А-П

П-Я

 


- Ну, у тебя и воображение!
- У меня? Мне кажется, вы боитесь, что я покину вас, даже не... -
взгляд Хана опустился на ее губы, - поцеловав.
Она засмеялась еще жестче.
- Скорее я поцелую вуки.
- Это я улажу, - он придвинулся к ней ближе. Даже здесь, в холодном
сиянии ледяной камеры казалось, что она светится. - Поверьте мне, вам
пойдет на пользу хороший поцелуй. Вы так привыкли командовать,что забыли,
что значит быть женщиной. Если вы расслабитесь на секунду, я бы вам помог.
Но сейчас слишком поздно, милая. Ваша счастливая возможность уже улетела.
- Думаю, я переживу, - с видимым раздражением ответила она.
- Желаю удачи.
- Вас даже не интересует...
Он знал, что она хочет сказать, и не дал ей закончить.
- Увольте, пожалуйста. Не говорите мне опять о Восстании. Это ваша
забота, не моя. Вы холодны, как эта планета.
- А ты, выходит, хотел бы предложить тепло?
- Конечно, если бы мне было интересно. Но не думаю, что это было бы
весело, - сказав это, Хан отошел и смерил ее холодным, оценивающим
взглядом. - Мы еще встретимся, - сказал он. - Может быть, потом, когда вы
немного отогреетесь.
Выражение ее лица вновь изменилось. Хан видел убийц с более добрыми
глазами.
- У тебя манеры банта, - буркнула она, - но не такого высокого
пошиба. Лети себе на здоровье, сорвиголова, - принцесса Лея повернулась и
торопливо ушла по коридору.

2
Температура на поверхности Хота упала. Но, несмотря на леденящий
воздух, имперский разведывательный робот продолжал лениво плыть над
заснеженными равнинами и холмами, а его простертые во все направления
сенсоры искали проявления жизни.
Неожиданно сработали тепловые сенсоры робота. По соседству находился
источник тепла, а тепло - надежный признак жизни. Голова повернулась на
оси, чувствительные глаза-волдыри определили направление к источнику.
Разведывательный робот автоматически увеличил скорость и с максимальной
быстротой помчался по ледяным полям.
Лишь приблизившись к сугробу, размерами превышающему самого робота,
насекомоподобная машина замедлила ход.
Сканеры робота замерили величину сугроба - приблизительно пять футов
в высоту и двадцать в длину. Но размеры сугроба имели второстепенное
значение. Что было удивительно (если только можно удивить
машину-наблюдателя), так это идущий из-под снега мощный тепловой поток.
Существо под этим снежным холмом, надо думать, было надежно защищено от
холода.
Из одного из придатков робота вырвался бело-голубой луч и вонзился в
сугроб, разбрасывая в стороны хлопья блестящего снега.
Сугроб задрожал, потом заворочался. Что бы ни находилось под ним, его
сильно рассердил пробный луч лазера. Снег полетел в разные стороны
внушительными хлопьями, и в белой массе показались два глаза.
Огромные желтые глаза двумя огненными точками глядели на
металлическое создание, которое все еще продолжало выпускать лучи,
причиняющие боль. Глаза пылали первобытной ненавистью к пришельцу,
нарушившему сон зверя.
Сугроб вновь затрясся, и послышался рев, чуть не разрушивший слуховые
сенсоры робота. Он отскочил назад на несколько метров, увеличив
пространство между собой и существом. Роботу никогда прежде не приходилось
сталкиваться с Ледовым Существом Вампой, но его компьютер посоветовал не
тратить на зверя много времени.
По внутренней системе связи поступила команда увеличить мощность
лазерного луча. Менее чем через секунду луч бил с максимальной
интенсивностью. Машина нацелила лазер на существо, окутав его облаком
пламени и дыма. Несколько секунд спустя уцелевшие клочья Вампы были
подхвачены и унесены ледяными ветрами.
Дым рассеялся, не оставив (если не считать глубокой вмятины в снегу)
ни единого следа Ледового Существа. Но незадолго до этого факт
существования зверя был зарегистрирован в недрах робота, уже продолжавшего
миссию, на которую он был запрограммирован.
Рев другого Ледового Существа Вампы привел в себя вконец избитого
молодого командира повстанцев.
Голова Люка кружилась, болела, едва не разрывалась на части.
Благодаря болезненному усилию ему удалось привести зрение в фокус, и он
понял, что находится в ледяной трещине - неровные края отражали меркнущий
свет сумерек.
Неожиданно он понял, что висел вниз головой, не доставая дна
кончиками пальцев сантиметров на тридцать. Лодыжки занемели. Изогнув шею,
он увидел, что ноги его вмерзли в лед, свисавший с карниза, который,
подобно сталактитам, намерз на ноги. Он чувствовал на лице застывшую маску
спекшейся крови, в том месте, куда столь яростно ударило его Ледовое
Существо Вампа.
Вновь услышал Люк звериные крики, на этот раз громче - узкий проход
во льду усиливал крик. Рев был оглушителен. Люк подумал, что убьет его
прежде: холод или когти и клыки обитателей трещины?
- Надо освободиться, - думал он. - Освободиться ото льда.
Силы еще не вернулись к нему, но, изогнувшись, он с большим трудом
смог дотянуться до ледяных оков. Но Люк был слишком слаб и оказался не в
силах разбить лед - пол опять рванулся ему навстречу, и он снова повис
вниз головой.
- Расслабиться, - сказал он себе, - расслабиться...
Ледяные стены усиливали вопли приближающегося существа. Ноги зверя с
хрустом ступали по мерзлой земле, и каждый шаг слышался все ближе.
Близился конец - скоро косматый белый ужас вернется и согреет замерзшего
юною воина во мраке своей утробы.
Глаза Люка быстро обежали трещину и остановились на связке приборов,
которые он обычно брал с собой в экспедицию. Сейчас они лежали на полу
бесполезной грудой. Снаряжение находилось от него в недосягаемом метре, и
в этой связке было то, что полностью завладело его вниманием - прочная
рукоять с двумя маленькими кнопками, увенчанная диском. Предмет когда-то
принадлежал его отцу, Рыцарю Джедай, преданному и убитому молодым Дартом
Вейдером. Но сейчас им владел Люк. Оби ван Кенноби вручил луч-саблю ему,
чтобы тот с честью сражался против тирании Империи.
Люк с отчаянием пытался повернуть больное тело, чтобы добраться до
выпавшего оружия. Но пронизывающий его холод сделал свое дело - Люк совсем
ослабел. Он уже начал клясть судьбу, слыша приближающееся фырканье
Ледового Существа Вампы. И он потерял всякую надежду, когда он ощутил
присутствие.
Но это было не присутствие белого великана, хозяина трещины.
Более того, это было смутное духовное присутствие, которое порой
сопровождало минуты опасности. Впервые это случилось, когда старый Бен,
носивший, будучи Джедаем, имя Оби ван Кенноби, исчез, срубленный мечом
Дарта Вейдера, в груде своих темных одеяний. Присутствие чувствовалось
иногда как знакомый голос, почти бесшумный шепот в мозгу Люка.
- Люк, - настойчивый голос вновь был там, - думай о лучевом мече в
своей руке.
Слова заставили Люка дернуть больной головой. Затем он почувствовал
неожиданный прилив силы, веру, которая заставила его продолжать борьбу,
пусть даже ситуация была безнадежной. Взгляд остановился на луче-сабле.
Рука потянулась к нему, но замерзшие суставы сделали свое дело. Он с силой
сжал веки, сосредоточиваясь. Но оружие по-прежнему было недосягаемым. Он
понимал, что нужно что-то большее, чем простое стремление дотянуться до
меча.
- Надо расслабиться, - сказал себе Люк. - Расслабиться...
Разум Люка взметнулся, услышав слова своего бестелесного охранителя.
- Пусть Сила плывет, Люк!
Люк видел гориллоподобный силуэт Ледового Существа Вампы, его
поднятые лапы с огромными сияющими когтями. Он впервые видел обезьянью
морду и он задрожал при виде бараньих рогов, трясущейся нижней челюсти и
выпирающих клыков.
Но затем он выбросил существо из головы. Он прекратил борьбу за
оружие, тело расслабилось и безвольно повисло, позволяя разуму как следует
воспринять предложение учителя. Он уже чувствовал, как тело заполняет то
энергетическое поле, генерируемое всеми живыми существами, что связывает
воедино всю Вселенную.
Кенноби учил, что Сила в самом Люке, и он может пользоваться ею, как
считает нужным.
Ледовое Существо Вампа выпустил черные кривые клыки и стал тяжело
надвигаться на висящего юношу. Внезапно луч-сабля, как по волшебству,
прыгнул в ладонь Люка. Он мгновенно нажал на цветную кнопку, выпустив
луч-лезвие, который быстро рассек его ледяные оковы.
Когда Люк с оружием в руке упал на пол, нависшая над ним чудовищная
фигура сделала несколько боязливых шагов назад. Глаза-бусинки цвета серы
недоуменно моргнули на гудящую огненную струю, вид ее привел в
замешательство примитивный мозг.
Двигаться было трудно, но все же Люк вскочил на ноги и махнул
лучом-саблей в сторону снежно-белой массы шерсти и мускулов, заставив
сделать ее шаг назад, второй шаг... Люк опустил оружие и воткнул в шкуру
монстра луч лезвия. Ледовое Существо Вампа пронзительно взвизгнуло,
чудовищный рев боли потряс ледяные стены. Он повернулся и торопливо удрал
по проходу, затем выскочил из трещины. Вскоре его белая туша исчезла
вдали.
Небо стало заметно темнее, а вторжение тьмы сопутствовало холодным
ветрам. Сила по-прежнему была с Люком, но даже ее таинственного могущества
было недостаточно, чтобы согреть его. Каждый следующий шаг давался
труднее, чем предыдущий. Зрение меркло быстрее, чем солнечный свет, и
вскоре Люк соскользнул со снежной насыпи, потеряв сознание прежде, чем
достиг дна.

В подземном ангаре Чубакка готовил "Тысячелетнего Сокола" к старту.
Оторвавшись от работы, он увидел довольно любопытную парочку, только что
вышедшую из ближайшего коридора в ангар.
Ни одна из этих фигур не была человеческой, хотя очертаниями одна из
них напоминала человека в золотых доспехах рыцаря. Движения его были
точны, даже, пожалуй, слишком точны для человека, и он жестко, с лязгом
шагал по коридору. Спутник его не обладал человекоподобными ногами, но его
приземистое цилиндрическое тело отлично катилось на миниатюрных колесиках.
Меньший из двух роботов возбужденно свистел и бибикал.
- Это не моя вина, ты, неисправная консервная банка, - заявил
человекоподобный робот, делая жест металлической рукой. - Я не просил тебя
включать. Я просто обратил внимание, что в помещении холодно. Но там и
должно быть холодно. Как иначе, по-твоему, могли высохнуть ее вещи? А вот
мы и пришли.
Си ЗПиО, золоченый робот, замолчал, фокусируя оптические сенсоры на
"Тысячелетнем Соколе".
Другой робот, Р2Д2, втянул колеса и переднюю ногу и опустил
цилиндрическое тело на землю. Сенсоры меньшею робота узнали знакомые
фигуры Хана Соло и его спутника - вуки; те продолжали работу по
восстановлению центрального подъемника грузового корабля.
- Мастер Соло, сэр, - позвал ЗПиО, воспользовавшись одним из
устройств для имитации человеческого голоса, - могу я поговорить с вами?
Хан был не в том настроении, чтобы его отрывали от дела, особенно
такие умники, как этот робот.
- Что еще?
- Хозяйка Лея пытается связаться с вами через коммутатор, - сообщил
ЗПиО. - Должно быть, он неисправен.
Но Хан знал, что это не так.
- Я его выключил, - сказал он, продолжая работу. - Что угодно ее
королевскому высочеству?
Слуховые сенсоры ЗПиО опознали в голосе Хана надменность, но робот не
понял в чем дело. Робот изобразил человеческий жест и продолжал:
- Она ищет мастера Люка и предположила, что он находится здесь, с
вами. Похоже, никто не знает...
- Люк еще не вернулся? - Хан сразу встревожился. Он видел, что небо
за входом в пещеру, с той минуты, как они с Чубаккой приступили к ремонту,
стало значительно темнее. Он знал, как сильно падает температура на
поверхности с наступлением ночи, и как смертельно жестоки бывают ветры.
Он одним прыжком покинул лифт "Сокола", даже не Оглянувшись на вуки.
- Доделай его, Чуби! - закричал Хан, затем поднес комлинк к губам и
спросил: - Контроль безопасности, командир Скайуокер еще не докладывал? -
Отрицательный ответ вызвал на его лице гримасу. - Офицер палубы!
Сержант палубы и его помощник спешили к Соло, чьи заслуги они ценили.
- Я его не видел, - ответил сержант. - Возможно, он прошел через
южный вход.
- Проверьте! - рявкнул Соло, хотя он и не был должностным лицом,
чтобы отдавать приказы. - Это важно.
Когда сержант и его помощник повернулись и помчались по коридору, Д2
издал обычный свист, в котором слышались вопросительные интонации.
- Не знаю, Д2, - ответил ЗПиО, жестко повернув голову и верхнюю часть
туловища в сторону Хана. - Сэр, могу спросить я, что случилось?
Ханом овладела ярость, и он рявкнул на робота:
- Пади, скажи своей милой принцессе, что если Люк не появится в самое
ближайшее время, то он мертв!
Услышав мрачное пророчество Соло, Д2 истерически засвистел, а его
золоченый партнер воскликнул:
- О, нет!

В главном туннеле кипела работа, когда туда вбежал Соло. Он заметил
двух солдат-повстанцев, изо всех сил пытавшихся удержать беспокойную
тоон-тоон.
С противоположного конца коридора в его сторону бежал офицер палубы,
глаза его быстро оглядели коридор, и он заметил Соло.
- Сэр, - сказал он встревоженно, - командир Скайуокер не проходил
через южный вход. Он мог забыть отметиться.
- Не похоже, - заметил Хан, - спидеры готовы?
- Нет еще, - ответил офицер. - Приспособить их к холоду - дело
трудное. Может быть, к утру...
Хан прервал его. Нельзя было терять времени на машины, которые скорее
всего придут в негодность.
- Мы отправимся на тоон-тоон. Я беру на себя четвертый сектор.
- Температура падает слишком быстро.
- Вы правы, - рявкнул Хан, - но там Люк.
Еще один офицер вызвался добровольцем.
- Я проверю двенадцатый сектор с помощью контрольного экрана альфа.
Но Хан знал, что не время осматривать местность глазами
камер-наблюдателей, тем более что Люк, может быть, уже умирает где-то в
безлюдных пустынях. Он протолкался сквозь толпу солдат, взял поводья
усмиренной тоон-тоон и вскочил на спину существа.
- Прежде чем кто-нибудь из вас доберется до первого маркера, начнутся
ночные бури, - предупредил офицер палубы.
- Значит, встретимся в преисподней, - проворчал Хан, натягивая
поводья верхового животного и выводя его из пещеры.
Хан Соло скакал на тоон-тоон по дикой местности, а снег валил все
гуще. Близилась ночь, и яростна выли ветры, хватая его за одежду. Он знал,
что если не найдет юношу в самое ближайшее время, то станет бесполезен,
как сосулька.
На тоон-тоон уже сказывалось воздействие температуры. Даже толстый
слой жира под косматой шкурой не спасал ее от ночной стужи. Зверь уже
хрипел, дыхание все труднее давалось ему.
Он сильнее натянул уздечку, заставляя животное скакать по ледяным
равнинам.
Другая фигура двигалась по снегу, ее металлическое тело высилось над
строй землей.
Имперский разведывательный робот резко остановился, включив сенсоры.
Затем, удовлетворенный тем, что обнаружил, робот мягко опустился,
устраиваясь на отдых. От металлического корпуса, словно паучьи ноги,
отделились несколько придатков и стали расчищать снег.
Что-то возникло вокруг робота. Пульсирующее сияние, постепенно
покрывавшее машину сплошным куполам. Силовое поле быстро твердело,
отталкивая летящий на робота снег.
Секунду спустя сияние исчезло, и падающий снег образовал белый купол,
полностью скрыв робота и его защитное поле.
Тоон-тоон неслась с предельной скоростью, даже еще быстрее, если
учитывать пройденное ею расстояние и непереносимый холод. Она уже не
хрипела, она жалобно мычала, и ноги ее все чаще подкашивались. Хану было
жаль тоон-тоон, но по сравнению с жизнью его друга, жизнь этого существа
имела второстепенное значение.
Сквозь усиливающийся снегопад видеть становилось все труднее. Он в
отчаянии искал на бескрайних равнинах белые пятна, одно из которых могло
бы оказаться Люком. Но не видел ничего, кроме темнеющих просторов снега и
льда.
Хотя бы звук.
Соло натянул поводья на всем скаку, заставив тоон-тоон остановиться
посредине равнины. Он не был уверен, но ему показалось, что был звук,
отличающийся от летящего вдогонку воя ветра. Он вгляделся в сторону,
откуда доносился звук.
Затем он пришпорил тоон-тоон, заставив ее галопом помчаться по
заснеженным равнинам.

К рассвету Люк уже должен был стать трупом, пищей для пожирателей
падали. Но почему-то он все еще был жив, и сражался за жизнь, хотя уже
начинались ночные бури. Люк, преодолевая боль, заставил себя выбраться
из-под снега - только для того, чтобы вновь упасть под порывом ветра.
Падая, он осознал иронию происходящего: он, паренек-фермер с Татуина,
выигравший битву со Звездой Смерти, погибает в одиночку посреди мерзлой
чужеземной пустыни.
Последние силы Люка ушли на то, чтобы приподняться еще на полметра,
после чего он рухнул, еще глубже утонув в снеговых наносах.
- Я не могу, - сказал он, хота никто не мог слышать его слов.
Но кто-то, по-прежнему невидимый, слышал.
- Ты должен, - слова вибрировали в голове Люка. - Люк, посмотри на
меня.
Люк не мог не обратить внимания на эту команду: сила произнесенных
слов была слишком велика.
С великим усилием Люк приподнял голову: то, что он увидел, было, по
его мнению, галлюцинацией. Неподвластный холоду, в поношенной одежде,
которую он носил в жарких пустынях Татуина, прямо перед ним стоял Бен
Кенноби.
Видение заговорило с той мягкой серьезностью, которая звучала в
голосе Бена всегда, когда он обращался к юноше.
- Ты должен выжить, Люк.
Юный командир нашел в себе силы пошевелить губами.
- Я замерз... так... замерз...
- Ты должен отправиться в систему Дагобар, - поучала спектральная
фигура Бена Кенноби. - Ты должен учиться у Йоды, Властелина Джедаев, у
которого учился я.
Люк выслушал, затем попытался коснуться призрачной фигуры.
- Бен... Бон... - простонал он.
Фигура не шелохнулась, когда он попытался дотянуться до нее.
- Люк, - снова раздался голос. - Ты - единственная наша надежда.
Единственная наша надежда.
Люк был в замешательстве. Но прежде чем он смог собраться с силами и
попросить объяснения, фигура начала растворяться. И когда исчезли
последние следы видения, Люк подумал, что видит, как к нему приближается
тоон-тоон с всадником на спине. Ноги тоон-тоон заплетались. Всадник был
еще слишком далеко, и вьюга мешала узнать его.
- Бен! - позвал юный командир в отчаянии. - Бен?! - и потерял
сознание.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16