А-П

П-Я

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  A-Z

Лоуренс Стефани

Признание повесы


 

На этой странице выложена электронная книга Признание повесы автора, которого зовут Лоуренс Стефани. В электроннной библиотеке park5.ru можно скачать бесплатно книгу Признание повесы или читать онлайн книгу Лоуренс Стефани - Признание повесы без регистрации и без СМС.

Размер архива с книгой Признание повесы равен 90.7 KB

Лоуренс Стефани - Признание повесы => скачать бесплатно электронную книгу



OCR & SpellCheck: Lady Vera
«Признание повесы»: АСТ, АСТ Москва, Владимир: ВКТ; Москва; 2009
ISBN 978-5-17-062150-7, 978-5-403-02496-9, 978-5-226-01596-0
Аннотация
Признанные королевы романтического жанра – Стефани Лоуренс, Мэри Бэлоу, Джеки Д'Алессандро и Кэндис Герн – рассказывают, каждая по-своему, историю двух влюбленных, неожиданно встретившихся после десятилетней разлуки в маленькой сельской гостинице…
Благородные герои и очаровательные героини.
Пламенные чувства и необыкновенные приключения.
Четыре прелестные повести – чувственные, забавные и увлекательные.
Четыре истории любви – страстной и нежной, способной раз и навсегда изменить жизнь мужчины и женщины.
Стефани Лоуренс
Признание повесы
Глава 1
Ночь была темной, дождливой и на редкость отвратительной. С неба как из ведра лил холодный дождь, и сколько Роберт Джеррард ни прищуривался, сквозь длинные ресницы, отягощенные ледяными капельками, он не мог разглядеть ничего, кроме сплошной стены воды. Даже пальто из толстого сукна не защищало от непогоды. Скорчившись на козлах своего дорожного экипажа, он держал поводья одной рукой. Вряд ли в таких обстоятельствах лошади могут понести.
– Еще совсем немного, – ободрил он их, подгоняя.
Вряд ли лошади слышали его сквозь шум дождя, но ласковые уговоры давно вошли у него в привычку. Если хочешь что-то получить от животных или женщин, такой тон просто незаменим. В этом Роберт убеждался не раз.
Сильные красивые кони, обычно надменно мерившие землю длинными ногами, теперь осторожно вытаскивали копыта из грязи и едва плелись.
Мысленно проклиная все на свете, Роберт всмотрелся в даль. Хоть бы увидеть какую-нибудь веху!
Стоял февраль. Мать Роберта придерживалась того мнения, что путешествовать в феврале ни в коем случае не следует, и, как бывало почти всегда, оказалась права. Но Роберта позвали в дорогу неотложные дела, поэтому он, повинуясь долгу, покинул роскошь и тепло очага в своем родовом поместье Джеррард-Парк, неподалеку от Уолтема-на-Уолдз, и отправился в город.
Он собирался провести ночь в гостинице «Королевский колокол» в Сент-Неотсе и сразу выехал на Большую северную дорогу около Костеруорта. Но как только миновали Стамфорд, кучер Уиллис, случайно оглянувшись, увидел мрачную гряду грозовых туч, надвигавшихся на них с севера, и Роберт приказал мчаться во весь опор, чтобы успеть добраться до непогоды в Брэмптон. Они как раз покинули деревушку Норман-Кросс, когда хляби небесные разверзлись с такой яростью, что езда, даже по самой благоустроенной в Англии дороге, мгновенно превратилась в кошмар.
Вскоре Роберт приказал кучеру поменяться с ним местами, и теперь промокший до костей Уиллис забился на сиденье в углу экипажа, дрожа от холода. Сам Роберт, хоть и промок, все же был покрепче, лучше справлялся с воистину апокалиптическим ливнем и упрямо пытался отыскать взглядом хоть какое-то подобие убежища.
В Сотри они прибыли примерно час назад, но, к сожалению, все гостиницы и постоялые дворы оказались забиты до отказа путешественниками, искавшими убежища. Тех, кого ливень в это время застал на Большой северной дороге, было немало: почтовые дилижансы, омнибусы, частные экипажи, не говоря уже о повозках и фургонах. Все они, пустые, оставленные пассажирами, были разбросаны по всему Сотри.
Никто не захотел впустить уставших промокших путников, хотя гроза не только не унималась, но, похоже, только усиливалась.
И тут Роберт вспомнил о маленькой чистой гостинице в Коппенгфорде. Дорога, на которой лежал городок, примыкала к Большой северной дороге всего в миле к югу от Сотри. Иного выхода все равно не было. Роберт решил рискнуть, проехав не только лишнюю милю по большой дороге, но и еще две – по проселочной.
Но теперь, ночью, на холоде, окруженный чем-то вроде ледяного непроницаемого мокрого савана, пытающийся заставить лошадей брести по щиколотку в отвратительной слякоти, он серьезно задумался, так ли уж правильно поступил. Хотя… даже при создавшемся положении и такой гнусной погоде весьма сомнительно, что «Герб Коппенгфорда» будет полон.
Сейчас единственной целью Роберта было отыскать приют для себя, Уиллиса и лошадей. Инстинкт и здравый смысл подсказывали, что все это можно найти в «Гербе Коппенгфорда».
Он уже почти решил спрыгнуть на землю и вести лошадей в поводу, как вдруг за деревьями мелькнул огонек. Роберт моргнул, отряхнулся, так что капли воды полетели во все стороны, и всмотрелся в даль. Сквозь стену дождя просматривался слабый свет.
По мере того как экипаж подъезжал ближе, свет становился ярче, и постепенно Роберт различил впереди невысокое, но прочное двухэтажное здание из серого камня. Судя по мерцающим отблескам в окне, в камине горел огонь. Только сейчас Роберт, поняв, как сильно замерз, затрясся в ознобе.
Рядом с домом виднелся арочный вход в конюшни. Роберт свернул туда.
– Уиллис! Просыпайся, парень, мы приехали!
– Я и не спал!
Уиллис на ходу спрыгнул с подножки.
– Давай-ка сюда и позаботься о конях, пока их не смыло!
Спустившись на землю, Роберт увидел, как навстречу бежит главный конюх. Запыхавшись, он схватил узду коренного:
– Мы отведем их в конюшню и там распряжем, иначе смоет нас самих.
Роберт кивнул кучеру:
– Уиллис, иди с ними. Я сам возьму саквояж и закажу комнаты. Приходи, когда закончишь с лошадьми.
Уиллис лихо отсалютовал и отправился помогать конюху распрягать промокших и уставших коней.
Роберт вытащил из багажного отделения экипажа саквояж и пошел к крыльцу бокового входа.
Приоткрыв дверь и протиснувшись внутрь, он первым делом крикнул:
– Хозяин!
– Я здесь, сэр!
Роберт поднял глаза. Владелец гостиницы, тот самый вежливый, тихий человек, которого он помнил все эти годы, стоял за стойкой у лестницы, с обреченным видом озирая лужу, уже успевшую образоваться вокруг сапог гостя. Вздохнув, хозяин оглядел высокую фигуру вошедшего и мигом оживился, отметив качество элегантного пальто, под которым виднелись не менее элегантные, хоть и насквозь мокрые фрак и жилет.
– Кошмарная ночь, сэр. Вам, конечно, понадобится уютная сухая комната?
– Та, что с камином. И еще одна – для моего кучера. Он сейчас придет.
Знакомый голос заставил хозяина всмотреться в лицо Роберта. Он недоуменно моргнул.
– Как… благослови меня Господь! Это… – Он поспешно прикусил язык. – Лорд Джеррард, не так ли? Сколько лет, сколько зим, милорд!
Похоже, весь мир его знает!
Роберт поспешно нацепил на физиономию чарующую улыбку: верное оружие, с помощью которого почти неизменно добивался своего.
– Совершенно верно. Вы – Билт, не так ли?
Билт, польщенный тем, что столь важная персона помнит его имя, вышел из-за стойки.
– Что-то ужасное творится, милорд. В жизни ничего подобного не видел. Ну и дождь! Чисто Ноев потоп! Одна из передних комнат свободна. Сейчас велю миссус сменить белье и разжечь огонь в камине. – Стараясь угодить новому клиенту, он потянулся к саквояжу гостя. – Если соблаговолите посидеть немного в распивочной, перевести дух, я постараюсь все сделать как можно быстрее.
Роберт отдал саквояж. Он так устал и промок, что хотел только одного: немного обсохнуть и, если очень повезет, согреться.
Билт обеими руками поднял громоздкую ношу и поспешил к лестнице.
– Бьюсь об заклад, вы помните, где находится распивочная.
Роберт кивнул и шагнул к арочному проходу, за которым находилась распивочная, довольно большая комната с барной стойкой вдоль стены.
Здесь царила ледяная тьма. Значит, это не та комната, в которой мерцал огонь.
Роберт уставился на дверь напротив арочного входа. Если память ему не изменяет, она ведет в гостиную. Он двумя шагами пересек комнату и открыл дверь. На него мгновенно обрушились тепло и золотистый свет.
– Милорд! Э-э-э…
Роберт, уже успевший переступить порог, обернулся. Билт, по-прежнему сражавшийся с багажом гостя, взирал на него с ужасом.
– В чем дело? – удивился Роберт, вскинув брови.
– Прошу извинить, милорд, надеюсь, вы не обидитесь, но гостиная уже сдана.
Повеса заглянул в комнату.
– Но кто бы он ни был, вряд ли приедет в такую погоду, да еще среди ночи. Зато в камине горит огонь. На случай если вы не заметили, Билт, я промок до костей. Не хотите же, чтобы я простудился, пока вы готовите комнату, тем более что огонь все равно горит зря и никого не согревает. – Он снова улыбнулся, на этот раз слегка раздраженно, так что серебристо-серые глаза похолодели. – Подожду здесь, у огня.
Войдя в гостиную, Роберт закрыл за собой дверь и подошел к камину. И с каждый шагом все острее ощущал благословенное тепло, тянувшееся к нему, охватывающее… но только руки и ноги. Только те места, которые не были скрыты одеждой. Все остальное оставалось промерзшим до костей.
Остановившись перед огнем, он скинул пальто, повесил на спинку стула у камина, после чего мысленно пожал плечами – все равно никто не увидит – и стащил фрак. Нелегкая задача, учитывая то, какие средства применил портной Шульц, чтобы фрак сидел как влитой, обтягивая плечи и спину. С жилетом было полегче, но даже галстук и рубашка прилипали к телу.
Роберт не помнил, когда в последний раз попадал в такой ливень. Галстук представлял собой ярд смятого влажного полотна, он бросил его поверх фрака. Лосины – слава Богу, он не переоделся в брюки перед тем, как пуститься в путь, – хоть и не пропускали влагу, но и от них шел пар.
Роберт поразмыслил, решая, стоит ли сбрасывать и рубашку, но ему не терпелось согреться, и ждать не было смысла. Вытащив рубашку из лосин, он долго извивался, прежде чем сумел стянуть ее через голову. Вода капала с волос, но жар, ласкающий грудь и руки, принес Роберту немедленное облегчение. Он вздохнул, закрыл глаза, вытер волосы смятой рубашкой и постепенно почувствовал, как унимается озноб. Сведенные от холода мышцы стали расслабляться. Роберт еще не согрелся, но уже не был прежней замерзшей статуей.
Передернув плечами, Роберт промокнул спину влажной сорочкой и сильно растер руки, чтобы кровь живее текла по жилам. Настала очередь груди, но тут ничего не получилось: ткань сорочки больше не впитывала влагу.
Можно сказать, Роберт почти окончательно размяк и примирился с жизнью, когда дверь открылась. Думая, что пришел Билт, он повернулся…
И оцепенел.
В комнату вошла дама. Повернулась и закрыла за собой дверь. Очевидно, не замечая незваного гостя, она откинула капюшон, стряхнула воду с зонта, направилась к камину и остановилась.
Дама была одета в теплый плащ, подол которого был мокрым и грязным. Роберт рассеянно отметил, что ее волосы цвета полированного ореха уложены в аккуратный узел, а черты овального личика на удивление тонки и изящны.
Черты, которые Роберт узнал и которые все еще обладали силой пресечь дыхание в его груди.
Пока еще она не видела его. Не замечала его присутствия.
– Какого черта ты здесь делаешь? – хмурясь, выпалил Роберт.
Женщина подскочила от неожиданности и тихо вскрикнула. Но крик замер на губах, когда она подняла глаза и уставилась… нет, не на его лицо. На грудь, на обнаженную грудь.
Роберт прекрасно знал, как выглядит его грудь и почему женщины глазели на нее с таким выражением. Но это была Лидия, и подобный взгляд только ухудшал положение.
Где-то в глубине гостиницы пробили часы. Двенадцать ударов. Полночь.
Роберту оставалось только игнорировать свой непристойный вид. Могло быть еще хуже.
– Лидия! Да очнись же! Какого дьявола ты здесь оказалась? Вернее, где, черт побери, была среди ночи и в такой ливень?
Он говорил резче, чем намеревался: реакция на не слишком приятное осознание того, что десяти лет оказалось недостаточно, чтобы умерить силу воздействия, которое она по-прежнему на него имела. И всего, что из этого проистекало.
Его так и подмывало хорошенько встряхнуть ее, тем более что она явно занималась чем-то безумно опасным.
Лидия недоуменно моргнула. Взгляд медленно поднялся от его груди к плечам, шее и, наконец, лицу.
Губы ее приоткрылись еще больше, глаза распахнулись еще шире.
– Роберт?!
Он стиснул зубы и изо всех сил старался держать себя в руках.
– Как видишь. А теперь не угодно ли тебе объяснить, где это ты была все это время и почему гуляешь так поздно?
Лидия Мейкпис упорно молчала, впервые в жизни полностью осознав истинное значение выражения «как громом пораженная». И не сводила взгляда с джентльмена: джентльмена-распутника, игрока, известного неразборчивыми похождениями бессовестного бабника и признанного развратника. Полуголого негодяя, стоявшего перед ней и буквально излучавшего соблазн. Огонь, мерцающий в камине, ласкал его грудь, скульптурно вылепленные мышцы живота, изгибы широких плеч и руки.
Во рту Лидии мгновенно пересохло. С усилием сглотнув, она вынудила себя сосредоточиться на его взгляде. На раздражении, явно читавшемся в серебристо-серых глазах.
Даже кое-как собравшись с мыслями, она смутно поняла, что ее планы, тщательно продуманные, абсолютно жизненные планы летят в пропасть.
– Нет! – охнула она.
Роберт подозрительно прищурился. Она ответила ему тем же и надменно вскинула подбородок.
– Думаю, что мои дела, милорд, вас не касаются.
В ответ он зарычал. В самом деле зарычал!
– Ты что, забыла мое имя?!
Осекшись, он глянул поверх ее плеча. Дверь открылась.
Лидия оглянулась. На пороге стоял владелец гостиницы. На его губах быстро таяла улыбка. В точности как Лидия минуту назад, он таращился на грудь Роберта, но в отличие от нее хозяин пришел в ужас:
– О, ради всего святого!
Роберт встряхнул зажатую в руке сорочку, но одного взгляда было достаточно, чтобы понять: вряд ли ее удастся когда-нибудь снова надеть.
Подняв голову, он пригвоздил Лидию к месту взглядом.
– Подожди здесь. Я поднимусь к себе и переоденусь. Не смей покидать эту комнату.
«А если покинешь, я пойду за тобой хоть на край света».
Она отчетливо расслышала не высказанную вслух угрозу. И снова выдвинула вперед подбородок: безумные видения проносились перед ее взором. Вот его уводит вызванный ею констебль… или по крайней мере выкидывает из дома в ночь…
Но сейчас на улице страшный дождь. Льет как из ведра, ни зги не видно, и кто будет выбрасывать его на улицу? Хозяин и вся королевская рать?
В этот момент они удивительно походили друг на друга: одинаково тонкие губы, одинаково прищуренные глаза.
Лидия сложила руки на груди, наблюдая, как Роберт собирает промокшую одежду.
– Хорошо. Я подожду здесь.
Она отлично понимала, что возражать не стоит. Во всяком случае, ей это никогда не удавалось. И похоже, за последние десять лет между ними ничего не изменилось.
Он коротко кивнул и прошел мимо нее к двери.
Владелец гостиницы, все еще стоявший с разинутым ртом, поспешно отступил, давая дорогу виконту.
Едва последний исчез, к Лидии вернулась некоторая доля ее привычной сообразительности. И слава Богу. Если она хоть сколько-нибудь знает этого повесу – а она его знает, – ей понадобится немало ума, проницательности и даже хитрости.
Хозяин, деликатно кашлянув, прошептал:
– Мисс, если хотите ускользнуть в свою комнату, я вас провожу. На двери крепкий засов, и можете еще загородить ее маленьким сундучком.
Лидия недоуменно воззрилась на добряка, отчаянно пытаясь припомнить, как его зовут. Немного подумала и наконец заговорила холодно, спокойно и чуть надменно:
– Это совершенно ни к чему, Билт. Вам нечего бояться. Я смогу справиться с этим… господином.
Она так надеялась. По крайней мере молилась…
– Вы знакомы с его сиятельством? – подозрительно спросил Билт.
Она отчетливо представляла, какое направление приняли его мысли и что, по его представлению, означает «знакомы».
– Совершенно верно, – небрежно бросила она. – Друзья детства. – И видя, что подозрения Билта не окончательно рассеялись, Лидия сварливо добавила: – Надеюсь, у вас имеется голова на плечах? Будь у нас какие-то тайные отношения, мы встретились бы наверху, а не в вашей гостиной.
Билт не сразу сообразил, что даже такой повеса, как Джеррард, вряд ли предпочтет гостиную удобной постели. Впрочем, учитывая репутацию виконта, Лидия не стала бы осуждать Билта за его намеки.
Деловито вручив ему зонтик, она шагнула к камину.
– Лорд Джеррард, очевидно, только что прибыл, и ясно также, что он не ужинал. Конечно, жаль, что сейчас так поздно, но если миссис Билт сможет подать нам ужин, мы с его сиятельством были бы крайне благодарны. – Повесив на стул сброшенный плащ, Лидия пригвоздила Билта к месту повелительным взглядом. – Хороший обед всегда улучшает его настроение.
Кроме того, Билт будет подавать блюда и, следовательно, постоянно находиться рядом. А это успокоит ее ничем не обоснованные страхи.
– Да, конечно, мисс, – поклонился Билт. – Превосходная мысль.
Чем больше Лидия думала об этом, тем больше убеждалась в правоте Билта. Общение с Джеррардом тяжело ей дается. Может, есть способ обернуть его неожиданное появление в свою пользу?
И эта задача поможет ей сосредоточиться на цели своего пребывания здесь и не думать о том, что случилось во время их последней встречи.
Она, во всяком случае, не может себе позволить думать об этом.
Подол платья почти не вымок, так, дюйм-другой, поэтому она оставила патены у двери гостиницы. Но с подола все равно капало на туфли. Тогда она поставила их перед огнем и поднесла подол к огню.
И стала думать, как усмирить повесу Джеррарда. В нем всегда были сильны инстинкты защитника. Рыцаря в сверкающих доспехах, мчащегося на помощь каждый раз, когда она в нем нуждалась. Конечно, все это было больше десяти лет назад, но, несмотря на репутацию, которую он приобрел за последнее время, Лидия подозревала, что в нем осталось нечто от рыцаря, скрытое, правда, под маской утонченности и светского воспитания.
Распутник, повеса, игрок, известный неразборчивыми похождениями бессовестный бабник и признанный развратник: все эти эпитеты она применяла к нему, и не без веской причины. Свет хорошо знал о его бесчисленных романах и связях, о безрассудной игре, о невероятных пари, как выигранных, так и проигранных, о непристойных ужинах и вечеринках, которые, если верить злым языкам, недалеко ушли от настоящих оргий.
В памяти всплывали все новые неприличные подробности. Правда, все сплетни смолкли лет шесть назад, и теперь многие считали, что с годами он стал более осмотрительным. Несмотря ни на что, виконт оставался любимцем общества, чья красота равнялась только его богатству. Но к несчастью для заботливых маменек незамужних дочерей, в обществе слишком хорошо знали его репутацию, чтобы посчитать совершенно неподходящим кандидатом в мужья. Да и кому захочется знать, что дочь несчастна в браке?!
В этот момент явилась чета Билтов с тарелками, столовыми приборами, салфетками и блюдами. Лидия ободряюще кивнула и предоставила им накрывать маленький круглый столик, который они выдвинули в центр комнаты.
Стоя перед огнем и старательно просушивая подол, Лидия неожиданно нахмурилась. Все эти годы, представляя очередную встречу с Джеррардом, она считала, что увидит другого человека, мужчину, на котором праздная распутная жизнь оставит свою метку. Но вместо этого перед ней предстал тот же Роберт, которого она знала… только старше на десять лет. В молодости он был неотразим. Теперь же впечатлял. Он стал шире в плечах, мускулистее и словно излучал силу и мощь.
В молодости при виде его сердце ее билось неровно.
Сейчас же колотилось так, словно рвалось из груди.
Она услышала его шаги на лестнице и повернулась. Оказалось, что Билты все приготовили и успели уйти. Они накрыли стол на двоих, хотя Лидия уже ужинала. Может, она съест яблоко или грушу, чтобы составить компанию Роберту.
Лидия поспешно подошла к стулу и воззрилась на дверь.
Мощная фигура виконта заполнила дверной проем.
Но это был не тот повеса, который только что ушел, а другой, несравненно более грозный и пугающий. Этот был безупречен, от гладко причесанных блестящих каштановых волос, лежавших влажными волнами, до белоснежного, идеально повязанного галстука, заколотого простой золотой булавкой, и строгого покроя фрака и жилета.
Темные брюки обтягивали его длинные ноги, отчего он казался еще выше.

Лоуренс Стефани - Признание повесы => читать онлайн книгу далее