А-П

П-Я

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  A-Z

Полянкер Григорий Исаакович

Гости из-за границы


 

На этой странице выложена электронная книга Гости из-за границы автора, которого зовут Полянкер Григорий Исаакович. В электроннной библиотеке park5.ru можно скачать бесплатно книгу Гости из-за границы или читать онлайн книгу Полянкер Григорий Исаакович - Гости из-за границы без регистрации и без СМС.

Размер архива с книгой Гости из-за границы равен 63.06 KB

Полянкер Григорий Исаакович - Гости из-за границы => скачать бесплатно электронную книгу




Григорий Полянкер
Гости из-за границы
Вся суматоха в доме профессора Чиркина-Збарского или Збарского-Чиркина – точно мы уже не помним – началась с обычного телефонного звонка.
Во время короткого перерыва между двумя лекциями старый профессор химии прибежал, запыхавшись, в канцелярию деканата, взял телефонную трубку и заискивающе произнес:
– Это ты, моя Мусенька, пташечка моя? Как ты там? Это я, твой Геннадий. Я тебя не разбудил? Очень хорошо! Ах, ты еще в постели? Вот и умница! Отдыхай, отдыхай, это укрепляет здоровье! Ты, кажется, кашляешь? Выпей, пожалуйста, горячего молочка с медом. Я перед уходом все там тебе приготовил. На кухне. Побереги себя, моя пташечка, Мусенька моя. Да, кстати, вечером у нас будут гости… Из-за границы.
Пташечка, Мусенька – это бывшая лаборантка профессора, молодая, некрасивая, в которую старый профессор недавно влюбился по уши. Ради нее он месяца два назад оставил жену и детей и сыграл с пташечкой Мусенькой шумную свадьбу с шампанским и фейерверком, после чего привел суженую в свою шикарную трехкомнатную обитель.
Пташечка Мусенька как раз возлежала на широкой турецкой тахте, поглощенная чтением душераздирающего романа из жизни гангстеров, шпионов и контрабандистов, затянувших в свой склеп известную балерину. И в ту минуту, когда эти садисты стали душить танцовщицу, вдруг позвонил ее престарелый супруг и морочит ей голову!..
Какая нечистая сила принесла его в самый волнующий момент, когда история с гангстерами и танцовщицей повернулась так интересно и захватывающе? Вечно ее чудик врывается некстати. Вот опять… Как он ей надоел, этот старый черт. То и дело звонит. Небось проверяет, дома ли она… Ох уж эти престарелые ревнивцы, чтоб они провалились! Житья от них нет, – не могла успокоиться Изабелла.
Теперь только она разобралась в сути его звонка. Оказывается, вечером зайдут к ним какие-то гости из-за границы – тоже химики. Заявились к нему в институт, а этот идиот возьми да и пригласи их в гости. Очень они ей нужны! Были бы молодые да интересные, но таких ее супруг никогда не позовет! Боится. Держит ее что называется под замком. Думает, что она его не перехитрит. Но ничего не поделаешь, вечером они заявятся, и нужно их принять. Вот морока.
Профессорша с поэтическим именем Изабелла была возмущена до глубины души. Подумать только, не посоветовавшись с ней, зазывать гостей, к тому еще не обычных, а из-за границы. Да еще на вечер. Совсем старик с ума спятил. Делать ему нечего.
Вот положеньице!
Что ж, он не знает, этот осел, что она не успеет до вечера хотя бы покрасить волосы и сделать маникюр? Неужели позабыл это несчастный склеротик, что она условилась на сегодня с портнихой пойти на примерку платья и брюк? Кроме всего, служанка уехала на неделю в село и забыла вернуться. А дядя Вася, который полы натирает, придет лишь дня через три. Да и дворника никак не допросишься вытряхнуть ковры и дорожки. А мясник куда девался?
Нет, не иначе как ее старый дурень окончательно тронулся.
Изабелла сердито швырнула трубку на рычаг, соскочила с тахты, закурила сигарету, выпила для успокоения бокал шампанского, накинула цветастый халат с султанскими рукавами, которые свисали чуть не до пола, и подскочила к зеркалу.
Увидев помятое, постаревшее лицо, мешки под глазами, она подумала, что ей не мешает съездить в Сочи, отдохнуть, поправиться, набрать на бедра немного живого веса, а уж потом, окрепнув, принимать гостей.
Она была зла и раздражена, словно тигрица в цирке, которую заставляют прыгать через огромный горящий обруч.
Подумать только, надо быть настоящим кретином, чтобы ни с того ни с сего назвать гостей, да еще из-за границы.
«Да, положение! – не переставала она возмущаться. – Побей меня гром небесный, но я совершенно не знаю, как надо принимать гостей из-за границы».
И вдруг пришла в голову спасительная мысль: проучить своего осла. Чтобы знал, как, не посоветовавшись с ней, созывать гостей. Уж она потешится над ним, сыграет злую шутку. Он надолго запомнит.
Что она сделает?
Изабелла уйдет на весь вечер к парикмахерше, будет красить волосы, красить ногти, брови, а он, этот дурень, пусть сам принимает гостей. Тогда будет знать. Больше он их не пригласит.
Но тут вдруг оставшаяся совесть и разум взяли верх, и Изабелла решила, что негоже для профессорши вести себя, как девчонке, да еще всего лишь через два месяца после свадьбы. Что соседи скажут? Сослуживцы? А, кроме того, упаси господь, старик может взбелениться и отказаться переписать на ее имя дачу и автомобиль, чего доброго, запишет свое все имущество в завещании дочерям и сыну. Что она тогда будет делать? Останется с носом? Зачем же ей нужна была вообще вся эта канитель со свадьбой со стариком?
А самое главное, подумала Изабелла, может быть, после этого визита гости надумают пригласить ее в Париж, Брюссель, Канаду, кто их там знает, откуда они приехали. При этой мысли она вся просияла.
Мысли ее пошли вспять.
Да, видимо, ее благоверный уж не такой осел, как она предполагает. Очевидно, кстати он пригласил гостей. Они, должно быть, люди интеллигентные и, безусловно, пригласят к себе или, в крайнем случае, вышлют посылочку с дамскими джинсами, дубленкой или еще с чем-нибудь!
Если это так, то нужно их принять на высшем уровне. Уж она постарается. Ее прием гости запомнят на всю жизнь! Сбросив с себя халат с длинными рукавами, она помчалась в ванную, смыла с себя крем, которым густо было намазано лицо, умылась, кое-как пригладила волосы, наскоро перекусила из того, что ее осел перед уходом на лекции для нее приготовил, схватила на улице первое попавшееся такси и на всех парах помчалась в парикмахерскую, чтобы там ее как-нибудь привели в христианский вид – наманикюрили, подкрасили ресницы и брови, дабы иностранцы с удовольствием целовали ей ручки. Из парикмахерской Изабелла подалась к модистке, попросила, чтобы та ей, как угодно, но сшила бордово-красные брюки-клеш. Что? Так быстро невозможно. Ничего, уговаривала портниху Изабелла, пусть наметает кое-как, а когда гости уедут, Изабелла их принесет и та их закончит.
Как она ни спешила, но время тоже не стояло на месте. День уже на исходе, а она, кроме прически и маникюра, ничего не успела еще сделать для гостей.
Скандал! Катастрофа!
Не будут же гости сыты ее прической и маникюром! Надо ведь приготовить какой-то ужин. Ведь это самое главное в таком деле. Тут уж нельзя скупиться!
Но вот неожиданно ее осенила новая счастливая мысль.
А зачем, собственно, она будет морочить себе голову у плиты, зачем ей бежать в гастроном за продуктами? Ведь можно это все осуществить на европейский лад!
Она заскочит в ресторан «Красная чайка», где три месяца тому назад была закачена шикарнейшая свадьба, и закажет ужин на дом. Все будет доставлено домой. Такой сервис теперь не в новинку. Даже в газетах писали, что можно воспользоваться таким прогрессивным видом обслуживания.
Не придется возиться у плиты, жариться, пачкать себе руки. К тому же не только тебе принесут готовенькое, можно еще пригласить на вечер официанта, посудомойку. Они приедут со своей посудой, и все будет в полном ажуре.
Как все это чудесно!
И, не задумываясь, Изабелла понеслась в ресторан «Красная чайка».
Но аппетит, говорят, приходит во время еды.
Уж если заказывать такой шикарный ужин с доставкой на дом, С официантом, судомойкой, то зачем скупиться? Кстати или некстати, она вспомнила слова древнего философа! «Коль свадьба стоит так дорого, так еще пару рублей уже не играют никакой роли!» А это будет для гостей большим сюрпризом. Пусть видят заграничные друзья, что Наши тоже не лыком шиты, знают, как веселиться и как принимать гостей. Она закажет аккордеон и скрипку. Можно, конечно, заказать и певицу. Но кто знает, кого пришлют. Ладно, пусть только играют, а петь будут гости. А если настроение будет, то сама Изабелла сможет спеть частушки или цыганские романсы. Этим она, собственно, и пленила своего старого осла, и он клюнул на нее, оставив свою семью…
Да, это великая идея – музыка!
Гости поедят, выпьют, может, они захотят потанцевать после шикарного ужина? Что ж, пожалуйста! Пусть потом, когда вернутся домой, расскажут, как принимала их известная профессорша.
Сказано – сделано. Дело оформлено по всем правилам. Полный порядок. Оживленная и раскрасневшаяся вышла она из ресторана «Красная чайка».
Когда в большой комнате – столовой стенные часы ударили восемь раз, а на кухне выскочила миниатюрная кукушка и посчитала восемь ударов, к профессорскому парадному подкатила огромная зеленоватая машина и двое солидных мужчин и девушка выскочили, засуетились вокруг машины и втащили в дом несколько кастрюль, множество сковородок, кошелки, картонные коробки. Запыхавшись, стали они все это кухонное хозяйство расставлять где попало.
Тучный, огромного роста мужчина, похожий на циркового борца тяжелого веса, скинул с себя плащ, кепку и остался в белом халате и в поварском колпаке.
С привычным видом, он сразу принюхался, подошел к плите, чиркнул спичкой и стал расставлять кастрюли на огне.
Длинноногий, худой как жердь мужчина в черной тройке с черной «бабочкой» на худой шее, с черными усами и белой салфеткой на руке, – серьезный и сосредоточенный, но все же с дежурной улыбочкой на лице, Сразу стал накрывать на стол, расставлять тарелки, бокалы, приборы, которые они с собой привезли. Девушка, посудомойка, а по совместительству работник гарнирного цеха, принялась за свои обязанности.
И сразу все в доме закипело, зашумело, зазвенело.
Со стороны могло показаться, что готовят ужин по крайней мере человек на пятнадцать.
В то время, когда повар наводил последний блеск на заказанные блюда, поджарил котлеты «по-киевски», мрачный официант украшал зеленью закуски – всевозможные салаты, селедку, паштеты, готовил бутерброды с икрой й откупоривал бутылки со всевозможными крепкими и слабыми напитками.
В центре стола сверкали всеми цветами радуги хрустальные бокалы и рюмки, искрилось в красочных графинах вино и шампанское, а посреди стола, на огромном блюде, словно живой, возлежал жареный поросенок с розовым пятачком и, казалось, того и гляди захрюкает.
Этот поросенок должен был, как предвкушала хозяйка дома, произвести на гостей неотразимое впечатление. А тем временем она металась по дому, то забегала на кухню посмотреть, как жарятся котлеты, то в столовую – подсказать официанту, как расставлять блюда. Она нервничала, не забывая то и дело останавливаться у зеркала, поправляя волосы, которые, как на грех, совершенно не держались, закрывая весь лоб, чего она терпеть не могла.
Она явно нервничала, опасаясь, что вдруг что-то будет не так.
Ударное трио ресторана «Красная чайка» трудилось что называется в поте лица, но хозяйка все была чем-то недовольна, что-то переставляла на обильно уставленном большим количеством яств столе, цеплялась к официанту и всем мешала бестактными замечаниями.
Дошло до того, что бригада в полном составе уже хотела было удалиться, не сделав работы, но уравновешенный и добродушный повар каждый раз гасил приближение скандала.
И все же Изабелла вывела из терпения и повара. Он схватил черпачок и замахнулся на нее, упрекая, что она вмешивается не в свое дело. Он три грамоты получил от месткома и администрации, высшие кулинарные курсы прошел, а она его пытается учить…
Тут уж вмешался худощавый официант и с большим трудом погасил назревавший конфликт.
Все были озабочены приготовлением ужина, работы было по горло, только лишь музыканты, которые несколько опоздали, сидели и грустили, жадными глазами осматривая все, что стояло на столе, особенно поросенка и горы пирожков с капустой и мясом.
Огромный малый с рыжей копной торчащих, как у абиссинца, волос, стоял, подперев широкой спиной стену, держал наготове аккордеон, нетерпеливо посматривал на входную дверь, не идут ли знатные гости. Ему, главному закаперщику, нельзя прозевать момент, когда гости появятся на пороге, чтобы ударить «туш», показать, на что он и его мини-оркестр способны. Неподалеку от него стоял юноша с густыми бакенбардами, какие в прошлом веке носили швейцары.
Задумчивые черные глаза скрипача смотрели в разные стороны Маленькое изможденное лицо с залихватски закрученными козацкими усами делали его очень забавным. Он стоял, опершись на скрипку, как на палку, и жадно смотрел на богатый стол, на разнокалиберные бутылки и то и дело облизывал пересохшие губы.
Жаль было парня. Его так тянуло к столу, что казалось – несмотря ни на что он вот-вот швырнет свою скрипку и метнется к столу.
А сервировка, между тем, близилась к концу. Суета, царившая в столовой и на кухне, начинала утихать.
Предстоял главный смотр стола перед приходом гостей.
Все замерли на своих местах. Профессорша Изабелла сейчас начнет обходить со всех сторон стол, учинять смотр закускам.
Не зря люди говорят, что дураку половины работы нельзя показывать. Ему нужно показывать все уже завершенное.
Когда профессорша оглянула своими ясными глазами сервировку стола, поросенка в окружении помидоров, огурчиков и прочих овощей, не говоря уже о зелени: петрушке, морковке и укропе, когда она узрела всевозможные аккуратно украшенные салаты, холодец, а ко всему этому – тарелки с бутербродами с икрой двух цветов, да еще красочные бутылки с выпивкой, которые сверкали под лучами электрических ламп всеми цветами радуги, – она потеряла дар речи. А тут еще увидела на маленьком столике торты, подносики со всевозможными пирожными, она вся просияла и пожалела, что чуть было не поссорилась с поваром и официантом из-за такой чепухи.
Она не ожидала, что так красиво и так богато все получится. Ей казалось, что ужин будет куда скромнее.
Вот это стол! Такого стола у нее даже на свадьбе не было.
Она уже пожалела, что не заказала маленький джаз, но уже было поздно об этом думать.
Теперь Изабеллу волновало одно. Не успела перекрасить волосы в ярко-каштановый цвет, как давно задумано, и сменить прическу. Правда, она была в бордово-красных брюках-клеш, каких в городе совсем немного, но беда в том, что она боялась сделать лишнее движение, чтобы нитки не разлезлись и она не осталась, в чем мать родила…
Брюки ее еще не были готовы, и модистка предупреждала, что она при малейшем движении сможет остаться голой.
Погруженная в свои неспокойные, даже тревожные мысли, Изабелла услышала вдруг шум на лестнице и спохватилась: кажется, гости приехали!
Она сразу узнала кашель благоверного и напряглась вся, как струна контрабаса.
Кивнув в сторону бригады, давно стоявшей на пороге кухни в тревоге, как бы угощение не остыло, все мигом заняли свои места, выстроились, как в почетном карауле.
Казалось, больше всех в гостях был заинтересован жареный поросенок. Он напряженно уставился на дверь и, если б мог улыбаться, улыбнулся бы навстречу гостям.
Все немножко растерялись, за исключением рыжего аккордеониста. Он стоял с независимым видом, только поудобнее взял в свои руки громоздкий инструмент.
Услышав шаги за дверью, он кивнул коллеге со скрипкой, топнул энергично ногой и тут же грянул «туш».
Скрипнула дверь, и в проеме показался старик профессор. Посмотрев на стол, на супругу в бордовых штанах и со взъерошенными волосами, он застыл на месте как истукан и весь дрожал от гнева.
Если б не стояли за ним гости – два старых человека, седовласых, сгорбленных, тщедушных, в очках с толстыми стеклами, профессор, несмотря на свой мягкий характер, показал бы Изабелле!
Он с трудом сдержался. Нельзя давать волю чувствам. Что о нем подумают? Молча подошел к вешалке, снял плащ и так же безмолвно стал помогать гостям раздеться.
Оркестр продолжал греметь, а гости, глядя на то, что творится на столе и на длинного официанта-кельнера, который стоял, чуть пригнувшись, с белой салфеткой на руке, ужаснулись, подумали, что здесь, должно быть, какое-то многолюдное торжество и они весьма некстати явились.
А оркестр неистовствовал. У скрипача чуть не лопались струны. А об аккордеонисте, главаре этого гула, и говорить не приходилось!
Старушка – приветливая, тщедушная женщина, сморщилась. Она стояла посреди комнаты, закрыв руками уши. Голова ее раскалывалась на части.
Когда хозяйка дома подошла к ней с протянутой рукой и с деланной улыбочкой пригласила сесть, гостья умоляющим голосом спросила, нельзя ли унять этих музыкантов. У нее и так голова кружится, а боль в ушах усилилась. Не только она, но и ее муж не переносит шума, они больные люди и жаждут только тишины.
Услышав такие речи, аккордеонист рассвирепел и стал еще громче играть, кивая скрипачу, чтобы поддал жару. Пусть гости не валяют дурака! Уж коль скоро они сюда заявились, то пусть потерпят! Не сам он сюда пришел, а по наряду. Ему платят за каждый сыгранный номер. Как же он может умолкнуть? А что у него будет с планом? Профессорша решила, что старушка шутит, и поспешила сперва на кухню, оттуда – в столовую, оглядела стол, все ли на месте, и, подойдя к растерявшимся гостям, вежливым жестом пригласила их к столу, сказав, что они, вероятно, голодны и что уже пора выпить за дружбу.
Изабелла взяла гостью под руку, а ее супруга, такого же тщедушного, второй рукой и почти насильно повела к столу.
– Прошу прощения, дорогие наши гости! – сбиваясь с тона, затараторила она. – Извините, если что не так. Знаете, мой муж мне поздно сообщил, что придут к нам такие дорогие высокочтимые гости, и я не успела как следует подготовиться. Но я тешу себя надеждой, что искуплю перед вами свою вину, вы еще раз к нам приедете… Садитесь, пожалуйста, чувствуйте себя, как дома. Мы люди добрые и щедрые. Вы все то, что на столе, должны съесть, иначе я вас не выпущу.
– Мы не голодны, – сказал старичок, – к тому же зачем торопиться? Подождем остальных ваших гостей.
– Только вас двоих, мои дорогие, принимаем, – дрожащим голосом рассеянно промычал хозяин дома, – только вас…
– Что ты сказал, родной мой, только двух? – скривилась Изабелла и чуть не упала в обморок, но все же усадила гостей за стол, накладывая на тарелки все, что стояло перед нею.
Гости испуганно переглянулись, посмотрев на свои переполненные тарелки и фужеры, которые хозяйка наполнила коньяком, как «штраф за опоздание».
– Давайте выпьем и закусим, – сказала Изабелла и взяла в одну руку бокал с крепким напитком, а во вторую – фужер с газировкой, – ну, давайте выпьем – только до дна – за наше знакомство.
У гостя полезли глаза на лоб. Руки у него затряслись. Заикаясь, он произнес:
– Мадам профессорша, это приготовили для нас?
– Ну, а для кого же? – надулась профессорша. – Конечно, для вас.
Рассеянная улыбка скользнула по лицу гостя.
– Понимаете, пани профессорша, – сказал он с сильным акцентом, тщательно подбирая русские слова, – если б мы что-либо съели из того, что стоит здесь на столе, или выпили хотя бы сотую долю того, что вы нам налили, то вы с вашим мужем завтра же пошли бы за нашими гробами. Нам все это есть нельзя…
– Не понимаю, как это?…
– У меня, мадам, пани профессорша, и у моей жены желудки никуда…
– По-вашему, по-русски, – поспешила выручить своего мужа старушка, – это называется… Как это называется? О, вспомнила, это у вас называется язва желудка. И вообще, вечером, на ужин, мы ничего не едим. Манная каша. Вот… Это утром. Вечером же мы едим, как это по-вашему называется? Это называется… Ой, забыл…
– Простокваша… – унылым голосом, впервые за все это время, почти в обморочном состоянии, вставил и свое слово профессор Чиркин-Збарский или Збарский-Чиркин…
– Так, так, пан товарищ! – обрадовалась старушка и посмотрела умоляющими глазами на музыкантов, вся съежившись, всем своим видом давая им понять, чтобы они прекратили этвт шум.
Изабелла побледнела как мел. Она стояла не шелохнувшись и даже не заметила, как из ее двух бокалов, которые держала в дрожащих руках, плескалась на стол жидкость. Если б у нее была привычка падать в обморок, она тут же упала бы.
Подумать только, так готовилась к этой встрече, все делала, чтобы угодить гостям, так израсходовалась, а эти дистрофики ничего из всего этого не едят и не пьют! Боже, что ж она теперь будет делать с поросенком под хреном, с этими паштетами, салатами, с этими котлетами «по-киевски?

Полянкер Григорий Исаакович - Гости из-за границы => читать онлайн книгу далее