А-П

П-Я

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  A-Z

 

На этой странице выложена электронная книга Опрокинутый лес автора, которого зовут Сэлинджер Джером Дейвид. В электроннной библиотеке park5.ru можно скачать бесплатно книгу Опрокинутый лес или читать онлайн книгу Сэлинджер Джером Дейвид - Опрокинутый лес без регистрации и без СМС.

Размер архива с книгой Опрокинутый лес равен 54.06 KB

Сэлинджер Джером Дейвид - Опрокинутый лес => скачать бесплатно электронную книгу



Сэлинджер Джером
Опрокинутый лес
Джером Дейвид СЭЛИНДЖЕР
ОПРОКИНУТЫЙ ЛЕС
Перевод на русский язык: Т.Бердикова, 1996
Приведенный ниже отрывок из дневника датирован тридцать первым декабря 1917 года. Он был написан в Шорвью, на Лонг-Айленде, девочкой по имени Корин фон Нордхоффен.
Корин была дочерью Сары Кайес Монтросс фон Нордхоффен, наследницы ортопедической клиники Монтроссов, покончившей с собой в 1915 году, и барона Отто фон Нордхоффена, который в ту пору был еще жив, по крайней мере, дышал, хотя и давным-давно окаменел от тоски по родине.
Эту главу дневника Корин начала вечером, в канун своего одиннадцатилетия.
"Завтра мое деньрожденье и будут гости. Я пригласила Рэймонда Форда и мисс Эйглтингер и Лорэн Педерсон и Дороти Вуд и Марджори Фелепс и Лоренса Фелепса и мистера Миллера. Мисс Эйглтингер сказала что мне надо позвать Лоренса Фелепса раз придет Марджори. Мистера Миллера я пригласила из за того что он сейчас служит у папы. Папа говорит мистер Миллер съездит утром в Нью-Йорк и возьмет два ковбойских фильма и покажет после ужина в библеатеке. Для Рэймонда я приготовила настоящую ковбойскую шляпу точно такую как у ковбоя который ему нравится. Для всех остальных я тоже приготовила шпяпы только бумажные. Мисс Эйглтингер сказала что подарит мне книжку "Гордость и придубеждения" Джейн Орстен. Еще она собирается мне подарить какую то штучку которой у меня нет. Я обожаю мисс Эйглтингер больше всех учительниц после мисс Кэлэхэн. Папа обещал выделить мне побольше места на псарне для щенков Сэнди и я уже видела кукольный домик от Вэнамейкеров. Дороти Вуд дарит мне альбом для овтографов и отдала его уже целых три недели назад. Она написала на первой странице про то что она звено в золотой цепочке нашей дружбы. Я чуть не расплакалась. Я обожаю Дороти. Я не знаю что мне подарят Лорэн и Марджори. Лучше бы этот вредный Лоренс Фелепс не приходил ко мне. Я не хочу чтоб Рэймонд Форд дарил мне подарок на деньрожденье главное он придет. Он ужасно бедный совсем не богатый и это видно по его одежде. Жалко первую надпись на альбоме зделала Дороти а не Рэймонд. Мистер Миллер собирается подарить мне аллигатора. У него во Флориде брат а у этого брата аллигаторы и тубиркулес как у мисс Кэлэхэн. Я люблю Рэймонда Форда. Я его люблю больше папы. Тот кто откроет этот дневник и прочитает эту страницу упадет замертво не позднее чем через сутки. Завтра вечером!!! Господи сделай так чтоб Лоренс Фелепс не вредничал у меня на деньрожденьи и чтоб папа и мистер Миллер не разговаривали по немецки за столом и вообще! Ведь я точно знаю что все кроме Рэймонда и Дороти придут домой и обязательно расскажут про это родителям. Я люблю тебя Рэймонд потомучто ты самый замечательный мальчик на свете и выйду за тебя замуж. Любой кто прочтет это без моего разрешения упадет замертво через сутки или заболеет."
На дне рожденья у Корин, ближе к девяти, мистер Миллер, новый секретарь барона, вылез, когда его никто не просил, и предложил на всю комнату:
- Давай съездим за этим мальчиком. Чего киснуть из-за него весь вечер. Где он живет-то, именинница?
Корин, сидевшая во главе стола, замотала головой и растерянно заморгала глазами. Руки она опустила под стол и крепко зажала между коленками.
- Он живет прямо на Уиноне, - подала голос Марджори, - у него мать работает официантом во "Дворце омаров". И живут они над рестораном. - Она огляделась вокруг, довольная собой.
- Официанткой, - поправил Марджори ее брат Лоренс.
Малышка Дороти Вуд, которая сидела справа от Корин, метнула перепуганный взгляд на барона. Но пожилой господин озабоченно рассматривал только что вновь побывавший в мороженом обшлаг рукава своего смокинга. Впрочем, Дороти волновалась напрасно. Барон почти никогда не пользовался слуховым аппаратом во время еды, дни рожденья не были для него исключением, и Лоренс Фелпс попусту умничал весь вечер.
- Ладно, официанткой, - согласилась Марджори Фелпс. - А живет он все равно где я говорю, потому что двоюродный брат Хермайони Джексон как-то шел за ним до самого дома.
- Уинона-авеню, - мистер Миллер решительно встал. Он бросил на стол салфетку и снял бледно-зеленую, не особенно нарядную бумажную шляпу. Голова у него была лысая, а лицо добродушное, но туповатое.
- Поехали, именинница, - повторил он.
Виновница торжества снова замотала головой и заморгала - теперь уже отчаянно.
Мисс Эйглтингер, отвечавшая за то, чтобы день рожденья прошел без сучка без задоринки, вмешалась.
- Корин, милая, съезди с мистером Мюллером, почему ты не хочешь, детка?
- Миллером, - поправил ее Миллер.
- Миллером. Прошу прощенья... Поезжай с мистером Миллером, милая, зачем отказываться? Вы съездите быстренько. А мы все тебя дождемся. - Мисс Эйглтингер опасливо покосилась на барона, который сидел от нее слева, и добавила: - Не правда ли, барон?
- Он больше не барон. Он американский гражданин. Корин сама сказала, - уверенно заявила Дороти Вуд и тут же покраснела.
- Что, что? Будьте добры повторить, - заинтересовался барон и нацелил слуховой аппарат на мисс Эйглтингер.
Еще больше подогревая любопытство всех присутствующих детей - за исключением Корин - мисс Эйглтингер, взявшись за трубку, тоненько прокричала в нее:
- Я говорю, мы все подождем, пока они вернутся, правда? Они съездят в город за одним мальчиком, Фордом. - Мисс Эйглтингер хотела отпустить трубку, но вместо этого схватилась за нее крепче. - Очень необычный мальчик. Поступил к нам в октябре, - надсаживалась она. - Необщительный.
Барон, хоть и не понял ни слова, довольно кивал.
Обессилевшая мисс Эйглтингер прикрыла рукой перенапрягшееся горло и охотно уступила инициативу мистеру Миллеру, стоявшему наготове за ее спиной.
Миллер, взяв трубку, гаркнул в нее:
- Wir werden sofort zuruick... [ Мы скоро вернемся (нем.) ]
- Будьте добры, говорите по-английски, - перебил его барон.
Немного смутившись, Миллер все же продолжил:
- Мы скоро вернемся. Возьмем парнишку, который не пришел к нам в гости, и сразу назад.
Барон понял Миллера и кивнул, затем отыскал глазами свою любимицу Дороти Вуд, - он каждый раз пугал ее до смерти.
- Ты ничего не ела, - попрекнул он Дороти. - Ешь.
Дороти от волнения только покраснела.
- Ничего не ест, - посетовал барон.
- Надевай пальто, именинница, - велел Миллер, подойдя к Корин.
- Не надо, - взмолилась она, - прошу вас.
- Корин, детка, - вмешалась мисс Эйглтингер, - ведь не исключено, что Рэймонд Форд просто забыл о твоем празднике. Забыть может и воспитанный человек. Ничего страшного, если ты напомнишь ему...
- Я напомнила утром. На перемене. - Корин выдавила из себя самую длинную за весь вечер фразу.
- Конечно, детка, но ведь с ним, возможно, что-нибудь случилось. Мальчик мог заболеть. Ему пришлось лечь в постель. А ты - ты отвезешь ему кусочек чудесного именинного торта, верно, мистер Миллер?
- Именно так. - Миллер взялся рукой за спинку стула мисс Эйглтингер. - Паренек, видно, что надо, - предположил он, с причмокиваньем копаясь в зубе языком. - Он чего, школьный Фрэнк Мерривел, или еще кто?
- Кто? - сдержанно переспросила мисс Эйглтингер, не спуская глаз с лежащей на спинке стула руки.
- Ну как - лучший атлет в классе. Все девчонки от него без ума. Король беговой дорожки, самый...
- Он - атлет? - не выдержал Лоренс Фелпс, - да он не умеет футбольного мяча отбить. Знаете, что один раз было? Роберт Селридж увидел, как Форд идет по спортивной площадке, окликнул его и бросил мяч, причем не сильно, и знаете, что сделал Форд?
Мистер Миллер, ковырявший теперь ногтем мизинца между коренными зубами, помотал головой.
- Отскочил в сторону. Честно! И даже не сбегал после за мячом. Представляете, Роберт Селридж чуть не вмазал ему за это! - Теперь пухлая мордочка Лоренса Фелпса повернулась к хозяйке. - А откуда он взялся, этот Форд, а, Корин? Он же не здешний.
- М-мм, - едва слышно ответила Корин.
- Что? - переспросил ее Лоренс.
- Она говорит, не твоего ума дело, - ввернула преданная Дороти Вуд.
- Корин, - с укором произнес мистер Миллер, вынув палец изо рта, разве так можно?
- Ты расскажи им про его спину, - посоветовала братцу Марджори Фелпс. Сияя, она оглядела стол и пояснила: - Лоренс видел спину Форда, когда был медицинский осмотр. Она у него вся разукрашенная. Жуткие следы. Вот.
- А-а, про это. Ага, - подтвердил брат. - Мамаша наподдает ему. Хозяйка встала.
- Ты врун, - гневно произнесла она и задрожала. - Он ударился. Упал и ударился.
- Дети, дети! - вмешалась мисс Эйглтингер, с беспокойством оглядываясь на барона, который, однако, с головой ушел в изучение узора на вышитой скатерти.
- Ну хорошо, хорошо, упал и ударился, - согласился Лоренс Фелпс.
Корин села, все еще дрожа.
- Лоренс, попрошу тебя никогда больше не повторять того, что я услышала, - сказала мисс Эйглтингер. - Во-первых, это мало похоже на правду. Подобные случаи, все без исключения, разбирает школьный комитет. Если мать этого мальчика...
- А я, между прочим, знаю, почему Корин нравится Форд, - перебивая ее, многозначительно заметил Лоренс, - только не скажу. - Он мельком взглянул на вспыхнувшее личико хозяйки. Затем, как опытный коллекционер, ловко пришпиливающий к бумаге крылышки мотылька, Лоренс пригвоздил ее к позорному столбу. - Просто Луизе Селридж стало завидно, что Корин лучшая по ораторскому искусству, и она прямо при всех, в раздевалке, обозвала ее немецкой шпионкой. И Корин заревела. И еще Луиза сказала, что даже ее отец говорит, пусть Корин с папашей едут к своим немцам и кайзеру в Германию. А Рэймонд Форд в этот день дежурил в раздевалке, и он бросил Луизино пальто в проход, - Лоренс остановился, но только, чтобы перевести дух, - а на прошлой неделе Корин притащила после уроков свою собаку, чтоб показать Форду. И еще она написала на доске его имя во время перемены и хотела стереть, а все видели. - Разделавшись с крылышками мотылька, Лоренс рассеянно оглянулся и спросил у стоявшего позади него лакея: - Можно другую ложку? Моя упала.
- Лоренс! Разве можно повторять такие вещи!
- Клянусь! - сказал Лоренс, как будто его правдивость поставили под сомнение, - можете узнать у моей сестры. У кого хотите можете узнать. Форд протягивал Луизе Селридж пальто, когда она это сказала. И он ей его не отдал. Бросил прямо в проход. Честно...
- Который час, Миллер? - вдруг спросил барон.
Все в комнате притихли. Миллер приподнял рукав.
- Двадцать минут десятого, барон, - он повернулся к Корин, - ну, что решаем, детка? Едем за парнишкой или нет?
- Да, - ответила Корин и чинно покинула столовую.
Дорога была темной и скользкой, а мистер Миллер не надел на колеса автомобиля цепей противоскольжения - он их не признавал.
- Твоего привезут завтра, - пообещал он Корин откуда-то из непроглядной тьмы. Он то и дело возвращался к аллигаторам брата, - пока парнишка с ноготок, но вырастет. Ого-го какой вырастет! - Миллер присвистнул, и на Корин пахнуло табаком.
- Пожалуйста, езжайте помедленнее.
- В чем дело? Кто-то перепугался?
- Вот эта улица, - волнуясь, объяснила Корин, - здесь, будьте добры...
- Где? - спросил Миллер.
- Вы проехали!
- Ничего, это мы исправим.
Машину занесло, она вильнула и встала передними колесами на тротуар.
Корин, дрожа, вылезла и пробежала по гололедице с четверть квартала в ту сторону, где должен был сиять желтыми огнями "Дворец омаров".
Что-то было не так. Во "Дворце омаров" совсем не горел свет. Витрина и электрическая вывеска были чернее ночи.
- Закрыто вроде? - произнес Миллер, дотрагиваясь до Корин. При минусовой температуре его дыхание было заметней, чем он сам.
- Дом не бывает закрыт. Ресторан бывает, а дом не бывает. На верхних этажах живут. Рэймонд Форд живет наверху.
В ту же секунду, отчасти подтверждая правоту Корин, из темного дверного проема, едва не задев ее, вывалилась женщина с двумя чемоданами. Свет в подъезде так и не загорелся.
С чувством плюнув себе под ноги, женщина швырнула чемоданы на ледяную дорожку и повернулась лицом к входу. Мистер Миллер молча отодвинул Корин, когда у дома замаячил второй силуэт - маленького мальчика. Корин обрадованно окликнула мальчика, но он, вероятно, ее не услышал. Подойдя к женщине с чемоданами, он встал рядом с ней и стал смотреть туда же, куда смотрела она. Мальчик достал что-то из кармана, расправил, надел на голову и натянул на уши. Корин узнала его авиаторский шлем.
- Слушай, - строго сказала женщина, с которой был Рэймонд Форд, - я имею право забрать мои боты.
Корин сперва вздрогнула от неожиданности, но потом сообразила, что женщина обращается не к Рэймонду Форду, а к кому-то, кто появился в двери: к горящей сигаре.
- Я же сказал, - ответила сигара, - ресторан на замке. И останется на замке, пока босс не схоронит брата. У тебя полдня было. Могла сто раз боты взять.
- Да ну? - сказала женщина, которая была с Рэймондом Фордом.
- Ага, - ответила сигара, покраснев сильнее, - боты в кухне не держат. По-моему, ясно.
- Слушай, - не унималась женщина, которая была с Рэймондом Фордом, я по дороге на вокзал заеду в участок, к фараонам, понял? Человек имеет право забрать свою собственность.
- Пойдем, прошу тебя, - сказал Рэймонд Форд, беря женщину за руку. Не отдаст он тебе боты, сама знаешь.
- Хочешь, иди. А меня не торопи, - огрызнулась женщина, - я без бот отсюда ни шагу.
Со стороны двери донесся звук, напоминавший смешок.
- Ноги замерзли - открой чемодан. У тебя есть чем согреться. Заложи за воротник.
- Мама, пошли. Прошу тебя, - взмолился Рэймонд Форд, - ты же видишь, он тебе ничего не отдаст.
- Мне нужны мои боты.
Дверь хлопнула. Боязливо подняв глаза, Корин увидела, что сигара исчезла.
Мать Рэймонда Форда вдруг сделала несколько отчаянных прыжков по скользкой дорожке, потом, опасно резко затормозив, все же удержала равновесие и принялась стучать кулаком по темной витрине ресторана, той самой, где обычно на колотом льду таращили глаза омары. Работая кулаком, она выкрикивала слова, которые приводили Корин в смущение, если она замечала их на стенах и заборах. Корин почувствовала, что мистер Миллер крепче сжал ее предплечье, но приросла к земле, потому что напротив нее стоял Рэймонд Форд.
Он заговорил с Корин громко, заглушая голос бранившейся прямо за ее спиной матери.
- Прости, что я не пришел к тебе на день рожденья.
- Ничего.
- А как твоя собака?
- Нормально.
- Хорошо, - сказал Рэймонд Форд и, снова подойдя к матери, потянул ее за рукав. Женщина без труда стряхнула его руку и уняться не пожелала.
Мистер Миллер, грея ладонями замерзшие уши, шагнул вперед.
- С радостью подкину вас, друзья, до вокзала, если вам туда, прокричал он.
Мать Рэймонда Форда перестала грозить кулаком и скандалить. Встав спиной к витрине, она вгляделась в потемках в Миллера, затем в Корин и снова в Миллера. Рэймонд Форд указал на Корин большим пальцем:
- Она моя знакомая.
- Вы на машине? - спросила миссис Форд у Миллера.
- Как бы я иначе повез вас на вокзал?
- А где машина?
Миллер махнул рукой.
- Вон там.
Миссис Форд рассеянно кивнула. Напоследок она повернулась к витрине еще раз и употребила непристойный англосаксонский глагол в повелительном наклонении. Миллеру она сказала:
- Поехали отсюда, пока я не спятила.
Она устроилась на переднем сидении, рядом с Миллером, а дети сели сзади с чемоданами. Машина, трогаясь с места, забуксовала, затем встала ровно и покатила.
- Меня нанимал не этот тип, - ни с того ни с сего заявила миссис Форд. - Тот, что меня нанимал, - джентльмен, - сообщила она, обращаясь к профилю Миллера. - Слушайте, а могла я вас в ресторане видеть?
- Едва ли, - сказал Миллер сухо.
- Живем в этом вшивом городе?
- Нет.
- Работаем?
- Мам, ну чего ты привязалась к человеку? Тебе зачем это знать?
Разозлившись, миссис Форд обернулась.
- Тебя забыла спросить. И не лезь, пока не спросят, - приказала она. - Надо будет - спрошу...
- Я - секретарь барона фон Нордхоффена, - желая восстановить в автомобиле мир, поторопился объяснить Миллер.
- Да-а? Немца-перца-колбасы? - недоверчиво переспросила миссис Форд. - А чего тогда ездим на фордаке, а не в лимузине?
- Видите ли, эта машина принадлежит лично мне, - холодно объяснил Миллер.
- Тогда другое дело. А то я удивилась. - Миссис Форд с, минуту поразмыслила, а затем обратилась к профилю Миллера грубо и враждебно. Нечего нос драть, мальчик, - сказала она. - Не люблю, когда нос дерут, тем более я сейчас не в настроении.
Миллер, немного струхнув, откашлялся.
- Уверяю вас, - сказал он, - никто и не думает задирать нос.
Миссис Форд быстро опустила стекло и, вынув что-то изо рта, выбросила в темноту. Закрывая окно, она заметила:
- Я сама, между прочим, из приличной семьи. У меня все было. Деньги. Положение. Шик. - Она взглянула на Миллера. - Сигаретки случайно не найдется, а?
- Нет, к сожалению.
Она пожала плечами.
- Понимаете, я хоть сейчас могу вернуться и сказать отцу: "Пап, устала я по свету шататься. Хочу дома пожить, отдохнуть немного". Он с ума сойдет от радости. Будет самым счастливым папашей на свете.
Мать Рэймонда Форда помолчала. Когда она заговорила снова, голос ее был не оживленным, а тоскливым.
- Беда моя отчего - замуж неудачно вышла. Вышла за парня, который мне ну совсем был не ровня, вот беда-то. Как ни погляди.
Миллер не сумел сдержать любопытство.
- Муж умер? - осторожно поинтересовался он.
- Я была хорошенькая глупая девчонка, - расчувствовавшись, вспоминала мать Рэймонда Форда.
Миллер повторил вопрос.
- Почем мне знать, жив он или помер, - огрызнулась она. Потом вдруг выпрямилась на сидении и стала протирать заиндевевшее окно подушечкой большого пальца. - Приехали, - с сожалением заметила она и, обернувшись, обратилась к сыну: - Так, слушай. Я не шучу. Только попробуй уронить чемодан, чтоб он как прошлый раз открылся.
- Ремни порвались, - оправдывался Рэймонд Форд.
- Ты меня понял. Получишь по шее, - пообещала ему мать, нащупывая ручку на дверце. Миллеру она напоследок бросила: - Спасибо, что подбросил, карьерист, - и вышла из машины.
Не оглядываясь больше ни на машину, ни на сына, ни на чемоданы, она направилась к освещенному залу ожидания.
Рэймонд Форд тоже открыл дверцу и вышел. Затем по очереди вытащил оба чемодана.
Корин опустила оконное стекло со своей стороны.
- Сказать мисс Эйглтингер, что тебя завтра не будет в школе?
- Скажи, если хочешь.
- Куда вы едете?
- Не знаю, - пожал плечами Рэймонд Форд. - До свиданья.
С двумя чемоданами он поплелся следом за матерью, которая успела скрыться из вида. Чемоданы были огромные и явно увесистые. Корин заметила, как он, споткнувшись, упал на снежный наст. Потом он тоже исчез.
Отец Корин ушел из жизни мужественно и с подобающей иностранцу скромностью, когда ей было шестнадцать. В семнадцать, после того как дом и земля в Шорвью были проданы, шофер Нордхоффенов, Эрик, отвез Корин в Уэлсли, выполнив таким образом последний долг перед семьей.
В семнадцать Корин была почти шести футов ростом без каблука. Ходила она, как рефери, отмеряющий ярды на футбольном поле. Чтобы понять, какая она красавица, надо было хорошенько присмотреться. Ее длинные ноги заслуживают отдельного разговора. Впрочем, не только ноги, а и все остальное. Возможно, светлые волосы Корин были чуть тонковаты - в дальнейшем от парикмахера требовалось особое мастерство, если мадам желала следовать моде, - но в общем-то ее это не портило. Когда у человека такие волосы, сквозь них непременно проглядывают уши, а уши у Корин как раз были просто прелесть: маленькие, с мочками не толще лезвия бритвы, и посажены точно на место. Нос у нее был длинный, но очень тонкий и с очень высокой переносицей - даже в самые морозные дни он выглядел нормально. Карие глаза, пусть не такие уж и огромные, были зато ужасно добрые. Если она не поджимала губы - что бывало нечасто, поскольку ее лицо почти всегда сковывала тревога, идущая изнутри, - но если она их все же не поджимала, то было сразу заметно, что губы совсем не тонкие, и что серединка нижней даже пухленькая.

Сэлинджер Джером Дейвид - Опрокинутый лес => читать онлайн книгу далее