А-П

П-Я

 

Люк ухитрился повернуться и увидел, что Хоббай
движется параллельным курсом. Он наклонил голову и увидел Дэка; с залитым
кровью лбом тот привалился к панели.
- Дэк!
А наземные орудия возле силовых генераторов обстреливали шагающие
имперские машины, но без видимого эффекта. Имперские орудия обстреливали
всю прилегающую площадь, поднимая тучи снега и почти слепя непрерывным
огнем. Офицер первым увидел немыслимые машины. И он был одним из первых
убитых разрывающими тела лучами ходунов. Солдаты бросились на помощь, но
спасти его не могли - он потерял слишком много крови.
Все больше и больше огня вырывалось из блюдообразного орудия, одного
из тех, что стояли вокруг силовых генераторов. Но, несмотря на страшные
взрывы, ходуны продолжали шагать. Еще один спидер совершил героическую
попытку прорваться между двумя ходунами, но выстрел с одной из машин
превратил его в ревущий огненный шар.
Разрывы на поверхности сотрясали подземный ангар, заставляя
увеличиваться глубокие трещины.
Хан Соло и Чубакка спешно завершали сварку. С каждой минутой
становилось ясно, что трещины вскоре приведут к тому, что весь ледяной
свод рухнет на них.
- При первой возможности, - сказал Хан, - надо будет как можно
тщательнее осмотреть этот ящик. - Но он знал, что прежде всего надо
вывести "Тысячелетнего Сокола" из этого белого ада.
Пока они работали на корабле, огромный блок льда, высвобожденный
взрывами, стал, дрожа, сдвигаться с потолка. Принцесса Лея быстро бежала,
стараясь увернуться от падающих кусков льда, и в поисках убежища попала на
командный повстанческий центр.
- Не уверен, что мы сможем защитить два транспорта одновременно, -
сказал ей генерал Риикэн, когда она вошла в комнату.
- Это рискованно, - сказала Лея, - но мы должны действовать
решительней. - Она понимала, что отправка транспортов занимает слишком
много времени, и процедуру необходимо ускорить.
Генерал отдал команду по комлинку.
- Патруль отправляется, добейтесь ускорения вылета...
Пока он отдавал приказ, Лея посмотрела на адъютанта и сказала:
- Приступайте к выводу оставшегося наземного персонала.
Но она понимала, что их бегство зависело от успеха в битве на
поверхности Хота.

А в холодной и тесной кабине главного имперского ходуна генерал Вира
ходил среди пилотов в белых маскировочных костюмах.
- Какова дальность от силовых генераторов?
Не отрываясь от панели управления, один из пилотов ответил:
- Шесть-четыре-один.
Удовлетворенный, генерал Вирс приблизился к электроперископу и навел
окуляр на похожие на пули силовые генераторы и солдат-повстанцев,
пытающихся спасти их. Неожиданно ходун быстро закружился под залпом
повстанческого огня. Когда его развернуло назад, Вирс увидел, что пилоты
яростно воюют с управлением, стараясь не дать машине опрокинуться.
Спидер Шалуна-Три только что атаковал главный ходун. Пилот Уидж издал
громкий победный клич повстанцев, когда увидел, какой ущерб врагу нанесли
его пушки.
Остальные спидеры пронеслись мимо, двигаясь в противоположном
направлении. Он повернул машину на прямой курс к другой машине смерти.
Приближаясь к монстру, Уидж закричал стрелку:
- Выпускай гарпун!
Стрелок нажал на гашетку, когда пилот отважно проводил машину между
ног ходуна. Гарпунная пушка, установленная с тыльной части спидера,
выстрелила гарпун с длинным тросом.
- Кабель! - закричал стрелок. - Выпускай!
Уидж видел, как гарпун вонзился в одну из металлических ног, кабель
еще соединял его со спидером. Проверив управление, он обогнул одну из ног
имперской машины - трос охватил ее, словно металлическая удавка.
"Пока что, - подумал Уидж, - затея Люка срабатывает." Все что теперь
оставалось делать, это облететь на спидере вокруг хвостовой части ходуна.
Бросив взгляд на Шалуна-Лидера, Уидж приступил к маневру.
- Кабель пошел! - Вновь закричал стрелок, когда Уидж провел экипаж
вдоль опутанного тросом ходуна, стараясь держаться поближе к
металлическому корпусу. Стрелок нажал другую кнопку и отсоединил трос.
Спидер умчался прочь, и Уидж засмеялся, оглянувшись и увидев
результат своих действий. Ходун неуклюже пытался продолжить путь, но трос
повстанцев полностью опутал его ноги. В конце концов, он наклонился на бок
и рухнул на землю, подняв при этом кучу снега и льда.
- Шалун-Лидер... Один готов, Люк, - сообщил Уидж пилоту прикрывавшего
его спидера.
- Вижу, Уидж, - ответил Скайуокер. - Хорошая работа.
Пехота в траншеях встретила триумфом крушение штурмовой машины.
Офицер высунулся из траншеи и дал сигнал своим людям. Выбравшись из
траншеи, он повел солдат в молниеносную атаку на поверженную машину. Они
добрались до огромного металлического корпуса прежде, чем оттуда успел
выбраться хоть один имперский солдат.
Повстанцы уже готовились проникнуть в ходун, когда тот вдруг
взорвался изнутри, разбрасывая во все стороны обломки покореженного
металла. Ударная волна бросила всех в снег ошеломив повстанцев.
Люк и Зев видели гибель ходуна - они пролетали сверху, уворачиваясь
то вправо, то влево от выстрелов противника. Когда они выравнялись, их
машины затряслись от разрывов.
- Осторожно, Шалун-Два, - сказал Люк, оглядываясь на спидер, идущий
параллельным курсом. - Готовь гарпун. Я прикрою.
Но очередной разрыв повредил переднюю часть машины Зева. Пилот почти
ничего не видел из-за клубов дыма, закрывавших ветровое стекло. Он пытался
удержать экипаж в горизонтальной плоскости, но новые выстрелы противника
заставили его бешено вращаться.
Хотя он был на линии огня, все же вскоре видимость прояснилась
настолько, что он увидел могучий силуэт имперского ходуна.
Пилот Шалун-Два почувствовал мгновенную боль, затем его дымящаяся
курносая машина, летящая навстречу ходуну, вспыхнула и взорвалась под
залпом орудий. Очень немного, оставшееся от Зева и его машины, упало на
землю.
Люк видел, как машина Зева разлетелась в клочки, и потеря еще одного
друга причинила ему боль. Но сейчас он не мог себе позволить поддаться
горю, слишком много жизней зависело от его командирских способностей.
Он в отчаянии поглядел вокруг, затем произнес в комлинк:
- Уидж... Уидж... Шалун-Три... Подготовь гарпун и следуй за мной.
Когда он говорил, страшный взрыв потряс машину. Изо всех сил стараясь
удержать спидер под контролем, он почувствовал ледяной ужас, когда увидел
струю клубящегося дыма, забившую из кормы. Он понял, что нет никаких
возможностей удержать машину, и что хуже всего, прямо на его пути высился
ходун.
Люк сражался с управлением, но машина все равно плюхнулась на землю,
оставляя за собой хвост дыма и пламени. Жар в кабине становился почти
невыносимым. Пламя, бушевавшее в машине, все ближе подбиралось к Люку.
Наконец, ему удалось затормозить, и машина врезалась в снег лишь в
нескольких метрах от имперского ходуна. Собрав силы, Люк сумел, наконец,
минуя клочья искореженного металла, выбраться на крышу, открыв наполовину
люк. Он соскользнул с машины. При каждом слоновьем шаге ходуна спидер
содрогался. Люк даже не представлял себе, насколько огромны были эти
четвероногие ужасы, пока, выйдя из-под защиты своего экипажа, не увидел
одного из них вблизи. Затем он вспомнил о Дэке, вернулся и попытался
вытащить его из машины. Но бессильное тело весило слишком много, а ходун
уже высился над головой. Не обращая внимания на огонь, Люк пробрался в
спидер и приник к гарпунной пушке.
Он смотрел на приближающегося металлического мастодонта, и внезапно
ему в голову пришла идея. Он пошарил у задней стенки кабины и нашел
наземную мину, входившую в боевой комплект спидера. С большой
аккуратностью он протянул пальцы и взял мину.
Едва Люк выбрался из спидера, машина-башня занесла могучую ногу и
мягко опустила ее на спидер, полностью расплющив его.
Люк приник к земле, стараясь не попасть под медленно ступающие ноги
машины. Он поднял голову, почувствовал порыв холодного ветра и увидел
огромное брюхо ходуна.
Люк побежал за машиной, на бегу он поднял гарпун и выстрелил. Мощный
магнит, к которому присоединен тонкий, длинный трос, полетел вверх и мягко
прилип к брюху машины.
Люк на бегу повис на тросе, чтобы проверить, что тот способен
выдержать его вес. Затем он соединил трос с пряжкой своего пояса, и
механизм стал поднимать его вверх. Сейчас, вися под брюхом монстра, Люк
видел оставшиеся ходуны и два повстанческих спидера - они метались среди
разрывов, продолжая бой.
Он взобрался на корпус машины и обнаружил там маленький люк, быстро
вскрыв его с помощью луча-сабли, Люк бросил туда мину и стал быстро
спускаться по тросу. В конце пути он сильно ударился о землю и потерял
сознание, его неподвижное тело едва не раздавила нога ходуна.
Когда ходун прошел над ним, в чреве его раздался глухой взрыв. Затем
чудовищная туша механического зверя вдруг взорвалась, и обломки механизмов
и обшивки полетели во все стороны. Имперская штурмовая машина превратилась
в дымящуюся груду, покоящуюся на четырех ногах-ходулях.

6
Повстанческий командный центр, его стены и потолок продолжали
трястись и трещать от ударов на поверхности. Все же в этом хаосе люди
пытались действовать. Разорванные трубы разбрасывали во все стороны струи
жгучего пара. Белые полы были усеяны обломками механизмов и кусками льда.
Но здесь было относительно тихо, если не считать дальнего рокота лазерного
огня.
Здесь оставался дежурный персонал повстанцев, в том числе принцесса
Лея, следившая за силуэтами на нескольких уцелевших экранах. Она хотела
быть уверенной, что последний из транспортов проскочил мимо имперской
армады и приближается к точке рандеву в пространстве.
Хан Соло ворвался в командный центр, увернувшись от большого куска
льда, падавшего, казалось, прямо на него. За падением этой льдины
последовал настоящий обвал, загромоздивший пол у входа в комнату.
Неустрашимый Хан спешил к центральной панели, где стояли Лея и ЗПиО.
- Я слышал, на командный центр пришелся удар, - проявил участие Хан.
- Вы как, в порядке?
Принцесса кивнула. Она была удивлена, увидев его здесь, где было
наиболее опасно.
- Пошли, - потребовал он прежде, чем она ответила. - Вы должны
отправиться на наш корабль.
Лея выглядела обессиленной. Она несколько часов стояла у экранов и
распределяла по местам повстанческий персонал. Взяв Лею за руку, Хан повел
ее по коридору, а робот-секретарь, лязгая, двинулся за ними.
На выходе Лея отдала последний приказ контролеру:
- Дайте сигнал к эвакуации... и отправляйтесь на транспорт.
Затем, когда Лея и ЗПиО торопливо покинули командный центр,
громкоговорители общей связи разнесли голос, гулко гремевший в ледяных
коридорах:
- Отбой! Отбой! Приступить к отходу!
- Пошли! - скорчив гримасу, торопил Хан. - Если вы не поспешите, ваш
корабль не успеет отправиться.
Стены вздрагивали все сильнее, чем прежде. Куски льда продолжали
падать с потолка. Трое поспешно пробирались к транспортным кораблям. Они
подошли к ангару, где ждал корабль Леи, готовый к отправлению. Но тут они
обнаружили, что вход в ангар полностью завален льдом и снегом.
Хан понял, что надо найти другой подступ к кораблю Леи, и быстро. Он
повел их по коридору назад, стараясь избегать падающих кусков льда, и по
пути проворчал в комлинк:
- Транспорт Один-Семь! Мы идем! Держитесь!
Они были достаточно близко, чтобы услышать, как корабль Леи готовился
к подъему с базы повстанцев. Если бы Хан провел их вперед на несколько
метров, Лея была бы в безопасности и...
Неожиданно комната затряслась, жуткий грохот разнесся по базе. Весь
потолок вдруг рухнул прямо перед ними: между ними и палубой ангара вдруг
возник мощный барьер. Потрясенные, они стояли и смотрели на плотную белую
массу.
- Мы отрезаны! - закричал Хан в комлинк, понимая, что если им
небезразлична судьба транспорта, то нельзя терять время на попытки
расплавить, выжечь бластерами проход в завале. - Вам придется отправиться
без принцессы Органы. - Он повернулся к ней. - Если нам повезет, мы уйдем
на "Соколе".
Принцесса и ЗПиО двинулись следом за Ханом, который уже шел в сторону
другого ангара, уповая на то, что "Тысячелетний Сокол" и его спутник вуки
не погребены под ледяным обвалом.

Глядя на заснеженное поле битвы, повстанческий офицер видел носящийся
в воздухе спидер и последний из имперских экипажей, которые сейчас
проходили мимо обломков взорванною ходуна. Он поднял комлинк и услышал
сигнал к отступлению: "Отбой! Приступить к отступлению!" Дав своим людям
сигнал отойти в ледяные пещеры, он заметил, что передовой ходун все еще
движется в сторону генераторов.
В кабине этой штурмовой машины генерал Вирс подошел ближе к обзорному
стеклу. Отсюда он ясно видел мишень внизу. Он изучил потрескивающие
силовые генераторы и защищавшую их повстанческую пехоту.
- Точка-три-точка-три-точка-пять... Показатели дальномеров, сэр, -
доложил пилот.
Генерал обернулся к офицеру штурмовиков.
- Вся пехота будет высажена для наземного штурма, - сказал он. - Цель
- главный генератор.
Передний ходун, прикрываемый с флангов двумя другими неповоротливыми
машинами, рванулся вперед. Пушки его стреляли, чтобы рассеять повстанцев.
Лазерный огонь усилился. В воздух полетели трупы повстанцев и клочья тел.
Многие солдаты, уцелевшие от лазерных пушек, превратились в неузнаваемую
массу, под ногами ходунов. Пахло кровью и паленым мясом.
Несколько уцелевших повстанческих солдат заметили спидер. Он уходил
вдаль, оставляя за собой шлейф дыма.
Хотя дым, бивший из покалеченной машины, закрывал видимость, Хоббай
видел следы побоища на земле. Раны от лазера ходуна превращали каждое
движение в пытку, но он все же не выпускал управления из рук. И, если он
сумеет удержать его до возвращения на базу, то там он, быть может, найдет
робота-врача...
Нет, он не верил, что доживет до возвращения. Он умирал и знал это, и
знал, что люди в траншее тоже скоро умрут, и ничто не спасет их.

Генерал Вирс гордо докладывал на имперский центр, совершенно не
подозревая о появлении "Шалуна-Четыре".
- Да, Лорд Вейдер, я добрался до их главных силовых генераторов. Поле
будет снято в ближайшие секунды. Вы можете начинать посадку.
Передав сообщение, генерал наклонился к дальномеру и поглядел в
окуляр в сторону главных генераторов. Электронное перекрестье высветилось,
подтверждая информацию с компьютеров ходунов. Затем следы на экранах
монитора неожиданно исчезли.
Удивленный генерал отодвинулся от окуляра и инстинктивно обернулся к
окну кабины. Он с ужасом увидел дымящийся снаряд, несущийся на кабину
ходуна.
Другие пилоты тоже увидели поврежденный спидер. Они знали, что
поворачивать штурмовую машину уже не было времени.
- Он собирается... - начал один из пилотов.
Словно управляемая бомба, горящий спидер Хоббая врезался в кабину
ходуна, и топливо его разлеталось каскадом пламени. Человеческие крики,
полет обломков, и вот уже вся машина рухнула на землю.
Быть может, этот звук близкого взрыва привел в сознание Люка
Скайуокера. Пораженный, он медленно поднял голову. Он был очень слаб и
болезненно коченел от холода. Пришла в голову мысль, что холод мог
повредить ткани. Он надеялся на лучшее: не было желания проводить время в
зловонном флюиде "Бакты".
Он попытался встать, но вновь рухнул на снег, надеясь на то, что его
не заметили пилоты ходуна. Комлинк засвистел и, каким-то образом, он
заставил себя взять в руки приемник.
- Отступление передовых подразделений завершено, - объявил голос.
- Отступление! - подумал Люк. Значит, Лея и остальные спаслись! Люк
внезапно понял, что гибель верного повстанческого гарнизона не была
напрасной. Тепло охватило тело, и он собрал все силы, чтобы подняться и
пуститься дальше в путь, в направлении ледяных образований.

Очередной взрыв потряс повстанческий ангар, заставив потолок пойти
трещинами и почти целиком похоронив "Тысячелетнего Сокола" под обломками
льда. Казалось, единственно безопасное место в ангаре было на самом
корабле, где Чубакка в тревоге ждал возвращения капитана. Вуки начинал
беспокоиться. Если Хан не вернется в ближайшее время "Сокол" окажется под
горой льда. Но верность партнеру удерживала от вылета в одиночку.
Когда ангар затрясся сильнее, Чубакка заметил движение в примыкающей
камере. Запрокинув голову, мохнатый великан наполнил ангар громогласным
ревом он увидел, как Хан Соло перебирается через груды снега и льда и
входит в помещение, а за ним следуют принцесса Лея и явно обеспокоенный Си
ЗПиО.

А неподалеку от ангара имперские штурмовики, чьи лица были защищены
белыми масками, начинали передвижение по опустевшим коридорам. Вместе с
ними шагал их вождь, человек в темной одежде, и оглядывал разрушения на
повстанческой базе. Черный образ Лорда Вейдера отчетливо выделялся на фоне
белых стен и потолка. Шагая по белым катакомбам, он царственно шагнул в
сторону, чтобы избежать встречи с падающей секцией потолка. Затем он пошел
дальше, и солдаты едва поспевали за ним.

Грузовой блюдцеобразный корабль издавал низкий стон, перешедший
постепенно в визг. Хан Соло стоял в кабине "Тысячелетнего Сокола" у панели
управления, чувствуя себя, наконец дома. Он быстро нажимал кнопку за
кнопкой, ожидая увидеть на приборной доске знакомую мозаику отлета, но
включилось лишь несколько лампочек.
Чубакка тоже заметил, что что-то не так, и беспокойно залаял, когда
Лея проверила прибор, который, похоже, не действовал.
- Как там, Чуби? - озабоченно спросил Хан.
Лай вуки был однозначно отрицателен.
- Может быть, я смогу помочь, если выйду и подтолкну? - буркнула Лея.
- Не беспокойтесь, ваша светлость, я заставлю его двигаться.
Си ЗПиО пристегнул на себе крепления и, жестикулируя, пытался
привлечь внимание Хана. Но его оптические сенсоры прочли хмурое выражение
на лице, которое обернулось к нему, когда он сказал:
- Сэр, мне кажется, что я мог бы... - и он тут же рассудительно
добавил: - Это подождет.
Имперские штурмовики, сопровождаемые быстро шагающим Дартом Вейдером,
грохотали по ледяным коридорам повстанческой базы. Их шаги ускорились,
когда они услышали низкий стон ионных двигателей. Тело Вейдера слегка
напряглось, когда, войдя в ангар, он обнаружил знакомую блюдцеобразную
форму "Тысячелетнего Сокола".
А в неисправном грузовом корабле Хан и Чубакка изо всех сил пытались
заставить корабль двигаться.
- Этой корзине гаек ни за что не вытащить нас отсюда, - сказала
принцесса Лея.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16