А-П

П-Я

 Национальная экономика 
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  A-Z

Джонсон Сьюзен

Рискуя всем


 

На этой странице выложена электронная книга Рискуя всем автора, которого зовут Джонсон Сьюзен. В электроннной библиотеке park5.ru можно скачать бесплатно книгу Рискуя всем или читать онлайн книгу Джонсон Сьюзен - Рискуя всем без регистрации и без СМС.

Размер архива с книгой Рискуя всем равен 47.68 KB

Джонсон Сьюзен - Рискуя всем => скачать бесплатно электронную книгу



OCR Angelbooks
«»: ; ;
ISBN
Аннотация
Перед вами — четыре истории СТРАСТИ. Страсти неистовой, чувственной, земной. Страсти, которая может стать высочайшим наслаждением для женщины ЛЮБОЙ ЭПОХИ. Для холодной аристократки, втайне мечтающей о жарких объятиях, — и для отчаянной девушки-шулера, умеющей и блефовать, и идти ва-банк… Для светской львицы, решившейся на опасную игру, — и для молоденькой вдовы, пожелавшей испытать наконец счастье запретного блаженства… Времена меняются. Но великая, неодолимая сила СТРАСТИ по-прежнему остается высшей силой на земле!
Сюзан Джонсон
Рискуя всем
Глава 1
1896 год, Монте-Карло
Пасхальная неделя
Из окон виллы Фелисии Гринвуд открывался чудесный вид на море. Сидя на кухне, хозяйка рвала только что полученное письмо на мелкие клочки и проклинала отправителя на все лады. Осыпав несчастного всеми мыслимыми и немыслимыми эпитетами, Фелисия обернулась к двум оставшимся слугам, сочувственно взиравшим на нее.
— Вот что я думаю о советах кузена Дики! — выпалила она напоследок. Девушка говорила по-французски с легким шотландским акцентом.
— Ваша тетушка тоже его не любила, — заметила престарелая экономка. — Скажи мадемуазель Фелисии, как графиня его называла, — обратилась она к мужу — единственному мужчине в их скромном хозяйстве.
Даниель невесело улыбнулся:
— Она прозвала его господин Зануда и никогда не слушала, что бы он ни говорил.
Фелисия усмехнулась. Что ж, на редкость точная характеристика!
— Я бы с радостью игнорировала кузена Дики, если бы он не вздумал отнять у меня виллу «Парадиз».
— У вас еще остается неделя на то, чтобы найти деньги.
Лицо девушки омрачилось. Целый год она безуспешно пыталась вернуть сумму, требуемую кузеном.
— Ах, если бы тетушкины вложения приносили хоть какой-нибудь доход!
— Он обкрадывает вас, мадемуазель, это ясно без слов. У графини всегда было достаточно денег! — возмутился Даниель.
— Знаю, ты не доверяешь ни Дики, ни его адвокатам, впрочем, как и я. Но сейчас следует думать не о наших чувствах, а о том, как исправить положение. Я решила продать тиару. Всю ночь не спала, размышляя, правильно ли поступаю. Надеюсь, тетушка поняла бы меня…
Бриллиантовую тиару подарил графине пылкий поклонник на заре ее юности, и она так и не забыла прежнюю любовь. Отринув сомнения и дурные предчувствия, Фелисия гордо выпрямилась.
— В отчаянном положении приходится прибегать к отчаянным мерам.
— Но денег все равно не хватит, миледи, — вмешалась Клер, знавшая стоимость тиары до последнего су.
Фелисия понимала, что рискует всем, но не собиралась выдавать слугам свои опасения.
— Поэтому я и собираюсь в казино, — объявила она с уверенностью, которой не ощущала. — Там наверняка удастся удвоить сумму.
— Я стану молиться Святому Девоте, чтобы вы сорвали банк, — объявила Клер, считавшая местного святого надежной защитой от всех бед и неприятностей.
— Прошу прощения, миледи, но вы ни разу не играли. У вас нет опыта, — возразил прагматичный Даниель.
— В таком случае я стану молиться Святому Девоте и Пресвятой Деве, — твердо объявила Клер, укоризненно взирая на мужа. — Ты настоящий безбожник, Даниель.
— Двадцать одно — игра несложная, — с деланной небрежностью бросила Фелисия. — Каждый сможет сосчитать до двадцати одного! Я все решила, и не стоит меня отговаривать! И нечего смотреть на меня так, Даниель! Тетина тиара — все, что осталось из драгоценностей, так что мне придется выиграть недостающую сумму в казино. Если повезет, разумеется, — трезво добавила она.
— Мои молитвы помогут! — заверила Клер.
— В конце концов, сейчас пасхальная неделя, а Господь иногда творит чудеса, — добродушно заметил Даниель.
Фелисия пригладила непокорные рыжие локоны — старая, еще с детства, примета на удачу.
— Почему бы ему не сотворить их для меня?
— Верно, мадемуазель, почему бы и нет? — кивнула Клер, одобрительно улыбаясь.
Герцог Графтон сразу же заметил огненно-рыжую женщину, едва она переступила порог игорного зала. Присутствующие на мгновение замолчали, потрясенные необычайной прелестью ее лица и фигуры. Но поскольку ему начало везти, он и не подумал оторваться от карт и помедлил только затем, чтобы запечатлеть в памяти чудесный образ. Он еще успеет познакомиться с волшебным видением. Обычно женщины не ведут крупную игру, вряд ли она скоро уйдет.
Делая ставки, герцог продолжал держать в поле зрения и ее, и толпу восторженных поклонников, собравшихся вокруг. Но женщина, казалось, никого не замечала, сосредоточившись на игре, а он, пробыв столько лет призовым жеребцом у светских львиц, не слишком волновался из-за соперников.
В этот вечер его посетило то, что называют счастьем игрока, и он долго не обращал внимания на незнакомку, пока случайно не увидел ее расстроенное лицо. Сделав партнерам знак, что выходит из игры, он поспешно шагнул к ее столику. Герцог Графтон видел подобное выражение сотни раз в различных казино по всему миру.
Она вот-вот потеряет все!
Толпа мужчин расступилась при его приближении — репутация герцога Графтона была здесь известна каждому. Не стоило задевать его, что бы он ни делал: исследовал неизведанные земли или участвовал в модных развлечениях аристократического общества.
— Позвольте мне, мадемуазель, — резко бросил он, поставив аккуратную стопку тысячефранковых фишек рядом с жалкой кучкой ее собственных.
Девушка обернулась и удивленно уставилась на него. Он улыбнулся. Потрясенная Фелисия позабыла, что леди ни в коем случае не должна принимать деньги от незнакомых мужчин.
— Вы позволите мне заказать от вашего имени две карты?
Голос… бархатный, и взгляд обдает теплом, а запах изысканного одеколона напоминает аромат любимого шотландского вереска.
— Пожалуй, не стоит, — промямлила она, вспомнив о приличиях.
Он, разумеется, расслышал нотки нерешительности в ее голосе… колебание на грани капитуляции. Что ж, она не первая и не последняя, сколько раз он был свидетелем подобных сцен!
— Это всего лишь карты, — возразил герцог, улыбнувшись. — Позвольте принести вам удачу.
Фелисия тоскливо оглядела внушительную гору пожертвованных фишек и подняла глаза к нарисованным на потолке облакам. Неужели это и есть обещанное чудо?!
— Две карты для мадемуазель, — повелительно бросил незнакомец. Да, на ангела он не похож, но все уже решено за нее.
На зеленое сукно легли новые карты, а красавец благодетель снова улыбнулся ей.
— Двадцать одно, мадемуазель. Разве я не пообещал принести вам удачу?
Крупье пододвинул к ней лопаточкой выигрыш, и Фелисия впервые в тот вечер почувствовала робкую надежду. Значит, все еще может обойтись: ее не выгонят на улицу, и она сохранит свой дом. Подумать только, спасение пришло как раз тогда, когда, казалось, все было потеряно!
— Я очень, очень вам обязана, — выдохнула она с невыразимой благодарностью. — Месье…
— Саффок. Томас Саффок.
Флинн небрежно поклонился, темные волосы блеснули вороненой сталью в свете люстры.
— На этот раз позвольте предложить…
Он ловко выровнял готовую рассыпаться стопку фишек и, взяв одну, пятитысячную, сунул в ее ридикюль.
— …пожалуй, одной карты вполне достаточно.
С этой минуты он продолжал играть за нее, изредка улыбаясь, ведя светскую беседу ни о чем, пока Фелисия тайно упивалась пьянящим теплом, исходившим от него. Она заставляла себя оставаться спокойной при виде вершившегося волшебства.
— Этого хватит? — спросил он наконец, добавляя к выигрышу очередную груду.
— О да, с лихвой!
Флинн знаком велел служителю собрать фишки и предложил Фелисии руку.
— Вам потребуется страж, — пошутил он несколько минут спустя, когда они стояли у кассы, и красноречиво показал на толстую пачку банкнот, которую она стискивала в руке.
— Не знаю, как и благодарить вас, мистер Саффок, — восторженно пробормотала она. — У меня до сих пор сердце не на месте.
Флинн, имевший свои соображения относительно способов выражения благодарности, нагло предложил:
— Поужинайте со мной в соседнем ресторане. Бокал шампанского успокоит вас.
При обычных обстоятельствах Фелисия ни за что не стала бы ужинать с незнакомым человеком. Однако в «Отель де Пари» она в полной безопасности, поскольку здесь служат брат и кузены Даниеля. Кроме того, незнакомец спас ее от тусклой, тоскливой жизни гувернантки или компаньонки и уже поэтому заслуживает ее признательности.
— С удовольствием, — согласилась она.
— Прекрасно! — воскликнул он, протягивая руку.
— Вы здесь отдыхаете? — осведомилась она.
— Собственно говоря, возвращаюсь из Баку.
— Вы занимаетесь нефтью?
Флинн покачал головой.
— Навещал друга. А вы? Приехали на сезон?
Глава 2

Фелисия не намеревалась оставаться надолго, но три часа спустя все еще болтала так свободно, словно знала своего благодетеля всю жизнь. Рассказала о своем неудачном замужестве, раннем вдовстве, переезде в Монте-Карло, где пришлось ухаживать за престарелой тетушкой, о стараниях кузена Дики получить долю наследства, хотя Фелисия считала, что ему вообще ничего не причитается. О жалких грошах, оставленных ей теткой, и вообще всех жизненных передрягах, в которых исповедуются под воздействием превосходного шампанского и неподдельного мужского интереса.
— О Господи, — пробормотала она наконец, театрально поднося ладонь ко рту, после того, как бутылка шампанского опустела, — я же слова не даю вам сказать!
— Я с удовольствием слушал вас.
— Большинству мужчин не знакомо искусство слушать. Они любят наставлять или в крайнем случае распространяться об охотничьих успехах, о видах на урожай или новом пальто… совсем как Дики…
Она хихикнула.
— Упомянув про охоту, я имела в виду своего невыносимого мужа. Поверьте, он был ужасным занудой, его занимали только тонкости лисьего гона. — Фелисия ослепительно улыбнулась. — Впрочем, что еще оставалось бедняге, выросшему в такой омерзительной семейке!
— Почему же вы согласились выйти за него?
— Потому что у него были деньги, а у меня — ни пенни, но в основном по настоянию отца. Честно говоря, он запер меня в спальне, пока я не согласилась.
— Понятно.
— Вряд ли вы можете это понять, — усмехнулась Фелисия, оценив его сдержанность, — при такой внешности и деньгах. Но в Абердине у меня, бесприданницы, почти не было шансов сделать удачную партию, а у папы не хватило денег свозить меня в столицу на сезон. Даже когда я пять лет назад приехала сюда, тетя взяла меня только в компаньонки, да и то на определенных условиях.
— Но очевидно, она вас все же полюбила.
Фелисия грустно усмехнулась, и Флинн снова подумал, что сегодня у него счастливый день. Он не только выиграл в рулетку целое состояние, но и самую прекрасную женщину в Монте-Карло, которая сейчас сидит напротив. Громадная постель в номере наверху уже ждет, и утром они вместе полюбуются ослепительным рассветом.
— Кажется, мы подружились. У вас есть родные?
Он покачал головой.
— Вы постоянно путешествуете?
— Несколько месяцев в году провожу в Англии.
— Охотитесь? — поддела его Фелисия.
— Иногда, — кивнул герцог Графтон. — Но чаще сопровождаю своих чистокровок на различные скачки.
— Беговая конюшня. Да, при таких расходах просто необходимо время от времени заглядывать в казино. Томас Саффок, — пробормотала она. — Мне почему-то знакомо ваше имя…
Флинн, как обычно, не открыл своего титула.
— Хотите еще десерта?
— Господи, нет! Кстати, — добавила Фелисия, заметив, что, кроме них, за столиками никого не осталось, — мне пора домой. Я, должно быть, вам надоела, хотя еще раз хотелось бы поблагодарить вас за все.
Она широко развела руками, не обращая внимания на то, что в декольте открылись соблазнительные округлости грудей.
— И если я чем-то могу выразить свою признательность… только скажите. Благодаря вам у меня теперь есть крыша над головой, вы спасли меня от жалкого существования.
Она еще долго продолжала бы восхваления, но при виде его лица растерянно умолкла.
— Есть один способ, — спокойно кивнул он.
Фелисия восторженно рассмеялась:
— Как чудесно вы это произнесли! Мягко, тихо и нетребовательно. Меня так и подмывало спросить, но вы были так учтивы… — Она перевела дыхание. — А я никогда раньше не просила мужчину лечь со мной в постель… Опасалась, что вы можете унизить меня отказом или, наоборот, так быстро согласиться, что я сгорю со стыда. — Фелисия набрала в грудь побольше воздуха и поспешно продолжала: — Значит, ответ — да, конечно, да! Я готова, если вы не считаете меня чересчур доступной. И пожалуйста, прошу вас помнить, что после смерти моего мужа я не спала с мужчиной вот уже пять лет, да и при его жизни не приобрела большого опыта, поскольку от него было мало проку. — Умоляюще сложив руки, Фелисия добавила: — Поверьте, я не хотела бы оказывать на вас давление, мистер Саффок. Мало того, заранее извиняюсь за собственное невежество.
Он рассмеялся в ответ:
— Я уже не уверен, что хочу чего-то.
— Ну вот. Так и знала, что все испорчу, никогда не могу вовремя остановиться! Но думаю, сегодня во всем виновато шампанское. Кстати, вы невероятно красивы и, думаю, знаете об этом.
— Спасибо, и позвольте вернуть вам комплимент, хотя, подозреваю, и вам это известно. А теперь, не угодно ли подняться наверх? Тут недалеко, всего несколько пролетов, — предложил Флины, поднимаясь, — и закончим нашу беседу на террасе.
— Под звездами? Как романтично!
— Боюсь, романтик из меня неважный, — признался он.
— Вам ни к чему быть романтиком, — возразила Фелисия, вставая. — Мне достаточно видеть вас.
Его белые ровные зубы блеснули в улыбке.
— Господи, вы и в самом деле под хмельком!
Проплыв мимо, она бросила на него взгляд через плечо.
— Глоточек спиртного еще никому не повредил.
Оказалось, Фелисия знала дорогу, и, когда он уже засомневался, действительно ли молодая леди — та, за кого себя выдает, она подогрела его интерес, объявив:
— Вы скорее всего занимаете номер принца Уэльского?
Фелисия видела, как заискивали перед ним официанты во время ужина. Кроме того, удачливые игроки всегда занимали лучшие номера.
— Откуда вам известно? — удивился Флинн, вопросительно подняв брови.
— Значит, я права, — небрежно бросила Фелисия и поплыла по коридору, соблазнительно покачивая бедрами, чем вызвала у него еще большее раздражение. Неужели она все же куртизанка и он ошибся с самого начала? Или просто хорошая актриса?
Впрочем, вряд ли это так уж важно. Флинн последовал за удалявшейся фигурой, жадно вдыхая манящий аромат. Из углового номера открывался вид на гавань и дворцы Монако по ту сторону залива.
— Обожаю эти покои! — обернулась Фелисия к Флинну с видом воплощенной невинности.
— Вы часто это проделываете? — осведомился он, вставляя ключ в скважину.
— Что именно? Выигрываю деньги в казино или поднимаюсь к мужчинам в номера?
Не отвечая, он с легкой иронией воззрился на нее.
— Предоставляю выяснить это вам, месье Саффок, — азартно объявила Фелисия, принимая картинную позу. — Как по-вашему, я ночная бабочка или нет?
Он окинул ее взглядом и усмехнулся:
— Думаю, мы это скоро выясним, не так ли? Входите, миссис Гринвуд.
— Мисс Гринвуд, — дружелюбно поправила она, шагнула через порог и, словно что-то вспомнив, поспешно обернулась. — Кстати, вы, надеюсь, не женаты? Видите ли, хоть я и понимаю, что для мужчины супружеская верность не обязательна, все же не желаю причинять огорчений вашей жене.
— На этот счет не беспокойтесь, я не женат, — заверил Флинн, тихо закрывая дверь.
— Как подчеркнуто, мистер Саффок, — поддразнила она. — Можно подумать, вы не верите в счастливые браки.
— Подобно вам, я предпочитаю независимость.
— Господи, неужели вы еще и совестью наделены? Большинство мужчин сохраняют свою независимость, имея жен и детей!
— Не могли бы мы поговорить о прелестях супружества в другой раз?
— Ой!
Прижав к губам кончики пальцев, Фелисия кокетливо похлопала ресницами.
— Похоже, я не слишком гожусь на роль куртизанки, верно, сэр? По идее, я должна угождать, покоряться и лишний раз рта не раскрывать, не говоря уже о том, чтобы высказывать собственное мнение.
— Приятная мысль, — сухо буркнул он, кладя ключ на маленький столик.
— А что, все куртизанки действительно таковы?
— Думаю, это тоже стоит обсудить позднее.
— Разумеется, мы можем вообще не разговаривать. О, как я люблю этот номер! — восторгалась Фелисия, широко раскидывая руки. — Эти теплые желтые тона, цветочные букеты и мебель, такая мягкая, что когда садишься в кресло, словно в пуху тонешь!
Флинн оттолкнулся от двери и встал перед Фелисией.
— Вы часто здесь бывали?
— Родственники моего дворецкого служат в этом отеле. Благодаря им я видела все лучшие комнаты.
Почему-то ее ответ обрадовал его. Для куртизанки она слишком чувствительна и искренна. Что на уме, то и на языке. Дамы полусвета — по большей части особы сговорчивые, слова поперек не скажут. А во время поездки в Баку, где друг содержал целый гарем, Флинн достаточно близко познакомился с покорными женщинами.
И теперь находил контраст по меньшей мере освежающим.
Фелисия подошла к открытой балконной двери и остановилась спиной к нему.
— Я невероятно счастлива, — объявила она, — и готова кричать об этом всему свету!
— Пожалуй, не стоит.
— А что, если я вас не послушаю? — обернувшись, улыбнулась Фелисия.
— Придется найти способ заставить вас замолчать.
Стрельчатые брови взлетели в притворном изумлении.
— Неужели?! — Они стояли в самом роскошном номере «Отель де Пари», разделенные пространством в несколько ярдов, а теплый ночной воздух благоухал жасмином. Напряжение становилось все ощутимее. Фелисия открыла рот. — Не надо.
Ответная улыбка была страстной, искушающей и такой манящей, что на мгновение Флинну показалось, что все было ошибкой и эта женщина хорошо обучена искусству любви. Той, за которую платят, и платят дорого.
Ее торжествующий крик взорвал тишину, но длился те доли секунды, которые потребовались герцогу Графтону, чтобы сократить расстояние между ними.
Фелисия еще успела подумать, что для такого великана он двигается с невероятной скоростью, но тут он накрыл ее губы своими и тут уж показался ей настоящей горой. Она сама была рослой, но все же в его объятиях почувствовала себя просто крошкой, легкой, как пушинка.
Поцелуй был лишен нежности: жесткий рот сминал ее губы, большие ладони легко сжимали ее ягодицы, прижимая к его вздыбившейся плоти.
Она, обескураженная такой напористостью, попыталась оттолкнуть Флинна, не собираясь, однако, нарушать договор, но он только крепче стиснул руки. Легкий озноб прошел по ее спине, озноб, вызванный восхитительным ощущением собственной беспомощности. Он хотел ее, страстно, открыто! Как это не походило на безрадостные слияния в прошлом. Почти старомодная галантность и изящество манер сочетались в этом человеке с чувственным исступлением и обещанием пылкой страсти, от которой кровь закипала в жилах. От которой Фелисия чувствовала себя буйной и неукротимой. Она теряла голову от жаркого наслаждения поцелуем, шелковистой ласки его губ и настойчивого языка, ощущения его упругого мускулистого тела, к которому прижималась. Поцелуй становился все интимнее, вкус и запах мужчины наполнили ее рот и ноздри. Поцелуи были всего лишь легкой закуской, и только когда она узнает его получше, он позволит ей отведать главное блюдо.
Изнемогая от желания, Фелисия обвила руками его шею и стала отвечать на поцелуи, как женщина, доселе не испытывавшая страсти. Ее пыл и плотский голод, потребность ласкать и нежиться под ласками захватывала, влекла и поражала. Она предлагала себя с такой чистосердечной простотой и нескрываемым желанием, что Флинн вдруг ощутил давно забытый трепет, так часто посещавший его в юности.
— Эта ночь будет незабываемой, — прошептала Фелисия, отстраняясь и с обожанием глядя на него. — Не представляла, что могу быть так счастлива.
— Тебе легко угодить, — усмехнулся он.
— И никто не умеет целоваться так, как ты. Я вся горю. У тебя пальцы на ногах покалывает?
— Откуда ты знаешь?
— А мы… то есть… ты хочешь…
Она смущенно вспыхнула.

Джонсон Сьюзен - Рискуя всем => читать онлайн книгу далее

 Веселые бедняки -. Будь я Ротшильд