А-П

П-Я

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  A-Z

Биггл Ллойд

Шерлок Холмс. Заговор Глендовера


 

На этой странице выложена электронная книга Шерлок Холмс. Заговор Глендовера автора, которого зовут Биггл Ллойд. В электроннной библиотеке park5.ru можно скачать бесплатно книгу Шерлок Холмс. Заговор Глендовера или читать онлайн книгу Биггл Ллойд - Шерлок Холмс. Заговор Глендовера без регистрации и без СМС.

Размер архива с книгой Шерлок Холмс. Заговор Глендовера равен 165.23 KB

Биггл Ллойд - Шерлок Холмс. Заговор Глендовера => скачать бесплатно электронную книгу



Шерлок Холмс – 0


«Шерлок Холмс. Новые приключения. Комплект из четырёх книг. Заговор Глендовера»: Армада; 1997
ISBN 5-7632-0254-6
Оригинал: Lloyd Jr. Biggle, “The Glendower Conspiracy”
Аннотация
Американский писатель Ллойд Биггл-младший известен как автор более 75 романов в жанре научной фантастики и детектива. По единодушному мнению пристрастных критиков, его романы о Шерлоке Холмсе «Наследство Квалсфорда» и «Заговор Глендовера» чрезвычайно удачны, воспринимаются как подлинное продолжение записок о великом сыщике. Этому способствует стиль изложения, и умело созданная атмосфера старого доброго английского детектива.
Ллойд Биггл-младший
Заговор Глендовера
1
Быстрые шаги на лестнице, дверь с шумом распахнулась, и в комнату вошёл Шерлок Холмс. Да, это был он, собственной персоной — пронзительный взгляд карих глаз, худая высокая фигура, быстрые, точно рассчитанные движения… Кивнув мне, он поставил на пол чемодан и, пройдя вперёд, сел в своё неудобное кресло, которое, по его словам, помогало ему думать.
— Что нового, Портер? — спросил он с едва заметной насмешливой улыбкой.
От удивления я потерял дар речи. Дело в том, что я не ждал его так скоро. Две недели назад, в конце мая 1904 года, Холмс уехал в Шотландию, собираясь провести там по крайней мере месяц. Весь апрель и половина мая прошли в непривычном для него бездействии, к которому он относился как к своего рода болезни. Когда он получил письмо своего старого друга Доктора Ватсона, приглашавшего погостить у него, поохотиться и порыбачить, а заодно расследовать тёмное дело о пропавшем завещании, я впервые увидел улыбку на суровом лице Шерлока Холмса.
— Сбежал, — пояснил сейчас он, как бы отвечая на мой незаданный вопрос. — За две недели ни одного солнечного дня — то дождь, то туман. А завещание нашлось ещё до моего приезда. — Он втянул в себя воздух — ноздри его тонкого орлиного носа дрогнули. — А вы все клеите вырезки, Портер? Судя по всему, Лестрейд давно не заходил? Рэдберта тоже до сих пор не видно? — Он обвёл глазами комнату. — Вы довольны новой служанкой?
Я только что кончил наклеивать вырезки из газет в специальный альбом, и запах клейстера, очевидно, чувствовался ещё в воздухе. Инспектор Скотленд-Ярда Лестрейд курил турецкие сигареты, оставлявшие после себя тяжёлый своеобразный аромат; сейчас его не было. Уличный мальчишка Рэбби, которого Холмс всегда уважительно называл Рэдбертом и который выполнял его всевозможные поручения, любил, сидя в кресле, упираться каблуками своих тяжёлых ботинок в ножки кресла, оставляя на них грязные следы, что, конечно, выводило из себя миссис Хадсон. Чистые ножки кресла служили доказательством долгого отсутствия Рэбби. Миссис Хадсон действительно взяла новую служанку, потому что старая уехала к внезапно заболевшей матери. Очевидно, новая положила какой-нибудь предмет на непривычное для него место, и это не ускользнуло от внимания Холмса.
Все эти замеченные Холмсом мелочи позволяли ему делать безошибочные выводы, которые и создали моему патрону славу великого сыщика. Сам он не раз говаривал, что все непонятное вызывает у людей незаслуженное восхищение. После объяснения Холмса самая сложная проблема могла показаться простой до смешного.
— Итак, Портер, что нового? — повторил Холмс.
К сожалению, я не мог обрадовать патрона: нового по-прежнему ничего не было. Я регулярно обходил полицейские участки, интересуясь, нет ли какого-нибудь случая, которым мог бы заняться Холмс. От нечего делать я взялся за обработку старых записных книжек Холмса в надежде отыскать там что-нибудь интересное. Но ни в полиции, ни в записных книжках ничего не находилось. Преступный мир, видимо, решил отдохнуть от дел, и Лестрейд и Стенли Хопкинс, давние друзья Холмса, даже ушли в отпуск.
Рэбби, который скрашивал скуку наших вечеров рассказами о том, что видел на лондонских улицах, тоже как сквозь землю провалился. Его исчезновение — оно произошло ещё до отъезда Холмса в Шотландию — весьма обеспокоило Холмса, и он попросил меня навести справки о нём. Я узнал, к своему удивлению, что Рэбби уехал отдыхать за город, в Истборн.
Вошедшая в комнату миссис Хадсон очень обрадовалась возвращению Шерлока Холмса и тотчас же расстроила его, сказав, что сегодня утром его спрашивал какой-то незнакомец, судя по выговору, иностранец. Он очень огорчился, когда узнал об отъезде мистера Холмса в Шотландию. Миссис Хадсон не записала адреса иностранца и почему-то не посоветовала ему обратиться к ассистенту Шерлока Холмса, то есть ко мне, и Холмс выразил по этому поводу серьёзное неудовольствие.
Пожаловавшись, что сегодня ужасный день — ростбиф подгорел и служанка разбила её любимую салатницу, — миссис Хадсон вышла из комнаты чуть не плача.
Она вернулась через каких-нибудь десять минут и вручила Холмсу телеграмму. Он пробежал её глазами, на том же бланке написал ответ, попросил миссис Хадсон отдать его посыльному.
— Некто Артур Сандерс просит принять его завтра в девять часов утра. Вам знакомо это имя, Портер? — спросил Холмс. Я в ответ покачал головой, и Холмс продолжал: — Он остановился в отеле «Юстон», недалеко от вокзала, с которого отправляются поезда на запад и на север.
— Возможно, это тот самый незнакомец, который спрашивал вас сегодня утром, — сказал я первое, что пришло в голову, и, конечно, вызвал неудовольствие Холмса.
— Мне кажется, мои уроки не пошли вам впрок, Портер, — заметил Холмс. — Как вы слышали, миссис Хадсон сообщила ему, что я уехал в Шотландию. Ему неизвестно о моём возвращении, следовательно, он не мог послать мне телеграмму с просьбой принять его.
После ужина Шерлок Холмс стал неузнаваем: он шутил, весело рассказывал о том, как доктор Ватсон старался изо всех сил развлечь его, когда за окнами шёл нудный серый дождь, и я понял, что он рассчитывает вскоре снова приняться за дело: во-первых, просьба этого Сандерса принять его в воскресенье говорит сама за себя — очевидно, предстоит какая-то серьёзная и, может быть, опасная работа; во-вторых, не исключена возможность, что и иностранец ещё раз посетит квартиру 221б по Бейкер-стрит.
По воскресеньям миссис Хадсон отдыхала. Проследив за тем, чтобы кухарка приготовила завтрак, миссис Хадсон вместе со служанкой уходила в церковь. Обед был приготовлен заранее, в субботу, ужин заказывали в соседнем ресторане.
Шерлок Холмс, разумеется, работал и в воскресенье, но замедленный ритм выходного дня сказывался и на нём: он вставал позже, чем обычно; утренние газеты приносили во время завтрака, и Холмс, просматривая их, пил кофе.
В воскресные дни на улицах Лондона царила тишина. Казалось, город вымер. Не слышалось ни топота копыт, ни грохота ломовых телег по мостовой, ни щёлканья кнута, ни криков прохожих, подзывающих кэб-мена. Лишь изредка простучат по мостовой каблучки служанки, спешащей в церковь, и вновь все стихнет.
В это воскресенье я поднялся рано: ведь в девять часов нас намеревался посетить возможный клиент. В соседней комнате раздавались шаги, хлопали дверцы платяного шкафа, — очевидно, Холмс одевался и скоро должен был выйти к завтраку. Дверь открылась. Я ожидал увидеть служанку с подносом. Вместо неё в гостиную вошла миссис Хадсон.
— Рэбби вернулся! — объявила она взволнованно. Я знал, что её тоже беспокоит внезапное исчезновение мальчика.
— Иди скорей сюда, Рэбби! — позвал я, увидев прячущегося за спиной миссис Хадсон мальчишку. — Садись за стол, позавтракаешь вместе с нами.
Рэбби проскользнул мимо миссис Хадсон в комнату, и я раскрыл рот от удивления, увидев на нём пиджак, брюки и жилет, — конечно, не новые, но и не те рваные обноски, в которых он разгуливал раньше.
— Да ты никак получил наследство! — воскликнул я. Рэбби весело рассмеялся.
— Доктору Тилбери понадобился помощник кучера. Мальчик, который у него работал, заболел, и мистер Малленс посоветовал взять на его место меня.
Мистер Малленс был конюх на постоялом дворе, который разрешал Рэбби ночевать в конюшне и которому он иногда помогал. Что касается доктора Тилбери, то о нём я слышал впервые.
— Значит, благодаря доктору ты так нарядился?
— И он и миссис Тилбери такие добрые. Я у них почти что ничего не делал, только отдыхал.
— Ну, я страшно рад за тебя, Рэбби. Мне и самому давно хочется побывать в Истборне, жаль, что ты не сообщил нам о своём отъезде. Мы тебя разыскивали. Когда ты вернулся?
— В среду. С тех пор рыскал по городу, осваивался снова с обстановкой.
Я знал, что кроме нас услугами мальчика пользовалось множество лиц. Им, так же как и нам, наверняка его здорово не хватало.
Я заметил, как обрадовался вошедший в комнату Холмс, когда увидел сидевшего за столом Рэбби. Он попросил мальчика пройтись, чтобы посмотреть, как на нём сидит костюм. Потом, нахмурившись, проговорил:
— Все это тебе ни к чему, Рэдберт, — и покачал головой. — Когда ты был в лохмотьях, никто не обращал на тебя внимания. Ты мог проскользнуть куда угодно. Теперь ты выглядишь как посыльный из адвокатской конторы.
— Я своё старое тряпьё не выбросил, — сказал Рэбби и расправил складку на рукаве. — Я могу надеть его, когда понадобится.
Новая служанка и помощница кухарки принесли завтрак. Миссис Хадсон стояла в дверях и наблюдала за порядком. У Рэбби разгорелись глаза и буквально потекли слюнки. Он ел с большим аппетитом и даже попросил добавки. Когда он немного утолил голод, я спросил:
— У тебя есть что-нибудь для нас?
— И да и нет, — ответил Рэбби.
— Что это значит, Рэдберт? — с шутливой серьёзностью спросил Холмс. — Неужели ты не заметил во время своего отпуска в Истборне ничего интересного?
— Нет, там не было ничего интересного, — мотнул мальчик головой. — Я к вам заглянул совсем случайно. Мистер Онсло, аптекарь с Мерелитон-роуд, попросил меня отнести лекарство в один особняк неподалёку. Ну, и я решил зайти. Но, подходя к вашему дому, я кое-что заметил.
Он многозначительно замолчал. Мы ждали продолжения, Рэбби любил делать такие драматические паузы во время своих рассказов.
— Я шёл, — продолжал он, — и рассматривал витрины, и вдруг увидел, как из-за угла высунулся чей-то нос.
— Нос? — недоуменно повторил я.
Рэбби кивнул, отрезал кусок сосиски и, отправив его в рот, тщательно разжевал и с видимым удовольствием проглотил. Потом сказал:
— Высунулся и исчез. Я подождал, когда он покажется ещё раз. Он и показался — а при нём одетый с иголочки франт, который прятался в подъезде банка, что напротив большого магазина. Меня взяло любопытство.
Рэбби был человек, способный пойти на все, чтобы удовлетворить своё любопытство. Шерлок Холмс смотрел на него с нескрываемым восхищением.
— Замечательно, что твоё любопытство, Рэдберт, никогда не возникает зря, — заметил он, как бы поощряя Рэбби. — И что было дальше?
— Ну, я пошёл по улице. И вот, уже перед поворотом на Дорсет-стрит, смотрю, на углу стоит мальчишка и скучает без дела. Я свернул на Дорсет-стрит и вижу: шагах в двадцати от угла стоит двухколёсный экипаж и кучер кого-то ждёт, потому что прохожий просил его подвезти, а тот мотнул головой. Я вернулся на Бейкер-стрит и выбрал такое место, чтобы можно было наблюдать за всеми тремя.
— Когда ты их видел? — спросил я, тоже не на шутку заинтересованный, потому что встретить франта и безусловно связанного с ним мальчишку на вымерших воскресных улицах значило наткнуться на загадку, которая требовала объяснения.
— Примерно час назад, — ответил Рэбби, который, не имея часов, узнавал время по колокольному звону, по часам в витрине магазина, а иногда спрашивал у прохожих.
— Значит, ты сегодня рано поднялся, — сказал Холмс.
— Мистер Онсло просил меня как можно скорее доставить лекарство больному и даже дал мне денег на кэб в оба конца.
— И ты обратно шёл пешком, чтобы сэкономить, — улыбнулся Холмс.
Рэбби кивнул, ничуть не смутившись.
— Франт, наверное, поднялся ещё раньше, — проговорил я. — Так ты выяснил, что он тут делал?
У Рэбби рот растянулся до ушей. Он был страшно польщён тем, что нам интересны его соображения.
— Мальчишка ждал сигнала, который должен был подать франт, потому что он не отрываясь смотрел на место, где тот прятался. Но время от времени мальчишка смотрел назад, туда, где стоял кэб. Ясное дело, по сигналу франта мальчишка вызывал кэбмена и коляска подкатывала к франту. Вот как они это дело устроили.
— Значит, франт следил за кем-то, чтобы потом поехать за ним, — заключил я.
— Да, — подтвердил Рэбби. — Я долго бился над тем, за подъездом какого дома следит франт.
— За каким же? — спросил я.
— За вашим.
— Быть того не может! — воскликнул я. — Мистер Холмс только вчера вернулся из Шотландии, и мы очень долго сидели без дела. Зачем ему следить за нашим домом, не понимаю?
— Откуда я знаю, — отозвался Рэбби. — Знаю только, что следит.
Мы с Шерлоком Холмсом переглянулись.
— Рэбби, опиши мне этого франта подробно, — велел Холмс.
— Лицо красное, бритый, плотный, на животе золотая цепочка. Трость с золотым набалдашником. На голове соломенная шляпа.
Я вопросительно взглянул на Холмса. Не Бог весть какая работа — следить за каким-то франтом, но это лучше, чем сидеть сложа руки.
— Вы мне понадобитесь, — покачал головой Холмс, и я понял, что он имеет в виду предстоящую деловую встречу.
— Послушай, Рэбби, — сказал я, — ты не мог бы отправиться следом за этим франтом и выяснить, кто он такой?
— Мог бы, но мне нужны помощники, — ответил Рэбби.
— Он видел, как ты сюда входил?
— Что я, маленький, что ли? Я прошёл с чёрного хода.
Холмс одобрительно кивнул головой. Я вложил в руку Рэбби пригоршню монет и сказал:
— Наймёшь кэб, в помощники возьми кого-нибудь из своих приятелей. Справишься?
— Конечно. — Лицо Рэбби сияло.
На лестнице послышались шаги, и в дверь постучали.
— Вас желают видеть два джентльмена, мистер Холмс, — доложила, стоя на пороге, миссис Хадсон.
Рэбби прошмыгнул мимо неё и скатился вниз по лестнице.
Первым в комнату вошёл высокий, полный, прекрасно одетый мужчина с лысиной во всю голову, который представился Холмсу как Артур Сандерс, адвокат из города Ньютауна, что в графстве Монтгомеришир в Уэльсе. Следом за ним шествовал тощий брюнет с длинными густыми волосами и унылым до мрачности выражением лица, словно говорящим, что он многое претерпел в жизни и не ожидает от будущего ничего хорошего. Одет он был довольно скромно. Этот человек назвался мистером Брином Хьюсом и добавил нечто, на мой взгляд, нечленораздельное, — как оказалось, приветствие на валлийском языке.
Я помогал служанке убрать со стола и лишь мельком посматривал на посетителей. Каково же было моё удивление, когда я услышал, как мистер Сандерс проговорил:
— Собственно говоря, мы пришли не к вам, мистер Холмс, а к вашему ассистенту, мистеру Джонсу. Мы хотели бы воспользоваться его услугами.
2
На лице Холмса выразилось крайнее изумление. Он даже побледнел. Я понял, что мистер Сандерс, сам не ведая о том, нанёс ему оскорбление. Я поспешил вмешаться, боясь, что будет сказана ещё какая-нибудь бестактность.
— Я работаю всего лишь ассистентом у мистера Холмса и пока не достиг достаточного профессионального уровня. Кроме того, я не имею права браться за ту или иную работу без его согласия.
— Я думаю, об этом мы договоримся, — сказал мистер Сандерс.
— Я не провёл ни одного самостоятельного расследования, — продолжал я, — и едва ли смогу быть вам полезен.
— Но ведь вы валлиец, — почему-то возразил мистер Сандерс. Брин Хьюс энергично закивал головой.
Холмс тихонько рассмеялся, и лицо его просветлело.
— Всем нам следует напоминать время от времени о наших предках, — сказал он. — Боюсь, что вы, Портер, забыли о них. Прошу садиться, джентльмены. Поговорим о том, что вас привело ко мне.
Мистер Сандерс занял большое удобное кожаное кресло, в котором любил сидеть доктор Ватсон, Холмс — своё, а я и Брин Хьюс расположились на диване.
— Я всего лишь на четверть валлиец, мистер Сандерс, — сообщил я. — Мой дед был чистокровным валлийцем. Ему очень понравился Лондон, и он остался здесь навсегда, женившись на англичанке. Мой отец тоже женился на англичанке. Сколько я помню, дед говорил только по-английски.
— Так вы, значит, не говорите по-валлийски, — поморщился мистер Сандерс.
— Не знаю ни одного слова, — подтвердил я. Наши гости переглянулись. Они были явно разочарованы.
— В деревнях Уэльса говорят только по-валлийски. И будет весьма трудно… — начал Сандерс и замолчал.
— Совершенно невозможно, — дополнил Хьюс.
— Нам казалось невероятной удачей, мистер Холмс, что ваш ассистент валлиец. Теперь мы не знаем, что нам делать, — проговорил мистер Сандерс, растерянно глядя на Холмса.
— Если бы вы соблаговолили ввести нас в курс дела, — сухо заметил Холмс, — вероятно, появилась бы возможность найти какой-то выход.
Сандерс повернулся к Хьюсу:
— Надо все рассказать. Возможно, у мистера Холмса есть в Уэльсе какие-то связи.
— Хорошо, — после паузы согласился Хьюс, — расскажите.
265
— Знакомо ли вам, — обратился к Холмсу Артур Сандерс, — имя Эмерик Тромблей?
— Нет, — быстро ответил Холмс.
Я тоже покачал головой, когда адвокат посмотрел в мою сторону.
— Это сущий дьявол в человеческом облике, — отчеканил Сандерс.
— Он дьявол, — как эхо, повторил за ним Брин Хьюс.
— Он совершил два безнаказанных убийства, — продолжал адвокат, — и теперь строит козни против молодой красивой девушки.
— Моей племянницы, — дополнил Хьюс.
Дело было явно нешуточное. Я по лицу Холмса видел, как обрадовался он предстоящему расследованию. Ничем не выдав своей радости, он довольно желчно сказал:
— Не понимаю, куда в Уэльсе смотрит полиция? Мне бы очень хотелось знать подробности. Судя по имени, Эмерик Тромблей не валлиец.
— Он англичанин, — подтвердил Артур Сандерс, — владелец шахт, рудников и большого поместья. Очень богат, но до того жаден, что ему все мало. Он пожелал завладеть фермой Глина Хьюса, брата мистера Брина Хьюса. Это одна из лучших ферм в Уэльсе, в которую Глин Хьюс вложил много труда. Тромблей хотел купить у него ферму, но Глин, конечно, отказался. Тогда он подослал к Мелери, дочери и единственной наследнице Глина — его жена умерла во время родов — своего сына Бентона.
— Во всём королевстве не сыщешь другого такого бездельника, — пробормотал Брин Хьюс.
— Бентон провёл три года в Оксфорде, — продолжал Артур Сандерс. — Он, возможно, и неплохой молодой человек, но совершенно не приспособлен к жизни. С отцом у него какие-то трения, так что тот, говорят, даже хотел лишить его наследства. Не знаю, правда это или нет. Так вот, Бентон стал ухаживать за Мелери.
— Как отнеслась к этому Мелери? — поинтересовался я.
— Она слишком хорошо воспитана, — ответил Сандерс, — чтобы грубо выгнать молодого человека. Но она принимала его так же, как принимала бы священника. Когда Эмерик Тромблей понял, что у его сына нет шансов, он решил сам жениться на девушке.
— Сколько ему лет? — спросил Холмс.
— Дьявол не имеет возраста, — опять пробормотал Хьюс.
— Пятьдесят пять. Может быть, и шестьдесят, — ответил адвокат.
— Он хорош собой?
— Это сморчок, на который хочется плюнуть.
— Если девушка отказала сыну, то почему бы ей не отказать и отцу? — заметил Холмс.
— Вы рассуждаете как здравомыслящий человек, — возразил Сандерс, — забывая, что Тромблей коварен как дьявол. Он уверен, что в конце концов добьётся своего, и поэтому устранил свою жену, с которой прожил тридцать лет. Элинор Тромблей была прекрасная женщина, дальняя родственница графа Поуиса. Она никогда не жаловалась на здоровье. Её смерть была неожиданной и таинственной.
— Неожиданной и таинственной, — повторил Холмс, и я знал, что для него эти слова звучат лучше самой красивой музыки. Он на несколько секунд задумался, потом повернулся ко мне. — Портер, принесите мне, пожалуйста, третий том «Путешествий по Уэльсу» Пеннанта. Книга, по-моему, стоит на нижней полке.
Книга, конечно, оказалась именно там, где он предполагал. Я принёс её и отдал Холмсу. Полистав страницы, он сказал:
— Книга была впервые издана в тысяча семьсот семьдесят восьмом году и переиздана двадцать лет назад.

Биггл Ллойд - Шерлок Холмс. Заговор Глендовера => читать онлайн книгу далее