А-П

П-Я

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  A-Z

Фёдоров Вадим Дмитриевич

Обыкновенные волшебные часы


 

На этой странице выложена электронная книга Обыкновенные волшебные часы автора, которого зовут Фёдоров Вадим Дмитриевич. В электроннной библиотеке park5.ru можно скачать бесплатно книгу Обыкновенные волшебные часы или читать онлайн книгу Фёдоров Вадим Дмитриевич - Обыкновенные волшебные часы без регистрации и без СМС.

Размер архива с книгой Обыкновенные волшебные часы равен 385.17 KB

Фёдоров Вадим Дмитриевич - Обыкновенные волшебные часы => скачать бесплатно электронную книгу



«LT Nemo» 2006
«Фёдоров В.Д. Летящие к северу»: Издательство Московского университета; Москва; 1988
ISBN 5-211-00185-0

Вадим Дмитриевич Фёдоров
Обыкновенные волшебные часы
Посвящается детям, которые торопятся стать взрослыми, и взрослым, сумевшим остаться детьми
Предисловие автора
ПОЯВЛЕНИЕ ЛАПУТИИ

Однажды осенью поехал я охотиться на север Карелии. Целыми днями бродил с ружьём по лесу, ночевал в охотничьих избушках и, просыпаясь, долго лежал, прислушиваясь к лесным звукам. Странные это были звуки. Всю ночь кто-то большой подкрадывался, поскрипывая и сдерживая дыхание. Вот тяжело вздохнул, торопливо зашептал, в чём-то убеждая. Казалось, навалится горячим дыханием и непомерной тяжестью страха наступит на сердце. Тревожной волной пролетит ветер и, запутавшись в ветках деревьев, притаится шорохом. И вот уже хрустнуло что-то у самой двери… Страшно ночью в лесу.
Но поднималось солнце, узкие длинные полосы света врывались в лесную чащу, туман отступал, рождая мельчайшие капельки росы, которые серебрили ветви разлапистых елей, пожелтевшую траву и опавшие измятые листья. Воздух становился прозрачней, тени — ярче, и капельки росы, сливаясь, повисали тяжёлыми чистыми каплями, искрящимися в солнечном луче. Пушистый ковер из брусники, черники и багульника казался морем, в котором то здесь, то там поднимались стволы сосен, как мачты затонувших кораблей. Грустно ранним утром в лесу. Грустно и светло. Думается обо всём сразу и в то же время ни о чём, и от этого ты кажешься себе счастливым, и молодым, и радостно-растерянным.
В одно такое утро я решил построить себе дом в лесу и поселиться в нём навсегда. Долго я искал подходящее место и наконец нашел. Первого взгляда оказалось достаточно, чтобы безошибочно определить, что нашёл я обыкновенное волшебное место и что именно здесь могут происходить удивительные события. На этом месте я построил маленький крепкий дом, выкрасил его в зелёный цвет, чтобы не выделялся среди обступившего его со всех сторон леса, и берёзовыми плашками составил на фронтоне дома слово: «Лапутия».
Я часто думал потом, почему именно так назвал свой лесной домик. Возможно, потому, что слово «Лапутия» пришло из далекого детства, со страниц прекрасной волшебной книги Джонатана Свифта «Путешествие Гулливера», в которой было много удивительного и правдивого. Ведь я тоже хотел, чтобы в моём домике происходили удивительные и правдивые истории.
Вместе со мной поселился в Лапутии мой Кот Василий, который ловил мышей, грелся на солнышке и проводил остальное время в обществе своих друзей — Часовщика, Брадобрея и Кошки Машки. В Лапутии и была написана эта книга.
Когда я работал, кот обычно дремал у меня на коленях, мурлыча что-то свое, кошачье, и поглядывая внимательно на исписанные страницы. Я так и не знаю доподлинно, разбирал ли он мою скоропись, но иногда он обрывал свою песнь и требовательно, не отрываясь, смотрел в мои глаза. В такие минуты я чувствовал, что где-то фальшивлю, и внимательно перечитывал текст. По странной случайности я неизменно обнаруживал в это время смысловую неточность, которую и торопился исправить. Возможно, многим это покажется невероятным, но мне нет нужды убеждать читателя в правдивости моих слов. Я считаю лишь своим долгом напомнить, что все это происходило в Лапутии, а в Лапутии, как известно, бывает всё!

Глава первая,
рассказанная Котом Василием
ПОЯВЛЕНИЕ ГЕРОЕВ

Что бы там ни говорили, я твёрдо знаю, что самая бесполезная профессия на земле — это профессия моего друга Часовщика. «Тик-так! Тик-так!» — отсчитывают время часы в его мастерской. «Тик-так! Тик-так!» — стучат маятники, а мне всё кажется, что живёт он не так, как надо бы, потому что он вечно сидит, стараясь превратить какую-нибудь рухлядь в часы. Ну, а много ли проку в часах, которые ежесекундно напоминают вам, что всё проходит, исчезает и что каждый миг в жизни невозвратим? И мой бедный друг Часовщик, которого и зовут Тик-Таком, слушая бег времени и не слыша его шума в своей мастерской, раздумывает о вещах, о которых и думать не хочется. Тик-Так носит в петлице своей старенькой куртки бутон белой розы, который никогда не увядает. «Это оттого, что он растёт прямо из сердца», — говорит Кошка Машка и с нежностью и грустью смотрит на Тик-Така, как будто он сам — прекрасный и хрупкий цветок, а не часовых дел мастер. Другое дело Брадобрей, весёлый и громкий Трик-Трак. Вы, конечно, догадались, почему он носит такое имя. В его ножницах отстригаемый волос рождает букву «р», и поэтому ножницы стригут, приговаривая: «Трик-трак». Весело размахивает он руками, сметая бороды клиентов туда, где они уже не растут. Он гордится высоким званием Брадобрея и терпеть не может Усобреев, так как педантичен в вопросах ремесла. Но зато бороды Трик-Трак бреет мастерски. Моему хозяину он сбрил бороду так тщательно, что она вообще перестала после этого расти. Старик частенько поглаживает то место, где когда-то была его борода, и, сокрушённо вздыхая, приговаривает:
— Однако, до чего же лих твой приятель. Убить его мало.


А Кошка Машка, слушая хозяина, насмешливо улыбается и тихо мурлычет:
— Ну, положим, не растёт она по другой причине. Просто-напросто — редкий случай человеческого уродства.
Вообще-то мой старик слывет человеком необыкновенным: он считает, что коты должны ловить мышей, а собаки — стеречь дом. Эти банальные истины укрепили за ним славу человека с острым и самобытным взглядом на вещи.
Однажды мой хозяин проснулся в великолепном настроении. Щёлкнув меня по носу, сказал:
— Уезжаю в Москву, Вася Величество (это вместо «Ваше»-то — не правда ли, плоско!) и беру тебя с собой.
Разумеется, я хотел возразить и, разумеется, не сделал этого. Ибо когда имеешь дело с человеком из приличной семьи, всегда есть шанс столкнуться с дефектами его воспитания. Я только подумал, что мой хозяин окончательно утратил чувство юмора. Меня? В Москву? Зачем?! Чтобы несчастного кота растерзали злые собаки? Или упёр случайный прохожий? Или наехал дурацкий автомобиль?
Странное решение… Уж не хочет ли он избавиться от меня? Боже мой, но так грубо! А впрочем, чего можно ожидать от человека, который носит усы!
В отвратительном настроении я отправился проститься с моими милыми преданными друзьями. У Брадобрея я застал Часовщика, который при моём появлении что-то поспешно спрятал в карман. Поскольку в карманах моего друга Тик-Така могли находиться только какие-нибудь часы, извлечённые из хлама, я не придал этому большого значения. Объявив друзьям печальную новость об отъезде, я обратил их внимание на то, что даже самые глупые слова моего хозяина всё же заметно остроумнее его поступков.
— Экий жулик! — воскликнул Брадобрей, взмахивая ножницами. — Попался бы он ещё раз в мои руки — уж я бы знал, как поступить с его усами!
— Часы… — вздохнул Часовщик, — у него даже нет приличных часов!
В окончательно дурном настроении я отправился разыскивать Кошку Машку. Я нашёл её среди зарослей крапивы и дикой малины, занятую утренним туалетом. Кошка Машка встретила меня упреком:
— Милый, почему ты так долго не приходил?
— Дела… — неопределённо солгал я. — Тысяча дел! Ты не поверишь…
— А я тебе и не верю, — мурлыкнула, перебивая, Кошка Машка и посмотрела на меня вот так!
Ах, дорогой мой читатель, когда Кошка Машка смотрит вот так, у меня сразу почему-то начинает кружиться голова. Если бы вы видели, какие у неё бывают глаза в это время!
А надо вам сказать, что я всегда видел в Кошке Машке нечто большее, чем друга. Кроме того, присущее мне чувство доброты также обязывало сгладить дурное впечатление от неблаговидных планов хозяина. Поэтому, приняв беспечный вид, я небрежно произнёс:
— Ты знаешь, мой-то хозяин совсем не может без меня шагу ступить. Настаивает на моей поездке в Москву. Я ему, разумеется, отказал. Но он стал передо мной на колени и сказал: «Мой дорогой кот, если ты не поедешь со мной, я умру от тоски». Ну, сама понимаешь, сердце не камень, а мой старик выглядел так жалко, — сдавать стал последнее время! — что я подумал, подумал и вдруг — согласился!
— И напрасно, — мурлыкнула Кошка Машка, щурясь и потягиваясь, — напрасно ты упрямился. В столице тебе представится возможность изучить какую-нибудь специальность, чтобы стать, наконец, полезным для своих друзей.
Ах, мой читатель, я забыл тебе сообщить, что часто и подолгу я бываю очень и очень занят серьёзными делами. Но между посещениями моих друзей и Кошки Машки у меня остаётся немного свободного времени. Конечно, этого времени недостаточно для овладения тайнами новой профессии. Но Кошка Машка резонно возразила, что в Москве как раз свободного времени у меня будет сколько угодно, и напомнила о моих исключительных способностях. Способности у меня, что греха таить, действительно были, и, признав это в очередной раз, я сдался.
Несколько смущённый перспективой, развернутой передо мной Кошкой Машкой, я отправился домой, чтобы обдумать детали предстоящей поездки.
И вдруг, вечером, когда я, утомленный волнением в связи с предстоящим отъездом, отдыхал на кровати моего хозяина, заявился он сам. Подойдя ко мне, хозяин в раздумье произнёс:
— Мой дорогой кот! Я не могу взять тебя в Москву. Первая же собака растерзает тебя. Первый встречный, благодаря твоей доверчивости, может тебя украсть. И я даже боюсь вспоминать об автомобилях… О нет, я не могу пойти на это! Ты останешься здесь вместе со своими верными друзьями — в тишине, довольстве и безопасности.
Боже мой! Что он со мной сделал! За-ре-зал!!! Ведь я почти смирился с уготованной мне ужасной участью!
Но какое поразительное бессердечие — бросить меня одного здесь, в наскучившем обществе моих друзей, а самому умчаться в блистательную столицу! Как это похоже на него!
Бедная, несчастная Кошка Машка — переживёшь ли ты мой позор?!
Глава вторая,
рассказанная автором
ПОЯВЛЕНИЕ ВОЛШЕБНЫХ ЧАСОВ
Какое удовольствие проснуться солнечным утром, проснуться здоровым и знать, что у тебя впереди восхитительный день, который ты проведешь в обществе своих друзей. А какое прекрасное настроение бывает утром, если это утро — утро твоего дня рождения. Гости, подарки, сладкие пироги и великолепно зажаренные рыбки в сметанном соусе! М-м-р-р! Кот Василий — это был он, — едва открыв глаза, снова зажмурился от предвкушаемого удовольствия.
И речи, много речей, из которых ты узнаешь, как хорошо, что ты родился, как важно для всех окружающих, что ты — обаятельный собеседник, глубоко порядочная и отзывчивая личность. «Да, да! Именно личность, — отметил Кот Василий, — и об этом стоит на досуге как-нибудь поразмыслить. Кстати, интересно, Часовщик — личность или нет? А Брадобрей?» В том, что личностью была Кошка Машка, он не сомневался. Ах, до чего же приятно поразмыслить таким вот утром о вещах важных и вместе с тем не имеющих жизненного значения!
«Пожалуй, Тик-Так всё-таки личность! — продолжал размышлять Кот Василий. — И Трик-Трак — тоже». А вот с хозяином получалось определённо плохо. Даже можно сказать, из рук вон плохо — не выходил хозяин личностью. Скорее даже — наоборот. «Ну, ничего, — вздохнул Кот Василий, — в конце концов, не каждому удается самому выбрать себе хозяина, а жаль! А хорошо бы!»
На этом месте его размышления были прерваны самым приятным образом. Отчаянно жестикулируя, к Коту Василию стремительно приближался сияющий Брадобрей.
— Мой дорогой друг, — воскликнул Трик-Трак. — Наконец-то! — И звонко троекратно расцеловав Кота Василия, он отступил назад шага на два, восхищенно приговаривая: — Нет, каков, а?!
Бурные проявления чувств Трик-Трака были прерваны словами Кошки Машки, которая неслышно появилась среди друзей и некоторое время молча, в упор разглядывала присутствующих своими зелёными глазами — прекрасными и насмешливыми:
— У тебя сегодня, дружочек, такой напыщенный и глуповатый вид, точно ты сегодня появился на свет.
— Нет, вы только послушайте! — притворно огорчился Кот Василий. — Всего два слова — и хорошего настроения как не бывало!
— Только не ври, пожалуйста, что обижен или расстроен. Этого от тебя не так-то просто добиться. И всё-таки я тебя поцелую.
— Увы, я опять появляюсь последним… — произнёс тихий и серьёзный голос.
Все обернулись. Ну конечно же, это был Часовщик, одетый в свой единственный и поэтому парадный костюм.
Тик-Так, торжественно подошёл к Коту Василию и крепко его обнял. Затем он отступил назад и поднял руку, призывая к вниманию.
— Друзья, — произнёс он, — позвольте от нас всех поздравить нашего друга с днём рождения и ничего ему не пожелать. Всё, что нужно ему, у него уже есть. И этим он обязан своему сердцу. Он сумел обрести верных друзей, которые его любят и гордятся им, а это больше, чем может пожелать любой из смертных. Поэтому мы подарим то, что поможет ему сохранить наше общество всегда и везде, какие бы козни ни строил его хозяин. Прими от нас всех, дорогой друг, маленький подарок — обыкновенные волшебные часы. Они отовсюду перенесут тебя к нам, лишь стоит тебе этого пожелать.
— Ура-а-а! — крикнул Трик-Трак. — Хорошо сказано, Тик-Так!
Поправив своими тонкими пальцами в петлице неувядающую розу, Тик-Так извлёк из крохотного жилетного кармана огромные часы необычного вида. Кот Василий даже рот разинул от изумления, настолько удивительными и странными оказались часы. На гладком молочно-белом циферблате поблескивали римские цифры. Единственная стрелка, размером с настоящий двуручный рыцарский меч, далеко выходила за циферблат, и на самом её конце вспыхивали в воздухе, мерцая голубым холодным пламенем, арабские цифры, показывающие минуты. И по самому краю циферблата мелкой вязью без разделения слов было что-то написано выпуклыми золотыми буквами на неизвестном языке. При этом часы свободно умещались на ладошке и было отчётливо слышно, что они не идут.
— А они заводятся? — прошептал потрясённый их видом Кот Василий.
— В том-то и штука, что нет! — серьёзно пояснил Часовщик. — Внутри они пустые. Механизма в часах нет. Но пусть тебя это не смущает. Всем известно, что у волшебных часов механизма не бывает.
И, прочитав в глазах Кота Василия откровенное сомнение, Тик-Так поспешно прибавил:
— Эти часы исправны. Ты можешь убедиться в этом, повернув стрелку. Но прежде, чем ты это сделаешь, я должен поведать историю этих часов. Если, конечно, вы пожелаете её выслушать.
— А она очень длинная? — поинтересовался Трик-Трак.
— Не очень. Но она всё же чуть-чуть больше твоего желания её послушать, — улыбнулся Часовщик.
— Тогда поторопись её рассказать, — мурлыкнула Кошка Машка, — иначе ты рискуешь потерять слушателей. Неужели ты не видишь, что мы все умираем от любопытства?
— Хорошо, мои друзья, я сейчас начну. Только не перебивайте меня, какой бы невероятной эта история вам ни показалась. Я все равно не смогу рассказать больше того, что слышал от прежнего их хозяина.
— Мы будем молчать, как рыбы! — заявили все в один голос.
— Тогда слушайте, — сказал Тик-Так и начал рассказ.

ИСТОРИЯ ВОЛШЕБНЫХ ЧАСОВ
В двух морских милях от Тихого океана расположен остров, на котором жил Петух. Каждый день он нёс яйца, каждое из которых значительно превышало его собственные размеры…
В этом месте Брадобрей, покраснев, пробормотал: «Гм», но Кошка Машка бросила на него уничтожающий взгляд, отчего Трик-Трак покраснел ещё гуще и поспешно опустил глаза. Кот Василий жадно ловил каждое слово, и было ясно, что никакая на свете сила не заставит его раскрыть рот.
— Всё было бы хорошо, — продолжал Тик-Так, — да вот беда: из этих яиц ничего не выклевывалось. Возможно, это происходило оттого, что яйца нёс именно Петух, или потому, что он не умел их насиживать, а может быть, яйца у него просто получались диетическими. В общем, яиц становилось всё больше и больше, пока, наконец, они не заполнили весь остров, так что новые яйца приходилось откладывать прямо на старые. Вот тогда Петух и задумался, куда же их девать. Но сколько он ни думал — ничего придумать не удавалось. С кем бы он не советовался — никто помочь не мог. Петух совсем было пал духом, так как гора яиц все росла и росла. Так было, пока Петух не обратился к крысам. «Если ты перенесёшь двух из нас на твой остров, мы подарим тебе волшебные часы. Стоит только повернуть стрелку, — сказали они, — и все яйца исчезнут с острова».
Петух перенёс крыс и получил часы. Крысы немедленно попрятались, а Петух повернул стрелку и… исчез вместе с часами с острова! А крысы, поселившись на острове, дали начало целому крысиному царству, которое процветало, уничтожая яйца. Сам Петух погиб вследствие трагической случайности в городе Величайшего Из Людей, откуда были украдены крысами волшебные часы. Это произошло, когда Петух приземлялся и одно из яиц, снесённых им в пути, ударило его по темени.
Таким образом часы снова попали в руки Величайшему, который сказал: «Я сделал эти часы в надежде угнаться за солнечным лучом и тем самым остановить время. Теперь я знаю, что ошибся — никому и никогда не остановить бег времени. Поэтому человеку волшебные часы не нужны. Они ничего не способны принести ему, кроме разочарования». И с этими словами Величайший сломал часы и выбросил их на городскую свалку. Крысы, подслушав, что сказал Величайший, разыскали часы, чтобы подбросить людям. В течение многих лет люди тщетно старались их починить. Потому что человек за волшебную силу готов заплатить разочарованием. Сила дает власть, а власть — иллюзию счастья. В действительности счастье и разочарование несовместимы. Это понимал Величайший, когда ломал часы.
Часы так и пролежали без употребления, рассказывал Тик-Так, пока не попали ко мне. Сначала я не собирался их чинить, но потом желание разгадать устройство волшебных часов взяло верх над предостережением Величайшего, и я решился. Много времени я провёл в своей мастерской, пока часы вновь не обрели утраченной силы. Теперь они снова волшебные. Поэтому пользоваться часами следует с крайней осторожностью. Вот всё, что я теперь знаю о них и что известно теперь вам. Могу лишь добавить, что сам я стрелку не переводил, и думаю, что вы не вправе обижаться на меня за проявленную осмотрительность.
Рассказ Часовщика произвёл на всех ошеломляющее впечатление. Поражённые его необычностью, слушатели молчали. Наконец, Кот Василий неуверенно спросил:
— Но почему ты решил, что тебе действительно удалось их починить? Ведь ты же сказал, что не переводил стрелку. Поэтому, может быть… — произнёс он с надеждой в голосе.
— Нет, нет! Часы в исправности, — уверил Часовщик и пояснил: — Видите ли, когда я закончил ремонт, в часах появился слабый и мелодичный звон, который усиливается, стоит лишь прикоснуться к стрелке.
— М-да, славные часики… — произнёс Кот Василий фальшивым голосом.
— Часики с прошлым и с будущим, — подтвердил Трик-Трак и, хитро взглянув на Кота Василия, бодро прибавил: — Я уверен, что ты используешь их с большой пользой для себя и своих друзей.
Кошка Машка посмотрела на Трик-Трака так, будто он сказал бестактность, и обратилась, к Коту Василию:
— По крайней мере, дружочек, теперь ты всегда сможешь вернуться в наше общество, как бы далеко твой старик тебя ни завёз.
— Но я уже не еду в Москву, — поспешно сообщил Кот Василий. — Поэтому, может, неблагородно лишать Тик-Така таких замечательных часов?!
— Чего там! Бери, бери! — весело уговаривал Брадобрей. — В такой день для друга ничего не жалко… Только не залетай слишком далеко, а то мы завтра рискуем не услышать, как славно ты провёл время!
— Но почему же я должен воспользоваться часами без вас?! Я один не хочу! — воскликнул Кот Василий и, вдруг набредя на счастливую мысль, с воодушевлением закончил: — Я без друзей — ни на шаг! Разве могу я лишить вас удовольствия увидеть мир?! Поэтому приглашаю отправиться в путешествие вместе! — И он великодушным жестом протянул часы Трик-Траку, проговорив: — А ну-ка, подержи!
Трик-Трак, усмехнувшись, взял волшебные часы и, обращаясь к друзьям, воскликнул:
— Вы только посмотрите, как добр и великодушен наш друг! Кстати, а что это ты так далеко отошел?
— Просто я издали лучше вижу, — с достоинством ответил Кот Василий, забираясь на пенёк.

Фёдоров Вадим Дмитриевич - Обыкновенные волшебные часы => читать онлайн книгу далее