А-П

П-Я

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  A-Z

 

Из-за этого он и хромает. Неужели ты никогда ничего об этом не слышал?
— Нет, — с досадой поморщился Эрик. У него снова пропала охота задавать вопросы.
Солнце уже клонилось к закату. Они долго шли молча, минуя широкие луга, топкие болота, перелески, выходили на просторные поляны и снова углублялись в чащу.
— Почему, собственно говоря, Улль живет так далеко от Вальгаллы? — спросил Эрик и тут же прикусил язык.
— Он когда-то поссорился с Одином, вернее, Один поссорился с ним, — объяснила Труд на этот раз без тени улыбки, так что Эрик вздохнул с облегчением. Он хотел было снова спросить ее о чем-то, но теперь уже вовремя спохватился и сдержался.
Труд прыснула:
— Какой же ты смешной! Почему ты боишься задавать вопросы, если тебе действительно хочется что-то узнать?
— Э-э, хм, так просто…
— Ладно, я и сама знаю, о чем ты хотел спросить. Мне вовсе не сложно рассказать тебе эту историю. Слушай! — Труд улыбнулась, взяла его за руку и начала: — Когда случилось несчастье и любимый сын Одина, Бальдр, погиб. Один отправился в дальнее путешествие. Кто-то нагадал ему, что если у него родится сын от великанши по имени Ринд, то он отомстит за смерть Бальдра.
И Один отправился далеко на восток, где в доме своего отца — великого хевдинга-воителя — жила эта Рннд. Увидев ее раз, Один пленился ее красотой, однако он не мог признаться, кто он на самом деле. В его честные намерения там бы просто-напросто никто не поверил. Поэтому он поступил на службу в войско ее отца. Один был могучим бойцом, да к тому же еще и не простым смертным, и победил не одну вражескую рать. Хевдинг назначил его начальником всего своего войска.
Но Ринд отвергла его. Высокое положение и красивые одежды были для нее ничто — она хотела настоящей любви.
Одину пришлось уехать, но на следующий год он снова вернулся, на этот раз переодевшись кузнецом. Кузнец этот ковал такие замечательные вещи, которых никто никогда раньше не видывал. Особенно хорошо ему удалась одна пряжка, Ринд была прямо-таки очарована ею. На это как раз и надеялся Один: он решил, что Ринд, так же как Фрейю, удастся купить с помощью драгоценностей.
Однако из этого ничего не вышло. Ринд понравился кузнец, но что-то подсказывало ей, что он не тот, за кого себя выдает.
Снова пришлось Одину ехать ни с чем, и опять он вернулся — теперь уже в облике наездника и гимнаста, превосходившего всех силой и ловкостью. Он был первым на всех состязаниях — в беге, прыжках, метании копья и других. Но и этого оказалось недостаточно. «Мне важно, что у человека внутри». С такими словами Ринд в очередной раз отвергла его.
Одину уже порядком надоели эти игры, и он страшно обиделся. Вернувшись в Асгард, он вел себя, честно говоря, под стать ребенку, у которого отняли любимую игрушку.
Но тут в дело вмешался Локи и, разумеется, подсказал Одину, как овладеть Ринд с помощью хитрости. Теперь Один отправился к ней с руническим заклинанием, сотворив которое сделал так, что она тяжело заболела. Больные люди всегда сговорчивее здоровых, — заметила Труд. — Один нарядился в женское платье и поступил в услужение к Ринд. Ее отца он смог убедить, что умеет ухаживать за больными. Ему поверили, и он стал пользоваться большой свободой действий. Поскольку все считали его женщиной, он каждое утро и вечер мыл больную. Вполне понятно, что это было ему по вкусу. Ринд же между тем ничего не подозревала. Тем не менее Один не мог воспользоваться ситуацией, ибо вынужден был скрывать, что он мужчина. Он лишь смотрел на нее да изредка касался. С каждым днем Один желал ее все больше и больше, и все труднее становилось играть свою женскую роль.
В конце концов он не выдержал, пошел к ее отцу и сказал, что нашел лекарство, способное исцелить ее. Однако, объяснил он, средство это сильное и весьма неприятное: для того чтобы заставить девушку принять его, следует ее связать.
Отец Ринд был готов на все, лишь бы дочь его выздоровела. Он всецело положился на Одина и даже согласился на его условие: во время приема девушкой лекарства в комнате ее будет присутствовать одна лишь «служанка» — Один!
Принимая лекарство Одина, Ринд кричала и плакала. Но тот заранее подготовил к этому стоящих за дверью. Как бы там ни было, но после такого «лечения» Ринд выздоровела, хотя через некоторое время ее фигура заметно округлилась. Увидев это, Одни тотчас же скрылся — он добился-таки того, чего он хотел.
Спустя девять месяцев Ринд родила прекрасного мальчика, которому дали имя Вали. Как и его отец, он стал могучим воином и живет теперь с нами здесь, в Асгарде.
— Да, но при чем же здесь Улль? — удивился Эрик.
— Видишь ли, когда Один вернулся и начал хвастаться этим своим подвигом, другие асы сочли его поступок постыдным. Особенно позорным им казалось то, что он переоделся в женское платье. Кроме того, асы опасались, что, если станет известно, что Один совратил невинную девушку, это может навлечь несчастье на весь Асгард. Они собрались на совет и решили ни больше ни меньше, как выгнать Одина из Асгарда. Преемником его асы выбрали Улля.
В то время ему не было равных в ходьбе на лыжах, стрельбе из лука, охоте. Так же как и Один, он знал язык волшебных рун. К примеру, он мог переплыть море на простой еловой шишке, причем с такой скоростью, будто это лодка, которой правят лучшие в мире гребцы.
Улль был сыном Сив и приходился Тору пасынком, следовательно, принадлежал к одному из самых знатных родов асов. Итак, все кончилось тем, что он занял трон Одина Хлидскьяльв, в Вальгалле. Подобно тому как Фрейя владеет ожерельем Брисингов, у Улля есть удивительной красоты серебряное кольцо, которое многие считают едва ли не самой замечательной вещью в Асгарде. Одним словом, он был вполне достоин такой чести.
Улль занимал Хлидскьяльв на протяжении десяти лет. Но потом асы сжалились над Одином и призвали его обратно. Первое, что он сделал, — услал Улля в далекий уединенный домик в Таксдале. Он не желал его больше видеть. Потому-то Улль и живет теперь так далеко от Вальгаллы. Но он не горюет, наоборот, ему нравится одному бродить здесь в лесах. Ну что, идем дальше?
Весь остаток дня ребята были в пути. Они то почти бежали, то несколько снижали темп. Эрику стало уже казаться, что дороге этой не будет конца. Он сильно натер себе ноги, и при каждом шаге они нестерпимо ныли. Труд же, казалось, нисколько не устала и выглядела такой же бодрой, как и в начале их путешествия.
Последние пару часов ребята шли по хвойному лесу. Но деревья здесь были какими-то странными: со стволов лоскутами свисала кора, а темно-зеленые иголки на ветках, мягкие и совсем не колючие, вовсе не походили на ту хвою, какую Эрик привык видеть на Земле.
— Это тисы, — сказала Труд. — Их древесина необычайно твердая, именно из нее мы делаем свои луки и копья. Она упругая и очень прочная. Но иглы тиса ядовиты. Съев их, конь может умереть, поэтому лошади в этот лес не заходят. Фактически здесь живет один лишь Улль!
И тут вдруг Эрик увидел его. Ребята как раз вышли на просеку, и глазам их предстала усадьба, ярко выделяющаяся на фоне темной опушки. Стены дома были сложены из толстых бревен. Перед домом стоял Улль. Несмотря на седые волосы, он отнюдь не производил впечатления дряхлого старика. Под хорошо выделанной кожаной одеждой на руках и ногах его буграми вздувались мускулы. Кожа была гладкая, загорелая, на груди курчавились светлые волосы. Эрику он показался еще вполне крепким мужчиной.
— Добро пожаловать! — вскричал он, увидев ребят, и повел их в дом, где ярко пылал костер и восхитительно вкусно пахло дымком и готовящейся пищей. У Эрика даже слюнки потекли. — Ну-ка, давайте ешьте! Это как раз то, что сейчас вам обоим нужнее всего, — воскликнул Улль, разрезая мясо.
Глава 15
Несмотря на усталость, Эрик с жадностью накинулся на пищу. Он чувствовал себя как бегун на марафонские дистанции после очередных соревнований — полностью измотанным и совершенно лишенным сил.
Лишь утолив голод, он наконец огляделся. Огромные гладкие бревна, из которых были сложены стены, потемнели от копоти и времени. Их украшали филенки в народном стиле в бледно-голубых и красновато-коричневых тонах. Под самым потолком тянулся замысловатый фриз с драконьими головами и различными сценами из охотничьей жизни. На стенах было укреплено несколько факелов. Они, а также высокие языки пламени в большом очаге, жадно лизавшие толстые дубовые поленья, ярко освещали комнату.
Пол и скамьи, тянувшиеся вдоль стен, были устланы мягкими, пушистыми шкурами. Больше всего жилище напоминало охотничью хижину, хозяину которой сопутствует удача в его промысле. Повсюду висели оленьи рога и разного рода оружие — луки, колчаны со стрелами, копья, Мечи и кинжалы, дубины, боевые топоры, щиты и пики. Одну из стен украшала превосходная кольчуга, а на полке над камином, по обе стороны красовались два больших охотничьих рога, стояли рогатые шлемы. Их также было два. Рядом лежала какая-то железная палка, металлические рукавицы и широкий кожаный пояс.
— Да, свежему человеку здесь есть на что посмотреть, — заметил Улль, когда они поели. — Тут и впрямь много удивительных вещей. Например, вот из этого лука была выпушена стрела, которая убила Бальдра. Те железные кольца — звенья цепей, которые разорвал волк Фенрир, когда мы пытались его связать два первых раза. А на полке над огнем лежит пояс и железные рукавицы Грид, а также ее посох — он так и зовется: «посох Грид». Вот, хочешь сам попробовать? — Улль протянул посох Эрику и положил на козлы, стоящие в углу комнаты, толстое полено. — Попытайся-ка расколоть им это бревно! — сказал он.
Эрик с сомнением осмотрел железную палку и перевел взгляд на бревно, которое было никак не меньше полуметра в диаметре. Это был кусок ствола столетнего тиса, который, по словам Труд, был едва ли не самым прочным из всех существующих на свете деревьев.
— Да ведь это невозможно! — воскликнул он.
— А ты все же попробуй, — посоветовала Труд.
Эрик размахнулся и изо всех сил ударил железным посохом по бревну. «Кланг!» — пропело оно, и Эрик отшвырнул посох — он едва не отбил себе пальцы.
На бревне осталась лишь едва заметная вмятина. Улль и Труд рассмеялись, да и сам Эрик не удержался и улыбнулся.
— Не получается, — сказал Улль.
— Это под силу лишь асу или какому-нибудь великану, — с досадой заметил Эрик, потирая ноющие пальцы.
— Не думаю, — улыбнулся Улль и предложил: — А ты попробуй еще раз, только сначала надень пояс Грид и ее железные рукавицы!
Пока мальчик надевал рукавицы, Улль затянул на нем пояс. Рукавицы оказались такими огромными, что Эрику пришлось изо всех сил растопырить пальцы, чтобы они не соскакивали с рук.
— Ну, давай! — ободряюще подмигнул ему Улль.
Эрик по-прежнему скептически взглянул на него и Труд. Похоже, они смеются над ним. Ну и ладно, пусть себе смеются.
Он взял посох, поднял его высоко над головой и с размаху опустил на бревно.
В тот момент, когда посох со свистом рассек воздух, мальчик внезапно почувствовал, что все его тело налилось небывалой силой. Кровь резко ударила ему в голову. Нанося удар, он ощутил, как напряглись все мышцы. Пропев в воздухе, посох вонзился в бревно. Расколов его точно посредине, он с хрустом прошел сквозь всю толщу дерева и застрял, воткнувшись глубоко в половицу.
— Полегче, полегче, дружище! — расхохотался Улль. — Не так сильно, а то ты разнесешь мне весь дом!
Эрик с недоумением взирал на дело своих рук. Он действительно расколол бревно с одного удара! И руки у него на этот раз вовсе не ныли. «Невероятно!» — думал он, ошалело уставившись на Труд, как будто не веря себе самому.
Труд ответила ему веселым взглядом.
Довольный, Эрик также улыбнулся и вновь поднял железный посох.
— Ну-ну, мой мальчик, — сказал Улль, — достаточно! Мы прекрасно знаем, на что ты способен, — потому-то и вызвали тебя сюда. В тебе заключена древняя внутренняя сила. А признайся, ведь это чудесное ощущение, когда тебе удается сделать то, на что ты считаешь себя способным?
Эрик молча кивнул.
— Человек может многое, о чем даже не подозревает. Надо лишь решиться попробовать!
Улль развязал пояс силы, осторожно взял у мальчика железный посох Грид, сняв с его рук рукавицы, и снова сложил все это на полке над очагом.
— Это удивительные вещи, однако они ничего не стоят без веры в себя. Это — главное, потому-то ты и попал ко мне. Я попытаюсь воспитать в тебе мужество и силу воли.
— Да, — прервал его Эрик, — но что касается всего этого, — он кивнул на полку, — честно говоря, я думал, что только Тор владеет таким поясом силы и железными рукавицами.
— Нет, мой мальчик, жизнь наша состоит из сплошных противоположностей. В ней идет постоянная борьба двух сил: добра и зла, любви и ненависти, мужского и женского начал, борьба черного и белого. И главная наша задача — следить за тем, чтобы между ними всегда соблюдалось равновесие.
— Асы и великаны, — пробормотал Эрик. — Ньерд и Хресвельг.
— Вижу, ты уже начинаешь меня понимать!
— Да, но раз подобные же вещи есть у Тора, то, выходит, владелица этих штук — великанша?
— Ты умнеешь прямо на глазах. Да, Грид-великанша.
— Но тогда каким образом они оказались здесь?
— Сейчас я тебе это расскажу, — ответил Улль.
Эрик уселся на пол прямо у потрескивающего костра и приготовился слушать. Труд примостилась тут же подле него. Блики огня падали на обращенное к ребятам лицо Улля, и временами казалось, что оно само пылает. Он начал свой рассказ:
— Однажды Локи решил позабавиться. Одолжив у Фрейи ее соколиное оперение, он отправился в Ётунхейм, где случайно оказался вблизи двора одного великана, по имени Гейрред. Двор этот был огромным, с высокими красивыми палатами. Одно окошко в них было открыто, на него-то и опустился любопытный Локи, желая заглянуть внутрь.
В комнате под окном сидел сам Гейрред. Увидел он Локи, вернее, сокола, и ему понравилась красивая птица, Он велел своим людям поймать ее.
Один из слуг тут же полез к Локи. Тот от души забавлялся, видя, как нелегко слуге карабкаться по высокой стене и сохранять равновесие на узких балках. Насмешник решил сначала подпустить незадачливого ловца поближе и лишь тогда расправить крылья и улететь. Он уже предвкушал, как вытянется лицо бедняги!
Тем временем упорный слуга все полз и полз по стене и наконец добрался до самого окошка, Рассмеялся Локи, расправил крылья и хотел было взлететь, но вдруг почувствовал, что ноги его пристали к подоконнику! Он не в силах был даже шевельнуться и, разумеется, был немедленно пойман.
Увидев глаза сокола, Гейрред сразу же почувствовал, что перед ним не обычная птица, и спросил его, кто он такой на самом деле. Локи, понимая, что снова навлек беду на асов, смущенно молчал.
Он не мог скинуть соколиное оперение и признаться, кто он, ибо в лучшем случае ему позволили бы уйти, но драгоценное оперение Фрейи тогда было бы утрачено навеки. Поэтому он предпочел молчать.
Видя, что сокол оказался в затруднительном положении, Гейрред расхохотался. Но в конце концов, поскольку тот продолжал молчать, великан рассвирепел и запер Локи в сундук, сказав, что он будет сидеть там до тех пор, пока не надумает раскрыть рот или, вернее, клюв.
Долго крепился Локи. Быть может, он надеялся, что кто-нибудь из Асгарда придет ему на помощь. Но этого не случилось, поскольку его отсутствия там просто-напросто не заметили. Три месяца продержался Локи, не имея во рту за все это время ни глотка воды, ни крошки хлеба. Но пришел конец его терпению, и он закричал, что согласен говорить. Так Гейрред узнал, кто он такой.
Хитрый Гейрред пообещал Локи отпустить его на свободу, если тот поклянется привести к нему Тора без его молота, рукавиц и пояса силы! Он считал, что легко справится с ним, безоружным. А Тор, несомненно, был для него гораздо более желанной добычей, чем Локи!
Локи пообещал ему сделать все, что в его силах. И действительно, как ни странно, ему удалось заманить безоружного Тора в Ётунхейм. Сам Локи жутко нервничал, ибо понимал, что если с Тором что-то случится, то и сам он пропал. Во всяком случае, путь обратно в Асгард тогда ему будет заказан! Но тут ему, как бывало всегда, повезло!
По дороге к Гейрреду Тор и Локи остановились на ночлег у великанши Грид. Когда-то она была возлюбленной Одина и родила ему сына Видара, того самого, что живет теперь в лесном краю Види. К асам она всегда относилась неплохо. Они с Тором долго беседовали о Гейрреде. Грид не любила его и надеялась, что Тор с ним справится. Но поскольку у него не было с собой его молота, она одолжила ему свой пояс силы, железные рукавицы и посох, что зовется посохом Грид.
Если бы она захотела тогда, она могла бы шутя пристукнуть Тора, поскольку он был совсем беззащитен и сопровождал его одни лишь Локи. Но, как видишь, она не воспользовалась этим, а, наоборот, помогла ему.
На следующее утро Тор и Локи снова отправились в путь и вскоре дошли до реки Вимур — величайшей из всех рек. Течение в ней быстрое и необычайно бурное. Но ничего не поделаешь, им необходимо было перебраться на другой берег. Тор собрался с мужеством, опоясался поясом силы и, опираясь на посох Грид, ступил в воду. Локи изо всех сил цеплялся за пояс Тора, поскольку течение было таким сильным, что его чуть было сразу не унесло.
Поначалу все шло неплохо, но, когда они добрались до середины и попали на самую стремнину, Тор почувствовал, что еще немного — и он не выдержит: ведь ему приходилось тащить за собой и Локи. Они остановились. Вода между тем все прибывала и прибывала.
Мощный поток кипел вокруг них, струи перекатывались через плечи Тора, и лишь голова его возвышалась нал водой. Локи отчаянно барахтался и едва не утонул.
Осмотрелся Тор по сторонам и вдруг увидел, что из расщелины гор в реку стекает мощный водопад. Упершись ногами в края расщелины, там стояла великанша Гьяльп, дочь Гейрреда. Сама она была огромной, как скала, а водопад, стекавший в реку, на самом деле был ее мочой. Потому-то так и поднялась вода.
Выловил тогда Тор со дна большой камень и швырнул его в Гьяльп со словами: «Будет в устье запруда!» И попал прямо в цель.
Скоро вода пошла на убыль, и течение ослабело. Опираясь на посох, Тор добрался до противоположного берега и, ухватившись за деревце рябины, росшее там, выбрался из потока. Отсюда и пошла поговорка: «Рябина спасла Тора».
Тор с Локи двинулись дальше. Когда они пришли наконец к дому Гейрреда, их поместили на ночлег в козий хлев. «Ведь Тор же к козлам привык», — дерзко пошутил Гейрред.
Тор промолчал, ибо знал, что ничего другого от великанов ждать не приходится. Усталый, опустился он на скамью, стоящую в хлеву. Но не успел он сесть, как скамья начала подниматься к самой крыше. К счастью, в руках у Тора был посох Грид. Чтобы не оказаться прижатым к крыше, уперся Тор посохом в стропила и поставил скамью на место.
Тут раздался жуткий шум, треск и грохот, послышались душераздирающие женские вопли. Оказалось, что под скамьей прятались две дочери Гейрреда; Тор переломил спины им обеим.
Узнав об этом, Гейрред пришел в ярость и велел привести Тора в свою палату — теперь-то он рассчитается с ним сполна за все!
Посреди палаты, в которую привели Тора, пылал огромный костер. Как только Тор вошел, Гейрред щипцами выхватил из огня раскаленный болт и швырнул его в Тора.
Но на Торе были железные рукавицы Грид, и он легко перехватил болт я воздухе, не обжегшись. Гейрред, чтобы защититься, отскочил за железный столб. Тор метнул болт ему вдогонку с такой силой, что он пробил насквозь и столб, и Гейрреда, и стену дома, вылетел далеко за ворота и ушел в землю.
Так честь Асгарда была спасена, а Тор и Локи смогли снова вернуться домой. Но, надо сказать, в тот раз она висела на волоске, и все кончилось хорошо лишь благодаря тем самым доспехам Грид, которые ты только что опробовал, — закончил Улль.
Эрик тяжело вздохнул: интересно, а сумел бы он справиться со всем этим, случись ему оказаться в Ётунхейме одинокому и беззащитному? «Нет, такая задача была бы совершенно невыполнимой, по крайней мере для меня», — подумал он.
Труд ласково улыбнулась мальчику и взяла его за руку.
Глава 16
На следующее утро для Эрика началась новая жизнь.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32