А-П

П-Я

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  A-Z

 

На этой странице выложена электронная книга Дачная история автора, которого зовут Полянкер Григорий Исаакович. В электроннной библиотеке park5.ru можно скачать бесплатно книгу Дачная история или читать онлайн книгу Полянкер Григорий Исаакович - Дачная история без регистрации и без СМС.

Размер архива с книгой Дачная история равен 71.47 KB

Полянкер Григорий Исаакович - Дачная история => скачать бесплатно электронную книгу




Григорий Полянкер
Дачная история
Если вам хочется красиво и спокойно прожить свои годы, испытать подлинное удовольствие в этом мире, заслужить почет и уважение родных и близких, знакомых и просто соседей, – советуем вам от всего сердца: не ленитесь, постройте себе дачу…
Речь здесь не идет, упаси господи, о какой-нибудь необычной, фешенебельной даче, которую в состоянии себе соорудить известный профессор или генерал, директор магазина или заготовитель всевозможного утиля, приемщик стеклотары, рогов и копыт. Нет! Мы ведем разговор о простой деревянной постройке на лоне природы, где можно скоротать ночь-другую, укрыться от дождя и ветра, от жары и града. Словом, такое сооружение, которые нынче строят в любых местах заядлые садоводы-огородники, сооружения в так называемых коллективных садах, где коллективного, впрочем, и в помине нет, кроме названия.
Особым комфортом, естественно, вы здесь обеспечены не будете. Но свежего воздуха, ароматной травы, деревьев, кустов – этого будет вдоволь! Почти, можно сказать, как на настоящей даче.
А что вам, скажите на милость, надо еще?
Дешево и сердито!
Разве вы представляем себе, какое это чудо и какая радость построить себе столь очаровательный уголок!
И не только вы один, но и ваши дети, и внуки, близкие и просто знакомые, соседи, приятели, которые не преминут приехать к вам погостить, чтобы подышать свежим воздухом, вдоволь насладиться божественными фруктами, ягодами, поваляться на траве…
И не только вы один, а все родичи, близкие и знакомые сразу почувствуют себя, как в раю. Вы только подумайте, какое это будет великое дело!
Среди стройных, молоденьких фруктовых деревьев, пышных кустов малины, смородины, черники, крыжовника и еще много чего стоит себе ваш домик, вернее, ваша персональная дачка, омытая весенними дождями, выкрашенная в небесно-голубой цвет. Сияющие золотистым сиянием при восходе и заходе солнца окна сверкают багрянцем. Над головой не умолкает свист, пение и рокот всевозможных пернатых. А соловьи в кустах заливаются, наполняя ваш небольшой участок ни с чем не сравнимыми трелями. А трудяга дятел до полного одурения долбит ствол старого дуба – строит жилище для своих детенышей. Стук-стук, стук-стук. Лягушки в болоте по соседству квакают без толку, кукушки с бухгалтерской точностью высчитывают тем, кто их слушает, оставшиеся годы…
Короче говоря – раздолье!
А росистые травы своими запахами буквально опьяняют вас пуще самых выдержанных вин.
Вы идете босиком по мягкой теплой земле, а голову задевают свисающие с веток спелые яблоки, груши, вишни – все это будто само просится к вам в рот.
А если вы ко всему еще аккуратный и расчетливый хозяин, то за вами по пятам будет тянуться целый выводок цыплят, сопутствовать вам важная гордая индюшка, гуси и утки жирные, как поросята, и другие виды живности, столь заманчивые на сковородке.
Не исключено, что за вами будет бегать забавная козочка, привязанная длинной веревкой к изгороди, без конца блеять и смотреть вам заискивающе в глаза, словно умоляя сбегать за ведерком, чтоб подарить вам парное молочко, свеженькое, жирное и совсем не похожее на то, какое иногда попадается в магазинных пакетиках.
Да чего там долго говорить: своя дачка, садик – это благодать! Ничего, кажется, лучшего нет на свете!
И в самом деле, что может быть лучше и дороже, чем то, что вы после рабочего дня можете выехать за город на свою дачу, к растениям, кустам и деревьям, которые вы сами, своими руками сажали и растили, дали им жизнь напряженным трудом и поглощаете теперь тоннами свежий воздух.
А чего стоит то, что вам не доведется каждое лето ломать себе голову, думая о том, куда отправить детей и внуков на лето, на отдых? И какое удовольствие вы получите, когда вам не придется ходить на поклон к товарищам из фабкома, чтобы выклянчить для себя путевку в дом отдыха, для истомившейся супруги курсовку в пансионат, для обессиленной трудами праведными тещи…
Нет, вы можете смеяться, сколько душе вашей угодно, шутить и зубоскалить, но дача, садик – великое дело! Кто-то даже сказал: последнюю рубаху заложить, но дачу обязательно приобрести.
Не представляете, какое это будет великое приобретение!
Вот так примерно размышлял наш добрый сосед Лазарь Сокол, который трудится уже немало лет на известной мебельной фабрике с не менее известным названием: «Прогресс».
До пенсии остался добрый десяток лет. Плечи у него дюжие, руки умелые, энергии не занимать. Трудиться любил еще с детских лет, когда жил с родителями – старыми колонистами в поселке Бобровый Кут на Ингульце, где дед и прадед, отец и мать обрабатывали землю, разводили виноградные плантации, пасли скот. И маленький Лазарь уже тогда слыл первейшим работягой, несмотря на свои годы.
После войны, вернувшись с фронта, солдат никого из родных в поселке, как и самого поселка, не застал, отправился в город, поступил на мебельную фабрику, стал мастерить неплохую, скорее даже хорошую мебель. Но одновременно не забывал и земли. Первая профессия не забывается!
Одним словом, все у него было, у нашего доброго соседа Лазаря Сокола, и появись у него клочок земли – он был бы уже на коне и превратил бы этот клочок земли в райский уголок всем на удивление!
Такие и подобные мысли не давали ему покоя, хоть он уже слыл известным мебельным чародеем и от земли был пока весьма далек.
С этими мыслями он ложился спать и с ними же просыпался.
Но все добрые намерения и мечты его рассыпались, как песок на морском берегу во время шторма.
И, как любил когда-то выражаться его покойный отец, – царство ему небесное, – не имея пальцев, кукиш не покажешь.
Но, оказывается, свет не без добрых людей и счастье, хоть и ненадолго, но посещает человека! И однажды мечты нашего доброго соседа осуществились.
Это был тот самый счастливый ясный день, вернее, утро, когда Лазарь Сокол пришел на работу. Переступив порог контрольной будки, он неожиданно увидел свежий плакат на доске объявлений, где наспех написанные слова сообщали о том, что фабком фабрики получил участок земли за городом, неподалеку от Днепра, и кто из рабочих и служащих имеет желание построить себе там домик и разбить фруктовый сад, пусть немедленно записывается, после чего все пойдет своим чередом.
Смуглое лицо Лазаря со множеством морщинок вокруг карих глаз расплылось в счастливой улыбке. Он почувствовал себя на седьмом небе.
Подумать только, дожил! Это ведь и есть плод его долгих мечтаний.
И в обеденный перерыв Лазарь Сокол прибежал в канцелярию фабкома, запыхавшись, попросил секретаршу внести его в список садоводов, а к концу дня, после работы, в красном уголке собрались все записавшиеся будущие дачники и председатель рассказал подробно что к чему. Долго люди обсуждали это знаменательное событие, спорили, и кончилось тем, что после бурных дебатов создали кооператив.
Счастливо вам, люди добрые! Засучите рукава и беритесь с душой за работу! Садите деревья, стройте себе жилища. Дышите свежим воздухом. Все теперь будет зависеть только от вас, от вашего преданного отношения к земле, к саду, к природе!
Чтобы дело спорилось, собравшиеся дружной компанией отправились в столовую, выпили по доброй кружке пива, хорошенько закусили, подняли бокал за удачу и за добрые дела!
Теперь вы себе представляете, в каком приподнятом настроении пришел домой наш Лазарь Сокол? Он сиял как утренняя заря, и домочадцы не узнали его. Словно подменили человека.
Злата, супруга именинника, которая как раз готовила ужин, вскинула на него сердитый взгляд, заметив, что человек пришел чуточку навеселе, и сказала:
– Что с тобой сегодня, мой миленок? Что на тебя нашло? Может, премию получил, тринадцатую зарплату?
– Бери выше, женушка! – Он обнял ее, привлек к себе, погладил по голове, как поступал обычно в те дни, когда чувствовал себя в чем-то виноватым.
– Что значит – выше? Получил бесплатную путевку в дом отдыха?
– Нет, Злата, милая, бери еще выше! Никогда не догадаешься!
Он опустился на табуретку и высыпал все подробности, как из рога изобилия.
Злата слушала его внимательно, смотрела на него с каким-то удивлением, а возможно, даже со страхом. По выражению ее глаз можно было судить, что от этой затеи она отнюдь не в восторге.
Отложив в сторону черпак, отойдя на пару шагов от пылающей плиты, она пробуравила его суровым взглядом, подбоченилась, долго смотрела на него молча, мотая головой, что ничего хорошего не сулило, и наконец отозвалась:
– Понимаешь, мой драгоценный муженек, я давно знала, что ты большой мудрец. А теперь окончательно убедилась, что ты просто-таки гений! Нужно всех сумасшедших выписать из списка, а тебя записать!
– Да что ты, – попробовал было он смягчить ее, – нашему садику и даче все будут завидовать, вот увидишь!
– Ну конечно, только дачи мне не хватало! Мало у меня мороки без твоих дач! Болячка на голову всех моих и твоих врагов. Дача ему нужна до зарезу! Ну, а кто ж там будет работать?
– Как это кто? Я, и ты, и наши дети, внуки. А может, кто-нибудь из наших родственников, друзей…
– Конечно, они наработают! От них пользы – как с козла молока. А я? Ты думаешь, что я из железа? Когда я у конвейера постою смену, а иногда и полторы, то этого для меня, думаю, вполне достаточно… Зато ты приходишь с работы, вытягиваешься, как помещик, на мягком диване, нос в газету – и хоть гром греми, град бей, тебя это не касается! А я прихожу с работы и тут же бросаюсь как угорелая к плите… Я ведь должна вас кормить, обшивать, стирать, гладить. Бегать в гастроном и на базар… Или, может, ты за меня это делаешь? Так мне еще не хватает ко всем моим заботам твоей дачи. Выбей из головы эту дурь! Люди над тобой смеяться станут, пойми!
Наш добрый сосед, выслушав эту тираду, опешил. Подумать только! Ему казалось, что эту весть она воспримет с восторгом, возликует, услышав, что ему выделили участок под садик и дачу. А тут… Вот тебе и на!
Однако всего несколько считанных минут он стоял перед ней посрамленный, в полной растерянности. Вскоре взял себя в руки и, правда, уже не таким восторженным голосом, как прежде, заявил:
– Что ж, родная моя, значит, не танцевали с медведем. Не захочешь работать вместе со мной – значит, я уж как-нибудь сам, без посторонней помощи обойдусь. Один буду работать в поте лица, раз такое дело. Ни ты, ни наши Дети, ни родичи мне там не нужны. Справлюсь сам, и все! По правде говоря, Лазарь Сокол не думал, что встретит такой бурный протест, что жена его так немилосердно огорчит. Не нужны ей, мол, никакие сады и дачи. Ее отец прожил свои годы без дач и садов и, слава богу, дотянул до восьмидесяти с гаком лет, и она тоже проживет остаток своих лет без дач и особняков.
Да, нечего сказать. Положение хуже губернаторского. Когда жена заупрямится, это он знал неукоснительно, ее не переубедишь. Кремень, а не женщина!
Ну, а вам как кажется, смог бы он, Лазарь, обойтись без этого добра? Что он, мальчик, что не в состоянии обойтись без забав? Но все было не так. Не о себе ведь печется! О ней, женушке, о детях и внуках! Им ведь нужен чистый воздух, тихий уголок в летние месяцы, лоно природы и все прочее.
Но как бы там ни было, он не отречется от своего заветного плана. Он упрямец. Уж если он себе что-то вбил в голову, что-то задумал, то кровь из носу, а будет выполнено.
Спустя несколько дней, после работы небольшая группа рабочих – новоявленных огородников-садоводов фабрики отправилась к Днепру. Речным пароходом переправились на другую сторону, словно Колумб со своей командой, выбрались на широкий песчаный берег, дабы открыть там новую Америку, найти местечко для своих садов и дач.
Шумный десант высадился с лопатами и топорами – на песчаном берегу.
Жаль только, что ни у кого из этих первооткрывателей не нашлось оружия, чтобы салютовать по случаю достижения своей заветной цели.
Пройдя два-три километра, землепроходцы наконец-то достигли своей земли и оказались на выделенном им участке.
Сказать, что этот участок вызвал у людей большой энтузиазм, – трудно, ибо места тут изрядно заболочены, искорежены бульдозерами и старыми окопами. На каждом шагу – кочки, прогнившие корни, пески.
Люди переглянулись многозначительно, словно этим сказали друг другу: «И на этой земле будет какой-то толк?» И действительно: до воды далековато, вокруг ни деревца, ни кустика. Только бурьяны выше головы, хоть волков сгоняй сюда. А кое-где торчат гранитные глыбы, которых голыми руками не вырвешь, будь ты хоть самим Ильей Муромцем.
Короче говоря, люди поняли, что придется, хорошенько попотеть, пока приведут этот дикий участок в нормальный вид, пока из него что-либо можно будет получить. Пожалуй, со времен Адама эта земля не помнит лопаты, не говоря уже о сохе, о граблях.
Некоторые из «экспедиции», окинув внимательным взглядом окружающее, сразу пришли к выводу, что это не для них. Не нужны им ни сады, ни дачи. Обойдутся без этого добра. Калачом их сюда не заманишь, и тут же повернули обратно.
Но не все.
Среди оставшегося десанта было немало упрямцев, настойчивых людей, энтузиастов, не испугавшихся трудностей. И среди них – наш Лазарь Сокол.
– Без труда, – заявил он во всеуслышание, – не сваришь и борща! Не надо только лениться. Надо подставить плечо. Каждое новое дело требует усилий, терпения, труда, тогда оно пойдет на лад. Никто вам готовенькое не поднесет на тарелочке. По мановению волшебной палочки дач и садов не бывает. Вот его прадед лет сто пятьдесят тому назад пришел с целой оравой детишек на такое же дикое поле где-то на заброшенном берегу Ингульца, обосновал селение, или, как тогда это называли, колонию Бобровый Кут. Он там застал еще и не такое поле. На сотни километров ни живой души, в густых бурьянах подвывали голодные волки. Поставили курени, и все гуртом взялись за работу. Намучились крепко и не один год! Несколько лет спустя это дикое поле дало людям хлеб, фрукты, виноград. А как же вы думали, – продолжал Сокол, – что придете сюда на готовенькое? Трудиться надо, если хотим, чтобы толк был. Еще прадед – Даниилом его звали, – царство ему небесное, – утверждал: що легко робиться – кривим родиться.
Короче говоря, долгих споров и ссор это не вызвало. Деле ведь шло не о жизни и смерти. В конце концов, это была затея сугубо добровольная; никто никому не навязывал земляных садовых участков. Не нравится, не желаешь вложить свой труд – скатертью дорожка!
Оставшиеся, недолго думая, разбили участок на равные части, вернее, по шесть соток, но чтобы не было никому обидно, кому какой достался участок, решили тянуть жребий, как всегда поступают в таких случаях.
Наступил самый волнующий момент.
Тянули жребий – кому повезет, а кому нет.
Когда Лазарь Сокол, один из самых заядлых садоводов-энтузиастов, вытянул свой номер и окинул взглядом участок, выпавший на. его долю, он обомлел. В эту минуту бедняга так скривился, будто кто-то наступил ему на любимую мозоль. Иной на его месте тут же отказался бы от своего счастья и подался бы куда угодно, чтобы его не видеть. Самый худший, изрытый ямами, утыканный корчами, песчаный и вместе с тем болотистый участок пришелся на его долю.
Но что поделаешь? Влип, брат, – так держись. Отказаться совестно. И он вспомнил: кроме того, что он большой упрямец, он еще солдат, прошел всю войну с первого до последнего дня. И на всем пути пехотинца, ему приходилось рыть столько окопов и траншей, что даже у него столько волос нет на голове. Он не из пугливого десятка, о нет! Настойчив и упрям до предела. Трудолюбив ко всему. Так неужели же он испугается своих шести соток и откажется от своей заветной мечты? Да никогда!
Ничего! Уж как-нибудь даст себе толк! Главное в новом деле, что бы ни было – не падать духом. Взялся, говорят, за гуж, не говори, что не дюж!
Усталый и измученный возвратился домой.
Жена встретила его с едкой улыбочкой, которая больно ужалила:
– Ну, мой фермер, посадил уже сад, построил себе палац, куда собак будешь загонять?
Он удрученно молчал. Что он мог ей ответить? Он весь был погружен в свои думы, в свои сомнения и думал: что поделаешь, раз смеется над ним, издевается? Пусть! Старая пословица гласит: смеется тот, кто смеется последним. Уж он ей докажет, что человек слова, что не лыком шит.
^ Прошло еще несколько дней, и наш новоиспеченный фермер купил себе лопату, грабли, мотыгу, кирку, топор и еще что-то необходимое и отправился на свой злосчастный участок.
Засучив рукава, он принялся за работу.
Лиха беда – начало, – говорят мудрецы, а там уже само собой образуется.
Каждый день после смены он отправлялся на свой участок. Хоть гром, хоть молния, хоть дождь и град, но он спешил за Днепр. Ни жара, ни холод его не останавливали.
Он настойчиво долбил неподатливую землю, выкорчевывал пни, засыпал ямы и воронки, тащил издалека ведрами землю, разбивал камни и вытаскивал их на обочину дороги, топором рубил пересохшие бурьяны, которые были ему по плечо, выравнивал бугры и из ближайшего озера без конца носил воду, поливая только что посаженные деревья и кусты.
Постепенно доставлял сюда столбы, доски, тесал, пилил, готовя материал, чтобы сколотить себе небольшую избушку, которую дозволено строить согласно инструкции – нечто вроде небольших хибарок, напоминающих чем-то сторожевые будки.
Так шло время в трудах и заботах.
Человек окончательно позабыл о доме, о жене и детях, которые над ним подтрунивали.
Он весь был поглощен своим клочком земли. И чем труднее ему все давалось, тем больше он радовался успехам. С каждым днем эта пядь земли преображалась до неузнаваемости и приносила новоявленному фермеру невыразимую радость и удовлетворение.
Уму непостижимо, каким образом он один за короткие летние месяцы столько успел сделать!
Как только выпадало несколько свободных часов от работы на фабрике, как только наступали выходные дни, позабыв обо всем на свете, спешил он на свой участок. Здесь коротал дни и ночи. Здесь провел весь отпуск, отказавшись в фабкоме от предложенной путевки в дом отдыха. Зато труд его и окупился сторицей.
Как радовалась душа, когда он наблюдал за ростом посаженных растений! Как они украшали этот обновленный кусочек земли, недавно еще дикий и заброшенный! Да, было чему радоваться…
И все шло хорошо, если бы не Злата. Она не переставала над ним издеваться, ела его поедом, высмеивала, как умеют делать эти вредные жены!
– Подумать только, – не переставала она его пилить, – не иначе как человек с ума спятил на старости лет. До чего прав был этот мудрец, который говорил: как волка ни корми, он все в лес смотрит. Столько лет трудился у отца на виноградной плантации, копался в земле, потом, наконец, стал знатным ударником коммунистического труда на мебельной фабрике, а его опять к земле тянет.
«Конечно, не иначе, как человек рехнулся, – никак не могла смириться жена. – Занимается всякими глупостями, позабыл о доме и печется там на солнце день и ночь, не муж, а цыган черный!»
Не менее терзала его теща. Она не переставала ворчать. Будь он, Лазарь, не дай бог, ее мужем, она давно бы показала ему на дверь, потребовала бы развода. Подумать только, чтобы муж позабыл о доме, детях, жене и влюбился в лопату. Что же это такое, – возмущалась она, – другие мужья не ленятся сбегать на рынок за мясом, в магазин, принести то да се в дом, взять пылесос, полотер и помочь жене по хозяйству. Кое-кто из детей тоже поддакивал бабушке, и подчас он, бедняга, не знал, куда деваться!
Однако все это не производило на него особого впечатления. Он настойчиво и упорно занимался своим делом, садил деревья, кусты, поливал, ухаживал за ними, трудился в поте лица, стараясь ни на что не обращать внимания.
Но если вы думаете, что только жена и теща грызли его, то глубоко ошибаетесь.
Добрые соседи тоже смотрели на него, как на законченного чудака. Не иначе, говорили они, как сам себе решил укоротить век. Разве нормальный человек в состоянии выдержать такую нагрузку на фабрике и на огороде?! Мало ему фабрики, так он вбил себе дурь в голову, и нельзя его остановить! Отличный мебельщик! Его серванты, шкафы и другие изделия красуются на городских выставках, у него золотые руки, зачем же попусту тратить силы и время на глупости?

Полянкер Григорий Исаакович - Дачная история => читать онлайн книгу далее