А-П

П-Я

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  A-Z

Лоуренс Стефани

Клуб «Бастион» - 1. Избранница


 

На этой странице выложена электронная книга Клуб «Бастион» - 1. Избранница автора, которого зовут Лоуренс Стефани. В электроннной библиотеке park5.ru можно скачать бесплатно книгу Клуб «Бастион» - 1. Избранница или читать онлайн книгу Лоуренс Стефани - Клуб «Бастион» - 1. Избранница без регистрации и без СМС.

Размер архива с книгой Клуб «Бастион» - 1. Избранница равен 262.7 KB

Лоуренс Стефани - Клуб «Бастион» - 1. Избранница => скачать бесплатно электронную книгу



Клуб «Бастион» – 1
Клуб «Бастион»
«Избранница»:
Оригинал: Stephanie Laurens, “The Lady Chosen”
Перевод: Е. Э. Кожарская
Аннотация
Клуб «Бастион». Союз самых блистательных холостяков лондонского света, давших клятву любой ценой избежать семейных уз и сохранить свою свободу.
Однако под натиском женских чар стены «Бастиона» рушатся — одна за другой…
Тристан Уэмис, граф Трентем, бежал от брака как от чумы, но оказалось, что женитьба для него — главное условие получения наследства.
Отлично… Отчего в таком случае не повести к алтарю бедную провинциальную красавицу, которая не станет мешать мужу вести холостяцкий образ жизни?
Однако Леонора Карлинг готова связать жизнь только с таким мужчиной, который полюбит ее по-настоящему — нежно и страстно, всеми силами души…
Стефани Лоуренс
Избранница
КЛУБ «БАСТИОН»
Члены клуба надеются противостоять обычаям светского общества и выбрать себе жен по велению сердца, а не по расчету или совету.
Список членов клуба:
Кристиан Аллардайе, маркиз Дэрн
Энтони Блейк, виконт Торрингтон
Джоселин Деверелл, виконт Пейнтон
Чарлз Сент-Остелл, граф Лостуител
Джарвис Трегарт, граф Кроухерст
Джек Уорнфлит, барон Уорнфлит Минчинбери
Тристан Уэмис, граф Трентем
Пролог
Брайтон
Октябрь 1815 года
— Должно быть, дела его высочества на редкость плохи, если ему пришлось собрать лучших людей Британии, чтобы хоть немножко побыть в лучах их славы.
Сказанные вполголоса слова звучали цинично, но во взгляде говорившего сквозила неприкрытая горечь. Тристан Уэмис, четвертый граф Трентем, разглядывал принца-регента. Принни стоял в центре группы придворных подхалимов, облаченный в красный с золотом мундир, и, лучась гордостью, вещал о недавних победах. Чаще других кампаний он вспоминал битву при Ватерлоо.
Тристан и Кристиан Аллардайс, маркиз Дэрн, созерцали принца-регента с глубоким неодобрением, едва прикрытым светской гримасой безразличия. Оба не раз бывали на полях сражений, видели Ватерлоо, а потому отошли как можно дальше, дабы не слышать восторженно-лживых речей.
— С другой стороны, — продолжал Тристан, — я полагаю, это не просто глупость, но вполне осознанный расчет.
— Так сказать, отвлекающий маневр.
— Думаешь, при помощи героических историй о величии Британии Принни надеется отвлечь людей от мыслей о пустой казне и нищете?
— Вполне вероятно.
Решив, что принц и двор недостойны внимания, Кристиан принялся разглядывать других гостей. В салоне сегодня не наблюдалось ни одной дамы, зато были представлены офицеры всех родов войск и особенно подразделений, принимавших участие в недавних боевых действиях. Мундиры, позументы, портупеи, а также меха и перья — как на параде, столь же живописно.
— А почему он устроил всю эту показуху в Брайтоне, а не в Лондоне?
— Наш Принни не самая популярная фигура в лондонском обществе, — негромко ответил Тристан. — А здесь все чествуют его как победителя. Надо полагать, кое-кому пришлось немало потрудиться, составляя список гостей.
Мужчины переговаривались негромко, и со стороны их беседа выглядела вполне светской. Не то чтобы для молодых людей было так уж важно проявить верноподданнический пыл — скорее сказывалась привычка скрывать свои подлинные чувства.
Некий джентльмен направился в их сторону. Тристан мельком взглянул на него и чуть улыбнулся: господин быстро свернул в сторону.
— Я видел Деверелла, сидевшего за столом неподалеку от меня. Он сказал, что Сент-Остелл и Уорнфлит тоже здесь.
— А я своими глазами видел Трегарта и Блейка… — пробормотал Кристиан. — Должно быть, Далзил позволил появиться на приеме тем, кто вышел в отставку.
Губы Тристана сложились в улыбку:
— Само собой, этот лис не позволит даже Принни взглянуть на действующих агентов.
Далзил, чье подлинное имя или титул были, должно быть, неизвестны никому, руководил сетью секретных агентов, работавших во славу Британской короны. Словно паук, он незаметно существовал в небольшом и невзрачном кабинете, затерянном в бесконечных коридорах Уайтхолла. Его коллега, лорд Уитли, занимавший подобный пост в министерстве внутренних дел, был более известной фигурой. Но действовали они вместе, и зачастую работа агентов меняла ход военной кампании.
— Я почти не знаком с остальными, — сказал Кристиан, — только по именам. Даже не знал, что Блейк и Трегарт занимаются тем же, что и мы. Ты уверен, что они тоже покидают службу?
— Что касается Уорнфлита и Блейка, тут я могу поручиться, потому что работал с ними, а остальные… Как ты думаешь, почему они здесь? Далзил никогда не выставил бы на публичное обозрение агентов такого масштаба — даже если бы Принни потребовал этого.
— Ты прав. — Кристиан принялся с удвоенным вниманием разглядывать присутствующих.
Будь здесь дамы, они с Тристаном не избежали бы пристального внимания: высокие, широкоплечие, с непринужденной грацией, уверенные в себе мужчины всегда нравились женщинам. Безупречные костюмы придавали им вид светских людей, но, несмотря на безукоризненные манеры, никому не пришло бы в голову задеть кого-то из них словом или взглядом. Внимательный наблюдатель, пожалуй, заметил бы, что и внешность этих мужчин отличает их от завсегдатаев лондонских салонов и кофеен: острый взгляд, чуть более темная и обветренная кожа, особенно на руках. Маникюр, само собой, присутствовал, но были также мозоли, вещь удивительная для титулованных особ. А еще имелась привычка не оставлять незащищенной спину… Эти люди подчинялись Далзилу и служили своей стране уже более десяти лет. (Кристиан не менее пятнадцати.) Они не чурались маскировкой, и тот, кто вчера носил платье маркиза, завтра мог надеть робу уборщика, взять в руки метлу или упасть в канаву, изображая пьяного матроса. Единственное, что было действительно важно, — это получить нужную информацию, за которой они шли в стан врага, а потом выжить, чтобы вернуться обратно и доставить эту информацию Далзилу.
— Я буду скучать, — пробормотал Кристиан, одним глотком осушая стакан.
— Мы все будем скучать, — отозвался Тристан.
Кристиан встретился взглядом с очередным гостем, который направлялся к ним с намерением пообщаться. Заглянув в серые глаза молодого человека, гость пересмотрел свои планы и смешался с толпой.
— Я вообще не понимаю, что мы тут делаем. Раз мы больше не на службе, почему бы нам не поискать более уютное местечко? Ты как? — спросил Кристиан друга.
— Двумя руками «за»!
— Тогда пошли. Только так, чтобы никому в голову не пришло перехватить нас по дороге и пристать с расспросами о нашем славном боевом прошлом.
Тристан вернул проходившему мимо лакею пустой бокал и поинтересовался:
— У тебя на примете есть что-то определенное?
— Я думал о «Корабле и якоре». Там приличное пиво и совсем другая атмосфера.
Тристан кивнул, одобряя выбор друга.
— Пойдем вместе?
— О да! — Губы Кристиана тронула насмешливая улыбка. — Мы будем отступать по всем правилам: двигаясь небыстро, но в темпе, и переговариваясь друг с другом негромко, но значительно. И не смотреть по сторонам. Тогда никто не осмелится нас задержать.
Их проводили взглядами и решили, что господа вынуждены покинуть столь приятный вечер, так как получили срочное, секретное и, несомненно, важное сообщение. Лакеи принесли пальто, и вот друзья уже на улице, с удовольствием вдыхают прохладный вечерний воздух.
Они шли не торопясь, оставив позади яркий свет богатого квартала и его ровные мостовые. Узкие улочки с домами рыбаков освещались не в пример хуже, но друзья шли столь же ровным шагом — на каждом перекрестке меняясь местами, вглядываясь в тени, кидая взгляды через плечо и прикрывая спину друг друга. Да, сейчас они были дома, в родной стране, и не ждали никакой опасности. Но привычка многих лет, не раз сохранявшая жизнь, еще долго будет оставаться второй натурой.
Они двигались на юг, туда, откуда дул соленый ветер и слышался шум моря. Вот и крайняя улочка, носившая гордое название «улица Черного Льва». За ней плескались волны Ла-Манша. На секунду мужчины задержались у входа в «Корабль и якорь». Вывеска скрипела и раскачивалась над головой, а друзья молча смотрели в сторону темного моря, удивляясь, что жизнь, полная опасностей, которую они вели в основном на той стороне пролива, вдруг кончилась. И это как-то странно… Потом Кристиан толкнул дверь и они вошли внутрь.
Здесь было тепло и шумно. Пахло пивом и опилками. Друзья заметно расслабились и повеселели. Подойдя к бару, Кристиан потребовал лучшего пива.
Хозяин торопливо выставил на стойку две пинты. Кристиан коротко кивнул в сторону двери позади бара:
— Мы посидим в отдельной комнате.
Хозяин бросил на джентльменов быстрый взгляд и, нервно облизав губы, ответил:
— Я всегда рад господам, но там уже отдыхают посетители, и за них я не поручусь.
Кристиан насмешливо вздернул брови:
— А мы рискнем. — Взяв кружку, он прошел за стойку.
Тристан бросил монеты на прилавок, прихватил свое пиво и последовал за другом. Они распахнули дверь и встали на пороге. За столом сидели пятеро мужчин. Пять пар глаз уперлись в новоприбывших.
Чарлз Сент-Остелл, откинувшись на спинку стула, помахал рукой и воскликнул:
— Вы просто святые, что пробыли в той душегубке так долго! Мы уж собирались заключать пари, сколько вы еще выдержите.
Загремели отодвигаемые стулья и кружки, мужчины обменялись приветствиями и рукопожатиями. Все они служили под началом Далзила и выполняли схожую работу, но каждый знал лишь одного-двух коллег, вместе они собрались впервые. Кристиан Аллардайс, прослуживший Британии дольше всех, действовал в основном на востоке Франции, в Швейцарии, Германии и других государствах этого региона. Светловолосый, с приветливой улыбкой, он легко сходил за уроженца тех мест, обладал завидными способностями к языкам и имел подходящую внешность. Тристан не ограничивался конкретным регионом и работал там, куда досылал его Далзил — как правило, в самую гущу событий: в Париж, Рим, Берлин. Каштановые волосы, глаза цвета лесных орехов — зеленоватые с рыжиной, — отсутствие особых примет, а также умение при желании очаровать любого собеседника — незаменимые качества для секретного агента.
Сейчас Тристан с интересом разглядывал Чарлза Сент-Остелла, которого видел первый раз. Чарлз был пожалуй, самым эффектным из всех: черные, ниспадающие на плечи локоны, большие синие глаза — ни одна женщина не могла устоять перед его шармом. Наполовину француз, Чарлз прекрасно владел, языком и знал страну, а потому был главным в сети агентов, действовавших на юге Франции, в Каркасоне и Тулузе.
Джарвис Трегарт провел большую часть службы в Британии и Нормандии.
Тони Блейк, несмотря на классическую английскую фамилию, тоже наполовину француз. Темноглазый и темноволосый, воплощение аристократической утонченности, Далзил использовал его для нейтрализации вражеских агентов, особенно часто приходилось Тони действовать на севере Франции, в портовых городах. То, что он до сих пор был жив, свидетельствовало о его крайней осторожности и других «профессиональных» талантах.
Джек Уорнфлит, с русыми волосами и приветливым лицом, выглядел типичным англичанином с головы до пят. Этакий простодушный любитель охоты и пива. Но Далзил сумел разглядеть в нем талант хамелеона, и Джек почти десять лет работал в контрразведке, проникая во вражескую сеть и уничтожая ее.
Под конец Тристану представили Деверелла, изысканного джентльмена с темными волосами, зелеными глазами и приятной улыбкой. Он обладал удивительным даром располагать к себе людей и за многие годы службы в Париже выполнил немало опасных заданий.
Познакомившись и обменявшись рукопожатиями, господа расселись вокруг стола и вновь взялись за кружки. В камине пылал огонь, и все почувствовали себя дома, среди друзей. Тристан рассматривал собравшихся и думал, что они не только внешне похожи — крупные, наделенные большой силой мужчины, — но гораздо ближе духовно, чем многие братья по крови. Все они имели аристократическое происхождение, а также склонности и способности, которые заставили Далзила обратить на них внимание еще во время службы в армии. Каждый из них обладал умом и способностью выстоять перед лицом смертельной опасности, ибо в их жизни бывали моменты, когда со смертью приходилось обращаться свысока, с некой небрежной элегантностью.
Преданность родине и страсть к приключениям составляли смысл их жизни — до сегодняшнего дня.
Деверелл опустил кружку на стол и спросил:
— Значит, все мы теперь в отставке?
Мужчины, сидевшие вокруг стола, закивали, а Деверелл усмехнулся и продолжал:
— А хотелось бы знать, почему собственно? Вот в вашем случае… — Он повернулся к Кристиану. — Полагаю, столь знаменательное событие произошло, так как пришло время Аллардайсу стать маркизом Дэрном?
— Вы правы. Ватерлоо дало мне незначительную отсрочку, но так как мой отец скончался, я должен принять титул. И в скором времени основной моей заботой станут овцы… со всеми вытекающими отсюда последствиями, включая грязные сапоги.
Присутствующие сочувственно заулыбались.
— Ваша история звучит до боли знакомо, — подал голос Чарлз Сент-Остелл. — Я-то уж никак не рассчитывал на наследство, но мои старшие братья умерли один за другим, и теперь я, изволите ли видеть, граф Лостуител. Моя матушка, сестры и все остальные женщины семейства не устают напоминать, что мой первейший долг — жениться и произвести на свет наследника.
Джек Уорнфлит невесело рассмеялся:
— Я присоединяюсь к вашему клубу титулованных особ — хоть это и является для меня полной неожиданностью. Вернее, я готов был унаследовать отцовский титул. Но дальняя родственница — престарелая дама, которую я едва знал, — оставила мне также состояние и дома… так что я теперь мишень. За мной будут охотиться мамаши всех незамужних девиц. И это продолжится до тех пор, пока я не сдамся и не соглашусь вступить в брак.
— Аналогично. — Джарвис Трегарт поднял на говорившего печальный взор. — Только в моей судьбе поучаствовал кузен, который скончался в неприлично юном возрасте. Однажды утром я проснулся и узнал, что теперь являюсь графом Кроухерстом и, будучи последним мужчиной в роду, обязан как можно скорее обзавестись женой и наследником.
— Вам повезло хоть отчасти, — вступил в разговор Тони Блейк. — Говорю вам как пострадавший: мать-француженка, вздумавшая женить сына, — это… это бич божий.
— За это надо выпить. — Чарлз отсалютовал приятелям кружкой и с интересом спросил: — Никак вы тоже, друг мой, заделались знатным холостяком?
— Мой батюшка постарался, — вздохнул Тони. — Я вернулся к родным берегам виконтом Торрингтоном. Надеялся, что это произойдет не так скоро, но… Однако, титул — это полбеды. Мой покойный отец обожал вкладывать куда-нибудь деньги, и многие его проекты оказались удачными. Вместо умеренного по размерам состояния я владею немалым богатством. И об этом знают все. Представьте, по дороге сюда я нанес визит своей крестной матери. Вы не представляете, сколько там было народу! Я еле ноги унес.
— Нация потеряла слишком много мужчин в последней войне, — обронил Деверелл, и на некоторое время в комнате воцарилось мрачное молчание.
Все выпили, поминая павших друзей.
— Должен сознаться, что мои затруднения схожи с вашими, — решительно возобновил разговор Деверелл. — Когдая покидал страну, мне и в голову не приходило, что по возвращении я окажусь виконтом Пейнтоном — владельцем домов и обладателем приличного дохода… с кучей обязательств. Честно говоря, находясь в гуще французского заговора, я ощущал себя более комфортно.
Вопросительные взгляды присутствующих обратились к Тристану.
— Глупо, но мне придется присоединиться к; вашему, дружному хору. У меня теперь есть титул, два дома и еще охотничий домик. И приличное состояние. В домах живут тетушки, бабушки, кузины… Все это я унаследовал от третьего графа Трентема, который был братом моего дедушки.
К слову сказать, он терпеть не мог моего деда и отца, считая, что они безответственные бездельники, которые живут в свое удовольствие, путешествуя по миру. Должен заметить, что, познакомившись с многочисленными тетушками и бабушками, я проникся сочувствием к покойному — он вел поистине кошмарное существование в окружении вечно ссорящихся и сплетничающих женщин.
Вокруг стола прошелестел сочувственный вздох. Должно быть, не у одного Тристана имелись тетушки.
— Когда его сын и внук умерли, — продолжал четвертый граф Трентем, — старик понял, что я единственный наследник, и решил устроить мне веселую жизнь. Он написал новое завещание. Я наследую все его имущество — дома, земли и деньги — на год. Но если в течение этого года не женюсь, то деньги будут переданы различным благотворительным фондам, И я должен содержать дома, где живут родственницы, имение и все остальное на… не знаю на что.
После долгого молчания Джек Уорнфлит спросил: — Но если ты не унаследуешь деньги, что станется со всеми тетушками, бабушками и кузинами?
— Им некуда идти, и они все равно остаются на моем содержании. В этом-то и заключается дьявольский план старика. Сам я мог бы обойтись и без денег, но что будет с ними? Дамы привыкли к определенному уровню жизни — комфорт и все такое. Теперь они полагаются на меня…
Друзья сочувственно качали головами.
— И когда заканчивается отпущенный тебе год? — спросил Джарвис.
— В июле.
— О, так впереди целый сезон! — воскликнул Чарлз. — Ты вполне успеешь сделать свой выбор. Похоже, все мы оказались в одной лодке. Если я не женюсь в ближайшее время, мать и сестры доведут меня до сумасшедшего дома.
— Предупреждаю вас, времена предстоят тяжелые, — мрачно пообещал Тони. — Вы не дослушали мою историю. Когда я сбежал из дома моей крестной, то пошел в клуб. Надеялся обрести немного тишины и покоя. Провел там час. За это время ко мне подошли два джентльмена — с которыми я даже не знаком! — и пригласили на обед.
— Двое за час? В клубе? — ошарашенно переспросил Джек.
— А дома, — продолжал Тони загробным голосом, — дома я обнаружил кипу приглашений. Дворецкий говорит, они начали прибывать еще до того, как я приехал в город. А я всего-то написал крестной матери, что вскоре навещу ее!
Пока друзья переваривали дурные новости, в комнате царило напряженное молчание.
— Кто-нибудь еще появлялся в свете? — спросил Кристиан.
Молодые люди покачали головами. Все они, приняв отставку, разъехались по поместьям.
— То есть, — продолжал Кристиан, — стоит только нам показаться в городе, как на нас тоже откроют охоту.
Это только начало, — пробормотал Деверелл. — Многие семьи пока в трауре, а потому через некоторое время поток визитов и приглашений возрастет.
— Точно! — подхватил Джарвис. — И случится это как раз в разгар ближайшего сезона. Тут-то мы превратимся в мишени, в загнанных зверей, на нас будут охотится, расставлять ловушки…
— Это будет ад кромешный, — подхватил Чарлз. — Мы станем тем, чем никогда не были за всю свою жизнь, — добычей.
— Да, — подтвердил Джарвис. — Мы опять попали на войну, правда? Только тут ее ведут женщины и все те, кто задает тон в свете.
— Подумать только, мы пережили столько опасностей, миновали ловушки, расставленные для нас французами, — с горечью сказал Тристан. — Мы вернулись на родину героями — и вновь попали в переплет. Оказывается, здесь нас тоже ждет опасность.
— Более того, у нас нет опыта в борьбе с этой новой угрозой! — воскликнул Джек. — Пока другие тренировались в светских уловках, мы служили родине и королю.
Воцарилось молчание, которое нарушил Сент-Остелл.
— Раньше нам тоже приходилось нелегко, но мы выиграли… — Он обвел взглядом присутствующих. — Знаете, о чем я подумал? Мы все приблизительно одного возраста — не так ли? Разница не более пяти лет. Нас ждут одинаковые ловушки. Наше прошлое похоже — и наше будущее тоже.
— Так почему бы нам не объединиться?
— Один за всех, и все за одного? — спросил Джарвис.
— Почему бы и нет? Разве мы новички в деле ведения военных кампаний? Почему бы не отнестись к предстоящему делу именно так?
— Неплохая мысль! — Джек отставил кружку, и глаза его загорелись, — Спланировать всю кампанию и вести совместную оборону!

Лоуренс Стефани - Клуб «Бастион» - 1. Избранница => читать онлайн книгу далее