А-П

П-Я

 Шаги по следам 
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  A-Z

 

На этой странице выложена электронная книга Зона Захвата автора, которого зовут Гуляковский Евгений Яковлевич. В электроннной библиотеке park5.ru можно скачать бесплатно книгу Зона Захвата или читать онлайн книгу Гуляковский Евгений Яковлевич - Зона Захвата без регистрации и без СМС.

Размер архива с книгой Зона Захвата равен 322.7 KB

Гуляковский Евгений Яковлевич - Зона Захвата => скачать бесплатно электронную книгу



OCR Хас
«Зона Захвата»: ЭКСМО; Москва; 2003
ISBN 5-699-03817-5
Аннотация
Земная федерация теряет одну планету за другой. Невидимые, неизвестные враги превращают их в пустыни, убивая людей сотнями тысяч. Правительство ничего не может противопоставить захвату, потому что никто не знает, с кем и каким оружием нужно воевать. Артем Логинов, инспектор Управления безопасности, набирает спецгруппу для экспедиции на Таиру, которая, судя по всему, должна стать следующей целью захватчиков, не столько для того, чтобы предотвратить гибель этой планеты, сколько в надежде получить ответ на вопрос: с чего все началось и есть ли еще шанс у человечества выжить? Однако прямая дорога в космосе не всегда самая короткая…
С момента выхода в свет знаменитой повести Е.Гуляковского “Стратегия Захвата” прошло почти 20 лет. Пришло время вырабатывать новую “стратегию”, ведь экспансия землян в космосе непрерывно расширялась. Итог этих неизбежных процессов — роман “Зона Захвата”.
Евгений Гуляковский
Зона Захвата
ЧАСТЬ ПЕРВАЯ. СТРАТЕГИЯ ЗАХВАТА
Помни, с каких пор ты откладываешь это и сколько уже раз, получив от богов отсрочку, ты не воспользовался ею. А пора уж тебе понять, какого мира ты часть и какого мироправителя истечение, и очерчен у тебя предел времени, потратишь его, чтобы так и не просветлиться душой, — оно уйдет, ты уйдешь, и уж не придется больше…
Марк Аврелий, Размышления
ГЛАВА 1
«3ахват начался задолго до самого захвата». Эта фраза стала почти лозунгом. И хотя сама по себе она ничего не определяла и не объясняла, фраза постепенно становилась похожа на некое таинственное заклинание, отделявшее всех сотрудников УВИВБа — Управления Внешней и Внутренней Безопасности космической федерации Земли — от самого захвата, с которым они обязаны были бороться по долгу службы.
Каждый из них нес на своих плечах невидимый и тяжкий груз вины, хотя вряд ли хоть кто-нибудь смог бы объяснить, в чем именно он заключался. В самом деле, как можно отвечать за то, что началось, еще не начинаясь? В этой тавтологии скрывался определенный смысл, поскольку теоретики захвата давно уже выделили его первую, подготовительную, фазу в специальный раздел, не имеющий прямого отношения к УВИВБу.
В этот период невидимые с первого взгляда Щупальца проникли в информационные центры Федерации, захватчики взяли под контроль ресурсы и финансовые потоки, ее министерства и центры управления. И ничего невозможно было доказать. Сменились люди, стоявшие на руководящих постах, но это произошло совершенно естественно, во время очередных выборов, и выглядело как выражение народной воли.
Обрели новых частных владельцев главные источники богатств, раньше принадлежавшие федерации, но с помощью ускользнувших из государственных рук СМИ это преподносилось как великое благо. Виновных в последовавшем за этим распаде великой державы так и не удалось обнаружить.
Артем Логинов, один из ведущих сотрудников УВИВБа, неоднократно пытался установить, откуда они взялись — инициаторы и проводники захвата, и каждый раз убеждался в том, что им не надо было прилетать из чужих миров. Они родились на его родной планете и лишь ждали своего часа.
Когда предварительная стадия закончилась и развалившаяся федерация уже не представляла собой серьезной силы, началась стадия непосредственного захвата.
Город затаился в ночи после очередного удара, словно большое раненое животное. Город старался стать незаметнее, неподвижнее, замереть под каменной скорлупой зданий и тротуаров. Но Логинов знал, чувствовал это всем своим существом: под мертвой оболочкой домов скрывался гнев. Он скапливался там, сдавленный тесным пространством. Неощутимо, незаметно набирал мощь и лишь ждал повода, крохотной слабины в практически безупречном плане захвата.
«А был ли захват?» — спросил он себя и лишь удрученно покачал головой.
Ежели уж он, один из ведущих специалистов Управления, не мог со всей очевидностью ответить на этот вопрос, то однозначного ответа на него, скорее всего, попросту не существовало.
С одной стороны, захват определенно был, поскольку правительство федерации получило ультиматум с требованием ежегодной контрибуции и вынужденно на него согласилось. С другой стороны, никто до сих пор так и не видел ни самих захватчиков, ни их кораблей.
Логинов поежился и ускорил шаг. Он торопился на встречу с секретным агентом УВИВБа. И хотя сотрудники безопасности редко подвергались нападению стремительно размножившихся мародеров (те по внешнему виду с одного взгляда умели определить, представляет ли жертва серьезную опасность), все же в такой поздний час всякое могло случиться.
С момента начала захвата режим секретности в Управлении усилился многократно, но никто не знал, давало ли это хоть какой-нибудь результат. Ничего определенного не было известно о том, куда именно внедрились осведомители захватчиков, по каким каналам передавали они свою информацию и что собой представляли. Не вызывала сомнения лишь осведомленность противника обо всех делах федерации, о ее вооруженных силах и наиболее уязвимых местах.
Логинов невольно вспомнил свой недавний спор с руководителем отдела внутренней безопасности полковником Корнеевым. Корнеев считал, что захват стал возможен потому, что жители федерации были полностью к нему готовы. По его мнению, моральное разложение граждан Земной федерации зашло так далеко, что оказалось достаточно легкого внешнего толчка, чтобы рухнула вся система. Логинов не мог полностью согласиться с этой точкой зрения, хотя вынужден был признать, что в высказываниях Корнеева был определенный смысл.
— Какое отношение имеет моральное состояние граждан к актам диверсий? — спросил он Корнеева, хотя мог бы и сам ответить на этот вопрос.
— Самое прямое. Без предателей, без людей, готовых продать взрывчатку, без чиновников, за приличную мзду подписывавших липовые бумаги на создание несуществующих фирм, производящих эту самую взрывчатку и печатавших фальшивые банкноты, чтобы расплачиваться с непосредственными исполнителями терактов, даже предварительная стадия захвата была бы невозможна.
— Насколько я знаю, вам не удалось поймать ни одного непосредственного исполнителя этих терактов. Так о чем ты говоришь?
Видно было, что вопрос Логинова задел Корнеева за живое, он заметно помрачнел, и у него сразу же пропало желание продолжать спор. Но неприятный осадок после этого разговора остался и долго еще заставлял Логинова самому себе задавать бесчисленные вопросы, на которые не было ответов и после которых на душе оставалась лишь горечь.
Руководство Управления Безопасности могло противопоставить невидимым и неуловимым агрессорам всего лишь ужесточение режима секретности. Логинов ничего не знал о человеке, для встречи с которым вынужден был теперь идти по ночному городу. Только его оперативную кличку: Перлис Пайзе — за этим мог скрываться какой-нибудь азиат, вряд ли европеец выберет себе подобное имя, хотя чудаки среди сотрудников УВИВБа встречались довольно часто…
Логинов лишний раз поздравил себя с тем, что добился от руководства карт-бланша и сам мог теперь определять состав будущей группы.
Шорох в подворотне на секунду привлек его внимание, но те, кто там прятался, уже отступили в глубь двора, освобождая ему дорогу.
Впервые на улицах города, в котором прошли многие годы его жизни, Логинов чувствовал себя чужим. Возможно, это ощущение рождалось в черных пустых глазницах мертвых, выгоревших зданий? Или в этой непривычной тишине? Третий удар, в точном соответствии с расписанием ультиматума захватчиков, обрушился на столицу федерации два дня назад.
И опять не было ни кораблей, ни реактивных бомб, ни ультразвуковых пушек… Здания, точно по мановению волшебной палочки, взрывались одно за другим, наливаясь изнутри черно-красными сполохами огня.
Небольшие взрывные устройства, подложенные в закрытые энерговоды хорошо охраняемых административных центров, были произведены на заводах федерации — это доказали эксперты, — и оставалось совершенно непонятным, как они попали на место взрыва. Следов вскрытия самих энерговодов так и не было обнаружено…
Все это можно принять за дурацкий розыгрыш, дикий сумасшедший фарс, если бы не сотни трупов, извлеченных из-под обломков зданий… В конце концов правительство выполнило все требования ультиматума, и диверсии прекратились. Надолго ли?
Логинов прекрасно понимал, что тот, кто уступает шантажу и силовому давлению, всегда проигрывает. Впрочем, понимал это не он один…
Сколько времени им отпущено до следующего ультиматума? Первый пришел по почте… Артем хорошо помнил день, когда, разорвав конверт со штемпелем северного административного округа, прочитал четыре сереньких листочка убористого текста, пожал плечами и, подумав о том, что ненормальных в этом городе с каждым годом становится больше, отправил их в корзину для мусора.
Но листочки с одинаковым текстом получили в этот день в большинстве Управлений федерации, и сколько сотрудники УВИВБа потом ни бились, пытаясь определить, кто именно опускал их в пневмопочтовые ящики, установить это не удалось. Многочисленные экспертизы, проверки, следственные эксперименты заставили сделать вывод, что пневматические капсулы попали в почтовые линии земной связи необъяснимым для современной науки путем.
А через три дня, по расписанию, приведенному в ультиматуме, начали взрываться административные здания и автокары видных правительственных чиновников. Последняя мера оказалась, пожалуй, самой эффективной.
«Побежденные платят контрибуцию. И мы платим ее не только материальными ценностями, — подумал Логинов — Унижение великой расы, завоевавшей дорогу к звездам, чувство неуверенности в завтрашнем дне, растерянность и паника — вот далеко не полный перечень результатов захвата».
Артем пересек уже четвертый радиант; ближе к центру пешеходные магистрали не пострадали, и скорость его передвижения значительно увеличилась. За центральным кругом облик города изменился. Следы захвата здесь были почти незаметны. Они остались разве что в угрюмых, подавленных лицах редких прохожих. Но Логинов знал, как быстро люди забывают обо всем, погрузившись в повседневную суету своих маленьких дел.
Наконец сбоку мелькнула нужная вывеска. Логинов едва успел сменить магистраль и вовремя затормозить. В маленьком бистро было человек пять, и никто не походил на его агента. Впрочем, до встречи оставалось еще несколько минут. Логинов заказал фруктовый коктейль с хмельником и с наслаждением глотнул обжигающе-холодную жидкость. Впервые за этот долгий вечер у него выдалась свободная минута, когда он мог позволить себе полностью расслабиться, вытянувшись в удобном пневмокресле.
Вращающаяся входная дверь повернулась, прозвонив старинным колокольчиком, и впустила в зал высокую женщину в ярко-синем тесиловом платье. Еще не видя ее лица, Логинов почувствовал нечто похожее на удар. Были ли тому виной безупречная фигура, подчеркнутая мягким полупрозрачным тесилом, или нездешний аромат ее духов? Впрочем, были ли это духи? С детства Логинов обостренно чувствовал запахи и, постепенно развивая в себе эту способность, научился проникать за их внешний, грубый барьер, доступный обычному человеческому обонянию. В школе ему это здорово помогало. По едва заметному изменению спектра запахов человеческого тела он научился следить за сложной сменой настроений и чувств своих собеседников. Часто в его сознании возникала цветная картина, соответствующая определенной смеси запахов, иногда гармоничная, иногда грубая, даже болезненная.
Сейчас он видел вспышку синего и розового пламени, завернутого в спираль лепестков. Что-то вроде тропической орхидеи.
Интересно, каким ветром занесло такую женщину в этот окраинный бар? Здесь ей не место, да еще в столь поздний час.
Артем никак не мог оторвать от нее взгляда и поймал себя на том, что повторяет про себя одну и ту же фразу:
«Она прекрасна, Боже, как она прекрасна…»
Женщина обладала той редкостной красотой, которая иногда встречается при смешении разных рас и наиболее часто проявляется у некоторых народностей Полинезии.
У нее были резко очерченные полные губы, огромные темные глаза, золотистая кожа и пышные медные волосы. Не обратив на присутствующих ни малейшего внимания, даже не заметив Логинова, она заказала хмельник и, нетерпеливо глянув на часы, расположилась за угловым, затененным столиком.
Впрочем, если она надеялась остаться незамеченной и укрыться здесь от завсегдатаев бара, то ей это не удалось. Двое молодых людей в расхристанных куртках «спортпижо» тут же подсели к ней, вызвав у Логинова неожиданную для него самого досаду. От обоих исходил сероватый запах настоящей опасности. Несмотря на требования конспирации, ему, похоже, придется вмешаться…
Высокий, нагнувшись к девушке, что-то тихо ей говорил, и Логинов все никак не мог уловить момент, когда его вмешательство станет необходимым. Лицо незнакомки оставалось совершенно бесстрастным, а высокий «пижо» неожиданно уткнулся носом в столик и лежал теперь неподвижно. Второй, ничего не понимая, вскочил на ноги.
— Забирайте своего приятеля и уходите, — ровным, спокойным голосом произнесла женщина.
— Что ты с ним сделала?! — визгливо выкрикнул второй парень.
— Он перебрал хмельника. Не поднимайте скандала, иначе ночь обоим придется провести в полиции.
Угроза подействовала, и незадачливые ухажеры двинулись к выходу.
Логинов успел пройти половину расстояния до ее столика, прежде чем эпизод был исчерпан, и лишь теперь заметил крохотную красную искорку на внутренней поверхности своей правой контактной линзы. В помещении находился Перлис Пайзе — человек, для встречи с которым он сюда пришел.
Логинов неторопливо обернулся и, не обнаружив в бистро ни одного нового лица, вновь с удивлением уставился на молодую женщину. Индикатор вспыхнул ярче. Сомнений не оставалось — Перлис Пайзе оказался женщиной. Справившись с легким шоком от этого открытия, Логинов включил на браслете наручных часов свой личный идентификатор и присел за ее столик.
— Могли бы и раньше это сделать, — спокойно произнесла Перлис, откровенно его разглядывая. — Вызов на встречу с вами связан с захватом?
Он все еще не полностью справился с собой и лишь молча кивнул, не понимая, что, собственно, вызвало в нем такой всплеск эмоций. В конце концов, половина конспиративных агентов УВИВБа — женщины.
— Тогда понятно, откуда такая таинственность. Чего же от нас хотят?
— Экспедиция на Таиру. Я подбираю команду.
— Почему туда?
— Предполагается, что именно туда будет направлен следующий удар. Мы должны будем установить… Да что там, получить хоть какую-нибудь информацию о наших противниках. Возможно, если мы успеем прибыть до начала акции, У нас появится шанс.
Он говорил какие-то общие фразы, не обмолвившись о сути задания, все еще не решив, нужен ли ему для такой сложнейшей экспедиции сотрудник — женщина.
— И если захват на Таире начнется, мы, конечно, окажемся в самом пекле?
— Это уж точно. Такая работа…
«Интересно, если ее сейчас поцеловать, она закроет глаза или сделает то самое, неуловимое для постороннего глаза движение, после которого человек теряет сознание и роняет голову на стол?» — подумал Логинов, так и не справившись с дурацкими, не имеющими никакого отношения к делу мыслями.
— Вам требуется мое согласие?
Он медленно, с сожалением отрицательно покачал головой, словно разорвал невидимую нить.
— Нет. Это категория «ноль—один». Все, что связано с захватом, проходит по этой категории. Если ваш психологический индекс подойдет к остальной команде, вам придется согласиться. Хотя там действительно будет непросто. Если говорить откровенно, я не ожидал, что Перлис Пайзе окажется женщиной. Одним словом, если вы откажетесь, я постараюсь найти вам замену. — Он выдавил из себя этот витиеватый отказ, не зная даже, отказ ли это.
— Спасибо. — Она едва заметно усмехнулась. — Это компьютер подбросил вам мой индекс или кто-то из руководства?
— Вначале компьютер, потом я все же проконсультировался….
«Почему они мне не сказали, что ты женщина, что ты такая женщина? Что же я теперь буду с этим делать?» Логинов безнадежно барахтался в темных озерах ее ставших насмешливыми глаз. Слишком хорошо она знала, какое действие могут оказать на мужчину ее глаза, слишком привычно пользовалась своим преимуществом. И все же он ни на секунду не пожалел, что предоставил ей самой право выбора.
— Чем, собственно, мы будем заниматься на Таире? Ходить и смотреть? Ждать, пока по планете нанесут очередной удар?
— Все не так просто. После каждого нападения информация постепенно накапливается. Мы собираем ее по крохам, классифицируем. На Таире есть объект, возможно, непосредственно связанный с проникновением и воздействием на наши планеты.
Глаза Перлис сузились.
— Я была маленькой девочкой, когда это случилось в первый раз. Наш дом загорелся, родители успели вынести меня, но спаслась только мама. Это была одна из причин, почему я оказалась в УВИВБе.
— Была и другая причина? — Он спросил это как можно мягче, но почти сразу же пожалел, что не сумел избежать разрушающего хрупкое доверие вопроса. Он должен был его задать.
— Работая на фабрике, я не смогла бы заработать на единственный перелет за всю свою жизнь. УВИВБ дал мне возможность увидеть все шесть планет федерации.
— Плата не показалась вам чрезмерной?
— Что вы имеете в виду?
— Ну, за эти путешествия вам пришлось заплатить собственной свободой, возможностью создать семью, наконец…
Ее глаза подернулись льдом. Он чувствовал, как хрустит этот лед при каждом произносимом им слове.
— Вы имеете в виду плату за информацию? Он не решился даже кивнуть.
— За мной всегда оставалось право выбора. Я шла на это, только если партнер мне нравился. А разве вы, мужчины, поступаете иначе?
— Вы не ответили, согласны ли войти в нашу команду? — Логинов спросил это помимо своей воли, по какой-то необъяснимой инерции или, может быть, браваде. Он все еще ничего не решил…
— По категории «ноль—один» я не могу отказаться. Так что решать придется вам самому. Но, знаете, я ведь вам не прощу этого разговора. Может, пока не поздно, подберете другую кандидатуру?
Стараясь разрядить обстановку, он подозвал бармена и заказал себе и ей еще по одному хмельнику. Она не отказалась. Ему нравились ее решительность, резкость. Но эта женщина слишком хорошо знала себе цену, и это Логинова отталкивало. В жестких условиях экспедиционной команды она попадет в полную зависимость от его решений. Любой его приказ станет законом. Любой. Она знала служебные инструкции не хуже его.
И сейчас с особым удовольствием он произнес: «Я беру вас с собой», не отрываясь от ледяного колодца ее глаз и понимая уже, что начал поединок, исход которого не смог бы сейчас предсказать никто.
— Будут еще какие-то указания, командир? — Перлис не скрывала откровенной насмешки.
— Нет. Пожалуй, нет. Каждую минуту мы можем стартовать к Таире. Вы должны быть готовы. Любые материалы по этой планете могли бы нам пригодиться.
«Что еще я должен ей сказать? Вот так просто встать и уйти?» Это казалось невозможным. А ее подчеркнуто официальное, да еще и приправленное насмешкой обращение «командир» горело в его сознании, будто след пощечины. Артем чувствовал себя рядом с Перлис бесконечно старым и усталым, словно груз одиночества, к которому за последний год, расставшись с Ирлен, он начал привыкать, неожиданно потяжелел вдвое.
ГЛАВА 2
Часто одно непродуманное решение влечет за собой следующий неверный шаг, и человек постепенно становится заложником собственной ошибки. Нечто подобное произошло с Логиновым.
Лишь на следующий день к нему вернулась способность здраво оценивать происшедшее, и только тогда он понял, насколько сильно подействовало на него обаяние Перлис…
Ему нужен был надежный помощник в деле чрезвычайной сложности, соратник, на которого можно положиться. Ему нужен был в этой экспедиции абсолютно надежный тыл, а приобрел он вместо этого еще одну маленькую войну. Увлекательную и старую как мир, но все же войну… И теперь, приняв правила этой войны, он уже не мог быть до конца объективным в своем следующем решении.

Гуляковский Евгений Яковлевич - Зона Захвата => читать онлайн книгу далее

 Бен Хоуп - 2. Заговор Моцарта