А-П

П-Я

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  A-Z

Лоуренс Стефани

Кинстеры - 14. Вкус невинности


 

На этой странице выложена электронная книга Кинстеры - 14. Вкус невинности автора, которого зовут Лоуренс Стефани. В электроннной библиотеке park5.ru можно скачать бесплатно книгу Кинстеры - 14. Вкус невинности или читать онлайн книгу Лоуренс Стефани - Кинстеры - 14. Вкус невинности без регистрации и без СМС.

Размер архива с книгой Кинстеры - 14. Вкус невинности равен 261.96 KB

Лоуренс Стефани - Кинстеры - 14. Вкус невинности => скачать бесплатно электронную книгу



Кинстеры – 14

OCR Dinny; SpellCheck Angelli
«Drec невинности»: АСТ, АСТ Москва; Москва; 2008
ISBN 978-5-17-053696-2, 978-5-9713-8808-1
Аннотация
Каждый благородный джентльмен рано или поздно должен жениться.
Чарлз Моруэллан, граф Мередит, прекрасно понимает, что никогда не найдет более подходящей невесты, чем Сара Коннингем, дочь его соседей по имению.
Девушка образованна и красива, а ее приданое как нельзя лучше разрешит все его финансовые затруднения,
Однако Сара – независимая, своенравная особа – готова принять предложение графа лишь при одном условии: за две недели он должен покорить ее сердце.
Возможно ли это?
Чарлз не сомневается в себе. Он принимает условия невесты – и готовится к наступлению.
Стефани Лоуренс
Вкус невинности
Глава 1
Февраль 1833 года
Северо-западная часть графства Сомерсетшир
Раз нужно жениться, он женится.
Но на своих условиях!
Эта фраза звучала в ушах Чарли Моруэллана под мерный стук копыт верховой лошади, на которой он мчался в северном направлении. Зимний воздух был свежи прозрачен. Неподалеку вздымались западные склоны гор Квонтокс. Чарли родился в этих краях, в усадьбе Моруэллан-Парк. Это был его отчий дом, его родовое гнездо. Сейчас их разделяла уже целая миля. Моруэллан-Парк остался у него за спиной.
Всадник почти не обращал внимания на окружавшие его живописные просторы. Сейчас голова Чарли была занята совсем другими мыслями. Ему было не до красот природы.
Чарли был лордом, крупным землевладельцем. Простиравшиеся вокруг поля принадлежали ему. Его земли занимали всю долину между предгорьями Квонтокс на восток и отрогами гор Брендон-Хиллз на западе. На юге его владения граничили с поместьем, которым управлял его родственник Габриэль Кинстер. А к северной границе своих земель Чарли как раз приближался.
На вершине склона Чарли, натянув поводья, остановил Шторма, серого в яблоках мерина, и устремил вдаль рассеянный взор. Холодный ветер ласкал его щеки. Лицо Чарли хранило непроницаемое выражение. Стиснув зубы, он погрузился в глубокую задумчивость, перебирая в памяти события недавнего времени, изменившие его жизнь.
Чарли унаследовал титул графа Мередита три года назад, после смерти отца. До этого, а в особенности после ему приходилось прилагать немало сил, чтобы избежать ловушек, расставленных на богатых женихов вездесущими свахами. У них слюнки текли при виде состоятельного тридцатилетнего графа, который все еще не был женат. Однако Чарли был уже далеко не новичок в свете и знал все уловки матрон, пытавшихся пристроить своих дочерей. Он ловко уходил от опасности, находя в этой борьбе своеобразное удовольствие, понятное только завзятому цинику.
Чарли Моруэллан, конечно, знал, что он, восьмой граф Мередит, рано или поздно должен жениться. Брак был неизбежен. Тем не менее он не предпринимал никаких шагов, чтобы исполнить свой долг и завести семью.
Оба его лучших друга, Джерард Деббингтон и Диллон Кэкстон, женились два года назад, хотя ни один из них не искал специально себе спутницу жизни и не был поставлен перед необходимостью срочно вступить в брак. Но судьба распорядилась так, что они влюбились и повели своих суженых к алтарю.
Чарли присутствовал на обеих свадьбах и своими глазами видел, что лица его друзей светились от счастья. В настоящее время Джерард и Диллон уже были отцами.
Шторм нервно заходил, и всадник с отсутствующим видом потрепал его по холке.
Чарли, а также Джерард, Диллон и их жены Жаклин и Присцилла принадлежали к могущественному клану Кинстеров, члены которого регулярно встречались в Сомерсхем-Плейс, главной резиденции герцогов Сент-Ивз и древнем родовом гнезде Кинстеров. Многочисленные родственники вместе со своими семьями съезжались туда два раза в год – в августе, на так называемый праздник Лета, и после Рождества.
Чарли всегда с удовольствием ездил на эти торжества. Он наслаждался теплотой и добросердечием своих близких. Однако на этот раз его не тянуло в Сомерсхем, как это бывало раньше. Его смущало сознание того, что Джерард и Диллон уже имели детей, а он еще не обзавелся семьей, хотя среди троих друзей, которые вот уже десять лет были неразлучны, для одного лишь Чарли женитьба и рождение наследника являлись священным долгом. Правда, теоретически отцом следующего поколения Морузлланов мог стать и младший брат Чарли, Джереми, которому сейчас было двадцать три года. Но совесть не позволяла Чарли перекладывать свои обязанности на плечи брата. Он понимал, что должен наконец исполнить свой долг. Именно поэтому он сейчас держал путь в Коннингем-Мэнор.
Хватит искушать судьбу, пора остепениться. Если фортуна преподнесла Джерарду и Диллону щедрый подарок, то это не значит, что она будет столь же милостива к Чарли. Ему следовало действовать целенаправленно и, не полагаясь на везение, самому найти себе невесту; Причем он должен был сделать это до начала светского сезона. Чарли надеялся, что выберет себе в жены молодую леди, которая по всем статьям будет подходить ему. И прежде чем светские сплетники что-нибудь пронюхают, он будет уже обручен.
Но его брак будет основан не на любви. Чарли не желал влюбляться. Разум, по его мнению, должен всегда контролировать чувства. Ни при каких обстоятельствах нельзя терять голову. Чарли хотел быть хозяином собственной жизни.
Шторм дернулся и встал на дыбы, чувствуя, что седок охвачен тревогой и нетерпением. Осадив коня, Чарли пристально вгляделся вдаль. В миле от него среди голых крон фруктового сада виднелись шиферные крыши Коннингем-Мэнора. Лучи утреннего солнца отражались в стеклах окон, рамы которых имели узорчатые переплеты в духе эпохи королевы Елизаветы. Из высоких труб вился дым, и холодный ветер разносил его по округе. Коннингемы жили здесь не менее долго, чем Моруэлланы в своем поместье Моруэллан-Парк.
Чарли пришпорил коня и, ослабив поводья, пустил его легким галопом вниз по склону.
– Тем не менее. Сара, я и Клэри считаем, что ты должна выйти замуж первой.
Сара взглянула на свою шестнадцатилетнюю сестру Глорию, которая, судя по всему, была настроена весьма решительно. Они сидели в одной из задних комнат жилого дома Коннингем-Мэнора. Это помещение давно: уже считалось вотчиной дочерей владельца усадьбы. Здесь они могли говорить по душам, не опасаясь, что им кто-нибудь помешает.
– Да, раньше нас, – поддержала Глорию семнадцатилетняя Клара, или Клэри, как ее называли в семье.
Младшие сестры пытались заставить Сару задуматься о замужестве. Но она только покачала головой и, подавив вздох, снова взялась за лежавшее перед ней рукоделие. Ее аргументы были хорошо известны сестрам, но тем не менее они не убеждали их.
– Вы же знаете, что это неправильно, – промолвила Сара, не поднимая головы. – Я много раз уже говорила, что вы не должны жить с оглядкой на меня. Твиттерс и мама тоже так думают. Выйду я замуж или нет, от этого ваша судьба никак не зависит. – Отпоров ленту от корсажа, она встряхнула его, – Клэри в следующем году начнет выезжать в свет, а ты, Глория, присоединишься к ней через год.
– Да, но речь сейчас вовсе не об этом, – сказала Клэри. Сара, изогнув бровь, бросила на нее вопросительный взгляд и Клэри вспыхнула от смущения.
– Речь об ожиданиях, которые ты до сих пор не оправдала, Сара, – взяв себя в руки, снова заговорила она. – Через несколько недель мама и папа снова повезут тебя в Лондон, это будет твой четвертый светский сезон. Родители до сих пор надеются, что ты привлечешь к себе внимание какого-нибудь джентльмена и он начнет ухаживать за тобой. Мэри и Анджела, как ты знаешь, нашли женихов уже на второй год после того, как начали выезжать в свет.
Двадцативосьмилетняя Мэри и двадцатишестилетняя Анджела были старшими дочерьми в семье. Обе они жили сейчас в отдаленных усадьбах вместе с мужьями и детьми. В отличие от Сары старшие сестры довольствовались малым. Они не гонялись за призрачной мечтой, их вполне устраивали их богатые знатные мужья, к которым они испытывали симпатию.
Это были обычные браки. Впрочем, ни Мэри, ни Анджела никогда не помышляли ни о чем другом. Насколько Сара знала, Клэри и Глория тоже не тешили себя иллюзиями.
Она снова подавила вздох.
– Уверяю вас, я бы с радостью приняла предложение руки и сердца, если бы его сделал джентльмен, за которого мне действительно хотелось бы выйти замуж. Но по-видимому, это несбыточная мечта. Я обречена остаться старой девой.
Хорошо, что Клэри и Глория не знали, скольким претендентам на свою руку Сара отказала за последние три года.
Она взглянула на свою бывшую гувернантку мисс Твиттертон, которая тоже находилась в комнате. Сестры называли ее ласково Твиттерс. Старушка за долгие годы жизни в поместье стала настоящим членом семьи. Она сидела в кресле у широкого арочного окна, склонив седую голову над рукоделием, и, казалось, не прислушивалась к разговору.
Сару в одинаковой степени не устраивала ни жизнь Мэри и Анджелы, ни жизнь старой девы Твиттерс.
Глория громко фыркнула, нарушая правила приличия, и Клэри с упреком посмотрела на нее. Переглянувшись, младшие сестры принялись обсуждать вопрос о том, какой джентльмен подошел бы Саре в качестве мужа. Через некоторое время они пришли к выводу, что главным критерием здесь было желание самой Сары выйти за него замуж.
Сара с улыбкой поглядывала на них, сворачивая алую ленту, которую она только что отпорола от своего нового корсажа. Она обожала младших сестер, но понимала, что разница в возрасте является непреодолимой преградой. Ей уже исполнилось двадцать три года, и она более трезво смотрела на жизнь.
Сестры по своей наивности считали брак сущей безделицей, шагом, на который легко решиться. Но Сара полагала, что подобное отношение к замужеству является опасным заблуждением. Брак, основанный только на расчете, приносит человеку чувство неудовлетворенности. Большинство семейных пар в их кругу общения в начале супружества испытывали друг к другу лишь легкую симпатию, которая постепенно вырождалась в безразличие и отчужденность. В результате супруги начинали искать удовлетворение и даже любовь на стороне.
Правда, в подобных обстоятельствах об истинной любви не могло быть и речи.
Сара свято верила, что брак должен быть не просто данью общественным установлениям, а результатом сильных взаимных чувств. Она стремилась к идеалу, к таким отношениям, которые возникали по зову сердца и влечению плоти и приносили человеку счастье. Она не сомневалась, что любовь может существовать и в рамках брака, а не только за его пределами.
И Сара находила в жизни подобные примеры. Правда, брак ее родителей в этом смысле нельзя было назвать образцовым. Хотя этот союз и был удачным, он основывался не на сильной взаимной любви, а на привязанности, чувстве долга и общих целях. Но к югу от Коннингем-Мэнора, за Моруэллан-Парком, располагалась усадьба Касли, принадлежавшая лорду Мартину и леди Селии Кинстерам. Там же жил их старший сын Габриэль со своей женой, леди Алатеей, происходившей из рода Моруэлланов.
Сара была с детства знакома с Алатеей, Габриэлем и его родителями. Она знала, что Габриэль и Алатея женились по любви. Алатея до двадцати девяти лет ждала, когда Габриэль наконец образумится и назовет ее своей женой. Что касается Мартина и Селии, то их взаимная страсть не вызывала никаких сомнений.
Сара часто встречалась с обеими супружескими парами, и постепенно она поняла, что ей хочется таких же отношений, какие сложились между Габриэлем и Алатеей. Правда, она еще не знала, что такое любовь и какие чувства возникают в браке, но перед ее глазами уж был пример того, что счастливая семейная жизнь существует. Она замечала улыбки, взгляды и прикосновения, которыми обменивались супруги. Все это говорило об их взаимном влечении красноречивее слов. Их невинные ласки на людях были, исполнены глубокого тайного смысла.
Любовь ни с чем нельзя спутать. И если ее нет, то ее невозможно изобразить. Мысли об этом всепоглощающем сильном чувстве волновали Сару.
Она задавалась вопросом: появляется ли любовь сама каким-то таинственным образом или к ней надо стремиться, взращивая ее в своей душе?
У нее не было ответа на этот вопрос. Сара боялась, что так никогда и не выйдет замуж, потому что не видит никакого смысла в браке без любви. Если к ней посватается даже очень богатый, красивый и обаятельный джентльмен, она откажет ему, поскольку в ее сердце нет того огня, который полыхал в душах Кинстеров.
Ее не привлекала семейная жизнь, лишенная страсти, сильных эмоций, счастья и радости. Ей нужна была любовь.
– Обещай, что ты задумаешься над нашими словами, – потребовала Глория.
Сара оторвала глаза от ленты.
– Хорошо.
– И дай слово, что будешь принимать ухаживания любого джентльмена, который проявит к тебе внимание, – добавила Клэри.
Сара на мгновение растерялась, а потом звонко расхохоталась, отложив в сторону корсаж.
– Ну уж нет. Этого я не могу обещать. Вы переходите все границы, милые сестрички. Я уверена, что Твиттерс согласится со мной.
Ища поддержки у старой гувернантки, Сара взглянула на нее и увидела, что Твиттерс, щуря подслеповатые глаза, смотрит в окно, которое выходило во двор дома.
– Не пойму, кто это такой, – пробормотала она. – По всей видимости, этот джентльмен приехал к вашему отцу.
Сестры тут же бросились к окну. У Сары было прекрасное зрение, и она тут же узнала всадника, остановившего у крыльца свою серую в яблоках лошадь, но к ее горлу подкатил комок, и она не смогла вымолвить ни слова. Точно такая же реакция была у нее, когда она впервые увидела этого человека.
– Да это же Чарли Моруэллан, – сказала Глория. – Интересно, зачем он явился сюда.
Клэри пожала плечами:
– Вероятно, чтобы договориться с папой об охоте.
– Но он никогда здесь не охотился, – возразила Глория. – В последнее время он постоянно живет в Лондоне. Августа говорила, что почти не видит его.
– Возможно, в этом году он решил пожить в имении, – сказала Клэри. – Я слышала как леди Каслтон говорила маме, что как только в городе начнется светский сезон, на этого завидного жениха объявят настоящую охоту.
Сара тоже слышала подобные разговоры. Однако Чарли, по ее мнению, был нелегкой добычей. Она видела, как он ловко спешился и бросил поводья конюху.
Ветер трепал его модно подстриженные золотистые кудри. Сшитый у лучшего лондонского портного сюртук из дорогого коричневого сукна прекрасно сидел на его ладной фигуре. Широкоплечий, с узкими бедрами, Чарли Моруэллан был хорошо сложен. Под сюртуком на нем была надета белоснежная рубашка из тонкого полотна и темный жилет. Стройные мускулистые ноги графа обтягивали замшевые брюки, заправленные в черные лакированные сапоги. Перед Сарой был образец столичного титулованного аристократа, приехавшего в деревню.
Сара злилась на себя. Ей не нравилось, что внезапный приезд графа так сильно взволновал ее. Это было смешно и… несправедливо. Чарли, конечно, знал о ее существовании, но никогда не проявлял к ней интереса. С такого расстояния она не могла рассмотреть черты его лица, однако Сара хорошо помнила его. У Чарли была аристократическая внешность. Высокий лоб, классической формы нос, упрямый волевой подбородок, широкие, скулы, большие голубые глаза под тяжелыми веками с длинными густыми ресницами, манящий чувственный рот с выразительными губами, движение которых в один миг изменяло выражение лица.
Сара изучала его мимику в течение многих лет, но Чарли не замечал ее. Он всегда держался несколько надменно, как и положено богатому аристократу, потомку древних норманнских вождей и викингов. Но несмотря на присущую ему сдержанность и самообладание, в Чарли чувствовался налет авантюризма, непредсказуемости, и это привлекало Сару.
Сказав что-то конюху, Чарли повернулся и направился к парадному крыльцу. Когда он исчез из поля зрения, Клэри и Глория в один голос вздохнули и отошли от окна.
– Этот мужчина – предел желаний любой женщины, правда? – мечтательно промолвила Клэри.
Сара не стала отвечать на этот вопрос, решив, что он риторический.
– Гертруда Райордан говорила, что в городе Чарли ездит на сказочной паре серых лошадей, – сказала Глория. – Может быть, он привез их в свое поместье? Как вы думаете, мы увидим их?
Не слушая восторженную болтовню сестер, Сара продолжала смотреть в окно. Она видела, что конюх не стал привязывать лошадь Чарли к коновязи во дворе, а повел ее в сторону конюшни. По всей видимости, визит гостя продлится довольно долго.
Сара вдруг почему-то вспомнила увещевания сестер, уговаривавших ее поскорее выйти замуж, и у нее бешено заколотилось сердце. В голове Сары мелькнула странная мысль, от которой по спине побежали мурашки.
– Итак, мой мальчик… – Лорд Коннингем вдруг осекся и смущенно засмеялся. – О, мне, конечно, не следует так называть вас, но я не могу забыть, что знал вас еще ребенком.
Сидевший в кресле напротив хозяина усадьбы Чарли с улыбкой махнул рукой. Лорд Коннингем был приветливым добродушным человеком, и Чарли было приятно общаться с ним.
– Что касается меня и моей супруги, – продолжал лорд Коннингем, – то, уверяю вас, мы польщены вашим предложением. Но как отец пяти дочерей, две из которых уже замужем, я должен сказать, что никогда не навязываю им свою волю. Они сами принимают решения, касающиеся их судьбы. Если, вы хотите взять в жены Сару, то вам сначала нужно завоевать ее расположение. Если вы этого добьетесь, то никаких препятствий на пути к осуществлению ваших намерений не будет.
– Может быть, она проявляет симпатию к кому-нибудь из знакомых джентльменов? – после небольшого колебания спросил Чарли.
– Нет. – Лорд Коннингем усмехнулся. – Если бы Сара была увлечена кем-нибудь, я бы непременно знал об этом. Сара никогда не была скрытной девушкой. Она наверняка рассказала бы о своих чувствах мне и матери.
Дверь открылась, и в кабинет вошла леди Коннингем.
– А, это ты, дорогая! Наконец-то. Я думаю, тебе не нужно представлять Чарли. Он хочет кое-что сообщить нам.
Чарли встал, чтобы поздороваться с леди Коннингем, умной, хорошо воспитанной дамой, которую он с трудом представлял в роли своей свекрови.
Через десять минут в спальню Сары постучался лакей и сообщил, что леди Коннингем просит ее срочно спуститься в холл. Чувства Сары пришли в смятение. Она бросилась к зеркалу, чтобы убедиться, что ее платье из тонкой голубой шерсти и кружева на вороте не помялись, а темно-русые волосы, собранные в пучок на затылке, не растрепались. Несколько прядей действительно выбилось из прически, и Сара поправила ее. Она знала, что может столкнуться с Чарли, и ей не хотелось показаться ему неопрятной и неряшливой.
Впрочем, вряд ли мать поведет ее в ту комнату, в которой лорд Коннингем принимал гостя. Если, конечно, смутные подозрения, закравшиеся в душу Сары, не окажутся верны… От этой мысли ее сердце снова пустилось вскачь. Держась за перила, Сара спустилась по парадной лестнице в вестибюль, чувствуя, как в ней трепещет каждая жилка.
«Напрасно ты волнуешься, – говорила она сама себе. – Твое предположение невероятно».
Легкие шаги обутой в туфельки Сары гулко раздавались в вестибюле. Услышав их, из коридора вышла леди Коннингем. Тревожный взгляд Сары тут же скользнул по ее лицу.
Леди Коннингем улыбнулась.
– Ты прекрасно выглядишь, – похвалила она дочь, окинув ее оценивающим взглядом с ног до головы. – Опрятно одета и аккуратно причесана.
Лицо матери просияло, и она, взяв Сару под руку, увлекла ее в коридор.
Сара была сама не своя от волнения, у нее подкашивались колени, кровь гулко стучала в висках. Пройдя несколько ярдов, они остановились в нише у окна.
Сжав руку дочери, леди Коннингем посмотрела ей в глаза.
– Дорогая моя, не буду испытывать твое терпение и сразу перейду к делу. Чарли Моруэллан просит твоей руки.
Сара едва не лишилась чувств, услышав эту новость. У нее закружилась голова, и она, чтобы не упасть, оперлась на подоконник. Мать с сочувственной улыбкой смотрела на нее.
– Да, дорогая моя, – продолжала леди Коннингем, – все это так неожиданно. Но ведь тебе уже не раз делали предложения, для тебя эта ситуация не в новинку. Последнее слово, как всегда, за тобой.

Лоуренс Стефани - Кинстеры - 14. Вкус невинности => читать онлайн книгу далее