А-П

П-Я

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  A-Z

Торн Александра

Прайды из Техаса - 1. Возвращение надежды


 

На этой странице выложена электронная книга Прайды из Техаса - 1. Возвращение надежды автора, которого зовут Торн Александра. В электроннной библиотеке park5.ru можно скачать бесплатно книгу Прайды из Техаса - 1. Возвращение надежды или читать онлайн книгу Торн Александра - Прайды из Техаса - 1. Возвращение надежды без регистрации и без СМС.

Размер архива с книгой Прайды из Техаса - 1. Возвращение надежды равен 242.79 KB

Торн Александра - Прайды из Техаса - 1. Возвращение надежды => скачать бесплатно электронную книгу



Прайды из Техаса – 1

OCR Larisa_F
«Возвращение надежды»:
Аннотация
Золотоволосая Эльке приехала в дикие земли приграничного Техаса одна, без защиты, без гроша – лишь с неукротимой отвагой и желанием выжить любой ценой. Но судьба принесла девушке неожиданную встречу с мужественным Патриком Прайдом, владельцем богатого ранчо… Так начинается история пылкой страсти и опасных приключений, история любви двух непокорных сердец.
Александра Торн
Возвращение надежды
Пролог
Индианола, Техас, 1846 год
Эльке проклинала судьбу, понуро бредя по песку, поросшему крапивой. Надо же, поверили пустым обещаниям, бросили дом и приехали на край земли, в Новый Свет! Фактически их сюда заманили.
Обещали за шесть сотен крон решить все проблемы: доставить всех на пароходе в большой порт в Мексиканском заливе. Оттуда предоставляли возможность добраться до любого места, облюбованного переселенцами.
Но все оказалось не так романтично, да и вообще не так, как обещали: никакого порта не было здесь и в помине. Несколько десятков жалких лачуг и палаток, а вокруг кишащее москитами, распространяющее заразу болото. Ну а о том, чтобы перебросить их внутрь страны не могло быть и речи. Шла война с Мексикой, и правительство мобилизовало все сколько-нибудь пригодное для транспортировки – лошадей, повозки. Сотни прибывших переселенцев из Германии были просто выброшены на берег и предоставлены самим себе.
Эльке старалась сдерживать гнев, это помогало ей унять слезы. Единственное, что ее утешало, – если, конечно, это можно было назвать утешением, – это то, что со смертью все мучения для родителей кончились. И отошли они в мир иной почти одновременно. Это тоже хорошо. Случись иначе, вряд ли мать смогла бы пережить смерть отца, и наоборот. Они так любили друг друга!
«Познаю ли я когда-нибудь такую любовь? – спрашивала она себя. – Будет ли у меня когда-нибудь свой дом и семья? Или мне суждено умирать на этой земле в одиночестве, и никого не будет рядом, чтобы оплакать мою смерть?»
В конце концов, им сейчас легче, а вот ей придется жить дальше. Но, Господи, как? Ждать помощи неоткуда, а ей всего четырнадцать – совсем еще ребенок.
В трехстах милях отсюда, если ехать в сторону гор, лежит, говорят, город Фредериксбург. Но как туда добраться? Пешком? А может, там и нет никакого города?!
Опять ее мысли вернулись к родителям.
Отец Эльке, профессор фон Браун, человек невероятной доброты, предполагал в этих краях учительствовать. Мать, дочь обедневшего дворянина, хотела давать уроки музыки. Но учеников скорее всего не было бы. Вон как свирепствуют тиф, дизентерия и малярия…
…Повозка со скрипом остановилась. Господи, какими пустыми и беспочвенными были их надежды! Вот оно кладбище Индианолы, с чередой свежих холмиков. Это все дань, которую собирает земля обетованная. Это все плата за вход.
Эльке подошла к двум неглубоким ямкам, где будут покоиться ее родители, и закусила губу, пытаясь сдержать слезы. Плакать нельзя! Папе с мамой это бы не понравилось.
До кладбища ее сопровождали две женщины. Их мертвые, завернутые в полотняные саваны, лежали здесь же неподалеку. Эльке почти забыла об их присутствии. Сейчас она повернулась к той, что стояла ближе, матери девяти детей.
– Фрау Кнопф, вы останетесь со мной? Глаза фрау Кнопф наполнились слезами.
– Извини, но не могу. – Она, всхлипнув, покосилась на повозку с усопшими. – Прошлой ночью умер мой ребенок, а муж и еще четверо детей больны… – Голос фрау Кнопф дрогнул. Она не сделала даже попытки сдержать слезы, и они потекли по ее щекам.
Женщина побрела прочь, а Эльке стиснула зубы, с трудом сдерживая рыдания. Она стояла молча, с опущенной головой. В могилы – сначала в одну, потом в другую – мягко шлепнулись завернутые в саван тела ее родителей, и двое могильщиков заработали лопатами.
Эльке мрачно вскинула голову и посмотрела на кружащих в небе чаек. Конечно, могилы должны были быть глубже.
Она закрыла глаза и дрожащим голосом начала читать молитвы.
– Отче наш, сущий на небесах, да святится имя Твое… – От этих знакомых слов стало немного легче, хотя сейчас она вовсе не была уверена в том, что все еще верит в Бога. Но ведь это для папы с мамой.
Окончив молитву и открыв глаза, она оглянулась и обнаружила, что осталась одна. Наклонившись, Эльке подняла с земли маленький букетик уже увядших полевых цветов, которые собрала сегодня утром – индейские кисточки, как их здесь называли, – и разбросала по поверхности могильных холмиков.
– Пепел к пеплу, пыль к пыли… – скорбно произнесла она и вдруг поняла, что остальную часть молитвы не помнит. Это было, видимо, последней каплей. Господи, родители умерли без покаяния, и сейчас она не может даже как следует прочитать молитву за упокой их душ! Эльке упала на могилу матери, и слезы, которые она сдерживала весь день, выплеснулись наружу. Тело ее судорожно сотрясли рыдания.
Она нашла в себе силы подняться, только когда вечерний сумрак опустил свой полог на мрачный кладбищенский пейзаж.
Не помня себя Эльке вышла на берег моря. Волны нежно ласкали гальку. Вот так же точно ее ласкала мама…
Теперь все кончено. Их больше нет. Как жить дальше?
Всю последнюю неделю она была занята лишь одним – тщетно пыталась бороться за жизнь родителей. Подумать о чем-нибудь другом времени не было.
Все, что осталось от родителей, – это немного денег, скопленных на черный день. На них они собирались жить первое время. Что же теперь делать с ними? Возвращаться назад в Германию? Но на это пришлось бы потратить все до последней кроны. И что же тогда? Сиротой, да еще и без денег, она вернется в Карлсруе. Прожить в Германии будет очень и очень непросто. Там всем, у кого нет поддержки, приходится туго.
«Нет, – подумала Эльке, – я никогда не возвращусь туда, откуда мои родители отправились в поисках лучшей жизни».
Эльке повернулась и посмотрела назад, как будто там, за далекими горами, скрывалось ее будущее.
Выбора у нее практически не было. Либо она соберет все свое мужество и попытается добраться до этого Фредериксбурга, либо надо ложиться и ждать смерти.
Она выпрямилась, расправила плечи и сжала кулаки: «Ничего, еще придет время, и я найду способ сделать так, чтобы мечты моих родителей сбылись. Эту забытую Богом землю здесь, кажется, все называют Техас… Так вот: я ей не поддамся».
Глава 1
Фредериксбург, Техас, 1860 год
Эльке Зонншайн, хмурясь, изучала приходно-расходную книгу булочной.
Население Фредериксбурга растет. С учетом этого можно было бы рассчитывать и на большую прибыль. Однако прибыль почему-то не растет.
«Это Отто во всем виноват», – с раздражением подумала она.
Очень уж ее супруг щедрый. Ну просто никому из нуждающихся отказать не может! Бесплатного хлеба через черный ход раздавалось у них не меньше, чем через прилавок. Если не больше. Вообще-то она не возражала – бедным помогать надо. Но сейчас, когда на горизонте замаячил призрак войны, неплохо было бы подумать и о том, в каком состоянии находятся финансы семьи.
Эльке расправила затекшие плечи и осмотрелась. В этот солидный дом на Главной улице они переехали три года назад. Он был сложен из известняка. В просторном зале внизу она обслуживала клиентов. За залом располагалась пекарня, там хозяйничал Отто. Лестница наверх вела в жилые комнаты.
Их дом был не просто солидный, он был шикарный. В каждой комнате по камину, плита на кухне напоминала саркофаг египетского фараона и наконец последний крик моды – керосиновые лампы. Они перебрались сюда из маленького бревенчатого домика, который был построен Отто еще в 1845 году, как только он прибыл в Фредериксбург. И хотя новый дом Эльке очень нравился, все равно она не была уверена, что нужно было тратить на него так много денег.
Взять хотя бы эти окна в нижнем зале, они ведь обошлись им в целое состояние. Для хранения тортов, печенья и пирогов Отто приобрел дорогие специальные шкафы. Выпечка в них долго не теряла своей свежести. Все было, конечно, очень высокого качества, но дорого, ужасно дорого. А вот этот прилавок! Его привезли на пароходе из Нового Орлеана. Очень дорогой прилавок. Сейчас на нем были расставлены корзины с хлебом, а другая выпечка и деликатесы красовались под стеклянной крышкой. В центре зала на специальном столике возвышался фарфоровый пузатый чайник, за большие деньги выписанный из Германии. Тепло, излучаемое им, соблазняло клиентов подольше посидеть за кофе и знаменитым струделем Отто.
Превосходный кофе, вкусный аппетитный аромат, постоянно стоящий в зале, покрытые скатертями столы и массивные дубовые стулья – все это делало булочную Зонншайн одним из самых популярных заведений в городе. Разумеется, салуны и публичные дома были вне конкуренции.
Промозглая мартовская непогода собрала сегодня полный зал. Ни одного свободного столика. Завсегдатаев Эльке уже знала всех в лицо – это владельцы ранчо, фермеры и горожане, в основном немецкие переселенцы. Шум в зале стоял невообразимый. Все спорили. Фермеры и владельцы ранчо в большинстве своем были выходцами из южных штатов и поэтому горячо отстаивали идею рабства как единственный путь к процветанию. Немцы флегматично возражали.
Эти споры не были новостью. Они возникали и прежде. Эльке и сама порой участвовала в них, разумеется, против идеи рабства. Приближались выборы президента, и атмосфера между спорящими накалялась. Сегодня громче всех горланили близнецы Детвайлеры.
«И почему это всегда малообразованные люди, – подумала Эльке, – пытаясь победить в споре, повышают голос, тогда как культурные, как правило, сдержанны?»
Когда Илай и Джуд были маленькими, Эльке их очень жалела. Отто тоже. Их семья постоянно получала хлеб через черный ход булочной. Потом их мать умерла, а отец собрал пожитки и куда-то исчез. Вместе с детьми. Вернулись они сравнительно недавно, одни, без отца. И это были совсем другие Илай и Джуд. Злобные, налитые дурной силой дебоширы, использующие любой повод, чтобы устроить потасовку.
Эльке вздохнула. Как назло, эти двое были большими сластенами и из булочной не вылезали. В прошлом месяце произошел неприятный инцидент. Они пытались вышвырнуть из зала пожилого негра. Эльке пришлось пригрозить ружьем, чтобы хулиганы покинули заведение навсегда. Но они пришли сегодня опять, правда, вели себя тихо, поэтому она разрешила им остаться.
Эльке покрутила выбившийся из-под заколки белокурый локон и возвратилась к изучению бухгалтерских счетов. Цены на сахар, муку и специи росли с каждым днем. А что будет, если начнется война? Конечно же, инфляция и неизбежная нехватка продуктов. Как тогда сводить концы с концами?
Эльке вновь тяжело вздохнула. Значит, что же это получается? Четырнадцать лет упорной работы насмарку? Чтобы остаться опять ни с чем?!
Она вновь углубилась в книгу, пытаясь отыскать скрытые источники дохода, и даже не услышала, как звякнул дверной колокольчик, возвещающий о прибытии очередного посетителя.
– Добрый день, Эльке, – произнес глубокий баритон.
Она оторвалась от расчетов… У прилавка стоял Патрик Прайд.
Сердце ее мгновенно выбилось из привычного ритма, лицо запылало, а пальцы рук, напротив, вдруг стали ледяными. Эльке, разумеется, рада была видеть его, очень рада, но радость эта, как всегда, отравлялась чувством вины. Не должна замужняя женщина чувствовать «такую» радость при появлении лучшего друга своего мужа.
– Добрый день, – улыбнулась она Патрику. Слава Богу, голос ее был ровным, не то что пульс.
Патрика Прайда Эльке увидела первый раз, когда ей было семнадцать лет. Она только что вышла замуж. Он скакал по Главной улице на чудном белом жеребце. Сидел, выпрямившись в седле, высокий, статный. В ее воображении моментально возник образ прекрасного принца из волшебных сказок.
Уже давно Эльке приняла твердое решение: он для нее только друг, однако сердцу не прикажешь: каждый раз она не могла оторвать глаз от его лица. Хотя черты лица ее кумира были достаточно грубыми, для нее Патрик Прайд являлся олицетворением мужской красоты.
Высокий лоб, с горбинкой нос и угловатые черты лица, черные как смоль волосы, завивающиеся на шее у воротника. Левую щеку пересекал шрам – память о битве у Пало-Альто, – который делал его еще привлекательнее, над правильно очерченными губами темная полоска усов. Но больше всего ей нравились его глаза – серые, цвета только что вымытого дождем осеннего неба. И вот теперь эти глаза смотрели на нее с внимательным любопытством.
– Ты выглядишь озабоченной, Солнышко. Что-то случилось?
Патрик придумал ей прозвище, просто перевод ее фамилии (вернее, фамилии ее мужа) Зонншайн. Чаще всего он называл ее именно так.
Эльке слегка улыбнулась.
– Всегда что-нибудь оказывается не в порядке, стоит только заглянуть в бухгалтерскую книгу.
– Если у вас проблемы с деньгами, я буду рад помочь.
Он делал такие предложения много раз и прежде. После Мексиканской войны правительство США пожаловало ему земельный надел у реки Гуадалупе, где он построил процветающее теперь ранчо. Сейчас в этой части Техаса Прайд был одним из самых богатых Людей.
– Ну, все не настолько уж и плохо. – Она кивнула в сторону посетителей за столиками. – У нас никогда не было столько работы, как в эти дни. А какие дела привели тебя в город?
– Сейчас скажу, – ответил он. – А где Отто? Мне хотелось бы поговорить с вами обоими.
Эльке еще не доводилось видеть его таким грустным. И зачем он, спрашивается, надел под этот пыльный затрапезный плащ такой великолепный костюм? Господи, куда он собирается в таком наряде? К кому?
У нее перехватило дыхание. Да ведь он одет для… Он хочет жениться… Сердце кольнуло. За одно мгновение она перебрала в уме всех незамужних женщин города. По ее мнению, ни одна из них не стоила внимания Патрика Прайда.
– А что случилось? Почему ты непременно хочешь поговорить с нами обоими? – спросил Отто, как по волшебству оказавшись рядом с женой. В мясистой руке он держал поднос со своими знаменитыми булочками с перцем. – Попробуй, Патрик. Они прямо из духовки. А ты, наверное, голоден, проделав столько миль верхом.
После того как Патрик отведал парочку ароматных булочек, Отто добавил:
– Как приятно видеть тебя снова, mein Freund.
Эльке не могла удержаться от сравнения Патрика со своим мужем. Тяжелый выговор Отто и легкая речь Патрика, его атлетическая фигура и грузное бесформенное тело ее мужа. Именно из-за своей дородности и редких волос Отто казался старше своих сорока двух лет. «Но в мире нет добрее человека, чем мой муж», – твердо напомнила она себе.
Мать учила ее не судить о людях по наружности. Но все-таки отец ее был красивым мужчиной, и, вне всякого сомнения, мать обожала его еще и за это. Эльке унаследовала его рост, его широко расставленные голубые глаза, золотистые волосы. «Если бы родители были сейчас живы, – подумала она с привычной тоской, – я могла бы поделиться с ними своими самыми сокровенными секретами».
Почему-то она была уверена, что они бы ее сейчас поняли. Эльке вспомнила, как в день их похорон гадала, удастся ли ей пережить такую необычайную, такую сильную и разделенную любовь, какую пережили они. Теперь ответ на этот вопрос ей известен. Жестокий каприз судьбы лишил ее возможности надеяться на такое чудо. Если бы Патрик въехал в город месяцем раньше, она бы никогда не вышла за Отто, даже если бы это означало, что ей придется провести всю жизнь старой девой.
Ее печальные размышления прервали грубые выкрики. Джуд и Илай Детвайлеры опять принялись за свое. Обычно они никогда не задирались с теми, кто мог им достойно ответить. Сейчас они приставали к Джону Келлеру, маленькому пожилому человечку.
Джуд вскочил на ноги так резко, что опрокинул стул, и заорал:
– Слушай ты, чертов пожиратель капусты! Ты, я вижу, тупее задницы мула. Сколько раз тебе надо повторять: ниггеры не люди. Понял?
– А не нравятся наши порядки, отправляйся обратно в Германию, откуда приехал, – добавил Илай.
«Вот оно, снова начинается», – подумала Эльке.
Под прилавком у нее всегда было наготове ружье, и она сразу подумала о нем.
Братья были здоровыми бугаями, но Эльке знала, что Джона Келлера не так-то просто запугать.
– Чего это я вдруг должен уезжать? – с достоинством произнес он на удивление твердым голосом. – Что же касается черных, то они такие же Божьи твари, как вы и я.
Детвайлеры вскочили как по команде и, схватив Келлера с обеих сторон, поставили на ноги.
Эльке приставила приклад к плечу. Прикосновение теплого дерева было приятным. Как будто к тебе вернулся старый испытанный друг.
– Эй, приятели! Вы что, собрались пригласить мистера Келлера на танец? Если нет, то вам лучше его отпустить! – выкрикнула она.
Илай глянул в ее сторону.
– Черт побери, сударыня, опять вы за свое ружье. Нельзя и пошутить.
– Но мистер Келлер не разделяет вашего юмора. Да и мне ваши речи не по душе.
– О, прошу прощения, сударыня, я совсем забыл: вы же относитесь к этим безмозглым аболиционистам. – Джуд произнес слово аболиционист как грязное ругательство, а сам, как затравленный хорек, шарил глазами по залу, выискивая единомышленников.
Прежде чем Эльке смогла отреагировать, Патрик пересек зал и небрежно, без всяких видимых усилий, схватив за грудки каждого, встряхнул их как котят.
– Мальчики, вы, я вижу, ищете, с кем бы подраться. Так отправляйтесь в салун, там вам доставят такое удовольствие. А здесь порядочных людей беспокоить не надо.
Роста в Патрике было не меньше чем метр девяносто, да и сложен он был соответствующе. С холодным вниманием он разглядывал Илая и Джуда.
– Но ведь ты такой же южанин, как и мы, – промычал Илай. – Почему ты выступаешь против своих?
– Для таких, как вы, я никогда своим не был и не буду. Не надейтесь. А теперь пошли вон отсюда. – Патрик толкнул их, и они полетели к двери.
– Мы этого не забудем, – почти в унисон прорычали молодцы, поднимаясь на ноги.
– Я тоже. И не вздумайте здесь опять появляться, – отозвалась Эльке.
– С вами все в порядке? – спросил Патрик мистера Келлера.
– В порядке, – ответил тот, оправляя пиджак. – Не понимаю, что это на них нашло.
– Может быть, им не понравился струдель? – задумчиво предположила Эльке, убирая ружье на место.
Как она и ожидала, ее слова вызвали взрыв смеха. Напряжение, возникшее в зале, рассеялось.
Когда она выпрямилась, то увидела, что Патрик уже подошел к прилавку и как-то странно на нее смотрит.
Отто протянул руку Патрику.
– Большое спасибо. Я очень рад, что ты оказался здесь так вовремя. Такие стычки… это очень плохо.
Пока Патрик разбирался с братьями, Эльке, затаив дыхание, любовалась его смелостью. Но только сейчас она осознала, что, унизив их, он нажил в одночасье двух опасных врагов.
– Тебе не следовало вмешиваться. Я могла разобраться с ними сама, – объявила она. – Мне приходилось уже это делать.
Отто посмотрел на нее с обожанием, а затем повернулся к Патрику.
– Моя жена – настоящий воин.
– Твоя жена играет с огнем. Передай ей, что никогда не следует брать в руки оружие, если не намереваешься его использовать.
– Я сама прекрасно знаю, что мне делать.
Странное выражение промелькнуло на лице Патрика, когда он посмотрел на нее. Какая-то смесь раздражения и чего-то еще, чего она не могла определить.
– Мне известно, что твой отец брал тебя с собой на охоту. Но учти и никогда не забывай: людей убивать это не фазанов подстреливать.
Перегнувшись через прилавок, Патрик похлопал Отто по плечу.
– Все в порядке, дружище, успокойся.
Отто все еще был пунцовый, как вишневый пирог, лежавший рядом на блюде. Мягкий, домашний, он всегда пасовал перед грубой силой.
– Ты, кажется, собирался что-то сообщить, прежде чем начался этот переполох. Так что же?
– Я решил съездить домой, в Натчез. Надо успеть до начала войны. Потом это будет невозможным.
Эльке почувствовала, как пол уходит у нее из-под ног. То, что Патрик считает войну неизбежной, уже само по себе было достаточно, но его отъезд… Мысль о том, что он скоро уедет, не укладывалась в ее голове.
Она боялась признаваться даже себе в том, как ждет его ежемесячных визитов, как они важны для нее.
Эльке посмотрела в окно.

Торн Александра - Прайды из Техаса - 1. Возвращение надежды => читать онлайн книгу далее