А-П

П-Я

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  A-Z

Майклз Ферн

В плену страстей


 

На этой странице выложена электронная книга В плену страстей автора, которого зовут Майклз Ферн. В электроннной библиотеке park5.ru можно скачать бесплатно книгу В плену страстей или читать онлайн книгу Майклз Ферн - В плену страстей без регистрации и без СМС.

Размер архива с книгой В плену страстей равен 272.29 KB

Майклз Ферн - В плену страстей => скачать бесплатно электронную книгу



OCR Larisa_F
«В плену страстей»: Русич; Москва; 1997
ISBN 5-88590-624-6
Аннотация
Действие этого любовно-исторического романа происходит в 30-х годах XVII века в Англии и Америке. Герои романа, стоящие на различных ступенях общественной лестницы, отличаются ярким темпераментом, решительностью и настойчивостью в достижении цели; движут ими вожделение и страсть к наживе, смертельная ненависть и, конечно же, любовь…
Ферн Майклз
В плену страстей
ПРОЛОГ
С огромной кровати, занимавшей большую часть обитой розовым шелком комнаты, доносились тихие, приглушенные звуки. Нетерпеливо отбросив в сторону одеяла и подставляя обнаженное тело прохладному воздуху, который не мог согреть даже разведенный в камине огонь, Калеб ван дер Рис перевернулся, увлекая женщину за собой. В неровном свете пламени Селеста изучала его лицо, пылающее неподдельной страстью. Она затрепетала, заметив в черных, как ночь, глазах искорки превосходства.
Крепко держа девушку за бедра, Калеб наблюдал за игрой чувств на хорошеньком личике Селесты. Она запустила пальцы в мягкие волосы на его груди и погладила крепкое, мускулистое тело. Его разметавшиеся волосы темнели на подушке, а черные глаза неотступно следили за Селестой, будто Калеб хотел загипнотизировать девушку, чтобы полностью насладиться не только великолепным телом, но и бурей восторга, которую он неизменно вызывал у женщин. Сильные стройные ноги мужчины обхватывали бедра девушки, а руки ласкали грудь Селесты, время от времени приближаясь к месту слияния их тел.
Снизу доносилась музыка, звон стаканов и смех – обычные звуки для заведения мадам де Туа. Но Селеста уже ничего не слышала: мужчина, который лежал рядом, полностью завладел всеми ее чувствами.
Калеб пожирал девушку взглядом, наблюдая за приближением экстаза. Из груди Селесты вырывались низкие страстные стоны, пульс участился, а тело покрылось капельками пота. Глаза Калеба не переставали следить за ней, и это был взгляд победителя, который сознает свою власть над женщиной и благосклонно принимает ее страсть, одновременно утоляя голод своего тела.
Уже два года капитан ван дер Рис являлся одним из клиентов Селесты, и она всегда с нетерпением ждала встречи с ним. Горячий и крепкий, он считался замечательным любовником и с охотой демонстрировал свое мастерство в постели. Сейчас, наблюдая, как он одевается, Селеста думала об абсолютной власти, которую имел этот сильный мужчина над женщинами. Требовательный и волевой, он обладал каким-то мальчишеским очарованием, перед которым не могли устоять очень многие женщины.
Калеб сел на краешек кровати и натянул высокие, до колен, сапоги из мягкой кожи.
– Если хочешь, – тихо промурлыкала Селеста, – мы можем встретиться вне дома мадам де Туа.
Он улыбнулся, взвешивая ее предложение.
– Где мы можем встретиться, дорогая? Мой дом – мой корабль. У капитанов кораблей обычно нет квартир в порту.
– Марсель – очень крупный порт, – надув губки, произнесла девушка. – Ты часто бываешь здесь, я могла бы присматривать за твоей квартирой…
Он запрокинул голову и от души расхохотался, заполнив раскатами смеха всю комнату.
– Неужели? Селеста, не порти вечер. Я уже говорил тебе раньше: мне не нужна квартира, а тем более – женщина, которая держала бы ее для меня. Разве тебе не достаточно, что все время, которое я нахожусь во Франции, я провожу здесь, с тобой?
Чтобы как-то сгладить сказанное, Калеб наклонился и уткнулся лицом ей в грудь.
– Нет! Не достаточно! Девушки снова станут смеяться надо мной. Ты выбираешь только меня, когда приходишь в заведение мадам де Туа, но я, видимо, мало для тебя значу, раз ты не хочешь, чтобы я принадлежала только тебе!
Селеста обиженно выпятила вперед нижнюю губку, а прекрасно изогнутые брови сурово сомкнула над вздернутым носиком.
– Я думаю, у тебя просто есть другие женщины!
– Конечно, есть, – добродушно отозвался Калеб, – так же, как и у тебя – другие мужчины.
– Но ведь это же моя работа! – возразила она, сбрасывая с себя одеяло.
Опустившись на колени, Селеста нежно обняла Калеба за шею надушенными руками.
– Иначе на что мне жить?! Меня уже тошнит от заведения мадам де Туа… Почему ты никогда не пригласишь меня на свой корабль? Я могла бы остаться там и быть рядом, когда бы ты ни пожелал. Это лучше, чем несколько часов ночью…
Ее настойчивость начала раздражать Калеба. Он потянулся за жилетом и с яростью принялся его натягивать.
– Я уже говорил тебе, что никогда не вожу женщин на корабль.
– Ах да! Это же что-то вроде священного места, где твой отец и мачеха поняли, что любят друг друга. Ба! Вот уж никогда бы не подумала, что ты настолько сентиментален!
Калеб в очередной раз пожалел, что рассказал Селесте об истории своего корабля «Морская Сирена». Во всем был виноват ликер, развязавший ему язык, и, возможно, одиночество, в котором он не хотел признаться даже себе. Калеб внезапно понял, что никогда больше не вернется к мадам де Туа: Селеста надоела ему своими чрезмерными требованиями и мольбами.
Почувствовав, что зашла слишком далеко, девушка сразу же сделала вид, что раскаивается. Она прижалась к Калебу и прошептала на ухо, что никогда больше не будет надоедать ему разговорами о корабле.
Зажав в кулаке ее пышные золотистые волосы, Калеб тянул за них до тех пор, пока Селеста снова не оказалась на подушках. Он впился губами в рот девушки, обдав ее горячим дыханием с привкусом вина. С сильно бьющимся сердцем Селеста принялась срывать с него одежду, приглашающе выгибая бедра. Губы Калеба проделали привычный путь от ее рта до груди, а руки завладели всем телом, разжигая огонь, который, казалось, уже погас.
В уголке рта Селесты промелькнула едва заметная хитрая улыбка, а миндалевидные, чуть раскосые глаза торжествующе вспыхнули. Калеб простил ее и всегда будет прощать! Со временем она заставит его признать, что он не может без нее жить. Селеста хотела его, нуждалась в нем. Калеб не был похож на других мужчин, с которыми ей приходилось иметь дело. Одно его прикосновение разжигало в ней неутолимое желание, по телу разливалось приятное тепло, и Селеста ощущала, что хочет его снова, снова и…
Когда проститутка достигла головокружительной вершины страсти, Калеб оттолкнул ее от себя, оставив одну на краю бездны.
– Ты права, Селеста: ты никогда больше не будешь докучать мне.
Беззвучно ступая по ковру, он направился к двери и с грохотом захлопнул ее за своей спиной.
ГЛАВА 1
Тайлер Пейн Синклер прохаживался по широкой галерее, которая протянулась над главной лестницей и холлом его лондонского дома. Глядя на впечатляющий ряд фамильных портретов на стене, он до сих пор не совсем верил, что после смерти отца унаследовал титул барона и занял его место в парламенте. Все угрозы родителей лишить Тайлера наследства, если он когда-нибудь женится на своей дальней родственнице Камилле Ленгдон, не осуществились. Когда, наконец, нахальный отец Камиллы умер от руки Сирены ван дер Рис, старики Синклеры изменили свое решение. Они убедились, что Камилла, лишившись дьявольского влияния Стефана Ленгдона, показала себя как девушка с изысканным вкусом и прекрасным характером. Об этом никогда не говорилось вслух, но было ясно, что Синклеры предпочтут лишиться обеих рук, чем оттолкнуть от себя единственного сына.
Темные глаза Тайлера стали задумчивыми, когда его ухо уловило звонкий девичий смех. Он будет очень скучать по Рэн, когда та уедет вместе с Сиреной и Риганом, которые должны прибыть в Лондон через две недели. Сейчас, когда все мысли Камиллы заняты приближающимся материнством, ему будет не хватать жизнерадостной Рэн и ее зависимости от него, которая, кстати, очень льстила Тайлеру.
Какими одинаковыми и в то же время разными были прекрасные Сирена и Рэн! Тайлеру придется смириться с тем, что он всегда будет беспокоиться о Рэн, как если бы был ее старшим братом. Казалось, Тайлер никогда не мог относиться к Рэн беспристрастно, даже когда заменял ей отчима, пока девушка жила под его опекой. Тайлер тяжело вздохнул. Рэн вскоре вернется на Острова Пряностей вместе с Сиреной и Риганом и там найдет свою судьбу. Хвала Господу, что в ее новой жизни уже не будет места этому денди – Малькольму Уэзерли.
Но как объяснить Сирене появление этого щеголя? Тайлер вздрогнул, представив, как гневно вспыхнут изумрудные глаза, когда Сирена узнает, что малышка Рэн готова выскочить замуж за этого повесу, стоит только ему попросить ее руки. На красивом лице Тайлера заиграла недобрая усмешка: если Малькольму Уэзерли удастся избежать гнева Сирены, то ему придётся иметь дело с Риганом. Тайлеру было досадно, что Риган – в отличие от него самого – возможно, сумеет взять ситуацию под контроль. Но барон утешался тем, что Риган не испытывал на себе очарования Рэн на протяжении последних трех лет.
Тайлер считал себя не в праве в чем-либо отказать Рэн, и Камилла полностью поддерживала мужа. Восхищение Камиллы девушкой было удивительным во всех отношениях. Тайлер ласково улыбнулся при мысли о своей красивой светловолосой жене. Камилла проделала долгий и трудный путь от хорошенькой и легкомысленной молодой девушки, которую он знал и любил, несмотря на ее эгоизм, до любящей, заботливой женщины; и Рэн, как и Тайлер, была благодарна ей за материнское покровительство. Единственное, что не нравилось Камилле – это дружба Рэн с пуританкой Сарой Стоунхам. Даже в этом Камилла защищала и оберегала свою маленькую семью: пуритане высказывали опасные мысли против королевской власти над церковью; ходили даже слухи о гражданской войне.
Как член парламента, Тайлер знал, что страхи Камиллы небезосновательны, но не хотел, чтобы его собственные интересы повлияли на отношение к юной подруге Рэн. Сара Стоунхам была славной девушкой из благородной семьи, с которой Тайлер был знаком многие годы. Для Синклера не имел значения тот факт, что их религиозные взгляды не совпадают. Кроме того, как мог он выгнать из своего дома Сару, когда та приехала по приглашению Рэн дождаться прибытия в Лондон своих родителей?
Тайлер ускорил шаги по направлению к резной двери в комнату Рэн, чтобы пожелать девушкам доброй ночи. Он уже поднял руку, чтобы постучать, когда из-за толстой двери донеслись девичьи голоса.
– Рэн! Ради всего святого, я уже не ждала, что ты вообще вернешься! О чем ты думаешь? Сбежала с Малькольмом и как в воду канула! А если бы барон Синклер и баронесса зашли пожелать нам спокойной ночи? Что бы я им сказала?
Рэн закружилась по комнате. Ее голубая, в розово-лиловую полоску юбка поднялась вокруг стройных ног, как разноцветный колокол. Лицо девушки светилось от радости. Она прижала руки к груди и воскликнула:
– Ох, Сара, не порти мне настроение! Ты всегда ворчишь, когда я встречаюсь с Малькольмом. Сегодня не надо, ладно?
При свете лампы глаза Рэн сверкали, а густые ресницы отбрасывали тень на гладкие щеки. Сара обратила внимание на легкую хрипотцу в голосе Рэн, ее растрепавшиеся волосы и сбившиеся на лбу кудряшки. Увидев распухшие от поцелуев губы и чувственное выражение глаз, легко было догадаться, чем занималась Рэн. Саре были хорошо знакомы эти признаки, ее лицо выглядело точно так же, когда весной девушка убегала из школы на ночные свидания. Сара тоже проводила захватывающие дух часы в объятиях Малькольма Уэзерли, хотя Рэн об этом и не подозревала. Скромная пуританка отлично помнила, как прикосновения рук Малькольма уносили ее в мир, о котором она раньше представления не имела, как его губы разжигали в теле такой огонь, что девушка почти теряла рассудок от страсти и желания отдаться ему. А потом все неожиданно прекратилось. Сара перестала получать тайные записки. Однажды ночью она даже сбежала из общей спальни в надежде встретить Малькольма. Сара ждала до тех пор, пока холодный, сырой утренний воздух не пробрал до самых костей и пока она не окоченела от глубокого болезненного ощущения потерянной любви.
После нескольких недель страданий по Малькольму до Сары докатились слухи, что Рэн ван дер Рис встречается с красивым незнакомцем, и у девушки возникли подозрения о причине внезапного охлаждения Уэзерли. Сара приложила все усилия, чтобы завести дружбу с Рэн, и убедилась, что именно Малькольм обхаживает невинную юную Рэн. Для Сары было настоящим мучением находиться рядом с Рэн, зная, что та – новая возлюбленная Малькольма, но девушка ничего не могла с собой поделать. По непонятным причинам ей казалось, что общение с Рэн приближает ее к Малькольму.
– Тебе не нравится Малькольм, ведь так, Сара? – тихо проговорила Рэн, коснувшись руки подруги. – Я знаю, что ты покрываешь мой обман, но в душе не одобряешь меня, да?
Сара отвернулась, чтобы Рэн не могла видеть ее лица. С каким удовольствием она высмеяла бы Рэн, расцарапала бы ее прекрасное лицо и заставила бы выслушать правду! Бедная, глупая маленькая Рэн! Неужели она не видит, что Малькольма гораздо больше интересует богатство ее семьи, чем она сама? Как бы хотелось набраться храбрости и рассказать Рэн, что Малькольм любил ее, Сару, пока не узнал, что Стоунхамы потеряли благосклонность короля из-за нескольких высказываний по поводу его неспособности собрать заседание парламента. Для пуритан настали трудные времена. Конфискация имущества – и Стоунхамы оказались на грани банкротства. Но признаться во всем Рэн значило положить конец их знакомству и заочной близости к Малькольму. Сара утешала себя единственной мыслью, что Малькольм не любит Рэн, а всего лишь играет с ней, преследуя свои корыстные цели. Сара понимала, что должна возненавидеть Малькольма Уэзерли. Она даже испытывала приступы вины из-за того, что скрывает правду от Рэн, но не могла заставить себя ненавидеть его. Сара любила Малькольма, как никого другого в своей жизни. «Я должна любить его, – говорила она самой себе, – почему же еще я позволяла ему проделывать с собой такие вещи?!»
Пухлые губы Сары растянулись в сладострастной улыбке, когда она вспомнила ночи, проведенные в объятиях Малькольма. Ни единая душа в мире не знала, что было между ними, а Малькольм, конечно же, никому ничего не расскажет.
– Сара, отвечай же, – настаивала Рэн, – почему тебе не нравится Малькольм?
– Рэн, я не стала бы утверждать, что он мне не нравится. Просто… как ты преподнесешь Малькольма своим… Сирене и Ригану?
– Почему ты не можешь воспринимать Сирену и Ригана как моих родителей? Ведь так оно и есть. Они единственные родители, которые у меня когда-либо были, да и относятся ко как к родной дочери! – вызывающе произнесла Рэн, сверкнув янтарными глазами.
– Но ведь они тебе не родные, – нерешительно проговорила Сара.
Она увидела знакомый огонек в глазах подруги, который означал, что Рэн готова вступить в спор.
– Очень скоро ты поймешь, Рэн, что Сирена не вечно будет стоять на возведенном тобой пьедестале. Она такая же, как все смертные. И пора бы тебе перестать мечтать о дерзкой морской колдунье. Все твои разговоры только о ней! Ну просто божество какое-то! И не стыдно тебе, Рэн? Оставь свои фантазии и подумай лучше о свадьбе со стариной Малли. Ты закончила школу и готова войти в общество, поэтому должна выбросить из головы всю эту чепуху. Понимаешь, что я имею в виду?
Сара заглянула в лицо Рэн и увидела, что хитрость удалась: она заставила девушку усомниться в искренности своих приемных родителей. Сара убедилась, что посеянные ею несколько недель назад сомнения о праве Рэн пользоваться именем ван дер Рис пустили корни и зацвели. Кроме того, этот разговор являлся верным средством отвлечь Рэн от слишком личных вопросов о Малькольме.
Тайлер, стоявший за дверью, в растерянности потирал виски. Он вовсе не собирался подслушивать, но был ошеломлен, узнав, что Рэн убегала из дома, чтобы тайно встретиться с Уэзерли. Тайлер даже не подозревал, что все зашло так далеко. А теперь он с нетерпением ожидал ответа Рэн на заданный вопрос. Сара говорила совершенно правильно: Рэн жила в придуманном мире, и эти фантазии привели к тому, что девушка стала жертвой обаяния Уэзерли. Всему виной были услышанные Рэн в детстве истории о Морской Сирене – дерзкой пиратке. Сказки для ребенка, мечты, на которых нельзя строить свою дальнейшую жизнь.
– Сара Стоунхам! Женщина, которую называли Морской Сиреной, существовала на самом деле! Меня совершенно не волнует, веришь ты мне или нет, но ты ошибаешься: она не занимает все мои мысли. Я знаю, ты считаешь, что я хочу построить свою жизнь по ее образу и подобию, но это не так! Не может существовать еще одной Морской Сирены! – в голосе Рэн слышались грустные нотки. – Сирена была самым прекрасным существом, которое когда-либо бороздило морские просторы. Длинные развевающиеся волосы, изумрудные глаза, кожа цвета меда… Она мастерски владела шпагой – лучше любого мужчины. Я даже не мечтаю соревноваться с ней ни в убеждениях, ни в поступках. Глаза у меня другого цвета, а кожа слишком бледна. И я очень маленького роста, очень. И как ни старайся, я никогда не смогу научиться владеть рапирой, как она…
– Неужели? Послушай себя! Ты понимаешь, что сравниваешь себя с этой морской колдуньей в таком невыгодном свете?
Сара схватила Рэн за руку и потащила к зеркалу.
– Посмотри на себя! Посмотри! Рэн с неохотой подняла глаза.
– А теперь скажи мне: неужели то, что ты видишь, менее прекрасно, чем любая твоя фантазия о женщине-пиратке?! Ведь мужчины не могут отвести от тебя глаз! Я была с тобой на Королевской бирже, Рэн, и видела, какое впечатление ты производишь на мужчин. Разве Ролланд Чалмерз не посылал тебе любовных записок, которые прямо жгли пальцы? Что он писал тебе? Что твои волосы напоминают темное ночное облако, глаза как золотой янтарь, а кожа…
– Прекрати, Сара! – Рэн отвернулась от зеркала. – Я никогда не говорила, что считаю себя уродливой! – запротестовала она.
– Да, но ты сравниваешь себя с морской колдуньей, и это не дает тебе покоя. Почему ты не хочешь выбросить из головы эти глупости? Послушай совет старой подруги: сосредоточь все внимание на реальных проблемах. Подготовься к тому, что предпримут твои опекуны, когда узнают о Малькольме. Я почему-то не могу себе представить, что ван дер Рисы дадут тебе благословение на брак со стариной Малли. Особенно после того, что ты мне рассказала.
– Для них же будет лучше сделать это, иначе я просто сбегу, – отчаянно заявила Рэн.
Тайлер решил, что ему пора вмешаться. К черту тайны! Он постучал и одновременно открыл дверь.
– Уже поздно, молодые леди, и вашей красоте пора отдыхать. Именно так говорила все эти годы моя жена.
Тайлер перевел взгляд с одной девушки на другую. «Сара высокая и стройная, как желтая чайная роза, – подумал он про себя. – А наша девочка походит на тонкий язычок пламени свечи…»
В этот момент в глазах Рэн плясали огоньки, готовые превратиться в пожар, если разговор будет продолжен: когда дело касалось Сирены ван дер Рис и Морской Сирены, она становилась непредсказуемой.
Сара рассмеялась и, встряхнув белокурыми кудрями, быстро обняла Рэн.
– Барон Синклер прав, моя дорогая. Мы так давно знаем друг друга, что стали близкими подругами, давай же не будем сейчас разрушать нашу дружбу. Кроме того, – кокетливо добавила она, – барон Синклер был так добр ко мне, что позволил пожить несколько дней в своем доме до приезда моих родителей, поэтому я целиком и полностью на его стороне.
– А я-то и не поняла, что мы занимаем чью-либо сторону, – огрызнулась Рэн, освобождаясь от объятий Сары. – Но тем не менее Тайлер прав: нашей красоте действительно пора отдохнуть. По крайней мере – моей. Завтра Малькольм повезет меня за город, и я должна выглядеть превосходно. Не надо хмуриться, Тайлер, – сказала Рэн, обвивая его шею руками, – Сирена полюбит Малькольма так же, как и я. Можешь мне поверить, она не будет сердиться на то, что ты позволял мне встречаться с ним. Она полюбит его, вот увидишь!
– Я почему-то не могу разделить твой оптимизм, малышка.
– Ты ведешь себя как новоиспеченный отец, каковым ты скоро и станешь, – поддразнила его Рэн, но в ее голосе слышались металлические нотки, что очень взволновало Тайлера.
Он кожей чувствовал, что стоит Сирене бросить один лишь взгляд на этого модника Малькольма Уэзерли, как она сразу же разрубит его на куски своей шпагой.

Майклз Ферн - В плену страстей => читать онлайн книгу далее