А-П

П-Я

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  A-Z

 


Они приблизились к углублению в полу. Вокруг было тихо, лишь время от времени с потолка срывалась капля скопившейся там влаги.
Эрик и Труд молча стояли у источника. По-прежнему они ничего не видели, кроме этого темного углубления и двух факелов. Изредка, когда огонь вдруг вспыхивал поярче, он высвечивал небольшие участки гладких, будто отполированных стен. Все остальное в гроте было погружено в беспросветную тьму.
— Что вам здесь нужно? — раздался вдруг позади них глухой раскатистый голос.
Эрик и Труд разом обернулись.
— Мы хотим попасть к Мимиру, — сказал Эрик, немного оправившись от неожиданности.
— К Мимиру? Это я! — промолвил голос.
— А где ты? — спросил Эрик.
— Здесь, на столбе у стены. Если хочешь меня увидеть, возьми факел и подойди поближе.
Труд схватила факел и двинулась в том направлении, откуда доносился голос. Теперь ребята увидели толстую мраморную колонну, на верхушке которой красовалась сморщенная голова с длинными волосами.
— Я — Мимир! — торжественно изрекла голова.
Глава 29
Труд была смущена — еще бы, ведь она стоялая сейчас перед существом, которое столь много значило для всех обитателей Асгарда. Мимир служил асам вещим оракулом и был, по всей видимости, мудрейшим во всем роде великанов. Когда-то, правда, существовал еще один карлик из рода великанов, не уступавший, а может даже, и превосходивший Мимира мудростью. Звали его Квасир. Но два других карлика давным-давно убили его, и на его крови был замешен тот мед, который называют медом Суттунга или медом скальдов, ибо каждый, отведавший его, сразу же чувствует в себе поэтический талант.
Так что теперь остался один лишь Мимир со своим источником, и место его пребывания — глубоко под корнями Иггдрасиля — содержится в строжайшей тайне от всех великанов. Он — одно из самых драгоценных сокровищ, которыми владеют асы.
«Волшебные чары срываются с губ,
сокровище мудрости вечно», —
не раз повторял Один, говоря о Мимире.
Девочка робко потупилась и преклонила колена перед этим мудрейшим из мудрых. Эрик, однако, остался стоять. Он не испытывал тех чувств, которые охватили сейчас Труд. Для него Мимир был лишь неизбежным этапом на пути поисков Идунн, своего рода ключом, которым им предстояло воспользоваться. Да и, кроме того, он уже успел повидать столько чудесного и удивительного в Асгарде и подземном мире, что вид говорящей головы не особо поразил его воображение — наоборот, он воспринял это как нечто вполне естественное.
— А где у тебя все остальное? — был первый вопрос, который он задал, придя в себя от неожиданности.
Мимир удивленно поднял брови, по потом весело рассмеялся. Видно было, что он не привык к такому обращению. Мальчишеская наивность Эрика отчасти застала его врасплох.
— А и нет ничего остального, — ответил он. — Но того, что есть, мне вполне хватает.
— Кто же в таком случае тебя кормит? — не унимался Эрик.
Мимир вновь рассмеялся, еще громче прежнего.
— Никто, да это и не нужно. Никому не дано видеть меня, кроме Одина и Тора, да и они наведываются сюда крайне редко. Когда-то давно, когда мы с асом Хениром были в плену у ванов, те отрубили мне голову и послали ее в Асгард, откуда мы с ним тогда прибыли. Один натер ее специальными травами, предотвращающими гниение, пропел какую-то вису — заклинание, как потом выяснилось, — и придал ей волшебную силу, чтобы она могла разговаривать. С тех пор я таков, каким вы меня теперь видите.
— А этот запах, он тоже неходит от тебя? — спросил Эрик.
Мимир притворился, что не слышит. Не дождавшись ответа, мальчик осторожно кашлянул и снова полюбопытствовал:
— А правда, что ты мудрее всех?
— Так говорят, — скромно ответил Мимир.
Эрик умолк и задумался. Он прикидывал, не могут ли они каким-то образом взять голову с собой, чтобы всегда иметь возможность получить разумный совет во время странствий по Ётунхейму.
Мнмир опять засмеялся.
— Нет, — сказал он, — так не выйдет. Я обязан всегда быть здесь, у своего источника. Ведь когда я нужен Одину, он спускается сюда ко мне. Так все и должно оставаться впредь. У каждого вождя есть свои советники, и до тех пор, пока Один нуждается во мне, я буду в полном его распоряжении. Да! Хм… Кстати, а как вам удалось меня найти? Ведь только Одину, да еше, пожалуй, трем норнам у источника Урд известен путь сквозь лабиринт.
— Нам помогли норны, — вступила в разговор Труд, сумевшая наконец справиться с волнением. — Они были очень добры к нам и рассказали, как сюда добраться.
— Что же вам от меня нужно? — спросил Мимир.
— Мудрый совет! — воскликнул Эрик.
— Я смотрю, молодой человек ничего не боится, — улыбнулся Мимир. — Ты, верно, думаешь, что можешь получить его прямо так, даром? А знаешь ли ты, что оставил мне Один в залог за право напиться из моего источника? Возьми факел, посвети в источник и сам увидишь.
Эрик сделал, что велел ему Мимир, и вгляделся в темную воду. Со дна источника прямо на него смотрел глаз!
— Да, я это знаю, — сказал Эрик, — я видел у Одина то место, откуда он взят. Но нам нечего дать тебе взамен, разве что твою собственную жизнь.
— Что ж, — сказал Мимир, — верно. Это ты мудро сказал. Мне отлично известно, что, если вы не найдете Идунн, Асгард падет раньше назначенного срока, а вместе с ним исчезнут и мои колонна и источник.
— Вот именно, — вставил Эрик.
— Ладно, хорошо, располагайтесь поудобней и послушайте, что я расскажу вам о великанах Ётунхейма. Кое-что о них вы уже знаете, но наверняка отнюдь не все. Я расскажу вам о том, как Тор ездил к королю великанов Утгарда-Локи. Выслушав меня, вы сможете лучше понять, с каким врагом вам придется скрестить оружие.
Эрик и Труд уселись на пол и приготовились слушать рассказ Мимира.
— Однажды Тор и Локи отправились к владыке всех великанов, которого, как я уже сказал, зовут Утгарда-Локи. Это было то самое путешествие, во время которого у Тора появились новые юные слуги — Тьяльви и Ресква.
Эрик презрительно хмыкнул.
— Вот как? Выходит, ты уже знаешь, какую шутку сыграл с Тором Тьяльви, расколов кость одного из его козлов?
Мальчик кивнул:
— Ага, это можно и пропустить.
Мимир усмехнулся:
— Видно, ты не особо жалуешь Тьяльви, а?
— Да уж, нельзя сказать, чтобы мы с ним были особо дружны.
— Ну да ладно, пока что оставим его, — снова усмехнулся Мимир и продолжал: — Замок Утгарда-Локи расположен посреди широкой равнины в Ётунхейме недалеко от Края Небес. Туда-то и направился Тор со своими спутниками. Замок был так высок, что они чуть не сломали себе шеи, задирая голову, чтобы увидеть его верхушку.
Никогда Тор ничего не боялся, не испугался он и на этот раз. Как ни в чем не бывало подошел он к воротам замка. Они оказались запертыми, и, сколько ни дергал Тор за ручку, ему так и не удалось их раскрыть. Тогда они пролезли внутрь сквозь неплотно пригнанные доски и оказались в огромном зале. Здесь стояли длинные столы, за которыми сидели громадного роста люди, а на возвышении у одного из столов восседал на троне и сам Утгарда-Локи.
Вновь прибывшие, не мешкая, подошли и поздоровались с ним, однако прошло немало времени, прежде чем Утгарда-Локи соизволил ответить на их приветствие. Он притворился, что просто-напросто не слышал их, и лишь чуть погодя повернулся к Тору и сказал: «Слушать рассказ о вашем долгом путешествии мне сейчас недосуг, так что давайте-ка обойдемся без этого. Скажите лучше, неужели глаза не обманывают меня и этот маленький человечек, стоящий передо мной, и есть тот самый грозный Тор?»
И Утгарда-Локи ткнул в его сторону своим толстым пальцем. Тор кивнул, с трудом сдерживая ярость. Он не привык к такому обращению и был страшно разгневан.
«Что ж, мне немало рассказывали о тебе, — продолжал Утгарда-Локи, — и хоть ростом ты не вышел, однако вполне может быть, что ты сильнее, чем кажешься на первый взгляд. Какое из состязаний вы в Асгарде предпочитаете всем прочим? Видите ли, тут у меня в зале собрались лучшие из лучших, прославившиеся своими победами в различных турнирах».
Локи — а он никогда не умел держать язык за зубами — не долго думая воскликнул: «Ну, уж в чем, в чем, а в одном я точно никому здесь не уступлю. Никто не сможет съесть угощение быстрее, чем это сделаю я!»
«Ты так считаешь? — насмешливо осведомился Утгарда-Локи. — Что ж, сейчас проверим», — сказал он и подозвал к себе одного из сидящих в зале по имени Логи. С ним и предстояло состязаться Локи.
По приказанию Утгарда-Локи в зал принесли большое корыто, наполненное мясом, и поставили на пол перед соперниками. Локи уселся с одного его конца, а Логи с другого, и по сигналу они принялись есть. Победителем должен был выйти тот, кто первым опустошил бы свою часть корыта, считая его от середины.
Оба едока старались изо всех сил и одновременно достигли середины. Локи съел мясо и дочиста обглодал кости, а Логи сожрал все мясо вместе с костями, да еще и свою половину корыта в придачу! Он и был прязнан победителем.
«Ну а этот юноша на что способен?» — спросил Утгарда-Локи, указывая на Тьяльви.
«Я умею быстро бегать, — гордо ответил Тьяльви, — и способен обогнать любого в этом зале».
«Ну, раз тебе так кажется, — сказал Утгарда-Локи, — то нет ничего проще, чем сейчас же это проверить». Он подозвал маленького мальчика по имени Хуги и велел ему бежать с Тьяльви наперегонки. Состязаться они должны были до трех раз. Выбрав дорожку по соседству с залом, они по сигналу сорвались с места.
Когда мальчики достигли конца дорожки, Хуги оказался впереди — он даже успел обернуться и встретить подбегающего Тьяльви.
«Если хочешь выиграть, то придется тебе приналечь! — сказал Утгарда-Локи, обращаясь к Тьяльви. — Но надо отдать тебе должное — бегаешь ты действительно быстро. Не бывало еще здесь человека, который бегал бы быстрее тебя. Ну, попробуйте еще раз!»
Тьяльви и Хуги приготовились и вновь пустились бежать. Но на сеЙ раз, когда Хуги достиг конца дорожки, Тьяльви был позади на расстояния полета стрелы.
«Чтобы победить, тебе надо бежать еще быстрее! — вновь заметил Утгарда-Локи. — Бегите же по третьему разу, и на этом закончим!»
Тьяльви и Хуги рванулись вперед, но, когда Хуги подбежал к отметке, оказалось, что Тьяльви еще на полпути к финишу. Так победителем был признан Хуги.
Тогда Утгарда-Локи обернулся наконец к Тору со следующими словами: «Немало наслышан я о твоей силе. Что же ты умеешь лучше всего?».
«Пить!» — ни минуты не колеблясь, отвечал Тор.
Труд фыркнула, а Мимир же между тем продолжал:
— «Ну что ж, — сказал Утгарда-Локи, — раз ты так считаешь, давай попробуем».
Он подозвал к себе виночерпия и велел ему наполнять рог, из которого обычно пили его воины. Когда указание было исполнено, он сказал: «У нас считается, что тот умеет хорошо пить, кто может осушить этот рог единым махом. Некоторым для этого требуется перевести дух, но, во всяком случае, здесь нет никого, кто не смог бы выпить его до дна с третьего раза. Сейчас посмотрим, на что ты способен!»
Тор взглянул на рог. Он был не широк, однако очень длинный, такой, что не умещался в зале и нижняя его часть выходила в окно. Тем не менее он решил, что легко справится со своей задачей, поднес рог ко рту и начал пить.
Он пил, пил и пил не переставая, но в конце концов вынужден был оторваться и перевести дух. Таким образом, ему потребовалось больше одного глотка, а когда он заглянул внутрь, то увидел, что жидкости в роге почти не убавилось.
«Пьешь ты недурно, — похвалил Утгарда-Локи, — да только не слишком много. Но кто знает, быть может, тебе удастся-таки осушить рог вторым глотком?»
Тор ничего не ответил, с остервенением приставил во второй раз рог ко рту и снова принялся пить. Он вливал и вливал в себя жидкость до тех пор, пока чуть было не захлебнулся. Но, отняв рог ото рта, увидел, что убавилось в нем еще меньше, чем в прошлый раз.
«Ты, верно, приберег себе побольше на последний глоток, — насмешливо заметил Утгарда-Локи. — Но если ты и в этот раз не осушишь рог до конца, я перестану верить тому, что о тебе говорят».
Тор жутко разозлился и в третий раз поднес рог ко рту. Он пил и пил, пока у него не потемнело в глазах. Однако, когда оторвался от рога, обнаружил, что жидкости в нем убавилось лишь чуть-чуть больше, чем в предыдущие два раза.
«Теперь ясно, что мощь твоя вовсе не так велика, как мы думали. Пить ты не умеешь, но, может, ты все же еще на что-то способен?»
«Дома среди асов такие глотки никому не показались бы маленькими, ну да ладно. Следующее испытание определяй мне сам».
Утгарда-Локи почесал бороду и сказал: «Молодые парнишки забавляются здесь у нас тем, что, вероятно, покажется тебе делом пустячным: они поднимают с пола мою кошку. Раньше я никогда и не подумал бы предложить тебе такую безделицу, но теперь, когда выяснилось, что ты далеко не так могуч, как говорят, быть может, ты согласишься попробовать?»
В этот же миг в зал вбежала серая кошка. Тор не мешкая шагнул к ней и подхватил под брюхо. «Ну, теперь-то он им покажет!» — решил он и начал ее поднимать. Но кошка выгнулась в дугу, и, сколько Тор ни старался, ему удалось оторвать от земли лишь одну ее лапу.
«Я так и знал, что и это испытание тебе не по зубам, — сказал Утгарда-Локи. — Кошка умеет здорово выгибать спину — ты же слишком мал ростом против моих воинов».
Тор побагровел от ярости. Вы, верно, знаете, каков он в такие минуты, — усмехнулся Мимир. — Тогда ему лучше не попадаться.
Эрик и Труд дружно кивнули: оба они вспомнили судьбу несчастного Лита из Царства мертвых.
«Хоть ты и считаешь, что я мал ростом, но не так уж я слаб, как ты думаешь! — крикнул Тор. — Я не прочь сейчас схватиться с кем-либо из твоих бойцов. Выставляй любого, и увидишь, как я его отделаю!»
Утгарда-Локи окинул взглядом зал и отвечал: «Нет, не вижу я здесь никого, кто подошел бы тебе по силам. Впрочем, изволь, если уж ты так настаиваешь, то можешь помериться силами с моей старой матушкой, Элли. Случалось ей одолевать людей и посильнее тебя!»
В зал вошла древняя старуха, и Утгарда-Локи велел ей немного побороться с Тором. Тор был вне себя от злости: он ведь жутко не любит, когда над ним смеются. Схватил он старуху и попытался было повалить ее на пол, но чем больше он силился, тем крепче стояла та на ногах. Потом настал ее черед нападать, и она так сдавила Тора своими руками, что он зашатался. Еще поднажала старуха, и, как нн сопротивлялся Тор, вскоре он был повержен на одно колено.
Видя это, Утгарда-Локи прервал поединок. «Хватит! — сказал он. — Нет нужды тебе вызывать на бой прочих моих людей. Мы уже достаточно насмотрелись на твою хваленую силу, теперь уже наступает время отдыха». Время действительно близилось к ночи, и Утгарда-Локи отвел Тора и его свиту в покои, отведенные им для ночлега.
Наутро, когда они поднялись, Утгарда-Локи накормил и напоил их, проследив, чтобы гости ни в чем не нуждались.
Поев, Тор стал собираться в обратный путь. Утгарда-Локи вышел проводить их за ворота и, прощаясь, спросил Тора, доводилось ли прежде встречать кого-нибудь посильнее себя.
Тор ему не ответил. Вместо этого он сказал, что боится, как бы после всего того, что с ним вчера произошло, Утгарда-Локи не стал считать его и вовсе слабаком.
«Нет, — отвечал Утгарда-Локи, — как раз наоборот!» И поскольку теперь они были за воротами и никто в замке их слышать не мог, он открыл Тору, каким образом великанам удалось одурачить его и его спутников.
Логи, тот, с кем ел Локи наперегонки, на самом деле был не что иное как огонь. Он сожрал мясо, кости в корыто с такой же скоростью, с какой съел свою часть Локи. Локи и вправду ел с удивительной быстротой, но никакой рот не в силах состязаться в прожорливости с огнем.
Хуги, с которым бежал взапуски Тьяльви, был мыслью Утгарда-Локи. Может, это и было нечестно — заставлять мальчика соревноваться с ним, сознался великан, ведь никто не может, как бы быстро он ни бегал, сравниться в скорости с крылатой мыслью. Тем не менее Тьяльви бежал очень хорошо.
Оказалось также, что другой конец того рога, из которого пил Тор, был опушен в море. «А ты и не заметил, — сказал Утгарда-Локи. — Но выпил ты чудо как много — можешь сам убедиться, когда выйдешь на берег, как оно после этого обмелело.
Та кошка, которую ты пытался поднять, также была не простой кошкой. Я превратил в нее Мирового Змея, и все, кто видел, что удалось оторвать от земли одну ее лапу, жутко перепугались.
Обманули мы тебя и с борьбой. Ведь боролся то ты ни больше меньше как с Элли, старостью, а как долго удалось тебе продержаться против нее, прежде чем ты упал, да и то лишь на одно колено!»
Услышав все это, схватился Тор за свой молот, собираясь стукнуть Утгарда-Локи межлу глаз, чтобы тот получил все, что ему причитается. Но только хотел он ударить — исчез Утгарда-Локи, а с ним и весь его замок ушел под землю. Все разом пропало, осталось перед ними лишь широкое, красивое поле, пестрящее цветами, над которыми с жужжанием кружились разные насекомые.
Тор в сопровождении всей своей свиты уехал домой. Вот такую историю мне хотелось вам рассказать, — закончил свой рассказ Мимир.
Эрик и Труд смотрели на него.
— Как же можно справиться с таким, как этот Утгарда-Локи, если нам дридется повстречаться с ним в Ётунхейме? — озадаченно спросил Эрик.
Мимир рассмеялся:
— Умные люди учатся на чужих ошибках, и ум может победить любую силу! Попытайтесь использовать все те знания, которыми вы теперь обладаете, и увидите, все пойдет как надо. Надо лишь побольше верить в себя! Это самое главное! Но помните, не теряя головы, не забывайте и о ногах. Последнее относится главным образом к тебе, Эрик!
Эрик удивленно посмотрел на него, но Мимир уже умолк.
— Мы слышали, что Элли теперь в Асгарде, — сказала Труд.
— Я знаю, — подтвердил Мимир. — Тем более вам нельзя терять ни минуты, ведь против старости любое оружие бессильно.
Глава 30
— Значит, нам надо отправляться прямо сейчас? — спросил Эрик.
— Нет, — отвечал Мимир. — Хоть вы и не можете этого видеть, но на поверхности сейчас уже темно. Так что переночуйте здесь, а завтра поутру — в путь. До выхода из подземного мира около дня пути.
— Известно ли тебе, где находится Идунн? — снова задал вопрос Эрик.
— Об этом знает один лишь Локи. Я же могу только догадываться, что ее держит в заточении Утгарда-Локи. Думаю, он прячет ее а одной из мрачных глубоких пещер под своим замком.
— Как же нам добраться до его замка и каким образом мы сможем узнать самого Утгарда-Локи, если повстречаем его?
— И на этот вопрос я не могу вам ответить. Замок Утгарда-Локи не стоит на одном месте — он все время перемещается по Ётунхейму, да и сам Утгарда-Локи умеет превращаться во что угодно. Он может встретиться вам в обличье нормального человека, однако с таким же успехом он может обернуться птицей, рыбой, змеей, стать маленьким, как карлик, или, наоборот, огромным, как великан, — сказал Мимир. — Вот послушайте, каким образом Тор впервые повстречался с Утгарда-Локи. Во время того самого путешествия, о котором я вам уже рассказывая Тор оставил своих козлов у родителей Тьяльви и Ресквы, а сам вместе с Локи, Ресквой и Тьяльви отправился дальше пешком. Целый день, пока не стемнело, они шли на восток по огромному дремучему лесу. Тьяльви, как самый легкий на ногу, нес мешок с провизией. Но это было совсем не трудно, ибо припасов они взяли мало.
Вечером они стали искать себе пристанище ва ночь, и случайно на глаза им попался какой-то странный дом. С одной стороны находился вход шириной во всю стену. В глубине дом был поделен на четыре огромные отдельные продолговатые комнаты, а поскольку путников было ровно четверо, то и спать они улеглись каждый в своей. Посреди ночи их разбудил страшный грохот. Началось сильнейшее землетрясение. Земля под ними ходила ходуном, и Тор предложил всем перебраться в большую пристройку, которую они обнаружили рядом со входом. Тор вызвался караулить и уселся на пороге, держа наготове свой грозный Мьелльннр. Остальные попробовали снова уснуть, но так и не смогли, поскольку грохот и подземные толчки продолжались.
Утром Тор вышел наружу и увидел неподалеку спящего человека огромного роста.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32