А-П

П-Я

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  A-Z

 

На этой странице выложена электронная книга Гражданин тьмы автора, которого зовут Афанасьев Анатолий Владимирович. В электроннной библиотеке park5.ru можно скачать бесплатно книгу Гражданин тьмы или читать онлайн книгу Афанасьев Анатолий Владимирович - Гражданин тьмы без регистрации и без СМС.

Размер архива с книгой Гражданин тьмы равен 331.88 KB

Афанасьев Анатолий Владимирович - Гражданин тьмы => скачать бесплатно электронную книгу



OCR Leo's library
«Анатолий Афанасьев. Гражданин тьмы»: Мартин; 2001
ISBN 5-8475-0076-9
Аннотация
В суперсовременном московском научном центре претворяются в жизнь безумные планы массового клонирования людей. Сотни россиян превращаются в предмет торговли, дешевую рабочую силу, поставляемую за рубеж.
Казалось бы, в разрушенной, разграбленной "демократической" России нет силы, способной остановить современных работорговцев.
У элитного сотрудника спецгруппы "Варан" на этот счет другое мнение...

Анатолий АФАНАСЬЕВ
ГРАЖДАНИН ТЬМЫ
ЧАСТЬ ПЕРВАЯ
ХОСПИС "НАДЕЖДА"
1. ДЕНЬ С УТРА
Вышел погреться на солнышке и заодно хлебца прикупить. Жена моя Мария Семеновна осталась дома, чтобы при готовить борщец и отварить картохи на обед. Выходной день, воскресенье, проходил под знаком лени и душевной пустоты.
Утро выдалось жаркое даже для середины июля: высокое и чистое небо, сквозь которое легко просматривался склон горы под названием "вечность", никакого намека на ветерок, - и кто бы мог подумать, что именно в такую замечательную теплынь начнутся события, которые перешинкуют мою жизнь, будто кочан капусты...
На стоянке кучковались трое водил из нашего дома и с ними полковник в отставке Алеутов. Обычная утренняя сходка. Я подошел выкурить сигарету. Моя "шестеха" - десятилетка с поржавевшими боками сиротливо выглядывала из-за спины новенького микроавтобуса "Мицубиси". Все в порядке, цела-целехонька. Да и кто, честно говоря, теперь на нее позарится, если весь двор заставлен иномарками и среди них попадаются такие, которые стоят целое состояние?.. Некоторые из шикарных автомобилей, не уместясь на стоянке и прилегающем сквере, примостились впритык к дому и заглядывали лукавыми мордами прямо в окна первого этажа. Правильно пишут в независимых газетах: растет благосостояние нации не по дням, а по часам.
Когда я пошел, водилы обсуждали последние политические новости. Юра Гучков (серый "Опель-Рекорд") и Дема Захарчук (инжекторная "десятка") придерживались мнения, что от нового президента можно ожидать чего угодно, вплоть до немедленного ареста Бориса Абрамовича; Павел Данилович, пенсионер ("Запорожец" первого выпуска), поддерживал китайскую модель развития, но еще ни разу за все время нашего знакомства (около двадцати лет, не меньше) ни разу ни о чем не высказал прямого суждения и в спорах всегда отделывался какими-то чрезвычайно язвительными намеками; но безусловно самым авторитетным в этой компании был полковник Алексей Демьяныч Алеутов. За ним тянулся шлейф многолетней беспорочной службы в органах, в особом подразделении, занимающемся охраной высокопоставленных лиц. Доводилось ему охранять Брежнева и Андропова, а уж господ-товарищей рангом пониже нечего и считать. Имелся у него орденок, который он заработал в той давней истории, когда лейтенант Ильин попытался укокошить генсека. Иными словами, полковник Алеутов знал жизнь государей не понаслышке, как средний обыватель, а изнутри. Но держался всегда скромно и с каким-то неколебимым крестьянским достоинством.
Когда появилась свобода и народ узнал всю правду об омерзительной сущности коммунячьего режима, Алеутова стали частенько приглашать консультантом в разные программы и фильмы, но довольно быстро отказались от его услуг. Причина в том, что сколько его ни подначивали и ни вразумляли, полковник так и не научился бранить своих прежних господ, напротив, вспоминал о них с какой-то меланхоличной уважительностью, граничащей с идиотизмом.
В нашем дворе полковник появился с год назад. Уйдя в отставку, он не смог расстаться с любимым делом, да и на пенсию, как известно, не проживешь. Нанялся охранять крупного бизнесмена Алабаш-бека Кутуева, который на ту пору как раз прикупил две квартиры на пятом этаже. Благодаря своему открытому и доброму нраву Алексей Демьяныч быстро перезнакомился со всем домом, а уж местные водилы стали ему как родные. Он безвозмездно приглядывал за стоянкой по ночам, что многие принимали за чудачество, уходящее корнями в его совковое прошлое. В подъезде, где поселился Алабаш-бек, для полковника оборудовали небольшой смотровой кабинетик с прозрачными пуленепробиваемыми стеклами, но все равно жильцы смотрели на него как на обреченного. Уже третий месяц держался упорный слух, что бизнесмена Кутуева вот-вот должны то ли взорвать вместе со всем этажом, то ли отстрелять, когда он будет садиться в один из своих джипов. Я относился к тем, кто не сомневался в достоверности слуха. Достаточно было один раз увидеть этого печального пожилого, заросшего шерстью горца, ворочающего, по сообщениям прессы, миллиардным состоянием, чтобы понять: да, дни этого человека сочтены и он сам об этом знает.
Алеутов слух опровергал, говорил: Кутуев - хороший человек, зачем его убивать? Никому он не мешает... Явно выдавал желаемое за действительное. Правда же была такова, что родного брата Алабаш-бека уже кокнули в Гудермесе, якобы случайно, при рутинной зачистке, и двоих племяшей выкинули из окна отеля "Рэдиссон-Славянская". Неделю трупы показывали по всем каналам. Подбиралась, подбиралась беда к нашему дому, а при коммерческих разборках - теперь это известно каждому школьнику - невинными жертвами всегда в первую очередь оказываются охранники и случайные прохожие. Они обязательно погибают, даже если объект нападения останется невредим. К примеру, как в давней истории с Борисом Абрамовичем, когда при покушении его водителю взрывом оторвало голову, а сам магнат лишь стряхнул кровинки с рукава и пошел спокойно заниматься бизнесом дальше.
- Викторович, вот ты законы хорошо знаешь, да? - обратился ко мне Юра Гучков уже после того, как мы со всеми обменялись рукопожатиями.
- Ну? - сказал я.
- Как считаешь, правильно генералу по яйцам двинули? Или опять кремлевские штучки? Со стороны закона как это выглядит?
Он имел в виду курского губернатора, которого накануне, за несколько часов до выборов, сняли с дистанции. Новость свежая, вровень с ближневосточным конфликтом.
- У нас свои законы, у них - свои, - ответил я туманно, как и было принято в этой компании.
- Теперь опять посадят, - вставил Павел Данилович. - Как в девяносто третьем. В ту же камеру.
- Могут и усы оторвать, - добавил Дема Захарчук.
- Алексей Демьяныч, а ты усатого не охранял? Не доводилось?
- Нет. - Полковник пригладил седой ежик волос. - Когда он на горизонте появился, я уже сходил с арены. Андропова охранял, а этого нет.
- Но ведь Руцкой - хороший человек?
- Еще какой! В Афгане себя зарекомендовал.
- За что же его так?
Полковник собрался ответить, но тут ко второму подъезду подкатил синий "Бьюик", из него выпорхнула стройная красотка в шортиках и бордовой маечке, и Алеутов помчался туда сломя голову, легко, как пушинку, неся многопудовое пожилое тело. Подхватил у красотки черный чемоданчик, проводил до дверей и вместе с нею скрылся в подъезде.
- Массажистка Алабашкина, - уверенно заметил Юра Гучков.
- Каждый день новая, - позавидовал Захарчук. Павел Данилович с грустью заметил:
- Недолго нам, хлопцы, здесь тусоваться. Скоро попрут.
- Куда? - не понял я.
- Да слыхать, бек замыслил подземный гараж строить. Ну, там с сауной, с бассейном. Все как положено. Весь сквер откупил.
- Не успеет, - возразил Гучков. - Уже приходили наводчики. Демьяныча, конечно, жалко. Пристрелят ни за что, как собаку.
- Знал, на что шел, - съязвил пенсионер. - Нынче денежки никому даром не даются.
- Интересно, - вслух задумался Захарчук, - сколько он им отстегивает? Ведь телки одна другой лучше. Элитный товар.
Я уже докурил сигарету - и откланялся.
От нашего дома до большого, двухэтажного супермаркета - прямая асфальтовая тропа, почти парковая аллея, когда-то тенистая и благодатная, осененная могучими липами, но ныне превратившаяся в кровеносный сосудик мощных рыночных артерий, опутавших город. На трехстах метрах чего тут только не было: лохотронщики, бабушки с укропом, бомжи, наркоманы, проститутки, унылые кришнаиты с бритыми головами, даже двое быстроруких художников-портретистов, - короче, вся ликующая, обновленная Москва в миниатюре. Купить можно все, что душа пожелает, от куска мыла до парной свинины. Раза три в день самостийные торговые ряды подвергались "проверке" милиции либо рэкетиров и вымирали, будто Латинская Америка в сиесту; но лишь только сборщики податей исчезали, кипучая жизнь мгновенно возобновлялась с удвоенной силой, и разве что пятна крови кое-где на асфальте напоминали о том, что недавно был налет.
Вестник судьбы явился передо мной в облике бледной девчушки лет двадцати, с подчерненными глазами и ярким ртом. Сперва я принял ее за наркоманку, промышляющую в поисках утренней дозы и готовую на любые услуги, но девчушка, несмотря на бледность, была прехорошенькая, и я охотно задержался, чтобы с ней поговорить.
- Хотите немного заработать? - спросила она певучим голосом, улыбнувшись, как утопленница.
- Еще бы! - подтвердил я. - А как?
- Вы здоровый человек?
- Вполне. А что?
- Я представляю фирму "Реабилитация для всех". Слышали про такую?
- Нет... И чем могу помочь?
Девица еще лучезарнее улыбнулась и повела рукой в сторону зарослей шиповника.
- Там скамеечка, будет удобнее...
Разговор складывался не более несуразный, чем все другие возможные разговоры на этом пятачке, и мне бы распрощаться и двинуться дальше, но я поплелся за ней, словно зачарованный. В общем-то, это естественно. Смазливая юная рожица и круглые коленки по-прежнему имели надо мной неодолимую власть. Плюс к этому за все годы потрясений я не утратил присущего мне от природы идиотического любопытства.
Насчет скамейки она не соврала, но пришлось выйти чуть ли не к метро. Уселись - и девушка предложила сигареты "Парламент". Прикурили от моей зажигалки. Вокруг - ни души, только солнце и в каком-то мареве дома. Действительно хорошее местечко, укромное, здесь можно лишиться головы прямо среди бела дня. Но не в такой ситуации. Если предположить, что девица работает не одна и сейчас нагрянут лихие помощнички, все равно с меня нечего взять: "Роликса" на мне нет, одежонка тухлая и в кармане сорок рубликов чистоганом, не больше... Не наркоманка и не лохотронщица - тогда кто же она?
- Предварительно вы должны ответить на несколько вопросов. - Девушка с деловым видом достала из сумочки блокнотик в кожаном переплете, щелкнула шариковым паркером. Сигарета ей не мешала, дымилась в свекольных губах сама по себе, как у заправского курильщика-мужика.
- А-а, - обрадовался я. - Значит, вы от какого-то предвыборного штаба? Студентка, да? Девушка удивилась:
- Я же сказала, откуда я... Фирма "Реабилитация".
- Но с какой стати я должен отвечать на ваши вопросы?
- Вы хотите заработать?
- Хочу... Кто же не хочет... А о какой сумме речь?
- Если повезет, то одноразово можете получить пять тысяч, - вытащила сигарету изо рта и стряхнула пепел.
- Пять тысяч рублей?
- Почему рублей? Долларов, конечно. Не наркоманка, не проститутка и не лохотронщица, подумал я. Скорее всего, психопатка.
- Деньги хорошие. Задавайте вопросы. После нескольких стандартных вопросов о паспортных данных девушка продолжила:
- Пол?
- Мужской.
- Национальность?
- Руссиянин.
- Возраст?
- По паспорту пятьдесят шесть. Но выгляжу я моложе.
- Хронические заболевания?
- Все, какие есть?
- Можно основные.
- Дистрофия, эмфизема легких, гастрит, колит, Паркинсон, водянка правого яичка, туберкулез, гипертония, диабет, шизофрения, эпилепсия пожалуй, все.
Девушка старательно записала, ни единой гримасой не выдав своего отношения к моим ответам.
- В сущности, я уже не жилец, - добавил я со скорбью. - Если заработаю деньжат, все уйдет на лекарства. Простите, вас как зовут?
- Сашенька... Ваша профессия? На мгновение я задумался: вопрос не такой простой, как кажется.
- Наверное, социолог.
Вскинула подрисованные бровки: взгляд цепкий, но пустоватый, как у большинства нынешних молодых людей.
Что значит - наверное?
Это и значит... Так все перемешалось, сразу не сообразишь. кто ты такой... Но все равно, пишите - социолог специалист по социальным конфликтам.
- Индекс интеллекта?
- А это что еще за штука?
- Проехали, - сделала в блокноте какую-то пометку, вероятно, проставила нулик. - Семейное положение?
- Женат. Двое детей. Оба взрослые... Сашенька, может быть, вы все-таки объясните?..
Поморщилась с досадой.
- Подождите, осталось немного... Ваш любимый цвет.
- Красный, - сказал я наугад и тут же поправился:
- И зеленый.
- Любимая еда?
- Любая. Лишь бы побольше.
- Сексуальная ориентация?
- Саша, не заставляйте краснеть... Разве не видно? Соизволила улыбнуться, но контакта между нами не было, хотя игра становилась увлекательной.
- Группа крови?
- Вторая. Саша...
- Секунду... Особые привычки?
- Какие могут быть привычки. Время-то лихое. Упал, отжался... Прежде любил книжки почитывать. Смешно, да?
- Каких предпочитаете женщин? Полных, худых, молодых, старых?
- Не буду отвечать, пока не скажете зачем? Отложила блокнот, протянула сигареты. Закурили по второй.
- По этим данным компьютер выдаст результат.
- Какой результат?
- До какой степени вас можно использовать. У фирмы высокие требования. Но ведь вы хотите заработать пять тысяч?
- Безусловно.
- Тогда поехали дальше. Ваш годовой доход?
- Коммерческая тайна.
- Хорошо... Это можно пропустить, это пропустим... Ага, вот. Сколько потребляете в день спиртного?
- Когда как. С нормальной закуской, под разговор - литр могу выпить. Но не больше. Больше вредно.
Девушка записала, вздохнула, поглядела по сторонам. Я тоже поглядел. Все то же самое: прекрасный солнечный день, чистое небо, рокот привычных городских шумов.
- Сашенька, можно и мне спросить?
- Да, пожалуйста.
- Вы ведь меня разыгрываете, не правда ли?
- В каком смысле?
- Эта смешная анкета, фирма "Реабилитация" и все прочее. Вам что-то другое нужно, верно?
- С чего вы взяли? Ничего не нужно.
- Но я не сумасшедший. Пять тысяч! Какие пять тысяч? За что?
Девушка отшатнулась, в пустых глазах сверкнул ледок, и в моем мозгу возникло смутное подозрение, но мимолетное, как сполох дальней грозы.
- Не волнуйтесь, - мягко сказала она. - Скоро все поймете... Только распишитесь, пожалуйста, вот здесь, - протянула ручку и открытый блокнот.
- Зачем расписываться?
- Для бухгалтера.
Совершенно автоматически я поставил роспись на разграфленном листе. Игриво заметил:
- Чувствую шелест купюр. Жду указаний. За пять тысяч готов на все.
Сашенька с прежней холодно-пустоватой улыбкой убрала блокнот в сумочку, взамен достала блестящую металлическую трубочку, похожую на тюбик помады.
- Ничего особенного не потребуется, Анатолий Викторович, - поднесла тюбик к моему лицу. - Вот, понюхайте, пожалуйста.
Впоследствии я много раз пытался проанализировать, почему так неосторожно, нелепо вел себя в то утро и чем приворожила, чем околдовала меня эта пигалица. Была хорошенькая - фигурка, что надо, полные грудки, привлекательно обрисовывающиеся под тоненьким полотном рубашки, юная мордашка, - но ведь ничего выдающегося. Видали и покраше. Чем соблазнила? Уж, разумеется, не бредовым обещанием пяти кусков. Факт остается фактом: пошел за ней на скамеечку в кустах, отвечал на скоморошьи вопросы, заигрывал со стариковской неуклюжестью - и в конце концов с азартом распалившегося кобелька нюхнул блестящую штуковину в нежных девичьих пальчиках. Сашенька нажала кнопку - и в ноздри тугой струёй ворвался сладковато-прогорклый запах. Больше ничего не запомнил: сознание вырубило, как топором.
2. ДОМА С ЖЕНОЙ
Пробудился - будто вынырнул из проруби, из вязкой, тинной, кромешной тьмы. С удивлением обнаружил, что лежу раздетый в родной спальне, в родной постели, при свете старенького торшера с левого боку. Голова ясная - и нигде ничего не болит. Отчетливо вспомнил приключение с девицей Сашенькой - вплоть до последнего нюхка из блестящей трубочки, а дальше провал. Как вернулся, как очутился в постели - никакого представления. Шумнул Машу, и она тут же прибежала. Вплыла моя лебедушка-хлопотунья, опустилась на кровать. Схватила за руку. Глазищи отчаянные, шальные.
- Ох, напугал... ну разве так можно, Толечка!
- А что случилось-то?
- Как что случилось? Тебя три дня не было. Мы все чуть с ума не сошли.
- Кто все?
- Как кто? Виталик, Оленька... Все наши знакомые. Половину Москвы на ноги подняли... Толя!
Уткнулась носом в мою грудь, завсхлипывала. Розыгрышем тут и не пахло. Три дня! Где же я был? И как вернулся? Оказалось, сегодня утром, а был уже четверг, я преспокойно открыл дверь своим ключом, прошел в спальню, разделся, повалился в постель и заснул. Сейчас уже вечер - десятый час. Днем Маша вызывала врача, опытного специалиста из коммерческого медицинского центра "Здоч ровье для вас", и тот не нашел никаких повреждений и отклонений. Правда, разбудить не смог. Никто не смог меня разбудить, пока я сам не проснулся.
- Маша, а зачем вызывала врача?
- Как же иначе? Ты когда раздевался, я с тобой разговаривала, ну, как со стенкой. У тебя такой был взгляд, как у лунатика. Толя, что произошло? Можешь, наконец объяснить?
Я не мог. И никто на моем месте не смог бы. Зато я почувствовал, что ужасно голоден.
- Толя, пожалуйста... Если это связано с женщиной... или с водкой... Мы не дети, я постараюсь понять...
Но это не было связано ни с женщиной, ни с водкой.
- Покормишь, Маша?
- Горе ты мое... за что это наказание... - сглотнула слезы, поспешила на кухню.
Вскоре и я туда вышел в одних трусах.
Был не то что напуган, скорее подавлен. Чудовищный пробел во времени. Три дня! И ведь где-то я их провел. Что-то делал. Или спал беспробудно, надышавшись из тюбика. Но вот пришел-то своими ногами, жена врать не будет. Ладно, сперва пожрать, потом думать. По пути на кухню проверил пиджак на стуле: портмоне на месте, в нем пара удостоверений, необходимых в условиях рыночной экономики, а также все целиком сорок рублей с копейками. Не ограбили, и то хорошо.
Маша поставила на стол сковородку с жареной картошкой и котлетами, а я поскорее потянулся к графинчику.
- И мне, - попросила она.
Лицо усталое, отеки под глазами, резко очерчены виски и скулы. Видно, действительно переутомилась за эти три дня. Хотя... В былые годы всякое бывало в нашей жизни, увы, это не первая моя несанкционированная отлучка.
Выпили водки, и я набросился на картошку и котлеты и на черную свежую краюху - ах какой запах, какой изумительный вкус у еды, когда по-настоящему голоден! Маша вяло поклевывала квашеную капустку из алюминиевой мисочки. Следила за мной с вековой печалью в глазах. Конечно, не верила в мое беспамятство.
- Что это? - спросила вдруг с испугом, подобралась ближе, пальцем дотронулась до моего бока, чуть пониже ребер.
Я взглянул - и натурально побледнел. Алый ровный шрамик с пятью припухшими стежками наисвежайшего происхождения. Примерно на том месте, где режут аппендицит. То есть где бывает след после того, как вырежут воспаленный отросток. В тот же миг я ощутил в боку жжение и легкое покалывание. Пробрало меня, ох как пробрало! Даже аппетит пропал.
- Что это? - повторила Маша, округлив глаза - У тебя же не было.
- А теперь есть. - Я помял шрамик, потер, погладил. Совсем как в фильме ужасов - и черные узелки ниток торчат. Шрам аккуратный, но похоже, зашивали наспех.
- Толя! - вскричала жена.
- Что Толя? Я пятьдесят лет Толя, - набухал себе вторую порцию водяры, осушил, не закусывая. Потом закурил. Не хотел пугать Машу. - Подумаешь, шрам. Вот у Петракова - помнишь Петракова? - был похлеще случай. У него мания величия, помнишь? Родителеву квартиру продал и купил джип "Чероки". За сорок тысяч баксов. И на другой день машину угнали. Только и доехал из магазина до дома. Вот настоящее человеческое горе, а тут какой-то шрам. Да я...
- Толя, что с тобой?! - Требовательный взгляд, призывающий опомниться, прийти в себя. Полный сочувствия и скорби. Маша была не только женой, она была моим другом уже около тридцати лет, проверенным во всех отношениях.

Афанасьев Анатолий Владимирович - Гражданин тьмы => читать онлайн книгу далее