А-П

П-Я

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  A-Z

 


– Ни за что на свете. Нет уж спасибо, лучше я останусь здесь.
Другая женщина сделала бы попытку хотя бы прикрыть грудь, но не Шарлотта. Какой же она была сейчас прекрасной и… желанной!
– Ты хочешь, чтобы я отнес тебя в твою комнату?
– По-моему, нечего даже спрашивать.
Она раскинула руки и прыгнула на него. Это было так неожиданно, что он не устоял на ногах, и они оба повалились на пол, причем она оказалась сверху.
Через тонкую материю своей рубашки Найджел почувствовал твердые груди Шарлотты.
Шарлотта почувствовала его восставшую мужественность, упирающуюся ей в живот.
Найджел мгновенно забыл о чести и о прочем.
Шарлотта забыла все о скорпионах.
Они сконцентрировались друг на друге.
Эльке уложила свои вещи в сумку, притороченную к седлу. Ноги были как свинцовые. Она с трудом вставила одну в стремя и вскочила в седло.
– Представляю, как ты радуешься, что наконец-то возвращаешься домой, – сказала Милдред. – Но нам с Генри вас будет так не хватать!
– Мне тоже вас будет не хватать, – ответила Эльке.
Вортоны были так добры к ней и Патрику. Ей было противно лгать Милдред, даже теперь при прощании. Но правда может испортить все то хорошее, что было под крышей дома этой чудесной женщины.
– Ну дамы, только не плакать, – весело проговорил Генри Вортон. – Прощание ведь не навеки. Уверен, вы будете видеться друг с другом время от времени. Ваше ранчо всего лишь в шестидесяти милях отсюда, правда, Патрик?
– Правда, – ответил Патрик. Его улыбка была такой застывшей, что казалась высеченной из камня.
– Вы будете хорошей рекламой моей практики, – сказал Вортон, потянувшись пожать ему руку. – Ничто так не привлекает к доктору пациентов, как удачно проведенная операция. В пути будьте осторожны. Постарайтесь обойтись без новых травм, а то испортите мне репутацию.
– Ох, как же я не люблю прощания! – воскликнула Милдред. – Лучше пойду в дом и помою посуду после завтрака.
Она взмахнула юбками и юркнула в дом, оставив Эльке одну. Чудесная, милая Милдред Вортон! Если бы действительно они могли видеться друг с другом!
Генри Вортон последний раз взмахнул рукой и последовал за женой.
– Готова? – спросил Патрик.
«Готова? Я никогда не буду готова», – подумала Эльке и пришпорила лошадь.
Обратный путь на ранчо был для Эльке не таким тяжелым. Она ехала за Патриком, а мысли ее блуждали по тем бесценным дням, которые они провели вместе в Льяно.
Как было чудесно просыпаться рядом с Патриком, видеть радость в его заспанных глазах, чувствовать себя его женой, делиться своим счастьем с Вортонами! Но Патрик дал ей нечто более важное, чем пригоршня сладких воспоминаний, которые растают с годами.
Июльские дни в этих местах очень длинные. Солнце еще не село, когда они въехали во владения Прайда. Показались крыши домов. Патрик натянул поводья и повернулся к Эльке.
– Существует ли что-нибудь, что я мог бы сказать или сделать, чтобы изменить твои намерения? – Он говорил так тихо, что Эльке с трудом различала слова.
– Мы уже все сказали. И сделали все. Ты подарил мне счастливейшие дни в моей жизни. Ты подарил мне часть себя. Я возьму ее с собой, куда бы ни пошла.
Он подъехал к ней вплотную, наклонился и поцеловал. В последний раз.
Увидев смертельное отчаяние в его глазах, Эльке рухнула к нему в объятия.
Они простояли так несколько минут. Затем он ее отпустил и поскакал. Между ними опять разверзлась пропасть. На этот раз навсегда.
Эльке долго смотрела на его удаляющуюся фигуру, пока наконец не нашла мужества последовать за ним.
Патрика встречали все ковбои. Он чувствовал себя постаревшим на целый век, но все же нашел силы весело отвечать на их приветствия.
От толпы отделился Рио.
– Вы как раз вовремя возвратились, старина.
– Ты же знаешь, как осторожны эти доктора. Вортон не хотел, чтобы я ехал, пока рука была на перевязи. – Патрик изобразил на лице улыбку. – Кроме того, я думал, пора бы и тебе поработать немного.
– Отлично, я рад, что вы смогли отдохнуть. Приближаются трудные времена. Федеральные войска блокировали побережье Техаса. Слава Богу, нам удалось вовремя перегнать скот.
– Слава Богу, – эхом отозвался Патрик.
Это было единственное, за что, по его мнению, следовало благодарить Бога в предполагаемом будущем, где его ждала жизнь с Шарлоттой. Жизнь, такая же унылая и мрачная, как высохший колодец.
– О делах на ранчо ты расскажешь завтра утром. А сейчас я хотел бы добраться до дома.
Пока ковбои приветствовали Патрика, Эльке держалась в отдалении. Теперь она поехала рядом, ее лицо было таким же белым и усталым, каким оно было в тот день, в будуаре Вельвит. Сознание того, что он испытывает такую же боль, только добавляло несчастья.
Патрик написал Шарлотте письмо, в котором сообщал, когда возвращается домой. С учетом ее умения ломать комедию, с одной стороны, и ее склонности к мелодраме – с другой, следовало бы ожидать, что она сейчас с криками выскочит из дома и бросится ему на шею.
Но насладиться ее невостребованным артистическим талантом возможности не представилось. Почему-то. Они с Эльке поднялись по ступенькам на веранду. Патрик открыл парадную дверь. В холле были навалены вещи – сундуки, чемоданы, чехлы с ружьями и даже шляпные коробки.
По-видимому, Найджел никак не дождется, когда наконец сможет отсюда уехать. Шарлотта, наверное, Совсем его измотала своими причудами. Патрик громко позвал Шарлотту.
Дом казался странно пустым. Патрик посмотрел на Эльке. Ее вскинутые брови свидетельствовали, что она тоже озадачена.
– Шарлотта, где ты? – снова позвал он.
– Сейчас, иду, – отозвалась она, откуда-то издалека.
Через несколько секунд на верху лестницы появилась Шарлотта, одетая в свой экстравагантный костюм для путешествий, тот самый, в котором она была, когда они отправлялись в свадебное путешествие. Рядом с ней стоял Найджел и тоже был одет в дорожный костюм.
Мускулы на животе Патрика невольно напряглись. Было ясно: за время его долгого отсутствия что-то случилось. Но что?
– Я рада видеть тебя снова, – сказала Шарлотта, подходя к Патрику и подавая ему руку, как будто они были едва знакомы.
«Что она задумала на этот раз? А впрочем, какая разница!»
– И я тоже рад. – Он посмотрел на Найджела. – А вы, я вижу, совсем уже поправились. И судя по всему, собираетесь нас скоро покинуть.
– Не просто скоро, старина, а немедленно. В ту же минуту, как мы покончим с нашими делами. Надеюсь, вы будете так добры, что позволите нам воспользоваться вашим кабриолетом.
Что еще за дела? Час от часу не легче.
– Вы сказали нам. Что, с вами уезжает еще кто-нибудь?
Найджел прочистил горло.
– Последние недели я провел в размышлениях, пытаясь отыскать лучший способ сообщить вам новость. Но нет лучшего способа. Даже просто хорошего нет. Боюсь, что вы будете шокированы, старина. Шарлотта уезжает со мной!
Патрик смотрел на свою жену, пытаясь собраться с мыслями.
– Я знаю, ты скучаешь по родителям, – наконец произнес Патрик. – Тем не менее сейчас не время для визитов. Федеральные войска блокировали все побережье.
Все получается как в плохой комедии. Но время не ждет. Комментарий Найджела совсем сбил Патрика с толку.
– Бедняжка, ты так пока ничего и не понял, правда? – Шарлотта с симпатией посмотрела на Патрика.
– Может быть, ты объяснишь наконец в чем дело?
Найджел выступил вперед, как будто хотел защитить Шарлотту от Патрика.
– Я надеялся, что вы сами обо всем догадаетесь, когда увидите наш багаж.
«Ах, вот кому принадлежат остальные вещи», – подумал Патрик. Как он мог не узнать сундуки и шляпные коробки Шарлотты?! Просто, наверное, никогда не обращал на них никакого внимания.
– Если я правильно понял, вы предложили моей жене сопровождать ее в поездке в Натчез?
Найджел поморщился и покачал головой, как учитель в разговоре с тупым учеником.
– Я все пытаюсь вам втолковать, что Шарлотта и я… мы уезжаем вместе. Она оставляет вас, дружище. Более доходчиво я объяснить не могу.
Эльке все это время стояла рядом, наблюдая за церемонией возвращения Патрика к родному очагу. При других обстоятельствах ее бы даже обидело, что никто не замечал ее присутствия. Услышав слова Найджела, она придвинулась поближе.
– Будьте любезны, повторите еще раз, что вы сказали, – попросил Патрик, вдруг светлея лицом.
Найджел взял его за плечи и проговорил по слогам, глядя прямо в глаза:
– Я сказал, что уезжаю и увожу с собой вашу жену. Мы вместе уезжаем. Вместе. Понятно?
Глава 28
Патрик захохотал. И этот хохот громом отозвался в холле, как будто выстрелили из ружья.
«Он сошел с ума, – подумала Эльке, кладя ему на локоть руку. – Нельзя позволить ему сделать что-то такое, о чем он потом пожалеет».
– Почему же, черт вас возьми, вы не убежали еще до моего возвращения? – выговорил Патрик между взрывами смеха.
Найджел выпрямился и расправил плечи. Эльке он сейчас напомнил петуха, готового к бою.
– Это не простой адюльтер, смею вам заметить. И я слишком вас уважаю, чтобы просто взять и сбежать с вашей женой. Я хотел дождаться и поговорить с вами как мужчина с мужчиной… Предложить любое удовлетворение, которого потребует ваша честь.
Патрику наконец удалось справиться со своим неудержимым хохотом.
– Удовлетворение? Вы имеете в виду дуэль?
– Именно. Конечно, поскольку вы потерпевшая сторона, за вами остается право выбора оружия.
– Вы даже не представляете, какое удовлетворение уже мне дали. Кроме того, в этом году в меня уже стреляли. По-моему, достаточно. Зачем подвергаться ненужному риску?
– Вообще-то я вас понимаю, – ответил Найджел. К нему возвратились его уравновешенность и самообладание. Он бросил на Патрика проницательный взгляд, такой же, каким сверлил тогда Эльке, когда они сидели рядом за роялем. – Вы ведь любите Эльке, признайтесь?
Прежде чем Патрик успел ответить, вперед выступила Шарлотта и топнула ножкой, как обиженное дитя.
– Как? Эти двое за моей спиной плели шашни? Найджел схватил ее за руку.
– Представляете, какую фурию я полюбил? – проговорил он, обращаясь к Патрику. Не дожидаясь ответа, граф повернулся к Шарлотте, зафиксировав на ней свой пронизывающий взгляд. – Не надо строить из себя обиженную, красавица моя. Я понимаю, для тебя шок узнать, что у Патрика существуют какие-то желания, но у меня лично требовать от него святости язык не поворачивается. И если ты дашь себе труд хоть немного подумать, то обнаружишь, что все это к лучшему.
Гнева Шарлотты как не бывало. Она прижалась к плечу Найджела.
– О, как же ты прав, – проговорила она и взорвалась смехом. – Это же так чудесно! Ты и я, Патрик и Эльке. Замечательно!
– Вы все трое сошли с ума, – выдавила из себя Эльке.
– Возможно, но зато нашли свою любовь, – отозвался Найджел и подмигнул ей. – Вы же любите Патрика, не отпирайтесь?
– Я думаю, это не вопрос, который следует сейчас обсуждать. Подумайте о своей чести. Вы никогда не сможете держать высоко свою голову, если уедете вместе с Шарлоттой.
– Моя дорогая Эльке, не надо судить о высшем свете по книгам. Лондонское общество это вовсе не Техас. Мои соотечественники больше всего на свете любят скандалы, особенно, если в них замешаны богатые титулованные персоны. Ну а если еще и красивая женщина, тогда совсем прекрасно. Шарлотта будет украшением Лондона. Я намереваюсь подать в палату лордов прошение, чтобы получить разрешение на развод в ее пользу. У меня такие высокие связи, что в успехе я не сомневаюсь.
– Зачем такие сложности? Я дам ей развод, и мы все оформим здесь гораздо быстрее, – с надеждой произнес Патрик.
Уголки его рта подрагивали, он боролся, чтобы снова не засмеяться. Для мужа, чья жена только что объявила, что собирается покинуть его с другим мужчиной, Патрик выглядел исключительно счастливым.
– Ты сумасшедший, – объявила Эльке.
– Но это один из сладчайших видов сумасшествия, – отозвалась Шарлотта, томно растягивая слова.
Вельвит Гилхули не обращала внимания ни на жару, ни на насекомых, роящихся вокруг ее надушенных волос, ни на усталость после бессонной ночи. У нее была цель и твердое намерение ее достичь. Так или иначе, но ее будущее должно определиться еще до захода солнца.
Ее лошадь прекрасно знала путь на ранчо Прайда, так что едва нуждалась в управлении.
В ее заведении негде было повернуться от новобранцев, отправлявшихся на войну. Девушки были нарасхват. К ней тоже приставали, чтобы она обслужила. Даже умоляли.
Она, конечно, отшила их всех со свойственным ей юмором, но была оскорблена. И вот теперь, сидя в кабриолете, который вез ее на ранчо Прайда, Вельвит вдруг осознала, что не хочет больше, чтобы ее считали шлюхой.
Возможно, она не заслуживает, чтобы к ней относились, как к леди, но ведь можно в конце концов остановиться где-то посередине.
Вельвит натянула вожжи перед домом, где жили ковбои Прайда, соскочила на землю, – да так поспешно, что чуть не упала, – промаршировала к двери и постучала.
– Рио де Варгас дома? – спросила она полуодетого ковбоя, открывшего дверь.
Он посмотрел на нее, раскрыв рот, как будто перед ним была не известная «мадам», чье заведение он регулярно посещал в дни получки, а привидение.
Вельвит протянула руку и закрыла ему рот.
– Скажи, пожалуйста, Рио, что я хочу его видеть. Ковбой ушел, оставив дверь полуоткрытой. Через щель были видны мужчины в различных состояниях одетости.
«Будь сейчас на моем месте другая женщина, он бы так не поступил, – раздраженно подумала она. – А со мной чего церемониться? Но надо держать себя в руках. Я проучу этого хама, но не сегодня. Что я голых мужчин не видела, что ли?»
– Что ты здесь делаешь, Вельвит? – спросил Рио, появляясь в дверях. – Что-то случилось?
– Ты чертовски прав, Рио. Действительно случилось, – сказала она.
Рио вышел наружу и закрыл дверь, оставив любопытных парней внутри. Он успел только натянуть брюки поверх длинной ночной рубашки. На щеках тенью лежала большая щетина. От него пахло потом – и человеческим и конским, – но это ее не отталкивало.
«Это и есть настоящий Рио, – поняла она. – И он должен увидеть настоящую меня».
– Если ты дашь мне минутку, чтобы одеться… – Его голос дрогнул. Он посмотрел вниз на свои ноги в носках, как будто это было чем-то позорным.
– В этом нет никакой нужды. Я пришла сказать тебе кое-что, и, если ты упакуешься сейчас во все свое самое лучшее, это не сделает мою задачу легче. Пришло время что-то решать, Рио.
Внезапно он почувствовал, что свет начал меркнуть.
– Не надо больше ничего говорить. Я ожидал этого.
– Нет, Рио де Варгас, тебе на этот раз увернуться не удастся! Я скажу все. Я знаю, у тебя по части разговора есть трудности. Но у меня, слава Богу, их нет. Я даже не знала, что такое бывает, пока не встретила тебя. – Вельвит сделала глубокий вдох. «Никакого риска, ведь я ничего не теряю», – сказала она себе. А вслух добавила: – На случай, если ты этого еще не заметил: я люблю тебя.
– Ты, ты… Я… я… я, – заикаясь произнес он.
– Что ты?
– Не знаю. Я полагал, что ты так независима и так устроена в жизни. – Его голос становился слабее и слабее и наконец совсем иссяк.
«Очевидно, без помощи ему здесь не обойтись, – подумала Вельвит, глядя на него с восхищением. – Да, мой Рио явно не Цицерон».
– Я пришла просить тебя жениться на мне.
– Что-о?
– Я сказала, что хочу, чтобы ты на мне женился. Две девушки предложили продать им мое заведение, и я…
Конец ее тщательно подготовленной речи был скомкан, потому что Рио схватил ее и прижал так сильно, что она и дышать едва могла, не то что говорить.
Эльке чувствовала себя так, как будто мир перевернулся вверх ногами. Она смотрела на Шарлотту, как будто видела ее в первый раз.
– Не смотри так, Эльке, – сказала Шарлотта. – Жизнь дала нам четверым еще один шанс. И я попытаюсь его использовать. Мы с Найджелом собираемся сегодня вечером покинуть ранчо. И ничто из того, что ты скажешь или сделаешь, не сможет меня остановить. Разве ты не желаешь нам счастья?
Замороженный узел боли внутри живота Эльке начал постепенно оттаивать. Родители учили ее верить в счастливый исход, но она уже давно сделала вывод, что он может быть только в книгах.
Сейчас впервые она осмелилась предположить, что счастливый конец возможен и для нее. Для всех.
– Конечно, я желаю вам счастья. Просто ты меня так удивила!
– А ты, Патрик? – сказала Шарлотта, посмотрев на него. – Ты желаешь нам счастья?
– Если ты испрашиваешь моего благословения, то я тебе его даю. – В его голосе чувствовалась даже некоторая елейность.
Тут внезапно в конце холла появилась Кончита.
– Я услышала голоса. Все в порядке, сеньор Патрик?
– Лучше и быть не может, – ответил Патрик. – Все в полном порядке.
Кончита перекрестилась.
– Dios mio, я боялась, что вы и сеньор Найджел начнете стрелять друг в друга. – Не произнося больше ни слова, она исчезла так же внезапно, как и появилась.
– Что касается кабриолета, – Патрик повернулся к Найджелу. – Я запрягу лошадь сам. Вы можете оставить его в платной конюшне в городе.
– Позвольте мне помочь, – ответил Найджел. – Должен сказать, вы действительно замечательный человек!
Он двинулся за Патриком к входной двери, почти не опираясь на палку.
– Ты уверена, что правильно поступаешь? – спросила Эльке Шарлотту, как только они остались одни. – Потому что, если ты изменишь свое решение…
Шарлотта не дала ей закончить. Она прыгнула к Эльке и на удивление крепко ее обняла.
– Да как же ты не поймешь! Ведь Найджел, это именно то, что мне надо. Он для меня все! Единственное, что меня тревожило в связи с отъездом, это то, что Патрик останется в этом доме один. Я никогда его не любила, но он мне нравился. Я хотела, чтобы он был счастлив. А теперь вижу, что с ним рядом будешь ты. Мне бы это следовало заметить уже давно. Но все мои мысли были заняты Найджелом.
Она отпустила Эльке, открыла свою сумочку и вынула маленькое зеркальце в серебряной оправе.
– Я выгляжу нормально?
– Ты никогда не выглядела лучше, – ответила Эльке, вспоминая ее больную в постели.
Сейчас Шарлотта вся светилась радостью. Вот как любовь изменила женщину.
– Мы с Найджелом намереваемся вести светскую жизнь, и я уже горю нетерпением. Мы обязательно поедем ко мне домой, чтобы мои родители могли с ним познакомиться. Они его обязательно полюбят. А потом мы поплывем на клипере в Англию. – Ее маленькие ножки танцевали от нетерпения. – Это так восхитительно! Пройти через блокаду – вот это будет приключение! А потом будет Лондон, родственники и друзья Найджела, с которыми мне предстоит познакомиться. А потом я увижу Гленхевен-Холл. Это будет та жизнь, о которой я всегда мечтала.
«И я тоже», – подумала Эльке, чувствуя, как в крови у нее пульсирует чудо.
Следующие полчаса прошли в суматохе. Патрик и Найджел поставили кабриолет перед домом и загрузили его настолько, что Эльке не могла удержаться, чтобы не пожалеть бедную лошадь.
Никогда еще прощание не было таким сердечным и счастливым, никогда еще двум парам влюбленных так не терпелось остаться одним! Наконец кабриолет отъехал в надвигающуюся ночь под аккомпанемент веселого смеха Шарлотты.
На Патрика и Эльке спустилась благостная тишина, когда они рука об руку поднимались по ступеням веранды, как вдруг они услышали звуки подъезжавшего кабриолета.
– О Господи, – простонала Эльке, – только не это. Неужели они изменили свое решение? Уже.
Они обернулись с Патриком одновременно и увидели другой кабриолет и других седоков. На переднем сиденье рядом сидели Вельвит и Рио.
– Как у вас, все в порядке? – спросила Вельвит, после того как Рио помог ей сойти.
– У нас все прекрасно, – ответил Патрик.
– Но мне показалось, что Шарлотта уезжала с Найджелом.
Патрик улыбнулся.
– Именно поэтому у нас все прекрасно. Но это долгая история, а у нас был очень трудный день. Почему бы вам не провести эту ночь у нас? Завтра утром мы все вам расскажем.
– Большое спасибо, Патрик, – ответил Рио, – но мы с Вельвит торопимся в город.
– Но это так далеко, – вмешалась Эльке. – Раньше полуночи вы туда не доберетесь. Неужели ваши дела не могут подождать?
Она еще не замечала, как счастливо выглядит Вельвит.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28