шаг, невозможно было определить, ставишь ты ногу на твердую почву или же земля мягко подастся под ней и поплывет, как зыбучий песок.
За спиной у них сразу смыкалась чаща, как будто в мгновение ока из-под земли вырастали новые деревья. Стоило им на секунду остановиться, как заросли плотно обступали их со всех сторон, делаясь абсолютно непроходимыми.
Муддур в руках Эрика превратился в длинный, острый, как бритва, меч, под ударами которого падали небольшие деревья. Из перерубленных стволов в лица ребятам летели брызги гадкой вонючей слизи, от которой слипались ресницы, так что по временам мальчик с девочкой чувствовали себя полностью ослепшими. Сок некоторых растений был ярко-красного цвета и напоминал капли крови.
Лес этот, как живое чудовнше, старался всосать, поглотить, растворять их в себе.
— Мне кажется, я знаю, что это за лес, — шепнула наконец Труд Эрику.
— Его называют Темным. Тор не раз рассказывал мне о нем. Многие уже бесследно пропали здесь.
— Неудивительно, — отвечал Эрик, в очередной раз взмахивая мечом. — Надеюсь, скоро мы выберемся отсюда.
Тем не менее прошло еще немало времени, прежде чем просветы между деревьями стали наконец несколько шире. Теперь самое неприятное было, по-видимому, уже позади, хотя ребята и устали сверх всякой меры. Они были жутко исцарапаны; грудь и ноги Ховварпнира покрывали глубокие, сильно кровоточащие раны. Одежда на Труд и Эрике висела клочьями, в довершение всего Эрик потерял в болоте одну из своих сандалий. Ребята насквозь пропитались потом и липким соком растений, их лица покрывала засохшая корка грязи.
— Нечего сказать, хорошенькое начало! — Эрик устало вытер лоб.
— Погоди, то ли еще будет.
— Так что же, может, вернемся? — предложил мальчик.
— Снова идти через этот лес? Нет уж, благодарю покорно!
— Проклятый сок разъедает кожу. — Эрик попробовал соскоблить с себя присохшую корку.
— Надо бы нам почиститься и где-нибудь промыть раны, — сказала Труд, и они снова двинулись вперед. Отыскав небольшой ручеек, ребята разбили возле него лагерь.
Однако отдыхали они недолго. Труд все время торопила Эрика, и, немного приведя себя в порядок, отважные путешественники вновь продолжили путь. Теперь они могли ехать верхом. Ховварпнир резво рванулся вперед, будто совсем не устал.
Вскоре они оказались на равнине, которая плавно переходила в возвышенность. По мере того как они взбирались все выше и выше, становилось заметно прохладнее. Вскоре воздух сделался и вовсе ледяным — все вокруг было завалено снегом. Сугробы были такими глубокими, что Ховварпнир поминутно проваливался, он храпел и фыркал, но продолжал упрямо двигаться вперед. Наконец ребята достигли перевала. Вид местности по ту сторону гор превзошел все их ожидания. Перед ними рассталась цветущая плодородная долина, повсюду зеленели возделанные поля, окружавшие отдельно стоящие усадьбы. Увидели ребята и живых существ — первых за все время их странствий по Ётунхейму. Они были похожи на обыкновенных людей, ничто в их облике не говорило о каком-то особом коварстве или дурных намерениях.
— Настоящая идиллия! — воскликнул Эрик.
— Что ж, ты прав, не все великаны злые, — заметила Труд. — Спускаемся?
Не дожидаясь ответа, она подала знак Ховварпниру, который тут же сорвался с места и стрелой понесся вниз. Бежать с горы ему было значительно легче, и вскоре уже полоса снегов осталась далеко позади. Подскакав к крайнему полю, они увидели на нем какого-то человека, косившего траву. Работал он в одиночестве, я было заметно, что косарь уже устал и выбился из сил. Эрик хотел проехать мимо не останавливаясь, однако Ховварпнир застыл на месте как вкопанный.
— Кто вы? — спросил человек, с трудом распрямляя затекшую спину.
— Меня зовут Эрик, а это… — Но тут Труд толкнула Эрика локтем в бок, и он умолк на полуслове.
— Странное имя! — удивился человек. — Здесь, среди великанов, оно неизвестно, хм…
— Конечно, ведь мы прибыли издалека, — вставила Труд, — оттуда, с востока…
— Вот как? — Человек подозрительно посмотрел на них. — Однажды здесь проходил уже некто, назвавшийся Бельверком. На самом деле это был Один из Асгарда. Он убил девять моих работников. Кроме того, он обманул меня и украл у моего брата мед. Пришел он с той же стороны. Уж не из Асгарда ли держите вы путь?
— Нет-нет! — решительно заверила Труд. — Ну ладно, нам пора ехать дальше. Прощай! — И с этими словами она подала лошади знак трогаться.
Человек долго провожал их взглядом.
— Это был Бауги, — сказала Труд, когда они отъехали на значительное расстояние. — Эрик, запомни, ты никому не должен говорить, кто мы такие! Иначе мы не успеем оглянуться, как нас тут просто-напросто зарежут и сожрут!
— Да-да, конечно, — пристыженно ответил Эрик. — Это у меня просто случайно вырвалось. К тому же ты сама говорила, что не все великаны злые.
— Пожалуй так, — кивнула Труд.
Некоторое время ребята ехали молча.
Вскоре они поравнялись с большой усадьбой. Во дворе у колодца стояла какая-то девушка. Она приветливо помахала ребятам и спросила, яе хотят ли они напиться.
Мальчик с девочкой давно уже изнывали от жары и потому с радостью приняли ее предложение.
Вблизи девушка показалась Эрику очень красивой. Теперь он начинал понимать, почему многие асы отправлялись в Ётунхейм, когда хотели найти себе жену или возлюбленную. Вид у девушки был самый дружелюбный. Эрик почувствовал, сто ей вполне можно довериться, и, когда она спросила, кто они, ни минуты не колеблясь, честно ответил ей.
— Тсс! — приложила она палец к губам. — Не называйте свои имена так громко. Слухи из Асгарда уже успели дойти сюда! — Она тревожно осмотрелась по сторонам, но, к счастью, никого поблизости не было. — Пойдемте скорее со мной! — сказала она, отставила ведро и бегом устремилась куда-то, делая ребятам знаки также поторапливаться. Она привела их к глубокой пещере в склоне горы и, войдя внутрь, пригласила ребят следовать за ней. — Быстрее, быстрее! — испуганно, задыхаясь, приговаривала она. — Никто не должен вас видеть!
— Кто ты? — спросила Труд, лишь только они остановились. В пещере было темно.
— Я Гуннлед, дочь Сутгунга. Когда-то я жила здесь, в этой пещере, охраняя драгоценный напиток моего отца. Но однажды сюда хитростью проник Один. Он пролез вот в эту дыру! — сказала она, указывая на узкое отверстие, в которое едва ли можно было засунуть палку от метлы. — Один провел со мною три ночи — это были самые прекрасные ночи в моей жизни, — со вздохом продолжала Гуннлед. — А потом неожиданно он меня покинул. Он был так прекрасен, что с тех пор я не могу его забыть! Быть может, он еще когда-нибудь вернется ко мне!
Но мой отец и его брат, Бауги, ненавидят асов, как большинство великанов. Если они узнают, что вы прибыли из Асгарда, они сразу же захотят отомстить за все то зло, что причинили ям асы. Поэтому никому не говорите, как вас зовут и откуда вы! Почему бы вам, к примеру, не назваться Тьяльви и Ресквой? Вы очень похожи и вполне могли бы сойти за них, а об этих ребятах тут все самого высокого мнения.
— Что вы все заладили: «Похожи, похожи»! — сердито оборвал ее Эрик.
— Я имею в виду внешнее сходство, — виновато поправилась Гуннлед. — Да, насколько я помню, Тьяльви очень похож на тебя! — сказала она, внимательно присматриваясь к Эрику. — Он недавно проезжал здесь. Как выглядит Ресква, я, правда, уже позабыла, но надеюсь, что вы с ней, — она кивнула Труд, — также похожи.
— К сожалению, не очень! — с легкой досадой заметила Труд.
— Это не страшно. Если уж я не помню ее — а я вижу ее очень часто, практически каждый раз, как она проходит мимо, когда направляется домой навестить родителей, — то будь уверена, никто в Ётунхейме хорошенько не знает ее в лицо. Их родители живут далеко на востоке, вон там, — указала рукой Гуннлед.
— Как раз туда-то мы и направляемся, — подхватил Эрик.
— Да, но только не теперь, не сразу! — прервала его Гуннлед. — Побудьте пока здесь — тут вы можете чувствовать себя в полной безопасности и немного подлечить свои раны. А я тем временем постараюсь раздобыть для вас какую-нибудь новую одежду!
Глава 32
Ребята провели в пещере Гуннлед всю ночь. Первым делом они хорошенько промыли и перевязали свои раны. Гуннлед позаботилась о том, чтобы Эрик и Труд не легли спать голодными. Когда на следующее утро еще до восхода солнца они снова тронулись в путь, на них была новая одежда, а у Эрика к тому же еще и новые кожаные башмаки. Добрая великанша не забыла и о Ховварпнире — конь также выглядел бодрым и прекрасно отдохнувшим.
Следуя советам Гуннлед, они крадучись проскользнули мимо соседней усадьбы, которая принадлежала Бауги, и поскакали дальше на восток. По пути им встретилось еще немало полей и усадеб, хозяева которых приветливо улыбались ребятам и махали им вслед. Они вовсе не были похожи на страшных великанов, и такое путешествие даже начинало нравиться ребятам.
Так они ехали много часов, и день уже клонился к вечеру, когда впереди показалась старая полуразвалившаяся усадьба. Дом был весьма ветхий и убогий; на крыльце сидела какая-то старуха и грелась в последних лучах заходящего солнца. На вид она была совершенно безобидной, и Эрик, который к тому времени успел уже порядком выбиться из сил, предложил попроситься к ней на ночлег.
— Вытащи-ка из ножен свой клинок, — сказала осторожная Труд. — Посмотрим, так ли это безопасно, как кажется!
Эрик послушался, и, поскольку клинок сохранял прежние размеры, решено было ехать к дому.
Вероятно, гости тут бывали редко: при виде ребят беззубый рот старухи растянулся чуть ли не до ушей. Поскольку не похоже было, чтобы здесь нх подстерегала какая-либо опасность, Труд и Эрик спешились и подошли поближе.
— Добрый вечер, — поздоровался Эрик.
— Добрый вечер, — отвечала старуха. — Рада видеть тебя, Труд!
— Что?! — вскричала девочка. — Откуда ты меня знаешь?
— Я — Ярнсакса, — сказала старая женщина. — Когда я была возлюбленной твоего отца, Тора.
— Так это ты?
— Да… К сожалению, это было уже так давно, — отвечала Ярнсакса, — и ты, верно, меня уже не помнишь. Ты тогда была еще совсем маленькой. Но своего братишку ты, вероятно, сможешь узнать. Магни! Магни! — позвала она.
— Пойди сюда, посмотри, кто к нам приехал!
В дверях дома показался широкоплечий юноша. В руках у него был железный меч, в честь которого получила имя его мать.
— Кто это такие? — грозно спросил он. — Они что, обидели тебя?
— Да нет, что ты, это же твоя сестра Труд со своим возлюбленным!
Эрик покраснел. Магни тут же отбросил меч и, широко улыбаясь, шагнул к Труд и заключил ее в объятия.
— Сестренка! — радостно вскричал он; глаза его сияли.
Труд даже ойкнула от неожиданности.
— Эй, эй, поосторожней, прекрати тискать ее! — забеспокоилась Ярнсакса. — Она же еще к тебе не привыкла! — И старуха начала извиняться перед Труд за сына, который, по ее словам, от радости совсем потерял голову и не может соразмерять свои силы. — Ну ладно, хватит, — наконец весело заключила она. — Добро пожаловать в мой дом! Окажите мне честь и отведайте моего угощения! Сегодня у нас праздник — не часто бывает, чтобы сюда заглядывали гости из самого Асгарда!
Ярнсакса поднялась, чтобы провести ребят в дом. Магни тем временем направился к Ховварпниру, поднял его и на вытянутой руке отнес в конюшню.
При виде этого Эрик раскрыл рот от изумления, а Труд, заметив, как озадачен сам Ховварпнир, весело рассмеялась.
— Это легче, чем завести его внутрь, — извиняющимся тоном сказал Магни. — Кони обычно упираются, а это отнимает много времени.
В доме было чисто и уютно, и вскоре все четверо уже расселись вокруг пылающего очага.
— Расскажи мне, как там твой отец, — попросила Ярнсакса, когда ребята утолили первый голод.
Труд начала рассказывать ей разные истории из жизни обитателей Асгарда, искусно не упоминая при этом Сив, чтобы не огорчать Ярнсаксу. Эрик также внимательно слушал ее, поскольку хотя многие вещи были ему уже известны, однако некоторых деталей он все же не знал. К примеру, что во лбу Тора застрял точильный камень. Сколько ни вспоминал Эрик, но так и не вспомнить, видел ли у него что-нибудь подобное — вероятно, Тор прятал рану под своей густой рыжей шевелюрой.
— Нет, правда? — удивился мальчик. — Неужели у Тора действительно во лбу торчит точило?
Труд кивнула.
— А что, твой дружок не знает этой истории? — спросила Ярнсакса.
Эрик покачал головой.
— Ну, так я тебе ее расскажу, — начала Ярнсакса. — Однажды Тор отправился на восток, чтобы навестить меня. Сив он сказал, что поедет сражаться с великанами, но на самом деле ему просто захотелось повидаться со мной. В ту же пору на своем Слейпнире поехал в Ётунхейм и Один. По дороге он заехал к великану по имени Хрунгнир. Тот же, известный своим вспыльчивым нравом, весьма удивился, когда увидел скачущего к нему всадника. А надо сказать, что у этого великана был конь, который мог бегать и летать не хуже Слейпнира. Однако наивный Хрунгнир полагал, что на всем свете у него одного и есть такая лошадь.
На самого Одина Хруигннр не обратил никакого внимания и лишь спросил, что у него за конь.
«Как, разве ты не знаешь?» — изумился Один.
Хрунгнир ответил отрицательно.
«Мой конь лучший из всех коней, и я готов поставить в заклад свою голову, что он обгонит любого здесь, в Ётунхейме!»
«Не может такого быть! — рассердился Хрунгнир. — Мой конь. Золотая Грива, гораздо быстрее и лучше твоего!» Он был так зол, что не мешкая вскочил на своего коня и поскакал к Одину, решив проучить хвастуна за его болтовню.
Один развернулся и пустился наутек. В отличие от Тора он не умел с такой же легкостью расправляться с обитателями страны великавов и потому поспешил обратно в Асгард. Он намного опередил Хрунгвира. Тот же, будучи вне себя от ярости, не замечал вокруг ничего, и потому также перемахнул через стену Асгарда и поскакал прямиком к самой Вальгалле.
Одни уже сидел здесь на своем Хлидскьяльве. Он пригласил Хрунгнира войти внутрь. Великан вошел; он был мрачнее тучи и сразу же потребовал, чтобы ему принесли чтояибудь выпить, ведь скакали они довольно долго. Незваный гость был ужасно дерзок и непочтителен. Ни у кого разрешения не спрашивая, он схватил чаши Тора, приказал наполнить их и принялся осушать одну за другой. Никто не смел ему даже слова сказать. Мед был весьма крепким, и, допив последнюю чашу, Хрунгнир зашатался. Речи его при этом стали еще самоувереннее и наглее.
«Придет день, — кричал Хрунгнир, — и я еще вернусь сюда, отберу у вас Вальгаллу и перенесу ее в Ётунхейм. А вас, асов, перебью — всех, за исключением Фрейи и Сив. Их я возьму к себе!»
Вид у него при этом стал совсем бешеным, на губах выступила пена. Он потребовал еще питья, но одна только Фрейя решилась поднести ему мед. Тор, как вы помните, в это время был у меня, — умехнулась Ярнсакса, — а прочие асы и аснни как огня боялись пьяного Хрунгнира. И неудивительно, ибо в ярости он крушил все вокруг себя и неистово орал, требуя, чтобы ему принесли весь мед и пиво, какие только найдутся в Асгарде.
Долго не унимался Хрунгнир, и наконец асам надоело слушать его хвальбу. Кто-то из них упомянул имя Тора. Этого оказалось достаточно — Тор тут же появился в зале.
Увидев распоясавшегося Хрунгнира, он пришел в ярость и пригрозил ему своим Мьелльниром. «Кто дал тебе право врываться в Асгард? — грозно воскликнул он, побагровев от гнева. — Кто дал тебе право пить из моих чаш и как смеешь ты заставлять Фрейю наливать тебе мед?!»
«Угомонись! — отвечал ему Хрунгнир. — Меня пригласил сюда сам Один!»
«Думаю, сейчас ты пожалеешь, что принял это приглашение!
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32