А-П

П-Я

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  A-Z

Дорсей Кристина

Братья Маккейд - 3. Сердце в небесах


 

На этой странице выложена электронная книга Братья Маккейд - 3. Сердце в небесах автора, которого зовут Дорсей Кристина. В электроннной библиотеке park5.ru можно скачать бесплатно книгу Братья Маккейд - 3. Сердце в небесах или читать онлайн книгу Дорсей Кристина - Братья Маккейд - 3. Сердце в небесах без регистрации и без СМС.

Размер архива с книгой Братья Маккейд - 3. Сердце в небесах равен 207.45 KB

Дорсей Кристина - Братья Маккейд - 3. Сердце в небесах => скачать бесплатно электронную книгу



Братья Маккейд – 3

Оригинал: Cristine Dorsey, “Сердце в небесах”
Перевод: М. Белоусовой
Аннотация
Кристина Дорсей увлекает читателей в мир захватывающих приключений и безграничной чувственности. Теперь она делает шаг «по ту сторону» в великолепном новом романе, повествующем о вечной страсти и о любви, которая всегда жива…
Кристина Дорсей
Сердце в небесах
(Братья Маккейд-3)
Посвящается моему отцу, от которого я узнала о «другой стороне»…

И конечно же Чипу.
ПРОЛОГ
Совпадение — это способ, которым Господь незаметно творит чудеса.
Автор неизвестен.

Осень 1764 года
Королевский дворец, Лондон
— Пропади она пропадом, эта Элизабет, вместе с ее дурацкими романтическими представлениями о любви!
Свои слова леди Рэчел Эллиот сопроводила гримасой недовольства, потому что вечерняя роса пропитала ее атласные туфельки. Они были синие, отделанные серебряными кружевами, — под цвет платья из шелковистой тафты. «Сплошная синева небес и звездное мерцание, — сказал встреченный ею перед этим принц Вильям, брат короля. — Совершеннейший ангел».
— Возможно, но это было еще до того, как я случайно услышала, как лорд Альберт герцог Бингам требовал объяснить ему, куда делась его жена, — проворчала Рэчел про себя, подбирая юбки, чтобы не задеть ими розовый куст, на котором уже не было цветов. Вопреки ее стараниям, кружево зацепилось за шип. Она резко дернула материю, ощущая себя в этот момент скорее дьяволом, чем ангелом, Рэчел не сомневалась, что и выглядит она не лучше. Ни туфельки ее, ни платье не предназначались для того, чтобы разгуливать в них по заросшим садовым тропам, и, несмотря на всю предосторожность, с которой она торопливо пробиралась к знакомому укромному уголку, Рэчел не сомневалась, что ее старательно завитой и напудренный парик наверняка сбился на сторону.
Ее вечер был совершенно испорчен — в этом не могло быть сомнений. А все потому, что ее кузина и подружка, леди Элизабет Бингам, упорно отказывалась прекратить свои отношения с сэром Джеффри, хотя ее муж недавно прибыл ко двору.
Рэчел остановилась на мгновение, чтобы оглядеться. Сзади в сиянии свечей тепло светился королевский дворец. Если старательно вслушаться, можно было услышать нежные мелодии Генделя, исполняемые оркестром королевы Шарлотты. В той стороне ее ждали смех и развлечения и полчища льстивых ухажеров, всячески желающих угодить ей. Ей ужасно захотелось вернуться обратно.
— Ох! — С глубоким стоном Рэчел стиснула зубы, заставляя себя повернуть, и направилась вниз по заросшему травой склону в сторону озера. Ну, дай ей только найти Лиз! Она без околичностей выскажет ей все, что думает! И пусть сэр Джеффри попробует вмешаться, тогда и ему достанется на орехи. Рэчел совершенно безразлична его красота. Ей —то какое дело, что от его улыбки Лиз готова шлепнуться в обморок! Всему есть свое место и время. А по выражению лица лорда Бингама, когда он бросился к выходу из бального зала, ей стало ясно, что сейчас и место и время были явно неподходящими.
Теперь, когда она вышла из парка, фонарей стало меньше. Они почти не освещали окрестности, и Рэчел оставалось только надеяться, что она сумеет найти Лиз и Джеффри.
— Только бы они не пошли к нему! — взмолилась она в пространство. Рэчел рассчитывала, что сегодняшним вечером они не рискнут покинуть дворец.
— Рэчел, но мне необходимо встретиться с Джеффом и все объяснить, — настаивала Лиз, затащив ее в маленький укромный альков.
Вокруг них играла музыка, царило веселье, и мысли Рэчел все еще были заняты флиртом с братом короля. До нее не сразу дошел смысл сказанного Лиз.
— Что объяснить? — спросила Рэчел, но Лиз только мечтательно глянула на нее, как будто считая, что Рэчел этого все равно не понять.
Она и вправду не понимала. Если любовь вот так влияет на человека, то Рэчел оставалось только радоваться, что это чувство ее не коснулось.
Когда на фоне нежного плеска волн о берег Рэчел заслышала голоса, она на мгновение остановилась, потом со вздохом повернула в ту сторону. Здесь трава была выше, и подол ее платья совсем промок, хотя она его и приподняла. Видит Бог, любовникам следовало бы находить более цивилизованные места для своих встреч!
— Так вот вы где! — Завидев стоявшую на краю выдававшегося в озеро причала парочку, Рэчел решительно двинулась к ним. В темноте трудно было видеть выражение лиц Лиз и Джеффри, но Рэчел показалось, что их поразило ее появление. Они сразу оторвались друг от друга, хотя рука сэра Джеффри осталась на плечах ее кузины.
— Что… Чего ради ты заявилась сюда, Рэчел? — В голосе Лиз прозвучало явное раздражение.
— По-моему, это не требует объяснений. — Рэчел фыркнула — звук, вовсе не подобающий благородной леди. — Я пришла, чтобы увести тебя обратно. — Рэчел обращалась только к Лиз. Она решила, что ей совершенно плевать на то, что может сказать или сделать сэр Джеффри. И вовсе не потому, что с момента его прибытия ко двору он совершенно завладел свободным временем ее кузины — временем, которое до этого они обычно проводили вместе.
— Но ведь я же сказала тебе, что мне надо…
— Да, сказала. Хотя я тогда же подумала, что это совершеннейшая глупость…
— Я как-то не понимаю, почему мое и Лиз местонахождение может интересовать вас, леди Рэчел.
Рэчел уже открыла рот, чтобы сообщить, что она думает о таких мужчинах, как он, но Лиз быстро встала между ними:
— Прошу вас. — Одной рукой она коснулась рукава Джеффри, другой — Рэчел. — Прошу вас, не надо ссориться. Ведь я люблю вас обоих больше всего на свете.
Джеффри решил, что это признание дает ему право обнять свою обожаемую Лиз. Рэчел оставалось только вздохнуть.
— Я решила, что тебе не помешает знать: тебя ищет муж.
— Альберту удалось настолько отвлечься от игры, чтобы увидеть, что меня нет? — Лиз как будто еще больше укрылась в объятиях сэра Джеффри. — Думаешь, он что-то заподозрил?
— Понятия не имею. — Голос Рэчел смягчился, и она взяла ладони кузины в свои. Они были совершенно холодные. — Думаю, нам надо вернуться во дворец. Он выглядел очень рассерженным и… — У Лиз вырвался негромкий стон, и Рэчел на мгновение смолкла. — Элизабет, это единственный выход. Я скажу, что мы были вместе.
— Ты не понимаешь. — Пальцы Элизабет переплелись с пальцами Рэчел. — Ты не знаешь, какой он. Если он что-то заподозрит, то…
Слова Элизабет оборвал звук выстрела, от которого в ночное небо с шумом вспорхнула стая уток. От этого выстрела сэр Джеффри вдруг скорчился и упал на колени.
Рэчел резко повернула голову к берегу и увидела стоявшего там мужчину. В каждой руке он держал по пистолету. «Альберт», — выдохнула она, и в это мгновение прозвучал еще один выстрел. Через сплетенные пальцы Рэчел ощутила удар пули, попавшей в ее кузину. Элизабет падала, увлекая за собой в озеро не удержавшуюся на причале Рэчел.
С первым прикосновением ледяной воды Рэчел охватила паника. Казалось, озеро крепко обвило ее щупальцами, затягивая вниз. Она отчаянно пыталась вырваться из этой хватки, но силы ее иссякали. Крики о помощи, казавшиеся ей самой очень громкими, приводили лишь к тому, что ее рот заливал отвратительный привкус смерти.
Она попыталась собраться с мыслями. Ее тянуло на дно тяжелое платье — серебряные кружева и металлические обручи. Если бы только ей удалось его сбросить! Но чтобы ее одеть, трем служанкам пришлось трудиться почти целый час, и как она ни извивалась, ей не удалось разрушить результат их трудов.
Она поняла, что умирает. Грудь жгло почти непереносимой болью. И вдруг боль исчезла, и вместе с ней куда-то делись ледяная вода и леденящий ужас. Осталось только чуть опьяняющее ощущение подъема вверх по спирали. И покоя. Благословенного покоя.
— Ну вот, допрыгался, недотепа.
— Да откуда же мне было знать, что она бросится за своей кузиной? Это совсем на нее не похоже.
— Ты что, так ничего и не понял за время пребывания здесь? От смертных можно ждать любых неожиданностей.
— В особенности от этой.
«До чего же они мне надоели», — подумала Рэчел, стараясь не прислушиваться к спору. Они мешали ей наслаждаться совершенно чудесными ощущениями. Ее окружала мягкая, успокоительная темнота, а далеко впереди сиял белый свет, до того ослепительно чистый и теплый, что глаза не могли бы его выдержать. Только вот глаз-то у нее не было, да и тела тоже.
Она просто существовала, и все.
Никогда до этого не ощущала она себя столь желанной, не чувствовала такой заботы о себе. Ее окружала любовь, струившаяся сквозь нее, пока она бесцельно плыла в пространстве, всем довольная, безотчетно стремясь приблизиться к свету. В мире с самой собой, если бы не…
— Так что же нам делать?
— Да прекрати же свое нытье! И что ты имеешь в виду, говоря «нам»?
— Неужели ты оставишь меня без своей помощи?
— Еще раз напоминаю — это была твоя ошибка.
— Но я ведь всего-навсего ученик. Ты должен был направлять меня. И я отвернулся только на минутку.
— Хватит! С нее было достаточно их пререканий. Они не давали ей сосредоточиться. Но Рэчел вовсе не собиралась кричать на них. Да на самом деле она и не кричала. Она общалась с ними как будто в какой-то другой плоскости, не прибегая к помощи речи. Как бы то ни было, оба они, казалось, были ошарашены ее резкостью. Во всяком случае, они на мгновение умолкли. Потом нытик снова принялся за свое:
— Вот видишь, я же тебе говорил — от нее только и жди неприятностей.
— Ты ничего не говорил о неприятностях, только о непредсказуемости, и в этом я с тобой охотно соглашусь. — Он вздохнул: — Вопрос в том, что же теперь делать?
— Что делать насчет чего? — Рэчел решила, что, если она хочет обрести хоть немного покоя, ей следует помочь им разрешить их дилемму.
— Насчет вас, конечно.
— Да, — обвиняющим тоном поддержал нытик. — Вам еще не пора было умереть.
— Умереть? Но я не мерт… — Рэчел не закончила фразу. Потому что как ни трудно было с этим примириться — она не чувствовала себя мертвой, — сердцем она знала, что это правда. Но где было все то, что она привычно ожидала здесь встретить? Воинство ангелов небесных? Или, не дай Боже, горящая сера? И у Рэчел оставался еще вопрос. Что случилось с Лиз?
— Она проследовала дальше, как и ее духовный попутчик, Джеффри.
Рэчел инстинктивно поняла, что дух имел в виду, — Лиз проследовала в направлении света. Этого яркого света, мерцавшего лишь чуть дальше пределов досягаемости.
— Тогда отошлите дальше и меня, — решительно сказала Рэчел. — Я готова.
— Если бы это было так просто.
Впервые Рэчел ощутила что-то похожее на страх.
— Неужели вы хотите сказать, что я должна отправиться… в ад? — В это мгновение ее душу переполнили воспоминания сразу всей ее жизни. И некоторые, со смущением подумала Рэчел, выглядели не такими уж безупречными в чистом свете потустороннего мира. Например, когда она солгала своей маме по поводу расцарапанных коленей и порванного платья. И еще сплетни. Она обожала дворцовые интриги и без колебаний передавала Лиз каждую крупицу информации. И она не была такой уж набожной. Или милосердной. Только на прошлой неделе она прошла мимо нищего, притворившись, что не замечает беднягу. И еще…
— Да хватит вам перебирать свои грехи — мне совсем неинтересно их знать. Кроме того, вы не обречены на вечное проклятие.
«Слава Господу», — подумала Рэчел со вздохом облегчения.
— Вот именно. Но сейчас речь не об этом. Разве вы не слышали, что сказал Эбенезер? Вам еще не пора было умереть.
Эбенезер? У духов бывают имена? Рэчел отбросила эту мысль как несущественную. Решение проблемы казалось ей совсем простым. Если ей еще не полагалось умереть, то…
— Отошлите меня обратно в мою жизнь.
— Это не так просто.
— Ведь вы отошли в мир иной, — поддержал Эбенезер.
— Но эта была ошибка, вы сами так сказали. Ваша ошибка. — Она уже переставала владеть собой. Еще один недостаток, откровенно признала она.
— Я всего-навсего ученик.
Рэчел уже готова была сообщить, что, в конце концов, ее-то ошибки здесь не было, но тут вмешался другой дух.
— Пожалуй, мы могли бы что-то сделать. — Он помолчал ровно столько, чтобы привлечь внимание Рэчел и Эбенезера. — Возможно, она могла бы заслужить свое возвращение.
— Конечно. — В тоне Эбенезера слышалось облегчение. Но потом в его словах снова появилась ноющая нотка. — А ты думаешь, что Он с этим согласится?
— Посмотрим. Ведь уже были такие прецеденты. Мы должны без промедления переговорить с Ним.
Рэчел ощутила, что оба духа быстро удаляются.
— Подождите! — Она совсем не была уверена, что такой поворот событий нравился ей больше, чем тот, который привел ее сюда. — Что вы имели в виду, когда упомянули прецеденты? Что я должна сделать, чтобы заслужить возвращение?
Она почувствовала, что оба духа замедлили свое движение. Потом тот, который как будто был главным, ответил:
— Вообще-то это очень просто. От вас всего-навсего требуется спасти жизнь одной заблудшей Души.
ГЛАВА ПЕРВАЯ
Иногда в жизни случаются такие обстоятельства, успешно выпутаться из которых можно лишь с привлечением некоторой толики сумасшествия.
Ларошфуко. Размышления.

— Не прыгайте, Бога ради!
Даже если бы эти слова не были выкрикнуты ему прямо в ухо, сам звук другого человеческого голоса вывел бы Логана Маккейда из равновесия. Он вздрогнул, и гравий под его мокасинами пополз вниз. Отчаянно перебирая ногами, он еле удерживался на краю каменистого хребта, нависавшего над пропастью. С бешено бьющимся сердцем он краем глаза уловил что-то серебристо-синее. И тут что-то… или кто-то коснулся его руки. Он инстинктивно отпрянул, и теперь, несмотря на все его старания, его ноги соскользнули по краю.
— Дерьмо! — Логан изгибался, цепляясь ногтями за гранит, пытаясь руками и ногами ухватиться за каменистую поверхность, за что угодно, лишь бы прервать падение, отлично зная, что ждет его внизу.
Неожиданный и болезненный переход в вечность. Вокруг него по склону с шумом сыпался дождь мелких камней, сдвинутых с места его дергающимся телом. Он уцепился за заросший мхом выступ и резко остановился в добрых пяти ярдах от вершины.
Его ладони были скользкими от пота. Подтягивайся, подтягивайся, черт побери! Логан вовсе не был уверен, что он произнес эти слова вслух. Он старался не поддаваться нараставшей панике. Одна мысль о том, что под его ногами — пустота, была ему ненавистна. Пустота. Каждый его прерывистый вдох отдавался грохотом в ушах, и Логан заставил себя дышать глубоко и равномерно. Но он не решался взглянуть вниз.
Вокруг свистел ветер, уже холодный в преддверии наступающей зимы. А он продолжал висеть, изо всех сил цепляясь за камень, чувствуя, что его неуверенная хватка постепенно ослабевает.
И тут он снова услышал голос.
Наверное, у него галлюцинация. Никто лучше его не знал, что могут сделать с телом боль и одиночество. Но чем больше он старался не обращать внимание на крики, тем настойчивее они звучали. В конце концов ему не осталось ничего другого, как взглянуть вверх. От его движения вниз покатился новый ливень камней.
— С вами все в порядке?
Логан прищурился. Солнце уже начало спускаться к западу, и он видел последние мерцающие лучи над вершиной горы. Они образовали ауру вокруг того, что казалось женской фигурой. Женщина с огромной копной белых волос. Но это же нелепость. И все-таки он видел эту голову, когда она нагнулась над краем утеса. Логан заморгал и крепко закрыл глаза, прежде чем решиться открыть их еще раз. Мысль о том, что женщина могла забрести на его затерянную в глуши горную вершину, была до того нелепа, что он готов был счесть ее плодом воображения, но она все же была здесь. И отчаянно взывала к нему. Снова и снова все тот же идиотский вопрос:
— С вами все в порядке? С вами все в порядке?
— Совсем не в порядке, черт побери! — заорал Логан. Если она и вправду ему привиделась, то лишь одиноко круживший над головой орел мог слышать, что он разговаривает сам с собой. И вообще, какое значение это будет иметь через несколько мгновений, когда он рухнет навстречу своей смерти?
— Так что же мне делать? — Ее голова на мгновение исчезла, потом вдруг появилась снова. — Я не знаю, как вам помочь.
Логан готов был поклясться, что видит протянутую к нему ладонь — ладонь, буквально укутанную в серебряное кружево. Но ладонь не могла дотянуться до него и быстро исчезла. Наверное, он сходит с ума. Его сводный брат Вольф говорил, что это раньше или позже случится, если Логан будет и дальше предпочитать одиночество… и выпивку.
Черт побери, ему совсем не хотелось умирать вот так — что бы там он ни думал раньше. Он должен как-то выбраться из этого нелепого положения. Сосредоточившись, Логан стал осторожно подтягивать левую ногу, пока пальцы не наткнулись на маленькое углубление в камне.
— Скажите, что я должна сделать?
Теперь голос был умоляющим, и он отвлекал внимание Логана от поисков опоры для другой ноги.
— Идите к черту! — Он боролся за свою жизнь, и у него не было времени для отвлекающих внимание видений.
— Не могу. — Видение как будто разозлилось. — Я была послана спасти вас.
— Тогда принесите веревку, Бога ради.
Тут она просто исчезла, оставив Логана в убеждении, что все это ему почудилось. Он попытался ослабить хватку и нащупать повыше что-нибудь, за что можно уцепиться. Он не мог позволить себе поддаться панике. Просто не мог.
Пот ручейками стекал по его спине, заливал лицо и жег глаза. Но это не помешало ему заметить веревку, которая появилась в двух футах слева от него. Это была его веревка, он узнал ее — за нее он отдал несколько шкур в Семи Соснах. Но что это видение делает с его веревкой?
— Я привязала ее к дереву, — крикнула она. — Думаю, она достаточно крепкая, чтобы выдержать вас.
Проклятие, его воображение слишком много себе позволяет.
— Так будете вы хвататься за нее, в конце концов? Логан сглотнул. Глотать было больно, потому что у него сдавило горло. Он окончательно свихнулся. Никакой женщины не было. И веревки тоже. Но в то же время он чувствовал, как веревка колотится об его руку, потому что женщина ее раскачивала. Оп! Еще один удар.
— Чего вы ждете?
В ее голосе звучало нетерпение, и Логан еле сдерживался, чтобы не расхохотаться. Он глянул на веревку, потом прищурился и поглядел наверх, но все расплылось перед его глазами.
— Какого черта! — Над ним не было места, где можно было уцепиться за склон. С таким же успехом можно принять смерть, цепляясь за несуществующую веревку. Вот только надо заставить себя отпустить камень. Логан до крови прикусил нижнюю губу. Он так часто думал о смерти — о том, чтобы сделать один шаг с утеса и покончить со всем этим, — что это должно бы быть совсем просто. Вовсе даже нет.
Бездонная пустота внизу как будто манила его, смеялась над ним издевательским, победным смехом. И хотя Логан понимал, что это всего-навсего ветер шумит в соснах, он не мог заставить себя разжать руки. Сосредоточься на своем дыхании. Сделай вид, что ты просто хочешь взяться за веревку. Не смотри вниз. Что толку смотреть вниз. Сделай вид, что ты где-то в другом месте, просто стоишь там. В Семи Соснах, вот именно. Ты в Семи Соснах, и кто-то… и Рафф просит тебя подержать веревку, и ты… Логан отдернул руку от камня и ухватился за веревку.
Крученая пенька врезалась в ладонь — так сильно он сжал пальцы. Облегчение, что он сумел преодолеть страх, в первый момент даже затмило удивление оттого, что веревка оказалась настоящей.
Ослабить мертвую хватку другой руки было уже проще. Теперь обе руки вцепились в веревку. И хотя веревка раскачивалась и звенела под его тяжестью, она держала. Во всяком случае, он не провалился в небытие.
— Вы сможете вылезти наверх?
Ну и зануда, будь она проклята, и до чего у нее резкий, нетерпеливый тон. Если уж ему надо было вообразить бабенку, почему бы ей не говорить помягче? Логан глубоко вдохнул и передвинул правую ладонь чуть повыше. Потом левую. Правую. Левую. Дюйм за дюймом он подтягивался по веревке, напрягая вздувшиеся мышцы.
Натянутая до отказа веревка звенела, и Рэчел, сцепив ладони, оглянулась на дерево, к которому она ее привязала. Завязывать веревки… Завязывать что угодно было не тем занятием, в котором она могла похвастать большими успехами.

Дорсей Кристина - Братья Маккейд - 3. Сердце в небесах => читать онлайн книгу далее