А-П

П-Я

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  A-Z

 

Затем следует перечень алхимиков, включающий, наряду с другими, все те же имена тантрических учителей. В «Расаратнасамуччае» разбираются и мистические формулы «очищения» металлов, говорится об алмазе, «который побеждает смерть», о внутреннем употреблении золота и т, д., т, е, трактуются вещи, выдающие первоначальную сотерическую функцию алхимии. Не будем забывать, что все эти вещи мы встречаем в трактате поздней, позитивистской эпохи, когда возрос вес наблюдения над природным миром и вес эксперимента. «Расаратнасамуччая» содержит достаточно много точных наблюдений, по ценности не уступающих наблюдениям европейских алхимиков. Таковы, например, заметки об аммиаке – соли, знаменитой во всех алхимиях, к которой особое внимание проявляли в Азии.
В металлургической технологии индийцы проявили себя первостатейными мастерами: железная колонна в Кутубе, возведенная по меньшей мере полторы тысячи лет назад, диаметром превосходит все на свете колонны, построенные до ХУЛ века. Химический анализ показал, что железо ее – чистое, беспримесное. Металлургия была гордостью Древней Индии. Тексты по металлургии, которыми мы располагаем, представляют нам технологию отлично разработанную, эмпирическую, чуть ли не индустриальную. При всем том не стоит забывать, что металлургия в Индии, как и в других странах, поначалу была «сакральной» деятельностью. Справедливости ради надо сказать, что до нас дошло не слишком много текстов. Однако и «Ригведа» донесла до нас традицию применения в кузнечном деле некоторых растительных препаратов, что наводит на мысль о своеобразной связи между магией, мистикой и металлургией. В Китае и, как мы увидим, в Вавилонии эта связь сохранилась гораздо более отчетливо.
Как и в Китае, в Индии алхимия повлияла на различные сферы деятельности. Но не эти влияния интересуют нас – все они относятся к новейшему времени и напоминают скорее свод технических правил, чем «особую науку» (расаяну), о которой говорил аль-Бируни.
Мы не претендуем здесь на полноту исследования индийской алхимии. Предмет, разумеется, не уместился бы в рамки этого введения в азиатскую алхимию. Впрочем, что касается научного аспекта индийской алхимии, богатый материал собран в двухтомнике Прапхуллы Чандры Рая. Нам достаточно лишь констатировать существование двух параллельных техник, обе из которых носят название «алхимия»; первая, расаяна, есть, по словам аль-Бируни, «особая химия», т, е. «мистическая» техника, примыкающая к тантризму и другим магико-аскетическим школам; вторая, связанная с медициной, металлургией и эмпириоиндустриальными техниками, сосредоточена в первую очередь на конкретике и может быть названа предхимией. Никакой причинно-следственной связи нельзя установить между двумя этими различными техниками, соответствующими каждая – иному строю мыслей, имеющими каждая – свою с цель. Расаяна, по сути дела, разрабатывает приемы «трансмутации души», ищет вечной жизни и, значит, духовного освобождения. Другая алхимия, ростки которой начинают проглядывать в средние века, занимается разработкой либо медицинских, либо индустриальных рецептов. Первая имеет метафизическую природу, вторая – прагматическую. Ни их содержание, ни предмет, ни лексика не совпадают. Та предхимия, которую можно проследить в Индии – где, что бы ни говорили, она никогда не вызывала такого интереса, как в Иране, Сирии и Европе, – только та химия могла подвергнуться влиянию исламской алхимии.
НЕПОДВЕРЖЕННОСТЬ ТЛЕНИЮ
Это явление называют «неподверженность тлению». Одно из самых необъяснимых и в то же время подкреплено документальными свидетельствами. I В новейшее время самый известный пример, пожалуй, католическая святая Бернадет Субироз, которая умерла в 1879 году. Ее тело эксгумировали дважды – в 1909 и 1919 годах, и каждый раз оно оставалось нетленным. Однако католический мир – не монополист в этой сфере чудес. Индийский йог Парамаханса Йогананда умер в возрасте 52 лет в Лос-Анджелесе. В соответствии с завещанием тело йога оставалось открытым для обозрения в гробу со стеклянной крышкой в течение 20 дней. Тело не бальзамировали, но оно не подвергалось разложению и во время похорон источало таинственное благоухание.
Летом 1994 года сохранившееся тело монаха Пу Чао, который умер за 11 лет до этой даты в пещере на Тайване, привлекло тысячи паломников. Посетители осматривали монаха в пещере, расположенной по соседству с храмом, и даже могли пожать ему руку. Пу Чао совершал в пещере медитации и там же ушел в мир иной в возрасте 93 лет. Перед смертью монах попросил послушников не выносить из пещеры его тело. Послушники обтирали труп раз в неделю мокрым куском материи. Мускулы оставались эластичными, волосы на теле продолжали расти. Послушники полагают, что Пу Чао достиг стадии «золотого тела» благодаря своим добродетелям и строгому буддийскому образу жизни – его диета состояла из листьев и дождевой воды. Нетленные тела двух других буддийских монахов – Тру Ханга (умер в 1954 году) и Чин Ена (умер в 1970 году) – хранились в чашах, вкопанных в землю.
Некоторые случаи неподверженности тлению, похоже, не связаны со святостью покойников. Согласно недавнему сообщению английского агентства Рейтер, китайские ученые обнаружили труп старой женщины, который не разложился за три с половиной года. Лицо ее сияло белизной в возрасте 88 лет в 1982 году. Внук рассказывает, что через 10 часов после кончины температура тела оставалась нормальной, а мускулы – мягкими. Женщина, которая всю жизнь была вегетарианкой, просила перед смертью не хоронить и не кремировать ее. Поскольку два дня спустя трупное окоченение не наступило, семья решила оставить ее дома. Тело женщины остается нетленным, несмотря на резкие колебания температуры – от зимних морозов до 34 градусов тепла летом.
«Неподверженность тлению», по-видимому, зависит и от географического положения местности. Одно из таких мест – маленький город Сан-Бернардо в Колумбии у подножия Анд. Там принято держать мертвых в склепах на земле и помещать останки в урне лишь через пять лет после похорон. Могильщик Эдуарде Сифуэнтес заметил, что мертвые в городе не подвержены распаду. 12 «мумий», которые сохранились лучше других, находятся в пантеоне рядом с кладбищем. Больше других впечатляет тело Пруденсии Акоста. На ней темная шаль, шляпа, в руке она сжимает красные гвоздики.
Ученые «обследовали» мумии, но вразумительного объяснения не дали. Зато местные жители предлагают несколько версий. Указывают, например, на чистоту воды в городке, отсутствие химических добавок в пище и на то обстоятельство, что люди там едят гуатилу и балу. Гуатилу – это жесткий темно-зеленый фрукт с шипами, который кладут в суп, а балу похож на гигантский стручок гороха. Его запекают в тесте.
А вот еще один случай. Это случилось в 1961 году. 32-летняя миссис Торрестейн делала ремонт в своей квартире и, упав со стремянки, сильно ударилась головой. В бессознательном состоянии ее привезли в больницу. За четыре месяца улучшений не наступило. Тогда Хелен перевели в частную клинику, где она и провела многие годы, так и не выходя из комы.
– Когда произошла трагедия, нашему сыну Чипу было всего 15 лет, а дочери Тельме – 8, – вспоминает Чарлз, муж Хелен. – Мы навещали Хелен каждую неделю, смотрели на нее и плакали. А спустя несколько лет уже потеряли всякую надежду…
Между тем врачи обратили внимание на то, что «спящая красавица» не желает, кажется, стареть. Время для нее словно остановилось. Хелен спокойно лежала в постели и выглядела не хуже, чем в роковом 1961 году. Ее дети давно выросли, сами обзавелись семьями" а мама совсем не менялась, оставаясь такой же стройной и молодой.
– И вдруг в феврале 1996 года нам позвонили из клиники. Хелен очнулась! – продолжает Чарльз. – Я тут же помчался к ней. Хелен была в полном сознании, выглядела совершенно нормальной, но.., меня не узнала. Нам пришлось знакомиться заново – ведь она представления не имела о своей болезни в о том, сколько лет прошло. Но мне было все равно – я был счастлив!
Вскоре Хелен выписали из клиники, и она стала привыкать к новой жизни. Конечно, это было не просто. Сейчас Чарлзу уже 70 лет, сыну 50, а дочери 43 года. И Хелен впервые за 35 лет увидела своих внуков.
– Много понадобилось времени, чтобы осмыслить все, что произошло со мной, – говорит Хелен. – Иногда бывает очень тяжело от мысли, что мои дети, по сути, старше меня. И мир за эти годы так изменился! Порой я не могу понять предназначения вещей, которые для всех остальных давно стали привычными: все эти компьютеры, видео и так далее. Доктора говорит, что мне предстоит еще долгая жизнь. Надеюсь, она будет и счастливой – ведь у меня такие прекрасные внуки!..
А вот еще один удивительный случай «нетленной бабушки».
С тех пор как ее сердце перестало биться почти четыре года назад, она лежит в покое на обогреваемом ложе из кирпича – в своем доме в округе Ксианг, в провинции Хибей на севере Китая.
Ее седые волосы остаются мягкими, темное лицо стало глянцевым, а руки и ноги как будто высечены из камня. Ее имя Жу Фенгчен. Она скончалась 24 ноября 1992 года в возрасте 68 лет. В четвертую годовщину ее смерти родственники не проявляют никаких признаков скорби. Напротив, они полны радости, как будто празднуют ее день рождения. Ее внук сказал: «Нашей бабушке сегодня 92». Изменения в ее теле являются уникальными.
Руководитель инженерного института вооруженных сил и старший внук Жу Фенгчен детально наблюдал и регистрировал все процессы, происходящие в теле бабушки.
7 августа 1992 года Жу вернулась домой из Пекина, где провела большую половину своей жизни. 6 ноября она неожиданно плохо себя почувствовала, и ее госпитализировали в больницу округа. В течение пяти дней она оставалась в ясном сознании. 15 ноября Жу практически ожила и почувствовала себя достаточно хорошо для того, чтобы вернуться в Пекин. Там она прожила следующие 10 дней, поддерживая свои силы традиционными средствами китайской травной медицины.
24 ноября она несколько раз повторила: «Я хочу спать». Около 11 вечера она стащила с лица кислородную маску и внятно проговорила: «Кислород мне больше не нужен». После этого ее дыхание и сердцебиение остановились. 10 часов спустя ее тело по-прежнему сохраняло нормальную температуру. Не было заметно никаких следов окоченения, а мышцы тела сохраняли прежнюю эластичность. Ее внуки совершенно уверились в том, что бабушка просто заснула и однажды проснется вновь. Вот как описывает внук ее сегодняшнее состояние: "Лицо остается практически таким же, каким было, и сохраняет выражение покоя.
Нет также никаких признаков тления и трупного запаха. Ее конечности до сих пор можно согнуть. Удивительнее всего, что шея остается мягкой и голову можно свободно поворачивать". 5 июля 1993 года ее тело перевезли в родной город. Оно покоится там уже 4 года, подвергаясь таким чрезвычайным испытаниям, как адская жара (до 34 С) и высокая влажность (до 90%). При этом ее тело излучает свет и специфический аромат. Нетленные останки Жу Фенгчен вызвали интерес специалистов многих научных областей. Эксперты, сохраняющие тело Мао Цзэдуна, говорят, что, прежде чем она умерла, ее тело было полностью обезвожено. Останки Жу окончательно высохли, превратившись в мумию – это может быть одним из объяснений ее нетленности. Тело Жу больше всего поражает тем, что в ее случае мумификация проходила в естественных условиях за счет ее собственной энергетики и при полном самоконтроле. Все эксперты сходятся в одном: очень сложно выдвинуть удовлетворительное научное объяснение этого феномена.
ФЕНОМЕН ДВИГАЮЩИХСЯ ГРОБОВ
Странный феномен самоперемещающихся в склепе гробов ввел в научный оборот Э. Ленг (1844-1912) – английский писатель, историк, антрополог, этнограф, филолог, фольклорист и исследователь аномальных явлений. И сделал он это в достаточно осторожной форме – выступил в 1907 году перед членами Фольклорного общества Великобритании с анализом рассказов о нескольких случаях самодвижущихся гробов. Коллеги восприняли сообщение докладчика совершенно спокойно – фольклористам доводилось выслушивать и не такое! – и рекомендовали доклад напечатать. Он был опубликован в английском журнале «Фольклор», в его 18-м томе за 1907 год. Так эта тема стала достоянием фольклористов и психоисследователей. И те и другие рассматривали ее со своих узкопрофессиональных точек зрения: для фольклористов это было нечто вроде мифологических рассказов, парапсихологи же анализировали возможные доказательства реальности тех не правдоподобных событий и вели поиски похожих случаев; сейчас их известно около полудюжины.
Сведения о самом первом таком происшествии были напечатаны в одном из лондонских журналов за 1760 год. Согласно этому сообщению, странные явления наблюдались в склепе, принадлежавшем одной французской семье из деревеньки Стентон, графство Суффолк, Великобритания. Безымянный автор сообщил, что когда какое-то время тому назад открыли склеп, чтобы похоронить скончавшегося члена этой семьи, то, к удивлению многих жителей, увидели, что несколько тяжеленных свинцовых гробов оказались смещенными со своих мест. Их поставили на место, а склеп замуровали. Когда через 7 лет умер другой член семьи, при вскрытии склепа обнаружили, что гробы опять стоят не на месте. Спустя 2 года вновь пришлось размуровывать склеп: гробы не только были сняты с постаментов, но один из них взобрался на четвертую ступеньку входа! Он оказался столь тяжелым, что 8 человек не без труда водрузили его на положенное ему место.
Следующий по времени случай считается лучше засвидетельствованным (в том числе современниками) и задокументированным. Арена странных «грободвижений» – семейный склеп Чейзов при Церкви Христа на острове Барбадос – заморском владении Великобритании. Время действия – второе десятилетие прошлого века.
Глава семьи, полковник Томас Чейз, задумал построить семейный склеп и сделал это, надо сказать, с размахом. В готовом виде усыпальница имела внутренние размеры 12x7 футов, была углублена в землю почти на 5 футов, причем на 2 фута она была выдолблена в скальной породе. Стены и пол выложили камнем. Сверху склеп прикрыли тяжеленной плитой из голубого девонширского мрамора, залив ее по краям цементом. Все сооружение находилось на высоте 100 футов выше уровня моря.
Недолго склеп простоял пустым. Его первым обитателем стал свинцовый гроб с телом Томазины Годдард. Случилось это 31 июля 1807 года. Такой же гроб с телом Мэри – младшей дочери полковника – появился в склепе 22 февраля 1808 года. 6 июля 1812 года в склеп внесли свинцовый гроб с телом Доркас – старшей дочери Чейза. А 9 августа 1812 года туда же в свинцовом гробу поместили тело самого Томаса Чейза. Однако при вскрытии усыпальницы обнаружили, что два свинцовых гроба оказались не на месте, в частности гроб Мэри – в противоположном углу от места, где он был установлен. После каждого вскрытия склеп тщательно замуровывали, следы проникновения в него отсутствовали, а потому случай произвел на всех весьма тягостное впечатление.
Осенью 1816 года умерли сразу двое родственников Чейзов. Тело С. В. Эймеса, ребенка, внесли в склеп 25 сентября, Самуэля Брюстера – 17 ноября. Каждый раз при размуровывании усыпальницы размещенные в вей свинцовые гробы находили разбросанными. То же самое увидели 7 июля 1819 года – когда вскрыли склеп, чтобы внести в него гроб с телом другой родственницы, Томазины Кларк, оказалось, что все гробы вновь переместились!
На похоронах Томазины Кларк присутствовал лорд Комбермер, губернатор Барбадоса. Он пришел не столько за тем, чтобы отдать ей последний долг, сколько для того, чтобы лично убедиться в достоверности слухов, будоражащих вверенное его попечению население острова. Увидев все собственными глазами, он решил принять меры. После того как гробы были положены на место – по три пары, один над другим, он тщательно обследовал пол и стены. По его распоряжению был сделан точный рисунок расположения шести гробов, пол склепа посыпали тонким слоем белого песка. Затем усыпальницу закрыли тяжеленной мраморной плитой и тщательно зацементировали. В еще не затвердевшем цементе губернатор в нескольких местах поставил свою печать, то же сделали и другие приглашенные им ответственные лица.
18 апреля 1820 года изнутри склепа послышался шум. Об этом тут же дали знать губернатору, и он решил вскрыть склеп немедленно. Население острова было взбудоражено, и к началу размуровывания у Церкви Христа собралось несколько тысяч человек.
Прежде всего проверили печати на застывшем цементе – они были не тронуты. С трудом разбили цемент и сдвинули плиту в сторону". Все 6 гробов вновь лежали в беспорядке, а самый тяжелый – Томаса Чейза, стоял вертикально! А его едва поднимали 8 человек. Песок на полу остался нетронутым – человеческих или иных следов на нем не было. Расположение разбросанных в беспорядке гробов зарисовали, гробы из склепа убрали и захоронили каждый в отдельной могиле, после чего усыпальница Чейзов перестала вызывать головную боль у губернатора и панику среди населения острова.
Некоторое время спустя ареной сходных событий стал другой остров – Эзель, в Эстонии. Случилось это в 1844 году. На том острове был один-единственный город – Аренсбург. Недалеко от него располагалось кладбище, рядом проходила дорога в город. С некоторых пор путники, проезжавшие по ночам мимо кладбища, вдруг стали слышать раздающиеся оттуда стоны и стуки, а лошади безумно пугались и неслись сломя голову.
На кладбище стоял склеп, принадлежавший семейству Бунсгевденов. Когда один из них умер, гроб с его телом намеревались захоронить в склепе, где уже покоились останки прежде умерших членов семьи. Но когда его вскрыли, нашли гробы в невообразимом беспорядке – они были не только разбросаны, но в некоторых случаях лежали друг на друге! Только три гроба остались на месте – два детских и один с телом старухи. Все это вызвало волнение среди местного населения.
Решили создать комиссию для расследования странного случая. В нее вошли барон Гульденштуббе – председатель, а членами стали бургомистр, член магистрата, священник и врач. Гробы были расставлены по своим местам, пол и ведущие в склеп ступени посыпали тонким слоем золы, склеп замуровали, двери опечатали печатью консистории и городского управления, выставили круглосуточную охрану из солдат.
Через три дня склеп вскрыли, предварительно проверив сохранность печатей. На этот раз все находилось в еще большем беспорядке, оказались не на своих местах даже те три гроба, которые ранее оставались нетронутыми. Многие из гробов стояли торчком, «головой» вниз. Но это было еще не все. Крышка одного из гробов оказалась сдвинутой, и из-под нее высовывалась оголенная по локоть высохшая рука трупа. Каких-либо следов человека на тонком слое золы не было.
Самодвижения гробов продолжались до тех пор, пока Бунсгевдены не догадались все их предать земле.
Примерно в то же самое время или несколькими годами позже (сообщивший в 1867 году этот факт человек указывает: «около двадцати лет тому назад») стали двигаться гробы в одном из склепов сельского кладбища деревни Гретфорд, графство Линкольншир, Англия. Трижды при каждом очередном его вскрытии при отсутствии каких-либо следов проникновения все находившиеся там свинцовые гробы оказывались в беспорядке: одни стояли торчком, другие – прислоненными к стене. Некоторые из гробов были столь тяжелы, что шесть человек с трудом водружали их на место. Чем закончилась история, неизвестно.
Имеется сообщение, что примерно в 1880 году в подземном склепе церкви в Борли, в 60 милях к югу от Лондона, не раз находили захороненные в нем гробы на неположенных местах. Вообще-то это весьма правдоподобно, поскольку раньше рядом с этой церковью стоял дом приходских священников Борли-Ректори, пользовавшийся дурной известностью: он был беспокойным и сгорел в 1939 году.
Итак, перед нами прошли достаточно однотипные истории, некоторые из них весьма надежно засвидетельствованы. Однако их приемлемого объяснения пока никто не смог предложить. Вода, в которой всплыли свинцовые гробы? Во всех случаях в склепах признаков воды не было. Подвижки земной коры? Но почему же гробы в соседних склепах вели себя спокойно?
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60