А-П

П-Я

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  A-Z

Торн Александра

Прайды из Техаса - 3. Бесстрашная


 

На этой странице выложена электронная книга Прайды из Техаса - 3. Бесстрашная автора, которого зовут Торн Александра. В электроннной библиотеке park5.ru можно скачать бесплатно книгу Прайды из Техаса - 3. Бесстрашная или читать онлайн книгу Торн Александра - Прайды из Техаса - 3. Бесстрашная без регистрации и без СМС.

Размер архива с книгой Прайды из Техаса - 3. Бесстрашная равен 269.96 KB

Торн Александра - Прайды из Техаса - 3. Бесстрашная => скачать бесплатно электронную книгу



Прайды из Техаса – 3

OCR Larisa_F
«Бесстрашная»: АСТ; Москва; 1997
ISBN 5-697-00157-6
Аннотация
Над юными Улиссом и Райной тяготели позорные тайны прошлого их родителей, сломавшие когда-то их детскую дружбу. Много лет они пытались ненавидеть и презирать друг друга. Но любовь, необузданная и страстная, стоит выше предрассудков. Тяжкие испытания ждут Райну и Улисса. Но что значат они для тех, кого сама судьба предназначила друг для друга?
Александра Торн
Бесстрашная
Пролог
Техас, 1869 год
Раз в месяц с точностью хорошо выверенных часов Улисс Прайд отправлялся на «седьмое» небо. Его лучший друг, точнее сказать, подруга, Райна де Варгас всегда его сопровождала.
Болезненный астматический восьмилетний мальчик никогда не считал, что пятилетняя девочка – неподходящая компания. В Райне его привлекал подход к жизни, сводившийся вкратце к популярному высказыванию: кто не успел, тот опоздал, и пусть ему будет хуже. Райна пленяла Улисса еще и тем, что никогда не высмеивала его за слишком тщедушное тело и слишком ученый вид, и вообще он ей явно нравился.
Рай, куда так стремился Улисс, находился в булочной господина Дитца в Фредериксберге, штат Техас. До того как мать Улисса вышла замуж, булочная принадлежала ей. Небеса сулили сладостную муку, а именно: право выбрать одно пирожное из необыкновенного изобилия восхитительных лакомств. Но к торжеству чревоугодия присоединялась и еще одна радость – возможность побыть вдвоем с Райной и почувствовать себя господином своей судьбы.
– Позаботься о моей малышке, – сказала мать Райны однажды ясным октябрьским днем, когда Улисс и Райна усаживались за один из столиков в булочной.
– Не беспокойтесь, мэм, я о ней не забуду, – ответил Улисс торжественно.
Миссис де Варгас каждый раз повторяла это напутствие и каждый раз получала именно такой ответ.
– Не ешь слишком быстро, – в свою очередь напутствовала Улисса его мать. – Ты ведь не хочешь, чтобы по пути домой у тебя разболелся живот?
Улисс любил мать, но терпеть не мог, когда она начинала суетиться. Он хотел одного: чтобы она и миссис де Варгас поскорее отправились за покупками.
Аромат яблочного пирога и дымящегося горячего шоколада был почти непреодолимым соблазном. И тем не менее Улисс решил проявить твердость воли:
– Буду жевать медленно и изящно.
Наклонившись поцеловать его, мать сказала:
– Развлекайтесь.
Увидев за соседним столиком двух мальчишек постарше, он попытался уклониться от этой ласки:
– Мама, не на публике!
И она ограничилась только тем, что слегка похлопала его по макушке.
– Мы вернемся через полчаса, как всегда.
Улисс дождался, когда его мать и миссис де Варгас ушли, и повернулся к Райне.
– Держу пари, что расправлюсь с пирогом раньше тебя, – сказал он.
В глазах Райны заплясали лукавые искорки, и она начала торопливо запихивать пирожное в рот.
– Это нечестно! У тебя уже был задел, – запротестовал Улисс, когда победа оказалась за Райной – весь кусок ее пирога исчез во рту, и только крошки теста на губах свидетельствовали о том, что он недавно существовал.
– Это было абсолютно честно. Я меньше тебя и потому должна была начать есть раньше, – заявила Райна с неопровержимой женской логикой.
Улисс не замечал, что оба мальчика наблюдают за ними, до тех пор, пока те не подошли к их столику.
– Позволил сопливой девчонке выставить себя дураком? – спросил один из них.
– Уж не дочь ли ты всем известной шлюхи? – спросил Райну другой. – Мой папаша говорил, что частенько запихивал ей свою колотушку. Он называет ее королевой шлюх.
Улисса передернуло. Инстинктивно он поднялся на ноги, но не для того, чтобы драться, а для того, чтобы пуститься наутек. Потом, вспомнив обещание, данное матери Райны, он снова опустился на стул. Конечно же, с ними ничего не случится в булочной, где полно посетителей.
– Мы вас не трогаем. Оставьте нас в покое, – прошептал он, ненавидя себя за то, что его голос дрожал, выдавая страх.
Мальчишки постарше переглянулись и захихикали.
– Мне следовало бы знать, что ты будешь за нее держаться. Дочь шлюхи и ублюдок – хорошая парочка, – сказал тот, что повыше.
Улисс вспыхнул. Ему доводилось слышать это слово прежде, и он знал, что оно означает. Если он когда-либо его произносил, то после этого тщательно прополаскивал рот. И уж, разумеется, никто так его не называл раньше.
– От тебя воняет, как от лошадиного дерьма, – зашипела на парня Райна. Ее выпачканное пирожным личико исказилось от ярости. – Не смей так разговаривать с моим другом!
К изумлению Улисса, она взвилась со своего стула, как ангел мщения, и лягнула мальчишку поменьше в голень. Тот взвыл и вцепился в пострадавшую конечность.
Второй парнишка так сильно толкнул Райну, что она свалилась на пол. Но она тут же вцепилась парню в щиколотку и укусила его, пока оцепеневший от ужаса Улисс стоял и наблюдал за боевыми действиями. Все произошло так быстро, что он не сумел привести свои мускулы в боевую готовность и заставить их действовать. Из-за прилавка появился господин Дитц. Он бежал к столику, его белый передник развевался. Он быстро разнял дерущихся.
– Отправляйтесь драться со сверстниками, – сказал он, крепко держа Райну за руку и выталкивая обидчиков за дверь.
Оба налетчика удалились размеренным шагом, будто их сковали цепью, но на прощание обернулись и дали последний залп по врагу:
– Ты чертова сопливая девчонка, если позволяешь своей подружке драться вместо себя, – сказал парнишка побольше, обжигая Улисса взглядом.
– Да, – подпел ему второй, – он и эта девчонка – два сапога пара. Слюнтяй и дикая кошка, ублюдок и шлюха.
После того как они ушли, Улисс не мог заставить себя посмотреть на Райну или на господина Дитца. В его мозгу продолжали вспыхивать слова «ублюдок» и «шлюха», в желудке забурлило, и в один ужасный миг он подумал было, что сейчас извергнет на столик, за которым они сидели, и яблочный пирог, и горячий шоколад.
Его упорядоченная жизнь вдруг развалилась, как карточный домик. Неужели Райна и впрямь была дочерью шлюхи? Могла ли миссис де Варгас делать то, что о ней говорили?
В голове Улисса неожиданно закружились образы, в которых миссис де Варгас предстала кобылой, а неизвестный мужчина – жеребцом. Улисс громко застонал. Неужели и его родители это делали? И правда ли, что он был незаконнорожденным? В таком случае кем же были его отец с матерью?
– Все в порядке, Улисс. – Голосок Райны положил конец его болезненным видениям. – Не принимай это близко к сердцу.
Но у мальчика было такое ощущение, будто вокруг его груди обвилась змея и душила его.
– Нет, не все в порядке, – прохрипел он, стараясь втянуть в легкие воздух. – Теперь никогда ничего не будет так, как раньше.
Время доказало его правоту.
В тот же вечер, отвечая на его вопросы, родители рассказали ему о его рождении, о последовавшей за этим их женитьбе, о женщине по имени Шарлотта Готорн, первой жене его отца. Они говорили, как сильно его любят, но он их почти не слышал.
В течение нескольких месяцев он ненавидел своих мать и отца. Он возненавидел и Райну за то, что та оказалась свидетельницей его трусости, за то, что она была там и слышала правду. Но больше всех он ненавидел себя.
Как-то он назвал ее Квинни – маленькая королева.
– Мне не нравится это имя, – запротестовала Райна, и ее личико выразило отвращение.
– Не понимаю почему. «Райна» по-испански значит «королева».
– Ты просто негодяй! Те мальчишки в булочной назвали мою мать королевой шлюх. Поэтому ты и прозвал меня Квинни. Я ненавижу это имя и тебя тоже!
Они были в гостиной Прайдов и играли в домино, пока их матери хлопотали на кухне. Райна набросилась на Улисса, колотила и лягала его. Прибежали матери, и им стоило большого труда объединенными усилиями оторвать Райну от мальчика.
И когда он в следующий раз встретился с Райной, она нашла способ отомстить ему. Теперь она называла его не Улисс, а Юзлис. Но в отличие от Улисса она понимала, что делает это не из-за ребяческой обиды. Она чувствовала значение этого прозвища.
С этого дня он стал в ее глазах никчемным.
Глава 1
Ранчо «Гордость Прайда». 1885 год
Райна де Варгас понимала лошадей лучше, чем людей. Она знала всех ковбоев, подпиравших сейчас спинами стены кораля, – большинство из них она знала всю жизнь.
Она чувствовала лошадь, на которую все смотрели. Она понимала, что страх заставлял Старфайера выгибать шею и трясти головой, когда он пытался вырваться из рук ее отца, крепко державшего в руках узду. Копыта жеребца выбивали барабанную дробь, и грохот стоял неимоверный. Ноздри его раздувались, глаза выкатились из орбит и налились кровью.
Он не просто казался опасным, он и был опасен. Страх делает опасными всех животных.
– Хочет еще кто-нибудь попытать счастья? – обратился ее отец, Рио, к зевакам.
– Я хочу, – отозвалась Райна, не в силах побороть искушение показать всем этим мужчинам, на что она способна.
Она бросила взгляд на огромную собаку, не отходившую от нее ни на шаг:
– Сидеть, Юсфул!
Райна спрыгнула со своего насеста, приземлившись с кошачьей грацией, при этом ее обутые в сапоги ноги взметнули клубы пыли.
– Не позволяй своей девчонке садиться на этого дьявола, слышишь, Рио? – сказал один из недавно нанятых работников.
– Хочешь поменяться с ней местами? – Рио поднял бровь, что придало его обветренному лицу угрюмое выражение.
– Я предпочел бы остаться целым и невредимым, если не возражаешь.
Рио улыбнулся – на фоне смуглой кожи его зубы казались ослепительно белыми.
– Улисс Прайд желает, чтобы этого коня приручили, а выходит, что только у моей Райны и хватит духу это сделать.
– Ну так готовь деньги на похороны, приятель, – проворчал другой работник, потирая плечо, которым он ударился, когда Старфайер выбросил его из седла.
Райна изучала Старфайера и не слушала мрачных предсказаний. Его мокрая от пота шкура блестела под лучами сентябрьского солнца. Красиво выгнутая грудь и прямая спина указывали на то, что он испано-арабских кровей и родословную его можно проследить со времен конкистадоров.
Это был самый великолепный жеребец, какого ей довелось видеть за всю ее жизнь. Боже, чего бы она только не отдала за эту лошадь!
Как и она сама, Старфайер родился в холмистой части Техаса. Он привык чувствовать себя свободным и добровольно не покорится никому. Райна знала, что в предстоящем состязании характеров ее женственность сыграет решающую роль.
При ее приближении жеребец затряс головой, его ноздри раздулись, и он испустил пронзительное вызывающее ржание. Рио вцепился в поводья так, что побелели костяшки пальцев. Ему стоило большого труда удерживать лошадь.
Рио был жилистым мужчиной лет шестидесяти с лишним. Он весь состоял из мышц и костей – ни унции лишнего веса. Кровь команчей сказывалась в его чертах – в ястребиной форме носа и резко очерченных скулах. Райна унаследовала от него черные как смоль волосы, кожу, легко принимающую медный оттенок, а также изящные черты лица. От него же получила она и умение обращаться с лошадьми.
Что же касается красивой фигуры и нефритово-зеленых глаз, то они ей достались от матери.
Райна уверенно направилась к жеребцу, не ведая того, какое действие оказывает ее фигурка, плотно обтянутая джинсами, на присутствующих. Многие мужчины смущенно положили ногу на ногу, чтобы скрыть свою реакцию на безыскусное очарование юности.
– Спокойно, Старфайер, я тебя не обижу, – сказала Райна. У такой миниатюрной девушки голос оказался удивительно глубоким и сочным.
– Не торопи его, – посоветовал Рио. – Ты не сможешь сломить такого, как он. Ты должна его завоевать.
– Знаю, отец.
Ее руки ласкали и поглаживали жеребца, а хрипловатый голос действовал на него успокаивающе. Она достала из кармана кусок сахара и протянула ему.
Старфайер обнюхал лакомство, потом взял – губы у него были влажные, теплые и на редкость нежные. Ее ладонь ощутила это. Она продолжала держать руку вытянутой, и жеребец снова обнюхал ее, впитывая на этот раз запах Райны.
Она подождала, пока отец не подал ей знак. Райна собрала поводья, продолжая ласкать жеребца. Сначала его мускулы жестко ходили под ее ладонью, потом, покоряясь нежному поглаживанию, расслабились. С ловкостью, давшейся ей долгой практикой, Райна укоротила стремена по своему росту, продолжая ласково разговаривать с лошадью.
– Не пришпоривай его, как эти чертовы дураки, – сказал Рио, когда она потянулась к луке седла.
Одним изящным, плавным движением она взвилась на спину лошади. Ноги ее без труда нашли стремена, и она оказалась в седле.
– Он твой! – крикнул Рио, выпуская уздечку. Секунду Старфайер стоял неподвижно, оценивая вес всадницы и натяжение поводьев.
Те, кто пытался его объезжать раньше, были тяжелыми, как груда камней, и безжалостно натягивали поводья так, что удила врезались в его губы. И все-таки ему хотелось избавиться от нее. Он напрягся и встал на дыбы, его копыта замелькали в воздухе, казалось, они доставали до неба.
Давление на его спину ослабло, потому что всадница подалась вперед и перенесла тяжесть своего тела на шею лошади. Удивленный, он с оглушительным стуком опустил передние ноги, но тут же брыкнул задними. Снова тяжесть седока переместилась – девушка приподнялась в седле и теперь почти парила над его крупом. Еще более удивленный, он остановился и стоял неподвижно, дрожа от изнеможения, в то время как наездница снова наклонилась вперед и потрепала его по холке.
– Мы будем большими друзьями, – сказала Райна. Она прищелкнула языком и слегка ткнула жеребца пятками.
Старфайер неуверенно сделал шаг вперед, потом второй. Он все еще ощущал ее вес на спине. Потом напряг все мускулы, чтобы сбросить ее, подпрыгивая и извиваясь как бешеный.
Райна решила во что бы то ни стало удержаться в седле. Она ощущала, что в телодвижениях лошади не было твердого желания настоять на своем. И хотя исход этой изнурительной для них обоих борьбы был ясен, Старфайер продолжал приплясывать – возбуждение еще давало о себе знать.
– Открой ворота, – сказала Райна отцу. – Я проедусь.
Старфайер увидел, что барьер отодвинулся – в нем образовался проход. Он навострил уши, сердце в его мощной груди отчаянно забилось. Он не мог сбросить с себя эту ношу, но, может быть, ему удастся убежать от нее? Он прыгнул вперед, пускаясь в галоп, – для разбега ему хватило всего нескольких ярдов. Ветер трепал его гриву, а хвост летел следом, еле поспевая за хозяином в его порыве к свободе.
Бедра Райны сжимали бока Старфайера, сама же она подалась вперед и склонилась к его шее. Райну приводили в восторг вновь проснувшиеся в жеребце сила и дикая скорость. Не многие мужчины решились бы на такую скачку!
Отец говорил ей, что не всякую лошадь можно объезжать в корале, окруженном изгородью. Самым норовистым из них следовало дать хорошенько побегать. Вся хитрость была в том, чтобы сохранять контроль над лошадью.
Райна держала поводья свободно, но крепко, давая жеребцу возможность самому выбирать аллюр. Медленно, ненавязчиво, очень нежно она приучала его подчиняться командам.
К тому времени, когда они достигли массивных столбов из известняка, обозначавших границу ранчо Прайда, Старфайер слишком устал, чтобы бунтовать, и полностью подчинился ее воле. Райна заставила его идти шагом, доехала до почтового ящика, наклонилась и забрала почту.
Огромная собака вприпрыжку выбежала ей навстречу. Хотя ее широко раскрытая пасть и вывалившийся на одну сторону язык обнажали смертоносные клыки, было похоже, что пес улыбается.
– Привет, Юсфул, – крикнула Райна. – Я немножко поскакала. Мне не приходилось ездить на более резвом коне.
Собака в ответ дважды тявкнула, соглашаясь с хозяйкой, потом затрусила следом. Райна повернула лошадь и проехала еще мили две по подъездной дорожке, заканчивающейся у дома Прайда.
Улисс Прайд стоял в тени обширной веранды, безучастный к великолепному сельскому пейзажу, открывавшемуся перед ним, – выступающие зубцами холмы и сверкающая река, – потому что перед его внутренним взором развертывалась картина, доступная ему одному.
В этом высоком безукоризненно одетом человеке, в его светском облике ничто больше не напоминало болезненного и пугливого мальчугана, каким он когда-то был. Серый пиджак из твида обтягивал его широкие плечи. Превосходного покроя брюки подчеркивали длину его ног. Туго накрахмаленная белоснежная рубашка и со вкусом подобранный галстук дополняли образ, в котором сквозило несокрушимое достоинство.
Свой теперешний имидж, окруженный аурой уверенности, он создал сам настойчивым вниманием к деталям, и это сослужило ему службу во время выборов в прошлом году. Улисс рассеянно пригладил пальцами свои густые светлые волосы, не переставая думать о делах. Не существовало более жестокой и непредсказуемой борьбы, чем на политической арене Техаса. Он надеялся, что его политическая игра останется чистой, будет касаться только серьезных проблем и что ему не придется опускаться до грязной брани и помоев в адрес соперника. Но его противник как раз и не представлял себе иной политической игры: он уже покопался в скандальном прошлом отца Улисса Прайда.
Улисс твердо верил, что обстоятельства его рождения ничего не значат в сравнении с его возможным вкладом в законотворчество. К счастью, избиратели оказались того же мнения. Но все эти события были еще слишком свежи в памяти, чтобы он мог чувствовать себя спокойно.
Со времен Гражданской войны Техас находился в упадке. Лишенные возможности проявить себя в подъеме экономики, его сограждане влачили жалкое существование исключительно за счет сельского хозяйства, в то время как северяне богатели, разрабатывая новые отрасли промышленности. Улисс мечтал сделать свой штат богатым главным образом ради этих простых грубоватых людей, которые его населяли.
Владельцы Восточных железных дорог годами грабили и разоряли Техас, и Улисс решил положить конец этим злоупотреблениям. Состояние школ для белых и черных было ужасным и требовало немедленного улучшения. А для этого, в свою очередь, требовались деньги. Он собирался привлечь в штат представителей крупного бизнеса и за счет налогов увеличить поступление денег.
Он прикрыл глаза, размышляя о том, сколько полезного мог бы сделать, охватив своим влиянием весь штат. Он мог бы все это осуществить, если бы постоянное напоминание о его незаконном рождении не вредило его успехам.
Все его проблемы сводились к одному большому «ЕСЛИ».
Звук голоса Райны де Варгас прервал его размышления.
– Привет, Никчемный. Скольких вдов и сирот тебе удалось согнать с их земель за последнее время? – крикнула она с обычной для нее бесцеремонностью.
– Я был слишком занят вопросами законотворчества, Квинни, – процедил он, растягивая слова.
Дерзость Райны была рассчитана на то, чтобы разозлить Улисса. Он был членом совета директоров банка, занимавшегося в последние несколько лет изъятием земель за неплатежи у мелких фермеров.
Голос разума говорил ей, что это не было виной Улисса. Но она никогда не могла рассуждать логично, если речь шла об Улиссе Прайде.
– На твоем месте я не стала бы зря тратить время. Вероятно, тебя не изберут на новый срок, – сказала она с притворным участием.
Улисс показал в улыбке свои белые ровные зубы.
– Ценю твою заботу.
Ее ответная улыбка была холодна, как северный ветер.
– Я просто думаю о твоих интересах. Знаю, как ты чувствителен.
Его голубые глаза потемнели. Это напомнило Райне, как меняет цвет небо перед надвигающейся бурей. У него были совершенно невероятные глаза. Умные и часто сумрачные, они могли быть и ледяными, а через минуту – полыхать огнем. Единственное, что она могла сделать, – это оторвать от них взгляд.
Он вышел из тени на солнечный свет, и тотчас же в его волосах заплясали золотые искры.
– Ты думаешь о моих интересах? Значит ли это, что я могу рассчитывать на твою поддержку?
Широкоплечий, узкобедрый, в прекрасно сшитом костюме, он выглядел воплощением тайных мечтаний любой девушки. Но ведь не одежда главное в человеке, пыталась урезонить себя Райна и отводила глаза, чтобы преодолеть исходившее от него мощное притяжение.

Торн Александра - Прайды из Техаса - 3. Бесстрашная => читать онлайн книгу далее