А-П

П-Я

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  A-Z

Йепп Лоуренс

Звездный путь - 22. Властелин Призраков


 

На этой странице выложена электронная книга Звездный путь - 22. Властелин Призраков автора, которого зовут Йепп Лоуренс. В электроннной библиотеке park5.ru можно скачать бесплатно книгу Звездный путь - 22. Властелин Призраков или читать онлайн книгу Йепп Лоуренс - Звездный путь - 22. Властелин Призраков без регистрации и без СМС.

Размер архива с книгой Звездный путь - 22. Властелин Призраков равен 224.15 KB

Йепп Лоуренс - Звездный путь - 22. Властелин Призраков => скачать бесплатно электронную книгу



Звездный путь – 22


«Звездный Путь: Властелин призраков»: Издательство «Русич»; Смоленск; 1996
ISBN 5885905592
Оригинал: Laurence Yap, “Shadow Lord”
Аннотация
Сопровождая принца планеты Ангира на родину, Спок и Зулу попадают в кровавую бойню. Трон принца захвачен мятежниками.
Теперь их жизнь зависит только от собственной храбрости… и мастерства владения мечом…
ПРОЛОГ
Маккой теребил жесткий воротник парадного мундира.
– Думаю, я никогда не привыкну к этим обезьяньим нарядам, Джим. Почему бы нам не поручить торжественную встречу принца Викрама одному мистеру Споку? Ему нравятся неудобства всякого рода, – вот пусть и походит в свое удовольствие в одном из этих проклятых костюмов хоть целый день.
Спок многозначительно выгнул бровь.
– Когда дело касается дипломатии, неуместно заводить разговоры об удобствах и неудобствах.
Капитан Кирк, с отрешенным видом разглаживавший мундир на своей груди, ответил на ворчание Маккоя несколько неожиданно:
– Кстати, Боунз, ты всегда очень внимательно следил за моим весом. Так почему бы тебе не воспользоваться своими собственными советами и не сбросить самому несколько лишних фунтов, а? Тогда не будет никаких проблем с костюмом.
– Чепуха! Ума не приложу, зачем я должен подвергать себя мучениям, – мое присутствие здесь, – Маккой красноречиво обвел рукой просторный зал транспортации, – необходимо так же, как и присутствие какого-нибудь манекена.
– Который с не меньшим успехом поддержал бы нашу высокоинтеллектуальную беседу, – иронично добавил Спок.
Доктор прислонился спиной к стене и спросил:
– Скажи, Спок, почему ты не хочешь перевестись на корабль с командой из одних вулканцев, если тебя так сильно раздражает обычное человеческое общение? Они так немногословны, что среди них ты чувствовал бы себя как в раю.
Лицо Спока словно бы окаменело.
– Потому что я – наполовину человек, доктор.
Маккой резко отстранился от стены, выпрямился и категорично произнес:
– По твоему поведению этого не скажешь, – он многозначительно ткнул указательным пальцем в собеседника. – Или ты добровольно заточил себя здесь, потому что ненавидишь себя? – От неожиданной догадки Маккой развел руки в стороны. – Я прав, Спок? Пребывая на этом корабле, ты подвергаешь себя изощреннейшей форме наказания?
Кирк нахмурился и бросил на доктора недовольный взгляд: иногда Маккой становился уж очень язвительным и дотошным.
– А тебе какая разница? Главное, что на нашем корабле находится лучший ученый Звездного флота, – попытался восстановить мир капитан.
Маккой с досадой звонко хлопнул ладонями.
– Но каждое разумное существо имеет право голоса, право на выражение собственного мнения. Это право провозглашено в «Основной Декларации марсианских колоний». Да и нельзя отмахиваться от такого очевидного факта, что здесь, на корабле, Спок не очень-то счастлив.
Вулканец равнодушно оглянулся, что он делал всегда, сталкиваясь с какой-либо особо сложной проблемой, и ответил:
– Честно говоря, я как-то не задумывался над этим до настоящего момента.
Маккой, сбитый с толку спокойствием собеседника, насторожился и взглянул на Спока. Но тот по-прежнему хранил молчание, кажется, не собираясь продолжать этот спор, и доктор с сожалением покачал головой:
– Твоя голова как компьютер, битком набита всевозможной информацией, ты – умный и образованный человек. Так неужели ты ни разу не задумывался над простым житейским вопросом: счастлив ты или нет?
Кирк поправил манжету на своем рукаве и ответил за Спока:
– Лично меня сейчас больше интересует наша экипировка, чем философия. Мне кажется, что в своей одежде мы будем выглядеть более скромно по сравнению с Его Высочеством. Надеюсь, вы слышали, какое количество чемоданов выгрузили из пассажирского лайнера? Да в них столько одежды, что хватит на всех жителей Ангиры.
– Не уверен насчет всех жителей Ангиры, но у принца набралась такая гора вещей, что для нее потребовалась отдельная каюта, – вставил Монтгомери Скотт, главный инженер. – Сам видел, сам помогал таскать чемоданы. У меня от них до сих пор спина болит.
– Почему же ты не поручил эту работу кому-нибудь из младших офицеров? – поинтересовался Кирк.
Скотт беспомощно развел руками.
– Чемоданы прибывали с такой скоростью, что у меня не было времени позвать на помощь. Отлучись я хоть на минутку, они загромоздили бы весь транспортатор.
– Я осмотрю тебя сразу же после официального приема, – пообещал Маккой. – Надеюсь, долго он не продлится. Потерпи немного.
– А что мне делать до вашего осмотра, доктор? – Скотт демонстративно прижал руку к пояснице.
– Выпей пару двойных скотчей, – с улыбкой ответил Маккой.
– И скажи спасибо принцу, что чемоданы были с одеждой, а не с чем-нибудь потяжелее, – добавил Спок. – Он – сын самодержавного правителя и, наверное, привык к тому, что все его прихоти и капризы немедленно исполняются. Тебе еще повезло, что он не возит за собой целый зверинец.
– Господи! – всплеснул руками Маккой, – чемоданы с одеждой страшнее любого зверинца. Если принц такой щеголь, то как бы и нам не пришлось каждый вечер надевать эти официальные костюмы.
Кирк в это время с любопытством разглядывал содержимое тарелки на столе, накрытом к приходу высокого гостя: что-то похожее на миниатюрные веточки дерева, посыпанные сахаром. На самом деле это были морские черви. Не отрываясь от этого занятия, он проговорил:
– Федерация заинтересована в том, чтобы путешествие на Ангиру доставило принцу удовольствие. И для этого нам придется носить исключительно парадную форму, и мы будем ее носить.
Нерешительно попробовав одного червяка и найдя его довольно вкусным, капитан потянулся за другим и попытался утешить Маккоя:
– Не падай духом, Боунз! В каждой неприятной ситуации есть и положительная сторона. Представь себе, что через много лет на каком-нибудь званом обеде ты будешь с удовольствием рассказывать о том, как развлекал самого принца Викрама.
– Ага, и для большей убедительности буду всем и каждому демонстрировать уродливые шрамы от этого проклятого воротника.
– Ладно, ладно. Попозже можешь взять отгул но причине временной нетрудоспособности, – небрежно обронил Кирк и жестом руки призвал всех присутствующих к молчанию.
Дверь открылась, раздался голос:
– Приветствую вас, дамы и господа.
Принц Викрам, наследник трона Ангиры в девятом поколении, кончиками пальцев приподнятой руки легко взмахнул в сторону собравшихся. Его руки и могучее грушевидное тело имели почти земные пропорции, зато длинные мускулистые ноги невольно привлекали внимание. Они, казалось, составляли основную часть величественной (ростом в два с половиной метра!) фигуры.
Все открытые части тела царственного ангирийца покрывала мягкая золотистая шерсть, собранная на лице в остроконечные рыжеватые кисточки. И большие, выразительно подведенные темной краской глаза его таинственно поблескивали в двух ярких ореолах лучеобразных кисточек. Сужающееся книзу лицо и угловатый подбородок придавали принцу некоторое сходство с потревоженным лемуром.
Одежда высокого гостя не соответствовала его титулу: на потертом жилете из черной колеи виднелись грязные пятна, одна штанина клетчатых оранжевых шорт была порвана. Более того, принц был бос на одну ногу.
– Надеюсь, вы простите мне мой внешний вид. Он объясняется тем, что я пришел к вам прямо из одной маленькой, но замечательной пивной на лайнере.
Даже Кирк, повидавший на своем веку множество всяких чудаков, не сразу пришел в себя от удивления и попытался исправить неловкость положения:
– Если… если Ваше Высочество желает освежиться…
– Ерунда! Зачем зря тратить время?
Принц слегка пригнулся, переступая порог, и направился к накрытому столу.
– Возьмите тарелку, Ваше Высочество, – раздался предупреждающий голос, и в зал, следом за принцем, вошел пожилой ангириец с выправкой старого, бывалого солдата. Он резко отличался от своего патрона и отсутствием косметики на лице, и строгой простотой костюма красного цвета.
– Но зачем, Байбил? У меня достаточно широкие руки. – Не дожидаясь ответа, принц начал торопливо хватать с тарелок приглянувшиеся ему яства и складывать на свою объемистую, как блюдо, ладонь.
Байбил спокойно собрал кусочки закуски с его ладони и сложил их на тарелку.
– Надеюсь, вы не хотите, чтобы эти люди считали ангирийцев дикарями?
Принц вздрогнул словно от удара плетью. Видимо, затронутая Байбилом тема уже не раз становилась предметом ожесточенных споров между хозяином и слугой.
– Но они действительно дикари!
– И тем не менее даже они умеют пользоваться посудой. – Байбил протянул принцу тарелку, – так что возьмите.
Великовозрастный наследник ангирийского трона с детским удовольствием облизал свои пальцы и снисходительно улыбнулся. Затем взял тарелку и обратился к офицерам «Энтерпрайза»:
– Позвольте представить вам Байбила, который исполняет при мне роль и слуги, и няньки, и охранника.
– И тренера, – важно добавил Байбил. – Поэтому я должен вам сообщить, что нам потребуется спортивное оборудование. Принцу необходимо регулярно практиковаться в фехтовании. – Он окинул офицеров суровым взглядом, словно требуя немедленно превратить зал приема в спортивный.
– Увы, он прав. Нельзя предугадать заранее, кого я могу ненароком обидеть или оскорбить, вернувшись домой.
Несмотря на сказанное, принц сохранял совершенно беззаботный вид и, отправив в рот несколько кусочков закуски, принялся жевать, громко чавкая от удовольствия.
Маккой снисходительно усмехнулся и выжидающе скрестил руки на груди: что еще можно ожидать от столь легкомысленного инопланетного высочества? Но Кирк дипломатично ответил:
– У нас как раз есть специалист, владеющий холодным оружием. Я говорю о старшем рулевом Зулу.
– Я в основном владею только рапирой, – скромно уточнил Зулу.
– И это неплохо, – проворчал Байбил. – Принцу надо тренировать глаз и руку. Рапира – достаточно быстрое оружие и вполне сойдет для этой цели.
Кирк негромким хлопком ладоней подытожил все сказанное и пояснил:
– Думаю, у нас найдется все необходимое для тренировок принца. Если же потребуется что-нибудь особенное, то уверен, мы сумеем сделать любое оружие по вашим чертежам. – Он подошел к столу, взял одну из тарелок и спросил:
– Вы довольны, Ваше Высочество?
Принц обвел стол скептическим взглядом.
– Лично я предпочел бы вместо всей этой роскоши получить политическое убежище.
Кирк вежливо улыбнулся, приняв слова принца за шутку. Но высокопоставленный гость, судя по его виду, не шутил, и капитан невольно посочувствовал ему:
– Я думал, что Ваше Высочество горит желанием поскорее вернуться на родину после стольких лет разлуки с ней.
Принц в ответ печально улыбнулся.
– Разве это не жестоко – вызволить несмышленого мальчика из ада невежества, поместить его в рай, научить наслаждаться райскими прелестями, а потом снова вернуть в мир невежества?
– Но сейчас вы обладаете неограниченными возможностями. Все в ваших руках, – возразил Спок, неторопливо огибая стол. – Вы можете достичь…
Принц высоко поднял согнутую ногу и застыл неподвижно, как птица Марабу, не стесняясь столь нелепой для человека позы.
– Разумеется, моим соплеменникам может прийтись по душе какой-нибудь модный танец землян. И тогда мы начнем танцевать его все вместе и, танцуя, придем к решению всех наших политических и этических проблем. Вы это хотите сказать – Он устало опустил ногу. – Нет, уважаемый, не все так просто.
Неожиданно принц пристально посмотрел на Ухуру, и, вздрогнув от его взгляда, она спросила:
– Вам что-нибудь нужно, Ваше Высочество?
– Такую прическу, как у вас, уже давно не носят. Она вышла из моды еще два года тому назад, – он решительно подошел к девушке, вытер свои руки о грязный жилет и взъерошил ей волосы. – Вот так. Пока ничем другим помочь не могу. Но если зайдете как-нибудь ко мне, обещаю сделать вам прическу, с которой вы будете на высоте в любом парижском клубе и даже станете криком моды.
Ухура в ужасе отшатнулась от него.
– Я не хочу превращаться в последний крик моды ни в Париже, ни в любом другом месте.
Кирк откусил кусочек печенья и постарался разрядить обстановку:
– Скоро вы, Ваше Высочество, поймете, что на военном корабле мода и прическа играют второстепенную роль. Веяния моды успевают устареть к тому времени, пока донесутся до нас. Потому мы не очень-то заботимся о них.
Принц разочарованно уронил руки, неподвижно застыл на какую-то секунду, не зная, куда девать их.
– Да, вы правы. Мне самому следовало догадаться, что многие знания, усвоенные мною на Земле, окажутся невостребованными на «Энтерпрайзе». Прошу прощения.
Зулу не сводил с принца глаз. Что-то до боли знакомое в неловко застывшей могучей фигуре с ссутулившимися плечами напомнило ему его собственное детство, – то время, когда он с матерью прибыл на незнакомую планету. Первые дни и даже месяцы он так же, как сейчас принц, испытывал это угнетающее чувство собственной беспомощности и никчемности. И поспешил на помощь к своему двойнику:
– Я слышал, что вам, Ваше Высочество, нравится фехтование?
Принц встрепенулся и с благодарностью посмотрел на Зулу:
– Да, меня интересует любое колющее и режущее оружие. И в этом нет ничего странного: из девяти последних императоров Ангиры восемь умерли не своей смертью.
– Но, – поспешил вмешаться Байбил, – в настоящий момент Ангира находится под полным контролем его отца.
– М-да, говорят, даже солнце над Ангирой не всходит без разрешения моего отца, – подтвердил принц и переключил свое внимание на угощение.
Маккой деликатно прокашлялся и высказал свое мнение:
– Думаю, в тени такого сильного и властного родителя можно жить припеваючи, добиваясь успеха во всем.
– Нет! – возразил принц. – Я способен лишь прятаться в его тени. Есть разные люди. Одни подобны величественным дубам, вечно стремящимся к солнечному свету, а я больше похож на гриб: так же прижимаюсь к земле и прячусь в чьей-то тени, чтобы выжить. – Он взял с блюда какой-то овощ и, придерживая его за красный отросток, лениво опустил в чашу с напитком. – А вы… простите, не знаю, вашего имени…
– Доктор Маккой к вашим услугам. Я тот, кого принято считать офицером медицинской службы.
Понимающе кивнув головой, принц резко направил кончик отростка в сторону доктора:
– А я – тот, кого принято считать образцом благородства и благоразумия и примером для подражания. А вы? – Отросток нацелился на капитана.
– Капитан Джеймс Кирк, – представился Кирк и, удивленный словами принца, укоризненно покачал головой:
– Похоже, вы не слишком серьезно относитесь к себе.
Принц рассмеялся, но в его смехе отчетливо угадывалась горечь:
– А разве грибы способны на это?
Обойдя всех присутствующих и познакомившись с ними, гость остановился перед Споком.
Вулканец вежливо склонил голову:
– Насколько я знаю, вы, Ваше Высочество, побывали на Бока-Тигрисе.
Лицо принца мгновенно просветлело.
– Да! А вы там тоже были?
Спок отрицательно покачал головой:
– Нет, но я хорошо знаком с работой профессора Фарзами.
Принц широко улыбнулся:
– Никогда не забуду старого доброго Фарзи. Он был моим научным руководителем в работе над диссертацией.
– Интересно. – Спок завел руки за спину. – Могу я поинтересоваться темой вашей диссертации?
Принц взял из рук Байбила салфетку и тщательно вытер ею пальцы.
– Название ее и выговорить трудно: «Степени изменений в процессе диффузии культур».
Спок прикрыл глаза, сосредоточенно роясь в памяти.
– Если не ошибаюсь, при расчете роли «Пришельца» использовался коэффициент Токано?
Принц благодарно прижал руку к груди.
– Мне начинает казаться, что я снова попал на экзамен.
Подошедший с двумя стаканами охлажденного напитка, Маккой прервал разговор:
– Прошу прощения, но мистер Спок настолько предан науке, что любую светскую беседу превращает в обмен знаниями. Поэтому он обычно предпочитает общаться с компьютерами. – С легким поклоном доктор протянул напиток принцу. – Попробуйте, Ваше Высочество. Думаю, вам понравится.
Принц взял стакан, поставил его на ладонь, чуть придерживая пальцем другой руки.
– Как красиво! Этот великолепный голубой цвет напоминает мне небо над Бока-Тигрис.
Доктор сделал небольшой глоток из своего стакана и предупредил:
– Смею заметить, коварный напиток. Навевая мысли и воспоминания о прекрасном, заставляет забывать о количестве выпитого.
Спок внимательным взглядом рассматривал принца и, казалось, не замечал рядом с ним любезного и как всегда говорливого доктора. Такое с вулканцем бывало нередко.
– Да, вы правы, – рассеянно кивнув головой, согласился с Маккоем принц, не сводя глаз со Спока.
– Скажите, мистер Спок, почему военный офицер-ученый интересуется вопросами, имеющими отношение к общественным наукам?
Спок очнулся от раздумья:
– Меня интересуют все науки. Конечно, общественные науки отличаются от точных обилием обобщенных понятий и терминов, но они, несомненно, тесно связаны между собой.
– Как именно? – скептически спросил Маккой.
– Принцип изменчивости Хайзенберга применим ко всем наукам, – ответил Спок и пояснил:
– Дело в том, что в процессе исследования и общественное явление, и физический предмет подвергаются изменениям.
Принц беспокойно переступил с ноги на ногу.
– Именно поэтому Фарзи пришлось уточнить коэффициент.
Спок непроизвольно сложил руки на груди и спросил:
– Каким образом?
Принц ткнул пальцем в его грудь и ответил:
– Необходимо принимать в расчет уровень развития технологии в исследуемом обществе.
Заинтригованный Спок сжал пальцы.
– Но в примитивном обществе…
– Безусловно, помимо технологии необходим хотя бы минимальный уровень абстрактного мышления, – поспешно признал принц. – Но рано или поздно в культурном развитии даже примитивного общества наступает момент, когда культура сама по себе созревает для перемен. И тогда достаточно одного появления чего-то экзотического и незнакомого, типа шелка, чая или приправ, – и общество, находящееся на уровне развития, например, средневековой Европы, совершит мощный рывок вперед.
– Какова же роль «Пришельца»? – поинтересовался Спок.
– Он или она выступают в качестве катализатора. Но не более того. – Принц отставил напиток в сторону.
– По-моему, вы слишком все упрощаете, – усомнился Спок.
Принц от души рассмеялся:
– Так бывает всегда, когда в нескольких предложениях пытаешься сформулировать и кратко изложить сотню страниц статистических данных.
Прислушиваясь к разговору, Маккой с каждой секундой терял терпение. Он не привык, чтобы собеседник отдавал предпочтение Споку, а не ему. Услышав же слово «статистика», он с обреченным видом вздохнул и попытался напомнить о себе:
– Надеюсь, вы, Ваше Высочество, и вы, мистер Спок, извините меня.
Не дождавшись ответа, он пробормотал:
– Вижу, что извинили, – и отошел к Кирку, с любопытством наблюдавшему за Споком и принцем.
– Ты что-нибудь почерпнул из их беседы, Боунз? – спросил капитан, держа в руке целую горсть засахаренных червей.
– О да! Я убедился, что мой словарный запас слишком ничтожен для их высоких мыслей.
Маккой оглянулся и озадаченно почесал щеку, словно не веря собственным глазам.
Поглощенные беседой, принц и Спок не замечали, кажется, никого вокруг себя.
Повертев перед глазами стакан, Маккой проговорил:
– Вот уж никогда не думал, что Спока может увлечь беседа с живым человеком. Обычно такое выражение лица появляется у него только тогда, когда он занимается перепрограммированием компьютера.
– Возможно, ты просто не смог найти подходящую тему? – Кирк отправил в рот очередного червя.
Маккой растерянно поскреб локоть.
– Похоже, Спок так увлечен, что совершенно забыл, с кем имеет дело. Он рассуждает об общественных науках на уровне защиты диссертации. Неужели социология является его тайной страстью? Может, он читает статистические отчеты с тем же упоением, с каким другие читают порнографическую литературу?
Закончив аппетитно хрустеть лакомством, Кирк, как бы между прочим, проронил:
– Кстати, у меня есть для тебя сюрприз:

Йепп Лоуренс - Звездный путь - 22. Властелин Призраков => читать онлайн книгу далее