А-П

П-Я

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  A-Z

 


Эльке выразительным взглядом показала в сторону гостиной и прошептала:
– Она вовсе не стерва и уже почти выздоровела. В данный момент она жаждет с тобой познакомиться.
– Познакомиться со мной? – Глаза Вельвит расширились от удивления. – Она что, слегка тронулась после своей горячки?
Эльке приставила палец к губам.
– Заверяю тебя, она абсолютно в здравом уме.
– Но она хоть знает, кто я и чем зарабатываю себе на жизнь?
– Я ей сказала.
Брови Вельвит удивленно взметнулись.
– Хорошо, черт побери! Так чего же мы ждем?
На пороге гостиной Вельвит остановилась, и некоторое время они с Шарлоттой внимательно изучали друг друга. Эльке наблюдала, затаив дыхание.
По-видимому, то, что они увидели, им обеим понравилось.
– Откуда у вас такой великолепный костюм? – воскликнула Шарлотта, жадно пожирая глазами изысканный наряд Вельвит.
– У меня во Фредериксбурге замечательная портниха, – ответила Вельвит. – Она может скопировать из «Журнала для женщин» Годи буквально все.
– Вы должны меня с ней обязательно познакомить. Обычно всю свою одежду я заказываю у Ворта, но это всегда очень долго и к тому же дорого.
– О, Боже мой, неужели вы знаете самого Чарльза Ворта?
У Шарлотты прелестно обозначились ямочки на щеках.
– Я познакомилась с ним, когда родители возили меня в Лондон, пару лет назад.
– Кстати о знакомствах, – улыбнулась Эльке, вступая в разговор. – Я вас еще официально не представила. Шарлотта Прайд, разрешите представить мою близкую подругу Вельвит Гилхули.
– Познакомиться с вами это большое для меня удовольствие, – произнесла Вельвит. – Я так много о вас слышала.
– Представляю, что вы слышали, если считаете меня стервой.
Цвет лица Вельвит стал почти таким же, как ее волосы.
– Боже, неужели вы услышали?
Шарлотта снова засмеялась своим неподражаемым смехом.
– А как же! Но обещаю вам, что обижаться не буду, если вы, в свою очередь, пообещаете забыть все, что наболтала про меня Элла Мэй. А то, что это она, сомнений нет. – Шарлотта протянула руку. – Договорились?
– Конечно, конечно, – ответила Вельвит, пожимая ее руку.
Эльке облегченно вздохнула. Ведь все могло повернуться иначе.
– Не хотите немного шерри?
– Да, – в унисон отозвались обе женщины.
Следующие два часа прошли в оживленном разговоре. Говорили в основном Вельвит и Шарлотта, они обсуждали последние фасоны с таким же жаром, с каким Эльке дискутировала о политике.
Наконец, прислушавшись к бою часов, Вельвит спохватилась:
– Боже мой, уже три! Я совсем потеряла чувство времени. Пора уходить.
Шарлотта улыбнулась и, подмигнув Эльке, спросила:
– Как сейчас идут дела?
К чести Вельвит, она нисколько не смутилась.
– Пока девушки болели гриппом, пришлось закрыть заведение, – сказала она обыденным тоном, как будто каждый день обсуждала дела борделя с респектабельной замужней дамой. – Я не хочу, чтобы ковбои потом жаловались, что подхватили в моем заведении заразу. Вы же знаете, какие эти мужчины мнительные. Потом выяснится, что это не грипп, а кое-что похуже. Свое заведение, кстати, оно называется «Бархатная нежность», я собираюсь снова открыть как раз сегодня вечером.
– «Бархатная нежность»? Какое потрясающее название вы придумали! – воскликнула Шарлотта. – Как-нибудь вы расскажете мне о нем. Возможно, кое-какими вашими советами я смогу даже воспользоваться. И у меня есть что рассказать.
Эльке побледнела.
– О чем речь, я всегда готова поделиться. Только скажите, – ответила Вельвит как ни в чем не бывало.
– Я провожу тебя до кабриолета, – сказала Эльке, вставая.
– Значит, у супругов Прайд все не так уж гладко, – произнесла Вельвит, как только они оказались одни.
Эльке избегала испытующего взгляда Вельвит.
– Я не понимаю, о чем ты.
– Ты что, не слышала, что говорила Шарлотта? И ты прекрасно понимаешь, что все это означает.
– Я действительно все понимаю, Вельвит, но не хотела бы это обсуждать. Больно, понимаешь, очень больно…
– Это все я, со своим длинным языком. – Вельвит схватила ее за руки. – Если надо будет отвести душу, знай, я в твоем распоряжении. – Вельвит перевела взгляд на дорогу. – А Рио нет нигде поблизости?
Эльке расслабилась.
– Ну конечно же, мне следовало самой догадаться, что ты приехала не только, чтобы повидать меня. Как у вас с Рио?
Лицо Вельвит осветила улыбка.
– Лучше, чем я имела право ожидать. Мне все время приходится себя сдерживать, чтобы окончательно не потерять голову.
– В таком случае особенно обидно, что его сейчас здесь нет.
– Небось опять пасет своих коров? – вздохнула Вельвит, не скрывая разочарования.
– Сегодня у них другое дело. Тут пума повадилась забивать телят. Он с Патриком и еще с двумя ковбоями отправились в горы за этой пумой. Раньше темноты не вернутся.
Рио де Варгас преследовал пуму еще с ночи. Опыта ему было не занимать. Всем премудростям охоты научил его еще дедушка, индеец из племени команчи. Он внимательно изучал следы на земле и безуспешно пытался отогнать мысли о Вельвит Гилхули.
Мысли-то все были какие-то не такие, он и права на них не имел. Например, как хорошо было бы зажить собственным домом, чтобы рядом была любимая женщина, которая об этом доме заботилась. Нет, что ни говори, он определенно спятил, если решил, что Вельвит согласится стать этой женщиной. Ну, во-первых, у нее денег столько, что ему и за сто лет не заработать, а во-вторых, у нее есть дело, требующее постоянного присмотра. И наконец, в-третьих, зачем ей нужен старый, потрепанный жизнью ковбой?
Эти мысли так занимали его сейчас, что он не сразу заметил следы копыт, что пересекали тропу пумы.
Он показал на землю.
– На нашего кота нацелился кто-то еще.
– Не хватало, чтобы его спугнул какой-нибудь идиот, – мрачно отозвался Патрик.
Они продолжили движение, и Рио не отрывал взгляда от земли, читая следы так же легко, как Патрик свои книги. От всадника, оказавшегося на тропе пумы, их отделял примерно час езды. Через некоторое время расстояние между ними уменьшилось.
– Вот здесь он остановился, – произнес Рио.
– Черт бы его побрал, – кратко отреагировал Патрик.
Через пятнадцать минут они добрались до места, где всадник снова остановил коня и на этот раз слез на землю.
– Похоже на то, что он стрелял, – сказал Рио.
– И судя по вон тем стервятникам, – добавил Патрик, показывая на птиц, круживших вдали, – он кого-то подстрелил. Надеюсь, что это была пума, а не одна из моих коров.
Рио тронул коня, Патрик за ним, а замыкали процессию два молодых ковбоя.
– Вон, смотрите. – Рио показал вперед. – Этот дурак по ошибке подстрелил свою лошадь.
– А сам-то он где? – спросил Патрик. И в этот же момент они услышали голос:
– Эй… кто-нибудь! Есть здесь кто? На помощь!
– Где вы?
– Здесь. – Голос раздавался откуда-то из-под мертвой лошади.
– Мы сейчас подойдем! Подождите, – прокричал Рио.
Он пустил коня вперед и резко остановил рядом с мертвым животным. На земле лежал человек, вернее, часть человека, если быть точным. Потому что все остальное у него скрывалось под лошадью. Бедняга не убивал свою лошадь. Лошадь почти убила его.
Рио соскочил с коня и поспешил к незнакомцу. Лицо человека было пепельно-серым, глаза затуманила боль, но говорить он, слава Богу, мог.
– Старина, я так рад, что вы появились. Как видите, у меня возникли кое-какие проблемы. Не откажите в любезности помочь.
«И он еще способен на такие речи?» – с удивлением подумал Рио, обменявшись понимающим взглядом с Патриком.
– Бедняга, – едва слышно пробормотал Патрик, затем добавил более громко: – Хотелось бы надеяться, что мы появились вовремя.
– Вначале должен вас предупредить: у меня, кажется, сломана правая нога.
– Это понятно. Странно другое, как у вас не сломано все остальное? – недовольно проворчал Рио, внимательно осматривая человека и лошадь и прикидывая, как лучше его освободить. Дело в том, что бедняга весь был обмотан поводьями своей лошади.
Чтобы решить «кое-какие проблемы» незнакомца, Рио, Патрику и двум ковбоям потребовалось несколько довольно-таки тяжелых минут, во время которых они все изошли потом и проклятиями. Незнакомец, к его чести, даже не вскрикнул ни разу. Правда, выругался вместе со всеми, и выговор был у него какой-то непонятный. К тому моменту, когда он был наконец освобожден из-под лошади, губы у него были совсем белые.
Рио опустился на колени рядом с ним и прошелся пальцами по его правой ноге. То, что он почувствовал под элегантно скроенными бриджами, ему очень не понравилось.
– Вы правы, ваша нога разбита вдребезги, – сказал он, вынимая из ножен на поясе длинный охотничий нож.
Незнакомец побелел еще сильнее.
– Надеюсь, вы не собираетесь ее отрезать?
– Пока я собираюсь разрезать только ваши брюки и сапоги, чтобы можно было добраться до раны.
– Черт побери, – человек сделал гримасу. – Это почти катастрофа. Сапоги у меня модные, они пошиты в Лондоне, у Спесера. А кроме того, у меня с собой больше нет никаких.
– На вашем месте я бы не беспокоился. Сапоги вам не понадобятся еще долгое время. – Рио легко разрезал замшу.
Затем он начал работать с сапогом, и глаза незнакомца закатились.
– Что там за чертовщина? – простонал он, когда сапог наконец был снят.
Посмотрев вниз, Патрик поморщился. Кость пробила правое бедро, из раны сочилась кровь. Человек приподнялся на локтях, чтобы тоже посмотреть, а затем упал назад на землю. Его наполненные болью глаза нашли глаза Патрика.
– Наверное, вы здесь главный?
– Вы угадали. Я владелец этих земель, то есть всего, что вы видите вокруг, и даже еще дальше. Меня зовут Патрик Прайд.
– А меня Найджел Хосорн, – сказал незнакомец, поднимая дрожащую руку. – Я граф Гленхевен. Мои документы в сумке на седле. Поскольку я не могу этого сделать, то прошу вас известить мою семью.
«Английский лорд, – подумал Патрик. – Вот, значит, откуда у него акцент».
– Вы сами сможете их известить, когда поправитесь, – ответил он с уверенностью, гораздо большей, чем чувствовал. – Мой управляющий Рио де Варгас за свою жизнь вправил больше костей, чем иной доктор.
Незнакомец снова протянул руку, на этот раз к Рио.
– Рад с вами познакомиться, мистер де Варгас.
– Сейчас не до церемоний. Зовите меня просто Рио, а я вас – граф.
Патрик чуть не захохотал. Но с раной у Хосорна ничего смешного не было.
Рио поднялся на ноги, подошел к лошади и возвратился с фляжкой.
– Я полагаю, вам следует принять вот это. – Он протянул фляжку англичанину.
– Что это? – спросил Найджел Хосорн.
– Отличный французский бренди из запасов Вельвит Гилхули. Он должен хорошо подействовать. Дело в том, что вам предстоит перенести сильную боль.
Пока Хосорн пил большими глотками, Патрик повернулся к двум ковбоям.
– Нужны молодые деревца для носилок и шин. Я видел несколько неподалеку отсюда.
– Хорошо, мистер Прайд, – проговорили они хором и вскочили на коней. Кажется, они были рады уехать, чтобы не видеть эту страшную рану.
«Им в их жизни предстоит увидеть и худшее. Особенно если попадут на войну», – грустно подумал Патрик.
О том, сколько шансов сейчас у Хосорна, он предпочитал пока не думать. Во-первых, инфекция, затем шок, который неизбежен, когда Рио начнет вправлять кость, и наконец путешествие назад, на ранчо – все это вместе может стоить англичанину жизни.
Желать того, чтобы англичанин живым добрался до ранчо, у Патрика, кроме всего прочего, была еще одна причина. Пока в доме будет находиться раненый, нуждающийся в ее помощи, Эльке никуда не уедет.
– Я у вас в долгу, сэр, – произнес Хосорн, обращаясь к Патрику. – Несколько часов я шел за подстреленной пумой. Конечно, сам виноват, потому что гнался как сумасшедший, почти не разбирая дороги. И тут моя лошадь вступила в яму и сломала ногу. При этом, как видите, придавила меня. Я пристрелил ее из милосердия, чтобы не мучилась, и подумывал уже проделать то же самое с собой, когда появились вы.
– Вы путешествуете один?
– У меня есть проводник. Но пару недель назад он заболел, и я отправил его в ближайший город. – Хосорн жестом показал через плечо. – Я нанял также повара и еще помощника. Вон в том направлении через пару миль мой лагерь. Кстати, а пуму я все же достал. Но стыдно признаваться, достал не совсем чисто. Целился в сердце, а попал в легкое. Все равно далеко уйти она не должна.
– В таком случае я тоже у вас в долгу. Мы гонялись за этой пумой весь день. – Патрик не мог не восхититься выдержкой Хосорна. Англичанин был ранен, и очень сильно, тем не менее находил еще силы вести вежливый разговор, как если бы они пили чай.
Облачко пыли вдали возвестило о возвращении ковбоев.
– Кажется, наши парни возвращаются, – сказал Патрик.
Рио поднялся со своего места у ног Хосорна, прошел к своему коню и снял с седла лассо.
– Я заверяю вас, связывать меня нет никакой нужды, – проговорил Хосорн с определенным усилием. – Я могу перенести все ваши манипуляции и без того, чтобы мне перевязывали руки и ноги.
Рио стал на колени и показал лассо англичанину.
– Я не собираюсь вас связывать, граф. Вам придется это взять в рот, чтобы не откусить язык.
Несмотря на серьезность ситуации, Патрик улыбнулся. Живого графа Рио встречать еще никогда не приходилось, в этом Патрик был уверен, но и Гленхевену вряд ли когда-либо попадался такой экземпляр, как Рио.
– Вы уверены, что сможете с этим справиться? – спросил Хосорн.
– Если бы я был решительнее, то отрезал бы эту чертову конечность, и дело с концом.
– Ради Бога, дорогой, лучше сразу убейте!
– Вам-то какая разница? Что так, что эдак. А кроме того, я люблю трудные задачи. Как сказал босс, я довольно ловко вправляю кости, а на ранчо у нас есть лучшая сиделка, какую только можно пожелать. Между нами, я думаю, мы вас из этого дерьма вытащим.
– Попытайтесь, – восхищенно пробормотал Хосорн.
Рио дал знак двум молодым ковбоям подойти ближе.
– По моему приказу держите крепко его за плечи. Вы, Патрик, займитесь его второй ногой. Учтите, он будет немного дергаться.
Каждое слово, произносимое Рио, Найджел слушал с большим вниманием. И единственное, что его утешало, это то, что Рио, видимо, действительно знал толк в таких делах.
– Давайте, – кивнул Рио.
Найджел вцепился зубами в лассо. Рио начал вправлять кость, а остальные трое железной хваткой держали англичанина. Это была пытка, настоящая пытка.
Когда Найджел почувствовал, как его кости трутся одна о другую, потребовалось все его мужество, чтобы не закричать. Вспомнился раненый тигр, который напал на него… Тогда он не закричал. Потом его раны зашивала целая армия хирургов. Будь он проклят, если закричит сейчас.
По всему его телу струился пот, к горлу поднималась желчь, но сломанные кости наконец со страшным скрипом встали на место, и Рио начал осторожно обрабатывать рану остатками бренди. Горячие полосы боли пронзили ногу Найджела и остановились в груди.
– Зачем зря расходовать такой чудесный напиток, – простонал Найджел и окунулся в черный водоворот.
Сознание ему вернула боль. Но это произошло несколько позднее. Он был привязан к некоторому подобию носилок, концы которых были закреплены на двух лошадях. Дорога была неровная, и носилки сильно трясло. Вот эта тряска его и разбудила. Раскрыв глаза, он увидел Рио.
– Мы уже почти на месте, старина, – сказал де Варгас.
– Почти где?
– На ранчо.
– Но почему на ранчо? Я не хочу причинять людям неудобства. Пожалуйста, отвезите меня в мой лагерь.
– Вы что, граф? Я проделал такую работу, а вы хотите своей смертью испортить мне репутацию. Мистер Патрик послал одного из ребят в ваш лагерь предупредить о случившемся и сказать, где найти пуму. Он решил, что вам понадобится шкура как сувенир о последней охоте. Приучайте себя к мысли, граф, что больше охотиться вам не придется.
Окутанный туманом боли, Найджел пытался расшифровать сказанное Рио. Два слова задержались в его сознании и эхом отдавались в нем, переплетаясь с болью, пронизывающей все тело.
Последняя охота… Последняя охота…
Как большинство богатых и знатных англичан, он вел жизнь, полную приключений – взбирался на горы в Ирландии, охотился на зубров в Польше, стрелял тигров в Индии. Он приехал в Техас в поисках трофеев: оленей, пумы и бизонов.
Он знал, что рано или поздно с подобными развлечениями придется кончать. Следовало остепениться и произвести на свет наследника. Но не ожидал, что это случится так скоро. Господи, ведь ему было всего двадцать семь. А его отец женился только в тридцать пять.
– Кстати, если хотите знать, – протяжный медлительный голос Рио вывел его из этих неприятных раздумий, – эта штука, к которой вы привязаны, называется травойс. Команчи применяли их, перевозя из стойбища в стойбище свои вещи. Как видите, пригодилось.
Как раз в этот момент травойс сильно покачнулся. Боль молнией проскочила по сломанной ноге Найджела и запеленала его в свои жестокие объятия. Перед ним снова раскрылся черный водоворот, и на этот раз он с благодарностью в него окунулся.
Глава 20
– Сегодня был трудный день, – сказала Эльке Шарлотте, когда Мария убрала их тарелки после ужина. – Ты не считаешь, что тебе следует отправиться в постель?
Шарлотта отодвинула стул и поднялась на ноги.
– Разве нельзя посидеть еще чуть-чуть? Хотя бы пока не вернется Патрик.
Эльке посмотрела в окно. У нее было какое-то нехорошее предчувствие.
– Я думаю, он вернется поздно ночью.
– А чего ты так беспокоишься? Что с ними может такого случиться? Какой-то старый облезлый кот, неужели так трудно его взять?
Эльке только покачала головой. Шарлотта никогда не видела пуму и понятия не имеет, что это за страшный зверь.
– Давай допьем кофе в гостиной и подождем его там, – предложила Шарлотта.
– Пойдем, – сказала Эльке. – Думаю, это тебе не повредит.
Шарлотта действительно выглядела сейчас много лучше – на щеках вновь заиграл румянец, в глазах появился прежний блеск.
– Хочешь, я почитаю тебе немного из «Сватовства Майлса Стендиша»? – Эльке взяла чашки и последовала за Шарлоттой.
– Почему бы нам просто немного не поболтать, – предложила Шарлотта, устраиваясь в кресле и покрывая свои ноги вязаным платком. – Ты обо мне знаешь, наверное, все, а я о тебе практически ничего.
– А что обо мне, собственно, знать. Я не очень интересный человек, – ответила Эльке, протягивая Шарлотте чашку.
– Ты себя недооцениваешь. Например, почему ты не расскажешь, как подружилась с Вельвит Гилхули?
– Это длинная история. – Избегая любопытного взгляда Шарлотты, Эльке прошла к камину и добавила в огонь несколько поленьев.
– И захватывающая, я уверена.
– Не совсем. Просто она посещала мою булочную.
– Не могу поверить, что это все, – настаивала Шарлотта. – Вы обе кажетесь такими близкими подругами.
Когда Шарлотта чего-нибудь хотела, то вцеплялась в это с упорством терьера. Это ее качество Эльке одновременно и восхищало и удручало.
– Дело в том, что Вельвит спасла мне жизнь, – неохотно произнесла она.
– Ну так расскажи, как это случилось. Я хочу услышать все подробности.
Эльке возвратилась к креслу, которое занимала сегодня весь день, и посмотрела в огонь, снова воскрешая в памяти события тех дней. Она сбивчиво рассказала Шарлотте, как письмо Патрика невольно привело к трагедии, как она и Отто были настигнуты Детвайлерами по пути к дому, как она пришла в сознание в постели Вельвит, чтобы узнать, что потеряла обоих, и мужа и ребенка, и, наконец, как Рио похоронил Отто и ее ребенка прямо здесь, на ранчо.
Закончив, она с удивлением увидела на щеках Шарлотты слезы.
– Если бы Патрик не женился, – проронила Шарлотта срывающимся голосом, – вы не поехали бы на ранчо. Я ведь ничего не знала. Патрик сказал, что ты вдова. Но он никогда не рассказывал, когда умер твой муж и как. Теперь я знаю, почему ты всегда такая грустная. Это все так ужасно!
– Сейчас уже не так тяжело, как первое время, – мягко проговорила Эльке.
– Ты до сих пор скучаешь по своему мужу, правда?
Эльке кивнула. Она скучала по мужу и по замужеству. Потому что не с кем было поговорить, потому что не знала, как устроить свою жизнь. Ей не хватало дома и будущего, которое она потеряла.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28