А-П

П-Я

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  A-Z

 

Человек этот храпел с такой силой, что все тряслось и грохотало.
Только было Тор опоясался своим поясом силы и приготовился стукнуть великана в лоб, как тот проснулся.
«Как тебя зовут?» — громко крикнул ему Тор.
«Меня зовут Скрюмир, — отвечал человек, — а как твое имя, мне нет нужды спрашивать. Я и так вижу, что ты Тор. Так это ты, стало быть, уволок куда-то мою рукавицу?»
И Скрюмир указал на тот дом, в котором устроились на ночлег Тор и его товарищи. Оказывается, это была рукавица Скрюмира. Четыре комнаты были четырьмя пальцами рукавицы, а пристройка, в которая они провели остаток ночи, — большим пальцем.
Скрюмир спросил, куда они держат путь, а поскольку выяснилось, что им по дороге, попросился к ним в попутчики, В компании веселей путешествовать по такому глухому лесу, чем в одиночку.
Тор не возражал. Но прежде чем двинуться в путь, они решили позавтракать. Тор роздал своим спутникам часть еды нз их мешка, Скрюмир же ел то, что у него было с собой.
Поскольку теперь они решили идти вместе, Скрюмир предложил объединить их припасы. Тор и тут согласился. Тогда Скрюмир увязал все в свою котомку и взвалил себе на плечи.
И снова весь день шли они лесом. Чтобы не остать от Скрюмира, Тору со спутниками приходилось почти бежать, и к вечеру онн сильно устали.
Тор нашел место для ночлега под большим дубом, а Скрюмир устроился неподалеку. Он сказал, что сейчас же ложится спать. «А вы можете взять из моей котомки еду, если хотите!» — прибавил он.
И с этими словами он действительно уснул. Тор полез было в мешок, но, когда попытался его открыть, оказалось, что веревка, стягивавшая его, не поддается. И как ни затягивал он свой пояс силы, ему не удалось развязать ни один узел.
Тор, как водится, впал в ярость и вытащил Мьелльнир, намереваясь стукнуть им великана. Он разбежался, и молот со свистом врезался в могучий лоб Скрюмира.
Скрюмир проснулся и в недоумении огляделся по сторонам. «Ха, — сказал он, — кажется, мне на голову упал какой-то лист. Ну что, поели? В таком случае ложитесь спать».
«Как раз это мы и собирались сделать», — отвечал Тор и улегся.
Среди ночи они снова проснулись, ибо Скрюмир храпел так, что дрожал весь лес. Тор встал, потуже затянул пояс силы и подошел к великану. Размахнувшись изо всех сил, он ударил своим Мьелльниром так, что тот застрял в черепе Скрюмира.
Великан проснулся и сказал: «Теперь мне показалось, будто шишка на меня свалилась. А, это ты, Тор, что ты тут делаешь? Почему не спишь? Ведь утро-то еще не наступило».
«Я как раз и собирался», — ответил Тор, стараясь скрыть свой гнев. Он пошел к остальным и стал поджидать, пока Скрюмир снова уснет.
Великан не заставил долго ждать и вскоре опять захрапел. Тогда Тор как можно туже затянул пояс силы и снова подкрался к Скрюмиру, думая да этот-то раз покончить с ним наверняка.
Обеими руками Тор высоко занес Мьелльнир над головой и опустил его на обращенный к нему висок великана. Мьелльнир так глубоко вошел в великанов череп, что снаружи остался торчать лишь кончик рукоятки.
Скрюмир тут же проснулся исказал: «Подумать только, на меня веточки посыпались. Наверное, какие-то птицы решили свить гнездо прямо над моей головой. Ну да ладно, уже утро. Надо вставать и одеваться. Ты как считаешь, Тор?»
«Я как раз стоял тут и размышлял об этом», — сказал в ответ Тор.
«До крепости, что зовется Утгард, теперь уже недалеко, — продолжал Скрюмир. — Слышал я, как вы шептались по поводу моего роста. Так вот, те, кто живет в Утгарде, гораздо больше меня. Смотрите не разозлите их, не то вам будет не до шуток. Короля их зовут Утгарда-Локи, и я не знаю, как примет он незваных гостей. Будь я на вашем месте, я бы, ни минуты не раздумывая, повернул назад».
«Вот как раз этого-то мы и не собираемся делать», — ответил ему Тор.
«Что ж, ваше дело, — сказал Скрюмир. — Я отсюда двинусь на север вон к тем горам, а вы в таком случае по-прежнему ступайте на восток». — И с этими словами он закинул мешок за плечи и затопал напрямик через лес. Тор со спутниками продолжали свой путь к Уттарду; что произошло с ними там, я вам уже рассказывал, — напомнил Мимир. — Скрюмир этот на самом деле был не кто иной, как сам Утгарда-Локи, сменивший свое обличье. Позже он признался, что Тор убил бы его на месте, если бы он не ухитрялся каждый раз подставлять под его удар обломок скалы. Камень этот и по сей день лежит в том лесу, и на нем видны следы ударов молота Тора.
— Как же мы можем с ним справиться? — упавшим голосом спросил Эрик.
— Не волнуйся, все будет хорошо, — успокоил его Мимир. — Если сам не веришь в свои силы, быть может, тебя хоть немножко поддержит то, что я верю в тебя.
Эрик грустно вздохнул.
— Ну хорошо. А теперь поскорее ложитесь спать, чтобы к завтрашнему утру хорошенько отдохнуть. День вам предстоит тяжелый и стоит запастись силами перед трудным путешествием.
— Как раз это-то мы и собирались сделать! — рассмеялся Эрик.
Минутой позже они уже лежали, уютно укутавшись в свою теплую, мягкую медвежью шкуру.
Проснувшись через несколько часов, ребята, разумеется, так и не смогли понять, наступило ли утро, или все еще продолжается ночь. Но поскольку выспались они хорошо и чуствовали себя отдохнувшими, они поспешили распрощаться с Мимиром.
— Приятно было познакомиться, — сказал Эрик.
Мимир улыбнулся в ответ:
— Выходите из лабиринта тем же путем, что и пришли сюда! — напуствовал он их. — По дороге считайте боковые коридоры и в девятом, двадцать пятом, пятидесятом и сотом сворачивайте направо к северу. Если вы будете все время держаться к северу, то обязательно попадете на главную дорогу, которая ведет к выходу из подземного мира.
Однако будьте осторожны. Прямо перед выходом в пещере Гнипахеллир живет страшное чудовище — пес Гарм. Это своего рода привратник подземного мира: когда он воет, Хель знает, что еще одна жертва попала в ее царство, а Нидхегг с нетерпением поджидает новую добычу.
Гарм сидит на цепи, но остерегайтесь подходить к нему слишком близко — он очень опасен и пожирает всех, кто оказывается в пределах досягаемости его клыков. Когда придет Рагнарок, он вырвется на свободу, растерзает и сожрет Улля.
— Не бывать этому! — вскричал Эрик. — Улль — мой друг.
— Да-да, знаю, но тут уж ничего не поделаешь. Так предсказала Вельва, и ничто не в силах нарушить ее пророчество, — сказал Мимир, — даже твой Муддур. Миновав Гарма, вы выйдете на поверхность и скоро достигнете реки Гьелль. Следуйте вдоль нее, перейдите через мост Гьеллерброен и продолжайте двигаться на восток. Так вы попадете в Ётунхейм. Спросите там, как вам найти Локи. Он-то знает, где скрывают Идунн, и, если вы нажмете на него хорошенько, обязательно вам расскажет!
— Спасибо тебе, — поблагодарил его Эрик и взял Труд за руку. «Вот теперь наше путешествие по-настоящему началось», — подумал он.
Они шли, во всем стараясь следовать указаниям Мимира. Выбраться из лабиринта, все время поворачивая направо к северу, и снова свернуть на север! Эрик в недоумении качал головой: как же им здесь, в подземном мире, узнать, где север, а где юг?
Пройдя множество длинных коридоров, они вышли наконец на широкую подземную дорогу, хорошо просматривавшуюся в обоих направлениях. Когда-то эта дорога была, по-видимому, весьма оживленной — каменные плиты пола казались отполированными — похоже, не одна тысяча ног прошла здесь. Видимо, эта дорога вела в Хель, по ней скакал Хермонд, направляясь в Царство мертвых, чтобы выторговать у его хозяйки свободу Бальдру. При одной мысли об этом по телу Эрик» пробежала холодная дрожь. Вероятно, так оно и было на самом деле — дорога чуть заметно поднималась вверх.
— Хорошо бы, Ховварпнир был сейчас с нами, — вздохнула Труд, когда они присели передохнуть.
— Да уж, неплохо бы! — подтвердил Эрик, который тоже порядком устал.
— Что-то он сейчас делает?
— Думаю, наслаждается обществом Золотой Челки у Хеймдалля в Химинбьерге.
— О Боже, как же мне хочется поскорее выбраться отсюда и снова увидеть небо, солнце, звезды! — воскликнул Эрик.
— Какого бога ты имеешь в виду?
— Хм, ну, это просто так говорят у нас на Земле, На самом деле это ничего конкретно не значит. Я с таким же успехом мог сказать «Один» или «Фригг» — один фиг.
— Что-что?
— Так тоже иногда у нас говорят.
— Может, снимем эти башмаки? — предложила Труд, чтобы переменить тему. — Мне кажется, дальше в них не пройти.
— Ну и фиг с ними! — снова повторил Эрик и начал расшнуровывать ботинки.
Труд посмотрела на него, но ничего не сказала. Она примерила сандалии, полученные ими от Хеймдалля; они оказались в самый раз. Эрик последовал ее примеру, и вскоре ребята снова продолжили свое путешествие.
Наконец они достигли выхода на поверхность. Сперва был виден лишь краешек неба, но, когда они подошли поближе, вечерний небосвод раскинулся перед ними во асей своей красе. Где-то вдали шумела река — вероятно, то была Гьелль, о которой говорил им Мимир. Ребята с облегчением вздохнули.
Внезапно поблизости раздалось оглушительное свирепое рычание, и громадный пес, оскалив пасть, метнулся к ним.
Эрик и Труд мгновенно отскочили назад и прижались к каменной стене. Отсюда, с безопасного расстояния, они смогли получше рассмотреть беснующегося Гарма. Страшная пасть его была разинута, с огромных клыков клочьями свисала пена, казалось, он совсем обезумел от злости.
Если бы ребята замешкались на какую-то долю секунды, он растерзал бы их на месте. И хотя им удалось избежать этого, пот крупными каплями выступил у обоих на лбу. Цепь, на которой сидел Гарм, натянулась как струна, и ужасная оскаленная морда пса была совсем близко от перепуганных ребят. Лишь вплотную прижавшись к стене, можно было миновать жуткое чудовище.
Гарм был, как и предупреждал Мимир, действительно огромен, никогда еще Эрик не видел такой большой собаки. Под тонкой, как у бульдога, шкурой выпукло вздувались узлы мускулов, зубы у него были огромные, как у саблезубого тигра. Ужасное, прожорливое чудище!
— Давай поскорей выбираться отсюда! — весь дрожа, шепнул Эрик. Он всегда гордился тем, что не боятся собак, но это было совсем другое дело.
Распластавшись по стене, они осторожно двинулись к выходу. Ужасные зубы лязгали всего в каких-нибудь нескольких сантиметрах от них. Еще немного — и ребята были уже на поверхности. И хотя они шли весь день и сильно устали, останавливаться все же они не решались до тех пор, пока не достигли прохладных вод Гьелль.
Чем дальше они отходили от пса, тем сильнее он бесновался. Рычание прекратилось, зато лай его перешел в протяжный печальный вой. Он несся над всей округой и, вероятно, мог разбудить даже мертвого. Постепенно, однако, и он утих.
Смеркалось. Труд не хотелось идти дальше в сгущающейся полутьме.
— Может, заночуем здесь? — предложила она. — Мы ведь наверху, и свирепый Гарм уже далеко. Я жутко устала. Давай остановимся.
— Ладно, хорошо, — согласился Эрик и скинул со спины скатанную медвежью шкуру. Потом аккуратно снял лук и колчан со стрелами и положил их рядом. Ему хотелось осмотреть оружие и проверить, как перенесло оно путешествие по подземному миру, но потом он все-таки решил отложить это до утра, когда станет посветлее.
Вынув нз ножен Муддур, он направился к ближайшим кустам, собираясь нарубить хвороста. Предусмотрительная Труд захватила с собой кремень, чтобы можно было высечь огонь. После недолгих поисков мальчик принес целую охапку сучьев и немного сухой травы, и вскоре у них уже вовсю потрескивал уютный костер.
— А правильно ли мы поступаем? — задумчиво сказал Эрик, когда прошло какое-то время и они успели вдоволь насладиться теплом и светом. — Ведь мы же все-таки в стране великанов, и костер вполне может привлечь их внимание. Как ты считаешь, Труд?
— Да, вероятно, ты прав, — ответила Труд. — Спать нам следует лечь где-нибудь чуть поодаль, спрячемся в скалах. Оттуда из укрытия мы сможем незаметно наблюдать, не придет ли кто-нибудь к нашему костру, я если придет — то с какими намерениями.
Ребята быстро собрали вещи и перебрались в небольшую расщелину между скал. Расстелив на земле свою толстую медвежью шкуру, они решили, что будут спать по очереди. Тому, кто бодрствовал, предстояло вести наблюдение за костром.
Эрику выпало караулить первому; он сел перед входом в расщелину, выпрямив спину и поджав под себя ноги, как заправский индеец. Труд, свернувшись калачиком, скоро уснула, и мальчик остался наедине со своими мыслями, костром, ночными звуками и запахами.
Он попытался припомнить все, что ему рассказывали о Ётунхейме и великанах. Узнать он уже успел немало — о Хюмире, Гейрреде, Суттунге, Имире, а теперь вот еще и об Утгарда-Локи. Правду сказать, неприятный это был народ, да и силой, как видно, все обладали богатырской, раз только один Тор и мог с ними справиться. Подумать страшно, ведь все эти годы он в одиночку держит их на расстоянии! Видимо, действительно грозное оружие этот его молот.
Эрик вытащил из ножен свой Муддур. Что ж, и он совсем не плох. Уже несколько раз клинок спасал им с Труд жизнь, послужит, вероятно, и в дальнейшем.
Верь в себя! Так говорили ему Мимир, Труд или нет, кажется, это был Улль? В голове у мальчика гудело — он зверски устал. Эх, заснуть бы сейчас, отрешиться от всего — от Асгарда, Идунн, от Ётунхейма. «Проклятая сырость!»
— пробормотал он.
В этот момент у костра раздался шорох. Кто-то черный большой осторожно обходил его в темноте. Эрик машинально бросил взгляд на Муддур. Клинок сохранял свою прежнюю форму. Вероятно, все обстояло не столь серьезно, как поначалу показалось мальчику. И тем не менее осторожность не повредит!
Эрик попятился в расшелииу и слегка потряс за плечо Труд.
— Там кто-то крадется! — тихо сказал он.
Труд моментально проснулась.
— Где? — спросила она, схватив Эрика за руку.
Эрик указал в направлении костра, но там уже все стихло и ничего не было видно.
Некоторое время оба тревожно вглядывались во тьму; нервы напряглись до предела. Труд потихоньку достала свой лук и приготовила стрелу, но вокруг по-прежнему было тихо.
Внезапно что-то мягкое и теплое ткнулось Эрику сзади в шею. Произошло это так неожиданно, что мальчик испуганно вскрикнул и подался вперед.
Труд резко обернулась — из темноты на нее смотрели большие темные глаза Ховварпнира.
Конь мотнул головой и громко заржал. Ноздри его с шумом раздувались, он всхрапнул и потерся мордой о щеку Труд.
Труд оглянулась на Эрика, который с удивлением наблюдал за происходящим. Девочка улыбнулась, и до Эрика дошло наконец, как комично, должно быть, выглядит он сейчас со стороны.
— Ховварпнир! — радостно вскрикнул он. — Ты даже не представляешь себе, как мы рады тебя видеть! — И мальчик, испытывая искреннее облегчение, со счастливым смехом зарылся лицом в густую гриву коня. — Как же ты нас нашел?
Ховварпнир снова всхрапнул и прихватил мягкими губами его ухо.
— Этого мы никогда не узнаем, — сказала Труд, нежно поглаживая лошадиную морду. — Это просто здорово, что ты нас нашел — нам так тебя не хватало!
Глава 31
Когда на следующее утро ребята проснулись, еще стояла полутьма, совсем как тогда, когда они выбрались на поверхность из подземного мира.
— Наверное, здесь всегда так, — предположила Труд. — Помнишь, что Бальдр рассказывал нам о Хермоде Удалом? Он проскакал в темноте девяпъ ночей прежде, чем достиг реки Гьелль. Быть может, чтобы добраться до Ётунхейма, нам предстоят такое же путешествие?
— Хотелось бы, чтобы это было не так, — отозвался Эрик. — По правде сказать, эта темнота мне уже надоела.
Они упаковали вещи, искупались напоследок в бодрящих прохладных струях, сели верхом на Ховварпнира и пустились в путь. Некоторое время спустя, следуя вдоль реки, они подъехали к Гьеллерброену. От выложенного, как и рассказывал Бальдр, чистым золотом моста исходило красновато-золотистое сияние.
— Нам надо перебраться на ту сторону, — сказала Труд Эрику и прошептала то же самое на ухо Ховварпниру. — А потом наш путь лежит дальше на восток!
— Эй вы, там! — раздался внезапно чей-то голос. — Остановитесь! Вы идете не туда, куда вам надо!
Ховварпнир застыл на месте, и Труд с Эриком увидели, как нз какого-то укрытия у въезда на мост выскочила девушка и быстрым шагом направилась им наперерез.
— Мое имя Модгуд, — сказала девушка. — Я охраняю этот мост.
— Что ты имеешь в виду, говоря, что мы идем не туда, куда нам надо? — спросил Эрик.
— Коли вы направляетесь в Хель, вам следует двигаться в обратную сторону.
— Да, но мы идем не в Хель, — отвечал мальчик. — Там мы уже побывали.
— Это мне не понятно, — возразила Модгуд. — Пару дней назад здесь появился юноша и сказал мне, чтобы вскорости я поджидала в гости одну парочку. Он утверждал, что только что убил этих двоих. Сдается мне, речь шла именно о вас.
— Вот как? — вмешалась Труд. — В таком случае, если он еще раз придет сюда, передавай ему привет и скажи, что, если ему так ужхочется, пусть сам поищет вас в Хель. А теперь — поскакали!
Труд пришпорила Ховварпнира, он тут же резво поскакал, пересек мост и въехал во мрак на противоположной стороне реки. Модгуд что-то прокричала им вслед, но они ее уже не слышали и не стали отвечать. Вскоре и ее крики стихли.
Кругом стояла все такая же тьма, и было похоже, что она не собиралась рассеиваться. Казалось, что солнце никак не может пробиться сквозь низко нависающие тяжелые темные тучи или же взойти над огромными серыми горами, окружающими ребят. Ховварпнир скакал во всю свою прыть. Но двигаться вперед ему было трудно, ибо он ничего не вндел уже в двух шагах перед собой. Несколько раз он спотыкался, едва не падая, и в кровь сбил копыта о то и дело попадавшиеся на пути острые камни. Тем не менее он упрямо продолжал путь, не останавливаясь и не жалуясь. «Замечательный конь!», — с нежностью подумал о нем Эрик. Казалось, Ховварпнир не меньше своих седоков стремится найти Идунн.
Местность, по которой они проезжали, была едва различима во тьме. Отчетливо виднелись лишь окружавшие со всех сторон покрытые снегом горные вершины. Кое-где путь им преграждали глубокие ущелья; по временам слышался ужасный грохот — это скатывались в долины отколовшиеся от скал обломки камней. Просто чудо, что ребятам удалось отделаться лишь несколькими пустяковыми парапннами.
Лишь на девятый день езды по этому жуткому бездорожью впереди показался свет. Он был красноватый, из чего они заключили, что день уже клонится к вечеру. Выехав на широкую равнину, ребята направили Ховварпнира к небольшой рощице у самой реки. Роща эта звалась Баррей, там впервые увиделся Фрейр с великаншей Герд, после того как Скирниру удалось убедить ее прийти в рощу, предварительно пригрозив как следует.
Легкий теплый ветер овевал их измученные тела. Доехав до излучины реки, вдававшейся в лесок, ребята спешились, собираясь перекусить и отдохнуть.
Эрик сразу же отправился на охоту. Труд занялась костром. Когда он разгорелся, она взяла под уздцы Ховварпнира и немного прошлась с ним, чтобы конь смог остыть после бешеной скачки. От его боков валил густой пар, потная шкура лоснилась. Сорвав пучок травы, девочка насухо вытерла усталого коня.
Ховварпнир был сильно измотан: голова его свешивалась чуть не до самой земли. Даже ржать он не мог — лишь негромко всхрапывал. Когда Труд наконец отпустила его, он первым делом вошел в реку и начал жадно пить прохладную свежую воду. Утолив жажду, он вышел на берег я принялся щипать сочную траву.
Немного погодя вернулся Эрик, неся на плечах подстреленного оленя. Уроки Улля не прошли для него даром — он ловко управлялся с луком и стрелами. Мальчик был горд собой и весело смеялся.
У самого берега, где расположились ребята, рос дикий кресс, который вместе с жареным мясом оказался восхитительным на вкус, Эрик и Труд набросились на еду, как изголодавшиеся звери. Жир обильно стекал по их подбородкам, но они не обращали на это никакого внимания — слишком уж они были голодны и устали, чтобы соблюдать какие-то приличия.
После еды, искупавшись в реке, они повалились на свою теплую медвежью шкуру, закутались в нее и забылись долгим безмятежным сном.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32