А-П

П-Я

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  A-Z

 

Нет, неизвестно, когда вернется. Да, она обязательно передаст, что Артур звонил. Нет, что вы, никакого беспокойства.
Артур осторожно опустил трубку на рычаг и задумчиво почесал переносицу золотой ручкой «Паркер». Вчерашний вечер отзывался в затылке тупой болью. Блондинка не оправдала надежд, и сейчас Артур почти сожалел о потраченном впустую времени. Собственно, почему почти? Просто сожалел!
Красавица Гвен начала противно и глупо хихикать с первых минут ужина, трещала без умолку, постоянно намекая на знакомство со всеми знаменитыми модельерами мира и на козни тех бездарных девок, которым это знакомство не по душе, ела мало, а пила еще меньше, так как фигуру ей требовалось беречь днем и ночью, ну и так далее.
Высадив Гвен у ее дома, Артур не сдержал вздоха облегчения, на что таксист понимающе хмыкнул. Гвен еще немного постояла на крыльце, ожидая, когда же Артур назначит дату их следующего свидания, но мистер Фергюсон позорно бежал с поля боя. Артур очнулся и уставился на Долли.
— Что это такое?
— Понятия не имеем! Мы не открывали. Написано же: в собственные руки.
Тут Долли загадочно хмыкнула и заглянула боссу в лицо. Босс, надо отдать ему должное, и глазом не моргнул, только поджал губы.
— А если там бомба? Или еще что похуже.
Долли фыркнула. Она знала, что он имеет в виду. Сильвию она терпеть не могла, но за десять лет работы у Артура привыкла философски относиться ко всем Сильвиям, Глориям, Гвен, Джилл и прочим. Она прекрасно знала, что босс ни одной из своих пассий всерьез не увлекался.
— Глупости мы говорим! Курьер был одет в форму известной и уважаемой компании, ведомость была настоящая, так что…
— Это не дает никаких гарантий.
— Да? Ну тогда будьте настоящим мужчиной, босс, и шагайте навстречу опасности. Вскройте ее!
Ей легко говорить! Артур знал, что веселая и живая Долли не одобряет его образа жизни, его замкнутости и ледяного спокойствия, но он сам выбрал себе такую жизнь и дорожил ею. Хотите бурь и потрясений — поезжайте в Гленнакорах, к старому Мак-Фарланду, он вам обеспечит и то, и другое.
Артур же помнил слишком много потрясений своего детства и отрочества. Став взрослым, он поклялся, что отныне его жизнь станет спокойной и ровной, лишенной всякого рода эксцессов.
Молодой человек подозрительно оглядел сверток со всех сторон. Обратного адреса не было.
— Курьер не сказал, кто это прислал?
— Нет. Но если мы боимся, то можно вызвать саперов…
— Я не боюсь, и саперы — это глупость.
— О, значит, мы смело вскроем эту посылочку?
Артур смерил Долли грозным взглядом и откинулся на спинку стула.
— Держу пари, Дол, что в детстве ты пробиралась в комнату, где стояла елка, и вскрывала все подарки. Дотерпеть до Рождества тебе, конечно, не удавалось ни разу.
— Возможно. Но ты, босс, в таком случае наверняка из тех прилизанных и послушных мальчиков, которые медленно вскрывают упаковки, аккуратно сворачивают бумагу, сматывают веревочку в клубочек и только после этого открывают сам подарок.
Артур грустно улыбнулся, вспомнив свое детство.
— Мисс Бэнкс, перестань меня подначивать. Я сейчас открою этот несчастный пакет и… Боже, что это еще такое?!
В свертке оказались белоснежный носовой платок и шелковая белая рубашка.
Долли, как ни странно, не выглядела удивленной. Она задумчиво покивала и негромко произнесла:
— Так вот зачем ей был нужен наш размерчик…
— Кому?!
На самом деле он догадался сам. Рубашку, скажем, мог прислать кто угодно, но платок был не новым, просто тщательно выстиранным и выглаженным. Все это могла прислать только Джолли!
Ни письма, ни записки в свертке не было, это Артур сразу увидел, впрочем, этого и не требовалось.
Она знала, что он все поймет. Боги всемогущие, но ведь она простая официантка, а эта рубашка явно из дорогого бутика! Зачем она это придумала!
Артур взглянул на часы — половина третьего. Ресторан уже открыт.
— Долли, будь ангелом, соедини-ка меня с рестораном мсье Жюля.
— Сейчас. Артур…
— Что?
— Будь с ней помягче, ладно? Она просто прелесть! И была ужасно расстроена. Она не заслужила…
— Долли, просто набери номер и переключи на меня.
— Слушаюсь, босс. Простите, босс.
Долли гневно задрала нос и выплыла в приемную, а Артур хмуро посмотрел ей вслед.
Не хватало еще, чтобы она подумала, будто у них с Джолли вышла какая-то размолвка, что их что-то связывает!
А Джолли хороша! Такие подарки! Глупая девчонка! Лучше бы подумала, стоит ли ей связываться с мсье Жюлем только из боязни потерять работу!
Телефон зазвонил. Артур поспешно поднял трубку.
— Добрый день. Вас приветствует ресторан мсье Жюля. Чем могу служить?
— Будьте добры, позовите к телефону Джолли.
— Джолли? Но, сэр… боюсь, у нас нет посетителей с таким именем…
— Она работает у вас.
— О… да… сейчас, одну минуту, не вешайте трубку. .
До Артура некоторое время доносились невнятные голоса, затем трубку снова подняли.
— Простите, сэр, но, судя по всему, Джолли будет в ресторане только вечером.
— Во сколько?
— Обычно вечерняя смена заступает в семь часов.
— Отлично. Запишите за мной столик на одного. Фергюсон. Восемь часов.
— Конечно, сэр. Передать Джолли, что вы звонили?
— Нет! Ни в коем случае. Пусть это станет сюрпризом.
О да, это будет сюрпризом, да еще каким!
— Конечно, сэр. Ваш заказ принят. Ждем вас с нетерпением.
Артур повесил трубку и побарабанил пальцами по столу. Девчонка сама напросилась, так что пусть не удивляется. Конечно, стоило бы хорошенько потрясти ее за шиворот, чтобы пришла в себя и не разводила мелодрам е рубашками, но…
Во всяком случае, этот вечер обещает быть поинтереснее предыдущего.
Одеваясь на ужин, он с недоумением обнаружил, что тихо напевает себе под нос. Это его даже как-то ошарашило. Неужели он так рад, что снова увидит рыжую Джолли? Не может этого быть! Это значит, что…
Телефон на тумбочке у кровати зазвонил и прервал размышления молодого миллионера. Артур уже собрался не обращать на звонок никакого внимания, но телефон звонил настойчиво, и пришлось поднять трубку.
— Да?
— Два! И с добрым вечером, братик.
— Джек! Где ты? У меня к тебе важное дело, а ты пропадаешь неизвестно где. Никогда тебя нет поблизости, когда надо!
— Арчи, брат мой, ты все время упускаешь из виду, что я писатель! А юристом я становлюсь лишь иногда, только чтобы сделать своим родственникам одолжение. Дед вызвал меня в Гленнакорах, но я уже вернулся…
— Что там опять случилось?
Артур спросил это несколько ворчливо. Старый Мак-Фарланд имел неприятную привычку менять свое завещание не реже, чем раз в три месяца, в зависимости от того, кто из родни в данный момент был в фаворе.
Собственно, Артура не слишком волновало само наследство, он и без денег старого Мак-Фарланда был миллионером, однако мать Артура, Маргарет, старшая и, в общем-то, любимая дочь Мак-Фарланда, обычно впадала в ярость, когда дед вычеркивал ее из завещания, а это косвенно отражалось на Артуре. Мег считала, что он должен вмешаться.
* * *
— Арчи, вот поэтому я тебе и звоню.
— Слушай, а это терпит до завтра? Я уже ухожу, ты меня в дверях застал.
— В принципе, терпит, но…
— Но?
Неуверенность в голосе Джека Монтегю могла означать только одно: опять это чертово завещание!
— Если честно, Арчи, то лучше бы нам было поговорить сегодня.
— Ладно, Джек. Я заказал столик у мсье Жюля на восемь часов. Встретимся там, идет?
— У мсье Жюля? Жюля Лавернье? Но…
— В чем дело? Какие-то проблемы?
Артур имел в виду личные проблемы Джека, потому что не помнил точно, был ли его двоюродный брат в данный момент с кем-нибудь помолвлен.
Три двоюродных брата, Джек, Брюс и Артур, выросли вместе в замке Гленнакорах в Шотландии, и в те беззаботные годы их называли Три Шотландских Дьяволенка. В Оксфорде, куда все трое поступили в возрасте восемнадцати лет, их называли просто и без затей: Три Шотландских Короля. В настоящее время, когда всем им было чуть за тридцать и все трое были не женаты, их звали Три Завидных Жениха.
Надо отметить и то, что холостой статус совершенно не предполагал полного неприятия женщин, и Джек подтверждал это каждый месяц личным примером. Не говоря уж о Брюсе…
— Да нет, Артур, все нормально. Даже интересно… Я ополоснусь с дороги, переоденусь и приеду. Жди меня.
Артур повесил трубку и вздохнул, слегка нахмурившись. Джек был ему нужен по делу, кроме того, они дружили и всегда были рады видеть друг друга, но в сегодняшних обстоятельствах Джек явно был лишним.
Ладно, будем надеяться, что братец опоздает и у Артура будет несколько минут. Да и зачем ему больше-то? Всего и надо, что отчитать Джолли за идею с рубашкой.
Вперед, Артур Фергюсон! Джолли ждет сюрприз с большой буквы!
Кэти с грохотом обрушила грязные тарелки в мойку и восторженно сообщила:
— Джолли, за одиннадцатым столиком сидит ПОТРЯСАЮЩИЙ мужчина и требует, чтобы позвали тебя.
— Меня? Ты уверена?
— Он сказал: Джолли.
Кэти подхватила поднос с фруктами и умчалась в зал. Джолли почувствовала, как ее желудок падает куда-то вниз. Зачем посетителю ресторана требовать к себе Джолли?
Мсье Жюль сухо заметил, помешивая соус в небольшой соуснице:
— Ты бы пошла посмотрела, что ему надо. Джолли одернула черную юбку и расправила кремовую блузку. .
— Ты посылаешь меня, чтобы я убедила посетителя, будто у нас самая дешевая в мире еда?
— Если сравнить наш экстерьер, то у тебя больше шансов, чем у меня. На мою талию он вряд ли заглядится.
— Очень смешно! Что бы ты без меня делал! Ты же ни минуты без меня не можешь.
— Я могу попробовать, но не сегодня. Джолли…
Она обернулась и с вызовом взглянула в зеленые умные глаза стройного немолодого человека. Мсье Жюля.
— Что тебе?
После вчерашнего его сообщения о помолвке Джолли едва сдерживалась от колкостей и обидных слов. Останавливало ее только нежелание выносить сор из избы, но и сдавать свой позиции она не собиралась.
— Джолли, улыбайся! Клиенты это ценят. И отчасти платят и за это.
Джолли фыркнула и вылетела из кухни. Она шла по залу легко и независимо, но только до того момента, пока не увидела столик номер одиннадцать и клиента, сидевшего за ним Артура Фергюсона!
Она этого и боялась — после сегодняшнего звонка в ресторан и ее собственной посылки. Боялась, но гнала от себя эти мысли, а вот теперь колени у нее подкашивались и в горле пересохло от страха. И без того страшно, а он еще так ослепительно хорош! Черный строгий костюм, белая рубашка, будь она неладна!
Соберись, Джолли! Может, он и наикрасивейший из всех известных тебе мужчин, но это еще не повод расстилаться под его ногами наподобие жалкой тряпочки. Кроме того, не из-за нее же он сюда пришел! Вон, у него второе место свободно, значит, с кем-то встречается. Вот и хорошо, на нее у него просто не будет времени.
Очень удачно, что в данный момент он смотрел в окно. Джолли несколько раз глубоко вздохнула и пискнула:
— Мистер Фергюсон?
Он резко повернулся и неожиданно поспешно встал ей навстречу. Синие глаза смотрели строго и… еще как-то.
— Джолли? Уделите мне пару минут, если не трудно. Или вы предпочитаете, чтобы я вернул ваш подарок на глазах у всего ресторана?
Она скосила глаза и увидела, что коробка стоит около его стула, Джолли села, точнее, плюхнулась на стул. Нет, угроза публичного позора ее не пугала, точнее, не успела испугать. Он хочет вернуть рубашку…
— Да, я хочу вернуть это… Кстати, зря вы так закалываете волосы. Цвет становится темнее и неинтереснее. С распущенными волосами вы просто золотая. — Она нервно хихикнула.
— Золотая? Знали бы вы, сколько я вытерпела из-за этого цвета в детстве! Меня дразнили Морковкой.
— Дети бывают жестоки, это верно. Возможно, более жестоки, чем взрослые. Но, я полагаю, мужское население впоследствии было куда более объективно в оценке цвета ваших волос?
Вот чего не заметила, того не заметила!
— Возможно… мистер Фергюсон?
— Артур. Не будьте столь официальны. В конце концов, вы послали мне достаточно интимный подарок, кстати, угадав размер.
Джолли облизнула пересохшие губы.
— Вообще-то мне подсказали…
Артур и ее отец были одинакового сложения и роста, так что размер рубашки определить было не трудно. Вот магазин и фирму подыскать было куда труднее.
Глаза Артура напоминали синий лед.
— Я не спрашиваю, кто и как вам помог.
— Честно говоря, если размер подошел и цвет устраивает, то я не понимаю, почему…
— Она не понимает! Джолли, вы не можете дарить рубашки из натурального шелка незнакомцам!
Артур практически прошипел это сквозь зубы, а Джолли неожиданно улыбнулась. Почему-то ей было немного смешно. Молодой человек с подозрением уставился на нее.
— И что такого смешного я сказал?
— Ничего, просто пять минут назад вы утверждали, что мы достаточно близко знакомы.
— Но я не хочу, чтобы вы это делали!
— Что делала?
— Улыбались!
Мсье Жюль оказался не прав: этот клиент совершенно не желал платить за улыбку. Похоже, сегодня она выиграла спор. Интересно, а почему Артур не хочет, чтобы она улыбалась? Впрочем, нет, не очень интересно.
— Мсье Жюль требует от нас вежливости и дружелюбия по отношению к клиентам. Артур мрачно уставился на нее.
— А вы всегда поступаете так, как говорит мсье Жюль?
Только не со вчерашнего дня! Теперь она так зла, что никогда не будет его слушать! Но Артур Фергюсон… Он был добр к ней вчера, и она хотела отплатить ему тем же.
— Кстати, а понравится ли ему, что вы угрохали свое недельное жалованье на подарок малознакомому человеку?
Джолли смотрела на Артура с изумлением. Она не предполагала, что ее вполне естественный поступок — заменить испорченную вещь на новую — вызовет такую бурную реакцию. При чем тут ее зарплата за неделю!
— Я хочу сказать, что не собираюсь рассказывать мсье Жюлю о том, что случилось между нами вчера…
— Но между нами вчера ничего не случилось!
— Кроме того, я хочу сказать, ваше поведение было не вполне профессиональным…
— Ну, естественно, нет!
— Джолли, если вам не трудно, перестаньте меня перебивать на каждой фразе! Я хотел сказать, что не собираюсь жаловаться вашему боссу и рассказывать о том, что вы были расстроены до слез и даже поранили себя. Именно поэтому вам не следовало покупать эту рубашку… Я понятно выражаюсь?
— Ясно как день. Вы полагаете, что я купила эту рубашку в надежде умаслить вас, чтобы вы не ябедничали мсье Жюлю насчет того, что его официантка рыдала на груди одного из важных клиентов. Так?
Она поинтересовалась об этом вполне мирным голосом, но что-то подсказало Артуру, что мягкость эта обманчива.
— Так.
Черт, почему он чувствует себя таким дураком?
Мужской голос за спиной Джолли весело произнес:
— Привет, Арчи, я не опоздал? Такси не желало ловиться.
Джолли обернулась и вздрогнула, увидев незнакомца. Она была уверена, что Артур ждет женщину, но ошиблась. Возле столика остановился мужчина, высокий, темноволосый и необыкновенно привлекательный. Глаза у него были карие, а волосы чуть длиннее, чем у Артура, но в остальном они были очень похожи.
Теперь темные глаза незнакомца весело сощурились и немедленно обежали Джолли с ног до головы. Джек Монтегю пришел к незамедлительному выводу, что маленькая девушка в униформе официантки, с рыжим хвостом на голове, никак не может быть пассией Артура Фергюсона.
— Мне кажется — поправь, если я ошибаюсь, — но ты здесь не один, Арчи.
Джолли опомнилась и вскочила.
— Он уже один. Джентльмены извинят меня? Мне надо вернуться на кухню. Там мне самое место!
— Джолли! Мы не закончили наш разговор.
— Думаю, закончили. Вы привлекаете к себе внимание.
Ее взгляд был холоден, хотя в голосе звучала горечь. Посетители ресторана и впрямь начинали обращать на них внимание, не говоря уж о Кэти, которая буквально прилипла к дверному проему и вытаращила глаза до нереальных размеров.
— Пусть смотрят. Я еще не закончил.
— Арчи, может, я пойду? В следующий раз поговорим…
— Заткнись, Джек! Джолли, я…
— Джолли? Ты сказал, Джолли?!
Во взгляде кареглазого незнакомца зажглось острое любопытство, а вот от взгляда Артура могли бы завять даже цветущие баобабы. Джолли с каждой секундой понимала все меньше и меньше. Артур сдерживал самую настоящую ярость.
— Джек, я уже сказал, сядь и помолчи. Закажи что-нибудь. Я вернусь через минуту.
С этими словами он схватил Црхаат за руку и буквально протащил ее через весь зал в служебное помещение. Она попыталась успокоить его.
— Почему бы вам не взять рубашку и не забыть об этом неприятном инциденте?
— Может, потому, что я не хочу…
— Джолли, все в порядке? Кэти сказала, здесь какие-то проблемы…
Мсье Жюль был невозмутим и изыскан, но взгляд его был тверд и строг.
Прекрасно! Просто замечательно. Только этого ей и не хватало! Оказаться виноватой в глазах мсье Жюля из-за Артура Фергюсона, черт бы побрал всех мужчин на свете!
— Никаких проблем. Мистер Фергюсон как раз собирался вернуться на свое место и приступить к еде. Не так ли, мистер Фергюсон?
В глазах мсье Жюля отразилось смятение.
— Мистер Фергюсон? Вы — Артур Фергюсон?
— Ну и что с того?
Джолли больше не могла этого вынести. Ситуация становилась не просто смешной — она напоминала дурацкий фарс. Двое мужчин испепеляли друг друга тяжелыми взглядами, словно боксеры на ринге, ждущие, кто первым нанесет удар.
Девушка устало вздохнула.
— Артур, пожалуйста, вернитесь на свое место. Мы поговорим обо всем произошедшем чуть позже. Если вы считаете, что это необходимо.
Джек появился как раз вовремя.
— Арчи, помоги мне с меню! Не знаю, как ты, а я голоден.
Артур некоторое время ошалело переводил взгляд с Джолли на мсье Жюля, но потом здравый смысл возобладал.
— Пожалуй, ты прав, Джек. В конце концов, это же ресторан.
В его голосе явно прозвучала ирония, но мсье Жюль и глазом не моргнул.
— Да, это ресторан, и притом один из лучших в городе. Извините нас, джентльмены, но нам с Джолли надо на кухню, готовить.
Он стиснул стальными пальцами локоть Джолли и буквально утащил ее на кухню. Дождавшись, когда захлопнется дверь, он цыкнул на любопытную Кэти и повернулся к Джолли. Брови были грозно сдвинуты, зеленые глаза смотрели строго.
— А теперь объясни мне, во имя неба, что ты делаешь, дева! Почему ты шушукаешься по темным углам с Артуром Фергюсоном?
Джолли уставилась на мсье Жюля, открыла рот… и закрыла его. Она понятия не имела, как можно ответить на этот вопрос.
Глава 3.
Джек почти насильно всунул брату меню в негнущиеся пальцы.
— Взгляни сюда и успокойся. Присядь и объясни, что, черт побери, здесь происходит.
Артур сел, чувствуя на себе изумленные взгляды официанток. Да Бог с ними! Куда больше его интересовало, о чем сейчас беседуют на кухне Джолли и ее престарелый любовник.
Теперь он был в этом уверен. Между девушкой и шефом ресторана существовала какая-то очень тесная связь, в этом Артур не мог ошибиться. От мсье Жюля во время их стычки исходил какой-то животный импульс, явное желание оградить Джолли от Артура, и молодой человек расценил это как чувство собственника по отношению к своему имуществу.
Мешался под ногами Джек, который так и не сел на место, мешало и то, что со вчерашнего дня в груди Артура поселилось совершенно новое ощущение. Ему хотелось защитить Джолли. Особенно от этого старого… мсье Жюля.
Артуру очень не понравилось это ощущение.
Ему просто неоткуда было взяться. Они с Джолли познакомились только вчера, да и встреча их продлилась всего несколько минут, если уж быть честным.
— Братец, поправь меня, но мне казалось, ты звал меня в ресторан, чтобы поесть, а не для того, чтобы поссориться с шеф-поваром и владельцем.
Артур посмотрел на Джека, словно не понимая, откуда тот взялся. Его мысли были далеко, если точнее, то на кухне ресторана. Рядом с Джолли.
— Что ты говоришь, Джек?
Джек смиренно вздохнул и аккуратно положил на стол меню.
— Давай-ка выпьем чего-нибудь. Я чувствую в этом острую необходимость.
Кузен повернулся к официантке, улыбнулся ей чарующей улыбкой номер три (для младшего обслуживающего персонала отелей, ресторанов и т.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11