А-П

П-Я

 


Йода стоял на одном из тюков со снаряжением, глядя, как Люк
затаскивает тюки в брюхо машины.
- Я не могу защитить тебя, Люк, - донесся голос Бена Кенноби, когда
его фигура приобрела четкие очертания. - Если ты должен встретиться с
Вейдером, ты должен сделать это один раз. Раз уж ты принял решение, я не
могу вмешиваться.
- Я понимаю, - тихо ответил Люк. Затем повернувшись к роботу: Д2,
заводи конвертеры тяги.
Д2, уже включивший всю аппаратуру, радостно засвистел. Он был
счастлив покинуть этот мир; вот уж, действительно, не место для роботов.
- Люк! - наставлял Бен. - Используй Силу для познания и для защиты,
но не как оружие. Не поддавайся ненависти или гневу. Это путь на Темную
Сторону.
Люк кивнул, слушая вполуха. Его мысли были далеко и касались
трудностей, которые поджидали его совсем скоро. Он должен был спасти
друзей. Он забрался в кабину и оттуда посмотрел на маленького Учителя
Джедаев.
У йоды поступок ученика вызвал глубокую озабоченность.
- Силен Вейдер, - зловеще предупредил он. - Облаком скрыта твоя
судьба. Помни о том, чему ты научился. Замечай все! Это спасет тебя!
- Буду помнить, мастер Йода, - сказал Люк. - Я буду помнить, и я
вернусь, чтобы закончить то, что начал. Даю вам слово.
Д2 закрыл кабину, и Люк включил двигатели.
Йода и Бен Кенноби смотрели, как удаляется истребитель.
- Говорил тебе я, - с сожалением произнес Йода, когда истребитель
поднялся в небеса. - Теперь будет еще хуже...
- Этот мальчик - последняя наша надежда, - голосом, полным чувства,
отозвался Кенноби.
- Нет, - сказал Йода, и в его больших глазах было сияние знания. -
Есть и другая.
Йода поднял голову, глядя в небо, где становился едва различимой
точкой корабль Люка.

10
Чубакка думал, что сходит с ума. Потолок его камеры был раскален так,
что едва не выжигал чувствительные глаза вуки. Даже огромные ладони и
мохнатые руки, прижатые к лицу, не могли защитить от света. В довершение,
в камеру ворвался высокочастотный свист. Чубакка ревел, но его гортанные
крики тонули в душераздирающем визге.
Вуки метался по подземелью. Жалобно скуля, он отчаянно бился о стены,
пытаясь вызвать кот-нибудь, кто придет и освободит его. Неожиданно визг
прекратился и свет погас.
Чубакка неуверенно отшатнулся назад, затем вновь подошел к стене,
чтобы послушать, не идет ли кто-нибудь к нему. Но стена не пропускала
звуков, и, придя в бешенство, Чубакка ударил в нее огромным кулаком.
Но стена оставалась невредимой, непроницаемой, и Чубакка понял, что
нечеловеческой силы вуки недостаточно, чтобы разрушить ее. Отчаявшись
выбраться на свободу, Чубакка вернулся на койку, где летала коробка с
частями ЗПиО.
Поначалу хмуро, потом с большим интересом, вуки стал копаться в
коробке. Ему в голову пришла мысль, что расчлененною робота можно
попытаться смонтировать. Не только пройдет время, но к тому же ЗПиО может
оказаться полезным помощником.
Он поднял позолоченную голову и вгляделся в потухшие глаза. Затем
пролаял несколько ободряющих слов, словно хотел подготовить робота к
возвращению к жизни - или к разочарованию невозможности удачи ремонта.
Затем, очень деликатно для существа его размера и силы, гигант вуки
приставил голову к бронзовому торсу. Он стал терпеливо экспериментировать
с соединениями проводов. Свои навыки в механике он оттачивал при ремонтах
на "Тысячелетнем Соколе" и поэтому не испытывал уверенности, что сумеет
справиться с этой тонкой работой. Чубакка перебирал и соединял провода,
копаясь в сложном механизме, и вдруг глаза ЗПиО осветились.
Робот испустил утробный стон. Он не был похож на обычный голос ЗПиО,
он был низок и так тих, что слова были неразличимы.
Иммм... пииииир... иииии... аллл... ссторрр... ммм... трвв...
Чубакка, пораженный, почесал мохнатую голову и стал пристально
рассматривать разбитого робота. Появилась идея вставить один из проводов в
другое гнездо. И тут же ЗПиО заговорил нормальным голосом. То, что он
сказал, было взято из плохого сна.
- Чубакка! - закричала голова ЗПиО. - Осторожно, имперские штурмовики
прячутся в... - он замолчал, вспоминая, что с ним случилось, затем
вскричал: О! В меня стреляли!
Чубакка сочувственно покачал головой. Все, что он смог сделать - это
попытаться собрать воедино остатки ЗПиО.

Очень возможно, что Хан Соло кричал первый раз в жизни. Никогда еще
он но подвергался таким изощренным пыткам. Он был привязан к платформе,
которая поднималась под полом под углом примерно в сорок пять градусов. По
телу от бежал ток невероятной силы, который пускали с короткими
интервалами. Он корчился, пытаясь освободиться. Но сил было так мало, что
их хватало лишь на то, чтобы оставаться в сознании.
Снаружи камеры пыток Лорда Вейдера поджидали Боб Фитт, Лэндо
Кальриссиан и помощник администратора.
С явным разочарованием Вейдер обернулся к Боб Фитту.
- Свободный охотник! - обратился он к человеку в серебряном шлеме с
черной меткой. - Если ты ждешь награды, то жди ее до тех пор, пока я не
поймаю Скайуокера.
Самоуверенного Боба Фитта эта новость, похоже, не встревожила.
- Я не спешу, Лорд Вейдер. Но мне бы хотелось, чтобы Хан Соло не был
изувечен. Джабба Хутт заплатит за него вдвойне, если он будет жив.
- Боль его незначительна, свободный охотник, - прошипел Вейдер, - и
он не пострадает.
- А как насчет Леи и вуки? - с некоторым интересом спросил Лэндо.
- Ты найдешь их в полном порядке, - ответил Вейдер. - Но, - добавил
он, безошибочно чувствуя, что разговор не этом не окончен, - они никогда
больше не должны покинуть мот город.
- Это не входило в условия нашего договора, - возразил Кальриссиан, -
как и выдача Хана этому свободному охотнику.
- Может быть, ты скажешь, что тебя обделили? - с сарказмом в голосе
произнес Вейдер.
- Нет, - сказал Лэндо, взглянув на помощника.
- Ладно, - сказал Вейдер. - Было бы не лучшим выходом, если бы мне
пришлось оставить здесь постоянный гарнизон.
Почтительно склонив голову, Лэндо подождал, пока Дарт Вейдер в
сопровождении свободного охотника встанет на эскалатор. Затем, прихватив с
собой помощника, администратор быстро зашагал по белым коридорам Облачного
Города.
- Дело с каждым часом становится все хуже, - пожаловался Лэндо.
- Может быть, нам следовало попытаться договориться с ним, -
предложил помощник.
Лэндо мрачно посмотрел на него. Он начал понимать, что сделка с
Вейдером ничего ему не дает. Кроме того, он причинил беду людям, которых
называл друзьями. Наконец он произнес тихо, чтобы не могли услышать шпионы
Вейдера.
- Мне все это не нравится.

Самочувствие Си ЗПиО начало, наконец, чем-то походить на прежнее.
Вуки увлеченно трудился над воссоединением проводов и суставов, а
сейчас как раз принялся за монтаж тела. Он присоединил голову и успешно
завершил присоединение руки. Остальные части ЗПиО лежали на столе, и
провода торчали из них во все стороны.
Но, хотя дело у Чубакки продвигалось, робот не уставал жаловаться.
- Что-то не в порядке, - капризничал он, - потому что я не вижу.
Спокойный вуки запаял и соединил провод на шее ЗПиО.
Вновь обретя зрение, робот издал вздох облегчения.
- Ну вот, теперь лучше.
Но лучше было ненамного.
Когда он направил взгляд своих сенсоров туда, где ожидал увидеть свою
грудь, там оказалась спина.
- Подолами! О боже! Что ты наделал! Я задом наперед! - заверещал
ЗПиО. - Ты набитый молью комок шерсти! Только болван-переросток вроде тебя
мог оказаться настолько глупым, чтобы поставить мою голову...
Вуки раздраженно заворчал. Он совсем забыл, какой этот робот нытик. И
этот подвал слишком тесен для того, чтобы дальше выслушивать такое. Прежде
чем ЗПиО понял, что с ним произошло, вуки наклонился и выдернул провода.
Жалобы мгновенно прекратились и в комнате наступила тишина.
Затем подвал стал наполнять знакомый запах. Вуки принюхался и
поспешил к двери.
Дверь с гудением отворилась и два имперских штурмовика швырнули в нее
измученного, обессиленного Хана Соло. Штурмовики ушли, и Чубакка быстро
подбежал к другу, с облегчением сев рядом с ним. Лицо Хана было бледно,
вокруг глаз темные круги. Похоже, он был на грани обморока, и Чубакка
залаял, выражая сочувствие старому другу.
- Нет, - слабо произнес Хан, - я в порядке.
Дверь открылась вновь и в подвал бросили принцессу Лею.
Когда дверь закрылась, и штурмовики вышли, Чубакка помог Лее
подняться и подойти к Хану. Оба с чувством смотрели друг на друга, потом
потянулись друг к другу и крепко обнялись. Спустя секунду они страстно
целовались.
Все еще находясь в его объятиях, Лея спросила:
- Зачем они делают это? Я не могу понять, что им нужно?
Хан был в таком же недоумении, как она.
- Они заставили меня покричать на электрической доске, но не задали
никаких вопросов.
Затем дверь открылась вновь, пропуская Лэндо и двух стражников
Облачного Города.
- Убирайся отсюда, Лэндо! - зарычал Хан. Будь у него сила, он бы
вскочил и бросился на неверного друга.
- Помолчи минуту и послушай, - буркнул Лэндо. - Я делаю все, что
могу, чтобы облегчить вашу участь.
- Это просто здорово, - едко заметил Хан.
- Вейдер согласился вернуть мне Лею и Чубакку, - пояснил Лэндо. - Им
придется остаться здесь, но тут они, по крайней мере, будут в
безопасности.
Лея встрепенулась.
- А как же Хан?
Лэндо с сочувствием поглядел на друга.
- Я не знаю, какая цена назначена за его голову. Вейдер отдает его
свободному охотнику.
Лея быстро взглянула на Хана, в глазах ее отразилось непонимание.
- Ты очень многого не знаешь, - сказал Хан, - если ты, считаешь, что
Вейдер всех нас перед этим не прикончит.
- Вы ему вовсе не нужны, - сказал Лэндо. - Ему нужен некто по имени
Скайуокер.
- Люк?! - удивился Хан. - Я с ним не имею связи.
В мозгу принцессы происходила лихорадочная работа. Все факты начали
укладываться в жуткую мозаику. В прошлом Вейдер охотился за Леей - из-за
политической значимости в войне между Империей и Повстанческим Союзом.
Сейчас она не заслуживает внимания - она пригодна только для одного
дела...
- Лорд Вейдер устроил ему ловушку, - сказал Лэндо. - А вы...
Лея договорила за него:
- Мы - приманка.
- Вся эта возня для того, чтобы добраться до этого ребенка? -
удивился Хан. - Чем же это он так важен?
- Я этого не знаю. Но он уже в пути.
- Люк летит сюда?
Лэндо кивнул.
- Ты нас здорово подловил, - проворчал Хан, обращаясь к Лэндо. -
Друг!
Когда он процедил последнее слово, к нему внезапно вернулись силы. Их
он и вложил в удар, который заставил Лэндо завертеться на месте. В тот же
миг два бывших друга оказались вовлеченными в яростную схватку. Два стража
накинулись на Хана и принялись избивать его прикладами. Один из ударов
пришелся в подбородок Хана и разбил ему челюсть. От другого мощного удара
Хан перелетел через всю комнату.
Чубакка свирепо зарычал и бросился на охранников. Когда те подняли
лазерные карабины, Лэндо закричал:
- Не стрелять!
Исцарапанный и растрепанный, администратор повернулся к Хану:
- Я сделал для тебя все, что мог, - сказал он. - Сожалею, но у меня
хватает своих проблем. - Затем повернувшись и собираясь выйти, добавил: -
Я и так уже вытянул шею дальше, чем мог.
- Да, - сказал Хан. - Ты настоящий герой.
Когда Лэндо и стражники ушли, Чубакка помог Хану подняться на ноги и
подвел его к одной из коек. Коррелианец улегся на койку, а Лея оторвала
лоскут от мантии и стала вытирать ему подбородок.
Сделав это, она хихикнула.
- Вот уж, действительно, умеешь ты ладить с людьми.

Лэндо Кальриссиан и Дарт Вейдер стояли около огромной гидравлической
платформы, которая возвышалась над морозильной камерой. Темный Лорд молча
ждал, когда помощники подготовят камеру.
Гидравлическая платформа размещалась в глубокой шахте над центром
камеры и была окружена многочисленными дымящимися трубами и химическими
резервуарами различной формы.
На страже, сжимая лазерные карабины, стояли четверо имперских
штурмовиков в защитных скафандрах.
Оглядев камеру, Вейдер повернулся к Кальриссиану.
- Оборудование грубое, - заметил он, - но для наших нужд подойдет.
Один из офицеров подбежал к Темному Лорду.
- Лорд Вейдер, - доложил он, - приближается истребитель класса "Х".
- Хорошо, - холодно сказал Дарт Вейдер. - Следите за его приближением
и позвольте ему сесть. Мы вскоре подготовим камеру.
- Мы пользуемся этим оборудованием только для углезамораживания, -
нервно заметил администратор Облачною Города.
- Если вы поместите его туда, вы можете его убить.
Однако Вейдер уже учел эту возможность. Он знал мощность морозильной
установки.
- Я не хочу повредить добычу Императора, - сказал он. - Сначала
проверим ее. - Он подозвал одного из штурмовиков. - Приведите Соло, -
приказал Черный Лорд.
Лэндо быстро взглянул на Вейдера. Он не был подготовлен к чистому
злу, которое проповедовало это страшное существо.
Х-образный истребитель приблизился к планете и пошел на посадку,
пронизывая толстый покров облаков.
Люк с растущей озабоченностью следил за экранами мониторов. Может
быть, Д2 получает больше информации, чем он? Он отстучал вопрос для
робота.
- Ты заметил патрульные корабли?
Р2Д2 ответил отрицательно.
И Люк, уверенный, что его прилет никем не замечен, повел корабль на
снижение, к Облачному Городу.
Шестеро угнаухтов готовили морозильную камеру, а Лэндо и Дарт Вейдер
- теперь уже подлинный хозяин города - следили за их действиями.
Мельтеша по платформе, угнаухты спускали в шахту сеть труб,
напоминающих кровеносную систему инопланетного великана. Они подняли и
установили шланги для подачи углекислоты. Затем шесть гуманоидов подняли
тяжелый, гробоподобный контейнер и осторожно разместили его на платформе.
Подошел Боба Фитт во главе шести имперских штурмовиков. Солдаты
пинками гнали перед собой Хана, Лею и вуки, загоняя их в камеру. К широкой
спине вуки был привязан восстановленный Си ЗПиО, и его руки и ноги, еще не
присоединенные, были грубо привязаны к туловищу. Голова робота, смотревшая
в сторону, противоположную той, куда смотрел Чубакка, пыталась увидеть,
куда их ведут и что их ждет.
Вейдер повернулся к свободному охотнику.
- Поместите его в углеморозильную камеру.
- А что если он не выживет? - спросил расчетливый Боба.
- Он мне очень дорог.
- Империя компенсирует тебе убытки, - кратко ответил Вейдер.
Испуганная Лея запротестовала.
- Нет!
Чубакка запрокинул косматую голову и протяжно завыл. Затем он одним
прыжком двинулся к шеренге штурмовиков, охранявших Хана.
Завизжав от страха, Си ЗПиО поднял единственную руку, защищая лицо.
- Подожди! - закричал он. - Что ты затеял?
Но вуки схватился с солдатами, не обращая внимания на их число, а
также на испуганные крики ЗПиО.
- Ой, нет... не бейте меня! - хныкал робот, пытаясь защитить части
своего тела. - Вы его не поняли. Утихни, волосатый дурак!
Но в комнату вбежали и вступили в схватку новые штурмовики. Некоторые
из них пустили в ход приклады, что немедленно почувствовал ЗПиО.
- Ой! - закричал робот. - Я же ничего не сделал!
Штурмовики начали одолевать и собирались уже разбить вуки лицо
прикладами, когда Хан закричал, перекрывая шум драки:
- Чуби, не надо! Остановись, Чубакка!
Один лишь Хан мог утихомирить взбешенного вуки. Бросившись на
стражников, он прорвался сквозь них и принялся разнимать дерущихся.
Вейдер дал знак стражникам отпустить Хана, а дерущимся штурмовикам
прекратить возню.
Хан схватил могучую руку друга, успокаивая его. Затем бросил на него
острый взгляд.
Перепуганный ЗПиО все еще хныкал.
- Ох, хватит... все, все!! - затем, вздохнув, он облегченно произнес.
- Хвала небесам!
Хан и Чубакка смотрели друг на друга, и прошлое мрачно вставало в
глазах друзей. Они крепко обнялись, затем Хан сказал вуки:
- Прибереги силу для другою раза, дружище, когда дела пойдут лучше, -
и он одобряюще подмигнул, но вуки лишь сжалился и жалобно завыл в ответ.
- Эге, - сказал Хан, изо всех сил пытаясь ухмыльнуться. - Держись, -
он повернулся к страхе. - Вам лучше посадить его на цепь, пока все не
кончиться.
Чубакка был настолько подавлен, что не сопротивлялся, когда ему
одевали наручники. Хан прощально кивнул партнеру и повернулся к принцессе.
Он обнял ее и прижал к себе так, будто решил не отпускать.
Затем Лея в страстном поцелуе приникла к его губам. Когда поцелуй
прекратился, в глазах ее были слезы.
- Я люблю тебя, - тихо сказала она. - Я не могла сказать этого
прежде, но это правда.
Он улыбнулся знакомой петушиной улыбкой.
- Ты только припомни это, когда я вернусь. - Затем его лицо стало
серьезным, и он ласково поцеловал ее в лоб.
По ее щекам потекли слезы, а Хан отвернулся и пошел, спокойный и
бесстрашный, на гидравлическую платформу.
Подбежали угнаухты и поместили его на платформу, плотно прикрепив
руки и ноги к гидравлической палубе. Одинокий и беспомощный, он в
последний раз посмотрел на друзей.
Чубакка жалобно смотрел на своего друга. За его плечами дергалась,
пытаясь повернуться, голова ЗПиО. На лице администратора Кальриссиана
лежала глубокая печать мрачного раскаяния. И была еще Лея. Ее лицо
искажали боль и тревога, но она изо всех сил старалась держаться.
Лицо Леи было последним, что увидел Хан, когда вдруг перед ним
провалилась гидравлическая платформа. И тут же раздался зловещий
прощальный вой вуки.
Лея отвернулась, а на лице Лэндо появилась гримаса сожаления.
Мгновенно, словно из огромного душа, ударили вниз струи жгущей
дымящей жидкости.
Чубакка отвернулся от этого зрелища, предоставив ЗПиО возможность
видеть.
- Они замораживают его в углекислоте, - заключил ЗПиО. - Это
высококачественный уход. Гораздо лучший, чем в моем случае. Он будет очень
хорошо защищен. Если, конечно, переживет процесс замораживания.
Чубакка посмотрел на нет через плечо и ответил на эти технические
комментарии гневным лаем.
Когда жидкость окончательно отвердела, огромные металлические щипцы
подняли на поверхность дымящуюся фигуру, которая имела форму человеческого
тела, но была неузнаваемой и каменной, словно незаконченная скульптура.
Несколько свиноподобных гуманоидов с защитными перчатками на руках
подошли и освободили Хана Соло от металлических захватов.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16