А-П

П-Я

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  A-Z

 

Наконец он оказался в монастыре Братства в Осимо, старинном городе области Марше. Там он и умер 18 сентября 1663 года. Но даже находясь при смерти, он продолжал летать на глазах у лечивших его врачей и однажды завис в воздухе на 15 минут.
Хирург, Франческо Пьерпаоли, и терапевт, доктор Джачинто Карузи, наблюдали поведение больного. Первый из них писал: «Я заметил, что он поднялся на ширину ладони от стула. Я попытался опустить его на место, но не смог. Мы с доктором Каругш встали на колени, чтобы лучше видеть, и убедились, что отец Иосиф повис в воздухе. Наконец его духовник приказал ему стать нормальным, и отец Иосиф медленно повалился на свою лавку».
За всю его жизнь было зафиксировано не меньше сотни полетов. Вероятно, их было больше. Первый, по словам Бернино, составившего по настоянию Ватикана его жизнеописание, произошел в церкви Гютеллы на Рождество 1627 года. На нефе столпилось множество пастухов со свирелями, намеревавшихся праздновать этот святой и счастливый день. Иосиф возрадовался настолько сильно, что вдруг «издал стон, затем громкий крик и в то же самое время поднялся в воздух. Он полетел к центру церкви, как птица, на расстояние около 40 метров и опустился на верхний алтарь. Там он оставался минут 15, прежде чем сошел на землю. Пастухи были поражены таким чудом».
В саду Фоссомброне он как-то раз схватил молодого ягненка, взгромоздил себе на плечи и взмыл в небо на высоту окружающих деревьев. Там на коленях он пребывал 2 часа. Все это произошло на глазах обалдевших от изумления посетителей сада, которые поспешили позвать других, а впоследствии засвидетельствовали свои показания. Приступы божественного восторга у него повторялись регулярно, почти каждую мессу, и в монастырских записях зафиксировано, что он 15 раз летал в одиночестве перед образом Святой Девы. Иногда он брал с собой в полеты других. Охваченный религиозным экстазом, он однажды схватил другого священника, и оба оторвались от земли весьма изумительным образом. В Ассизи одного одержимого по имени Бальтазар Росси привели к Иосифу на излечение. Сумасшедший встал на колени перед монахом, и отец Иосиф, возложив ему руку на голову, произнес: «Не бойся, Бальтазар! Отдайся Богу и его Святой Матери!» Затем, вцепившись безумцу в волосы, он издал свой обычный вопль, оба поднялись в воздух и провисели над землей минут 15. Затем благополучно приземлились, и Бальтазар был отпущен. В записях не сказано, излечился ли пациент, но ясно, что этот день он запомнил надолго.
В Неаполе Иосиф однажды утром молился в церкви Святого Георгия, когда с громким криком взмыл к верхнему алтарю и очутился среди цветов и горящих свечей. Монашки ордена Святого Лигорио, которые были в это время в церкви, в ужасе закричали: «Он сгорит!», но чудотворец закружился вокруг канделябра, затем полетел обратно к нефу, где и встал на твердый пол и продолжил свои молитвы. Подобные же подвиги его отмечались и в других церквях.
Нет нужды говорить, что генерал ордена капуцинов был весьма встревожен и озадачен, и довольно скоро Иосиф очутился перед самим папой Урбаном VIII. Благоговение, охватившее по этому случаю монаха, вновь довело его до экстаза. Он взлетел перед его Святейшеством и был в воздухе, пока генерал ордена не приказал ему вернуться на землю. Изумленный папа признал, что стал свидетелем чудесного происшествия, и в архивах Ватикана под этой датой имеется соответствующая запись.
Полеты, над которыми, видимо, Иосиф не имел никакого контроля, продолжались 35 лет, вплоть до самой его смерти. Способность летать хотя и считалась присущей божественному, одновременно давалась избранным как благословение свыше.
Часто полеты вызывали озлобление у светских властей и различных сборищ людей; один епископ досадовал, когда Иосиф нарушал всю торжественность мессы, неожиданно взмывая в воздух. Мало того, в течение большей части из этих 35 лет ему запрещалось участвовать в пении хора и различных процессиях именно в силу такого тревожащего воздействия на других. Позже Иосифа вынудили в одиночестве принимать пищу, после того как несколько раз спокойное собрание в трапезной оживлялось комическими эффектами. Однажды во время ужина он летал, помахивая куском рыбы; в другой раз завис над землей во время причастия, сандалии свалились вниз, и всем присутствующим открылись его голые мозолистые ступни. Подобные происшествия приводили в легкомысленное настроение других братьев, и оттого Иосифа пришлось изолировать.
Сегодня люди скептически относятся к самой возможности полетов Иосифа, однако свидетельства о них весьма убедительны. Показания о его воздухоплаваниях собирались не многие годы спустя, а записывались прямо на месте и удостоверялись надежными, образованными и наблюдательными свидетелями.
Незадолго до смерти Иосифа отец-настоятель ордена, Иаков (Джеймс) Равенский, приказал, чтобы всю информацию о нем собрал и записал брат Роберт Нуги из Ассизи. Нуги сам знал монаха. Он собрал показания множества свидетелей, аккуратно их переписал и отдал на хранение католическим властям уже через несколько месяцев после кончины Иосифа. Документы хранились в Ватикане до 1753 года, когда они стали объектом изучения Проспера Ламбертини, будущего папы Бенедикта XIV. Он был Держателем Веры, в чьи обязанности входило тщательнейшее исследование жизни кандидатов на канонизацию. Времени на изучение свидетельств он не щадил. Что инспекторы церкви того времени были подозрительны и враждебны монаху, творящему чудо, можно понять на примере вызова Иосифа в инквизицию несколькими годами раньше. В конце концов вывод инквизиции гласил: «Свидетельства лиц безусловной непогрешимости удостоверяют поднятие в воздух и продолжительные полеты данного раба Божьего, Иосифа из Копертино».
Как же, собственно, удавалось монаху преодолевать силу гравитации? На этот вопрос нельзя дать ответ. Может быть, этот секрет сродни тому, который объяснит, как Элиа и другие пророки из Писаний взмывали в воздух". Но если не притягивать обвинения в сговоре или массовой галлюцинации к случаю с отцом Иосифом, его полеты действительно имели место.
НОВОЕ ПСИ-ОРУЖИЕ
Сообщения, которые появились в печати о докторе Цзян Каньчжене из Хабаровска, приводят в удивление даже с тех, кто равнодушен к чудесам. Одно дело узнать о том, как с помощью несложной установки можно курицу превратить в утку, кролика в козлика, пшеницу в кукурузу – другое дело встретиться с автором этого удивительного, а если подумать, страшного изобретения. Родился он в Китае, в семье учителя. Отец был директором школы, мать домохозяйка. После школы, в 1959 году окончил лечебное отделение медицинского университета и остался работать на кафедре ассистентом, где ему выделили лабораторию. Здесь он увлекся идеей найти новые методы лечения неизлечимых болезней.
– Считалось, что носителем генетической информации является ДНК, в молекулах которой содержится генетический код. Достижения современной физики позволили мне предположить, что ДНК – это только «кассета» с записью информации, а ее материальным носителем служат биоэлектрические сигналы.
Видя, что знаний по биоСВЧ-связи ему не хватает, он поступает учиться в политехнический институт по специальности «Теория микроволн». Первые опыты проходят удачно. Ученые говорят, что Цзян совершил революцию в области генетики. Но тут подоспела другая революция – культурная, и Цзяна выгоняют из лаборатории и посылают на перевоспитание в деревню пасти свиней. Он решает бежать в Советский Союз. На границе у него отобрали все документы, в том числе и дипломы. Надо было начинать сначала. Он работает в леспромхозе: плотником, сторожем, грузчиком. Пишет письма в разные инстанции. Мир оказался не без добрых людей. По просьбе директора Московского онкологического института Сергеева его принимают без документов на работу в Хабаровский мединститут лаборантом. Но кто разрешит без диплома заниматься научной работой? Тогда Цзян решает построить лабораторию у себя дома. Тут из Китая пришла копия диплома и Цзян занялся частной практикой – рефлексотерапией. Достаточно сказать, что очередь к нему расписана на несколько лет вперед.
Главное для Цзяиа была работа по биоСВЧ-связи. В подвале дома поставлена установка. В 1978 году проходит опыт курица-утка. В 1979 году дыня-огурец и так далее.
Юрий Владимирович рассуждал примерно так: все клетки живого организма управляются каким-то электромагнитным излучением. Он вывел, что наиболее удобная зона для передачи биоинформации находится в диапазоне сверхвысоких частот. Для проверки гипотезы провел эксперимент. Смотрите рисунок.
В комнате помещается человек-индуктор (1).
Перед ним расположены простые геометрические фигуры: квадрат, круг, крест (2). В соседней комнате находится человек, ничего не подозревающий об опыте (3).
В нужный момент одна из фигур освещается ярким светом. Посылается мысленный образ в это отверстие. Отражаясь от металлического зеркала (4), информация проходит через СВЧ линзу (5) и попадает на другого человека (3). На листе бумаги зарисовывают все, что ему приходит в голову. Совпадения составляют 70-90%, причем пары испытуемых специально не подбираются.
Юрий Владимирович подарил мне схему установки биоСВЧ-связи и описание к ней.
Установка позволяет «считывать» информацию с ДНК одного живого объекта и передавать ее на другой живой объект.
Например. В приемную камеру посадили живую утку, в облучаемую камеру – яйцо. Из этого яйца вырастут цыплята с признаками утки.
Обычный цыпленок под воздействием биополя человека потеряет перья и обрастет волосами.
Подобное встречается и в жизни. Замечено, что муж и жена, прожив долгие годы вместе, становятся похожими друг на друга. Часто собаки похожи на своих хозяев и наоборот. Есть народная примета – женщине во время беременности запрещают резать скот. Ребенок вырастет слабоумным, со скотским характером.
– Мне как врачу, – говорил Юрий Владимирович, – интересно, как воздействует СВЧ излучение молодых организмов на старые. Первые опыты провел на мышах, потом на себе. Результат положительный. Опробовал метод омоложения организма на своем 80-летнем отце. После двух курсов лечения у него восстановились слух и зрение, исчезла аллергия, а через год вырос зуб на месте выпавшего 20 лет назад.
В биологии известен закон, согласно которому средняя продолжительность жизни составляет 5-7 периодов развития. Средняя продолжительность жизни человека должна составлять 125-175 лет, так как период его развития 25 лет. Фактически мы живем только три периода развития. Биоэлектромагнитное излучение молодых организмов приводит молчащие гены старых в активное состояние.
С помощью своего метода Цзян Каньчжень берется избавить людей от многих болезней. Открыв закон биоСВЧ-связи, Юрий Владимирович отдал свою работу и чертежи установки на рецензию ученым. Произошло невероятное. Тетрадь с описанием, как лечить онкологические заболевания, вернулась к Цзяну измусоленная до дыр через 3 года, но без заключения ученых. Другой ученый, Воропаев из хабаровского фарминститута, опубликовал работу Цзяна под своим именем и даже построил установку. Но установка не работала…
Преград на жизненном пути у Цзяна было предостаточно. Сегодня положение изменилось.
Признать гипотезу Цзян Канъчжена по биоСВЧ-связи обоснованной и заслуживающей внимания, для последующей разработки специалистами различного профиля, – таково заключение ученых.
– Я только в начале пути, – говорит Цзян, – открыл всего лишь общий принцип раскодирования клетки. А нужен широкий спектр исследований.
Между тем открытием Цзяна заинтересовались в США, Японии, Китае.
А я задаю вопрос, что ждет нас от этого эксперимента – добро или зло?
С одной стороны: урожай повышается в 2-3 раза" – это хорошо. Если я увижу кролика с рогами, как-нибудь переживу. Даже если курица бросится вплавь от петуха, тоже не страшно.
А если воздействие СВЧ излучения коснется человека?
ФЕНОМЕН ВЫХОДА ИЗ ТЕЛА
Самый выдающийся из когда-либо живших на земле медиумов шотландец Дэниел Д. Юм (1833-1886) в 1858 году женился на российской подданной Александрине Кроль. Вскоре у них родился сын Григорий. В 1887 году, когда с Григорием случилось, по его словам, «приключение», он был высоким белокурым молодым человеком лет 30, проживавшим во Франции. Вот что Григорий рассказал доктору Жибье о событии, которое произошло с ним в начале 1887 года:
"Всего несколько дней тому назад, вернувшись в десять часов вечера к себе домой, я вдруг почувствовал ничем не объяснимую и какую-то особенную слабость; не намереваясь, однако, ложиться спать, я зажег лампу, поставил ее на столик возле кровати и, закурив от нее сигару, сел или, скорее, прилег на кушетку.
Не успел я откинуть голову на подушку кушетки, как все окружающие предметы завертелись передо мной и я почувствовал, что впадаю как бы в обморок, ощущая в себе странное чувство пустоты. Вдруг я очутился посреди комнаты. Удивленный таким безотчетным для меня перемещением, я оглядывался вокруг себя, и удивление мое возросло донельзя.
Я увидел себя лежащим на кушетке с сигарой в руке!.. Сначала подумал, что я заснул и что все это происходит со мною во сне, но никогда ничего подобного я во сне не видал, и к тому же я отдавал себе полный отчет в том, что состояние мое было настоящей, реальной, в высшей степени интенсивной жизнью. А потому, ясно осознав, что это не сон, другое объяснение пришло мне тут в голову, а именно, что я умер. Вспомнив слышанное мною о том, что существуют духи, я подумал, что и я стал «духом», и все объяснения подобного состояния представали передо мной с большею быстротой, нежели та, с какой вообще работает мысль. Вся моя жизнь предстала передо мной как бы в формуле… Страшная тоска и сожаления о неоконченных мною работах охватили меня…
Григорий был хорошим гравером.
Я подошел к самому себе, то есть к моему телу или, лучше сказать, к тому, что я уже считал своим трупом, и крайне удивился: тело мое дышало!.. Более того, я мог видеть внутри него и наблюдать за медленным и слабым, но ровным биением сердца. Я видел мою ярко-красную, как огонь, кровь, текущую по сосудам. Тут я решил, что, значит, со мной случился особого рода обморок. «Но ведь люди, бывшие в обмороке, ничего потом, по пробуждении своем, не помнят из того, что с ними было вовремя их бессознательного состояния», – подумал я, и мне так стало жаль, что, когда приду в себя, не в состоянии буду припомнить все то, что теперь ощущаю и вижу…
Немного успокоенный относительно того, что я еще жив, я задавал себе вопрос, как долго может продлиться такое мое состояние, и перестал обращать внимание на мое второе я, продолжающее безмятежный свой сон на кушетке. Оглянувшись на лампу и заметив, что она настолько близко стояла к занавесям кровати, что они могли бы загореться от нее, я взялся за кнопку винта лампы, намереваясь ее погасить, но, о, новое удивление! Хотя я и ощупывал кнопку и даже мог провидеть малейшие из молекул, ее составляющие, одни только пальцы мои вращались вокруг кнопки, но не в силах были на нее воздействовать: я тщетно старался повернуть винт.
Поэтому я стал разглядывать и ощупывать себя, сознавая себя в теле, но настолько эфирном, что я мог бы, кажется, рукой пронзить его насквозь, и оно, насколько помню, было окутано во что-то белое. Затем я встал против зеркала, но вместо того, чтобы увидеть в нем свое отражение, заметил, что по мере моего желания сила зрения моего увеличивалась настолько, что я проникал им сквозь зеркало сначала до стены, а затем и сквозь стену, по ту ее сторону, где я увидел изнанку картин, висящих на ней в апартаментах моего соседа, комнаты и мебель которого ясно предстали моему взору. Ясно отдавая себе отчет в отсутствии освещения в этих комнатах, я, однако, прекрасно видел все предметы и тут обратил внимание на тонкую струю света, исходящую из подложечной моей области, освещавшей все вокруг меня.
Я не был знаком с моим соседом, живущим через стену со мной, но знал, что сейчас он в отъезде. И не успел я почувствовать желание проникнуть в его квартиру, как уже очутился там. Каким путем?.. Не знаю, но мне казалось, что я проник сквозь стену так же беспрепятственно, так же свободно, как туда сначала проник мой взор. Словом, я впервые находился в комнатах моего соседа. Я осматривал их размещение, стараясь запомнить подробности их обстановки, и, подойдя к библиотечному шкафу, я особенно в памяти своей отмечал заглавия некоторых книг, стоящих на тех полках, которые приходились вровень с моими глазами.
Достаточно было одного моего желания, чтобы я без всякого с моей стороны усилия уже был там, куда потянуло меня.
Но с этого момента мои воспоминания делаются крайне смутны. Я знаю, что уносился далеко, очень далеко, кажется, в Италию, но не могу себе отдать отчета в том, что именно там делал.
Как бы потеряв всякую власть над своей мыслью, я следовал за ней, переносясь то сюда, то туда, смотря по тому, куда направлялась она. Она увлекала меня за собой прежде, нежели я успевал овладеть ею: обитательница храма уносила теперь храм за собой…
Проснулся я в пять часов утра, чувствуя себя измученным и как бы окоченелым. Я лежал в той самой позе, в которой с вечера прилег на кушетку, и пальцы руки моей не выронили недогоревшую сигару. Лампа потухла, закоптив стекло. Я улегся в постель, но долго не мог заснуть от дрожи, пробегавшей по всему телу. Наконец-таки сон охватил меня, и было уже далеко за полдень, когда я проснулся.
Посредством придуманного мною невинного предлога мне в тот же день удалось уговорить нашего консьержа вместе со мной посетить квартиру моего соседа, чтобы посмотреть, «не случилось ли там чего-нибудь», и таким образом я убедился в том, что мебель, картины и заглавия книг, мною виденные, – все было так, как я видел предыдущей ночью непонятным для меня путем…
Я, конечно, обо всем этом никому ничего не говорил, а то ведь сочтут за полоумного или скажут, что у меня был припадок белой горячки".
Во времена Григория Юма о возможности таких «приключений» в Европе мало кто знал. В наши дни о феномене «выхода из тела» написаны книги. Например, в уже упоминавшейся книге преуспевающего американского бизнесмена Роберта А. Монро «Путешествия вне тела», перевод которой вышел в издательстве «Наука» в 1993 году, автор излагает опыт своих более чем 900 дневных и ночных «приключений», подобных испытанному Григорием. Правда, официальная наука до сих пор проявляет настороженность к таким сообщениям, и те, кто отличается умением «выходить» из тела, как и Григорий Юм, пока предпочитают об этом помалкивать…
ТАЙНЫ ТАНТРА-ЙОГИ
Широко известно, что учение Тантра-йоги настаивает: абсолютная реальность, Urgrund, содержит в себе все двойственные противопоставления и противоположности, слитые в состоянии абсолютного Единства (аджава). Творение есть взрыв изначального единства и разделение двух противоположных принципов, инкарни-рованных в Шиве и Шакти. Всякое относительное существование предполагает состояние двойственности, и вследствие этого предполагает существование страдания, иллюзии и «рабства». Конечная цель посвященного, практикующего тантру, – объединить в своем теле два противоположных начала – Шиву и Шакти. Пробужденная с помощью определенных йогических техник, Шакти, спавшая в виде змеи (кундалини) в основании тела, от чакры к чакре поднимается по срединному каналу (сусумма) к вершине черепа (сахасрара), где заключен Шива, и соединяется с ним. Это соединение божественной пары внутри его тела трансформирует йога в своего рода «андрогина». Однако следует подчеркнуть, что обретение андрогинных качеств – лишь один из аспектов целостного процесса, ведущего к слиянию противоположностей. В тантрической литературе говорится о множестве пар оппозиций, которые должны быть воссоединены. Луна и Солнце должны стать одним, так же как должны слиться две мистических вены – ида и питала (символизирующие эти два небесных тела), и два дыхания – прана и апана. Но, что самое важное, праджна, мудрость, должна соединиться с упата – средством ее достижения, а шунья, пустота, – с каруной – состраданием. «Хеваджра-тантра» говорит также о состоянии «двух в одном», когда женский элемент трансформируется в мужской первопринцип (II, IV, 40-7;
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60