А-П

П-Я

 Брэнсон Ричард 
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  A-Z

Адлер Элизабет

Сейчас или никогда


 

На этой странице выложена электронная книга Сейчас или никогда автора, которого зовут Адлер Элизабет. В электроннной библиотеке park5.ru можно скачать бесплатно книгу Сейчас или никогда или читать онлайн книгу Адлер Элизабет - Сейчас или никогда без регистрации и без СМС.

Размер архива с книгой Сейчас или никогда равен 294.97 KB

Адлер Элизабет - Сейчас или никогда => скачать бесплатно электронную книгу



OCR Eleanorlib
«Сейчас или никогда»: АСТ; Москва; 2002
ISBN 5-17-006809-3
Аннотация
Кто остановит безумного маньяка, принесшего ужас в уютный студенческий городок?
Кто разорвет цепь странных, невероятных убийств?
Только лучший детектив Бостона — мужественный Гарри Джордан. Следователь, привыкший полагаться только на себя, но теперь вынужденный, довериться бесстрашной журналистке Мэллори Мэлоун. Женщине, очаровавшей его буквально с первого взгляда. Женщине, покорить которую будет очень и очень нелегко…
Действовать — СЕЙЧАС ИЛИ НИКОГДА!
Элизабет Адлер
Сейчас или никогда
Глава 1
Большой серебристого цвета пес с изумительными светло-голубыми глазами вылез из-под кровати, насторожился, поднял уши и долго смотрел на циферблат часов, встроенных в радиоприемник: 4:57, 4:58, 4:59, 5:00… А когда ровно в пять прозвучал сигнал, он вытянул лапу и нажал на кнопку звонка.
Гарри Джордан, детектив отдела по расследованию убийств бостонской полиции, перевернулся на спину, но так и не смог открыть глаза. Собака продолжала смотреть на него, ожидая указаний. А когда убедилась, что в ближайшее время их не будет, запрыгнула на кровать и улеглась рядом с хозяином, положив голову ему на грудь.
Через десять минут снова зазвонил будильник. Гарри с трудом разлепил веки и уставился на собаку. Та энергично замахала хвостом, но так и не убрала голову с его груди.
— Ну ладно, ладно, встаю, — недовольно проворчал он, вспомнив, что во сне видел совершенно другие глаза, правда, такие же голубые. Он потрепал верного друга по шее. А потом, откинув одеяло, медленно опустил ноги на пол. Через минуту он встал, потянулся и медленно побрел к окну, чтобы убедиться, что уже рассвело.
Гарри был высоким, широкоплечим, прекрасно сложенным мужчиной с узким лицом, волевым подбородком, темно-серыми глазами, высоким лбом и коротко стриженными темными волосами.
Коллеги называли его Профом, потому что он получил гарвардское юридическое образование, но еще больше восхищались числом забитых голов в сборной Мичигана, где он когда-то играл. А его мяч, забитый с расстояния в сто пять ярдов, стал уже легендой.
Однако Гарри никогда не рассказывал друзьям, что, помимо прочих достоинств, обладает еще одним — весьма солидным состоянием, которое оставил ему дед. Большую сумму в трастовом фонде можно было получить лишь по достижении тридцати лет. Внук унаследовал также прекрасный старый дом в Бикон-Хилле, районе Бостона. Разумеется, сначала Гарри думал, что эти деньги принесли бы ему больше радости не в тридцать лет, а гораздо раньше, но позже он понял, что дед был прав. Получи он это наследство раньше, сейчас бы от него, возможно, ничего бы и не осталось. В молодые годы деньги тратятся легко и безоглядно — на дорогие машины, на женщин и прочие развлечения. А так Гарри пришлось немало попотеть, чтобы получить хорошее образование, найти свое место в жизни и доказать самому себе, что он чего-то стоит.
Гарри часто вспоминал слова своего отца, в сердцах сказанные им, когда он провалил свой первый год обучения на юридическом факультете Гарвардского университета. «Почему бы тебе не оторвать мозги от члена и не начать использовать их по назначению? — сердито выпалил он тогда. — Застегни свои штаны, Гарри, и прекрати бегать по бабам. И верни мне ключи от машины, которая не дает тебе покоя. Советую забыть всю эту чепуху, приклеиться задницей к стулу в лекционной аудитории и наконец-то заняться делом».
В конце концов Гарри так и поступил. Успешно закончив университет, он получил диплом юриста и стал работать в семейной фирме. Но вскоре ему надоели однообразие и рутинная бумажная работа, и он, ко всеобщему удивлению, пошел работать сыщиком в полицейский департамент Бостона. А на вопрос, почему он так поступил, всегда отвечал, что, по его мнению, адвокаты давно уже не имеют никакого отношения к защите справедливости. Они просто делают деньги, оказывают никчемные услуги и главным образом выискивают прорехи в законодательстве, чтобы освободить своих клиентов от справедливого наказания. А в полиции можно полностью реализовать себя и принести больше пользы обществу, освобождая его от преступников.
И он это делал отменно и с превеликим удовольствием. Через некоторое время Гарри уже стал лучшим сыщиком бостонской полиции, прошедшим долгий путь от рядового патрульного дорожной полиции до старшего детектива, которому поручали самые сложные дела. Он успел поработать и в спасательной команде, и в оперативной группе, и даже в отделе по борьбе с незаконным распространением наркотиков.
Что же касается личной жизни, то сейчас у него ее практически не было. Правда, в двадцать восемь лет он женился, но жизнь не заладилась, и вскоре они разошлись. Жена никак не могла смириться с тем, что ее муж не высокооплачиваемый и весьма уважаемый в обществе прокурор, а простой полицейский, который сутками ловит преступников и редко вспоминает о семье. Ее уход оказался для него страшным ударом. Он каялся, просил прощения, осыпал жену поцелуями, но было уже поздно. Она считала, что любовь прошла и ничего с этим поделать уже нельзя.
Погоревав, Гарри переделал свой огромный дом под квартиры и стал сдавать в аренду верхние этажи. Сам же поселился на первом этаже в небольшой квартире, окна которой выходили в сад. Купил симпатичного щенка, с которым и коротал все свое свободное время. Когда щенок подрос, то стал похож на волка и постепенно превратился в самого надежного друга. Гарри дал ему странную кличку Сквиз, что тому, видимо, нравилось, и пес не отходил от него ни на шаг.
Гарри еще раз потянулся, а потом подошел к двери, которая вела в небольшой садик, и широко распахнул ее. Собака выскочила во двор, где проделала свои рутинные дела, а потом остановилась и долго втягивала в себя свежий утренний воздух, оглядываясь по сторонам.
Гарри поежился и поспешил в ванную.
— Надо как-нибудь выкроить время и привести в порядок траву на газоне, — проворчал он, вспоминая о своем дворике только по утрам. Но времени-то у него как раз и не было. И все же он любил свой небольшой и уютный садик, как, впрочем, и ванную.
Она была огромная, квадратная, в старомодном стиле — с покрытым черно-белыми плитками полом и огромным камином с ажурной железной решеткой. Словом, это была жемчужина викторианской эпохи, предназначенная для людей неторопливых, любящих пространство и ценящих комфорт.
Освежившись, Гарри не спеша направился через всю гостиную на кухню сварить чашку крепкого кофе. В отличие от всего остального интерьера кухня его была отнюдь не старомодной. В ней сверкала покрытая лаком черная мебель и хромированная сантехника. Правда, он уже давно ничего здесь не готовил и лишь пользовался большой кофеваркой. Вот и сейчас она зашипела и замигала веселыми огоньками таймера, усиливая и без того приятное чувство комфорта и уюта. Гарри с грустью подумал, что вся его жизнь подчиняется таймеру. Даже наручные часы, казалось, все время подмигивали, напоминая о том, что жизнь быстротечна, время бежит и надо вечно куда-то спешить.
Он налил большую чашку кофе, положил пару ложек сахара и направился в гостиную, но тут зазвонил телефон. Посмотрев на часы, он нахмурился. В начале шестого утра телефонный звонок мог сулить лишь очередные неприятности.
— Что случилось, Проф? — прозвучал в трубке знакомый голос. — Неужели на этот раз Сквиз промахнулся и не нажал на кнопку будильника?
Гарри отхлебнул немного кофе и уселся на диван. Это был Карло Россетти, его напарник по службе и преданный друг.
— Нет, он обычно нажимает только раз, а потом терпеливо ждет, когда я встану и выпущу его в сад, — пояснил Гарри.
— Извини, дружище, что побеспокоил тебя так рано, но думаю, что ты должен знать это прямо сейчас. Сегодня ночью обнаружили еще одну жертву. Молодая девушка была изнасилована и порезана ножом. Правда, она еще жива, но не уверен, что поправится. Слишком много крови потеряла. Сейчас она находится в больнице «Массачусетс дженерал». Надо обязательно поговорить с ней, пока она еще жива.
— Ладно, встретимся в больнице. Скажи шефу, что мы уже выехали на место. Она в сознании? Может быть, уже что-нибудь сообщила?
— Нет. По крайней мере мне об этом ничего не известно. Я сам только что приехал сюда. Звонок поступил к нам примерно около трех часов утра, когда ночное дежурство уже подходило к концу. Нам сообщили, что два рыбака обнаружили ее на берегу озера неподалеку от городка Рокпорта. Туда сразу же вылетела бригада «скорой помощи», которая и доставила ее в больницу на вертолете. В это время дежурил Макмэхен. Он с Гэйвелом уже там, но ты же знаешь, Гарри, что это наше дело. Вот я и решил позвонить тебе.
Гарри вспомнил два изуродованных женских трупа, которыми они занимались все последнее время.
— Хорошо, буду там минут через десять, — угрюмо процедил он и положил трубку.
Значит, ему опять не удастся спокойно допить свой кофе. Он быстро натянул брюки, надел рубашку, снял с вешалки кожаную куртку, сделал еще один глоток кофе и быстро направился к двери. Открыв ее, он позвал Сквиза, потрепал его по голове и вышел из квартиры.
Его любимый «ягуар» 1969 года выпуска стоял у ворот на своем обычном месте. Открыв дверцу, Гарри пропустил вперед Сквиза, который быстро запрыгнул на свое привычное место рядом с водителем, а потом сел сам, завел мотор и помчался из престижного района у Луисбург-сквера к центральной больнице штата.
Глава 2
Центральная больница штата Массачусетс располагалась в массивном кирпичном здании в удаленном от оживленных магистралей районе. Утренний воздух был наполнен шумом и даже слегка вибрировал от мчащихся по у скоростному шоссе машин, а возле самой больницы то и дело визжали сирены «скорой помощи», прерываемые хлопающими звуками винтов санитарных вертолетов. Они садились на крышу здания, выгружали пациентов и вскоре снова отправлялись за теми, кто нуждался в их помощи.
Гарри припарковал машину перед входом на специально отведенной стоянке. Захлопнув дверь, он оставил заднее окно открытым и быстро зашагал к дворам больницы, где нос к носу столкнулся со знакомым врачом.
— Боже мой, что за спешка! — всплеснул тот руками. — Никогда бы не подумал, что сыщики встают так рано, чтобы навестить своих клиентов. — Доктор поправил свои огромные роговые очки и пристально посмотрел на Гарри.
— Простите, доктор, — пробормотал Гарри извиняющимся тоном, не сбавляя шаг. — А, это вы, доктор Блэйк, извините, не узнал вас. Я спешу. У нас тут очередное происшествие.
Доктор покачал головой и понимающе улыбнулся:
— Понятно. Впрочем, я не припомню случая, чтобы вы когда-нибудь куда-нибудь не спешили. Может, могу чем-нибудь помочь?! — крикнул он вдогонку.
Гарри махнул рукой, давая понять, что ему сейчас не до этого.
— Это не по вашему адресу, доктор! — прокричал он. — Во всяком случае, сейчас. — . Гарри нахмурился, удивляясь собственным словам. Ведь доктор Блэйк заведовал отделом патологии в этой больнице и к тому же являлся главным экспертом-патологоанатомом департамента полиции.
Дежурная медсестра тоже знала Гарри и сразу же показала ему рукой на дверь.
— Первый этаж, отделение травматологии, последняя дверь направо, — быстро произнесла она, не дожидаясь расспросов. — Девушка потеряла много крови, и ей уже сделали переливание. Она в коматозном состоянии, и сейчас никто не может сказать, чем все это кончится.
— Господи Иисусе, — прошептал Гарри, глядя в глаза сестры.
— Да, — подтвердила та, опустив голову, — все сейчас в руках Всевышнего.
Увидев у лифта толпу посетителей, Гарри помчался вверх по лестнице, перескакивая через ступеньки. Поднявшись на первый этаж, он остановился, перевел дыхание и провел рукой по волосам. Затем закрыл глаза и какое-то мгновение стоял неподвижно, собираясь с силами. Больничный запах напомнил ему, как в возрасте пяти лет он впервые попал в больницу, где ему удалили миндалины. Тогда его почти целую неделю держали на диете и кормили исключительно одним мороженым. Несмотря на мороженое, он так и не смог избавиться от детского страха перед больницей.
Немного отдышавшись, он толкнул дверь и вошел в коридор. Дверь палаты находилась рядом с лестницей. Россетти стоял прислонившись к стене. Его черные волосы были аккуратно зачесаны назад, а белая рубашка поражала своей свежестью. Он насвистывал какую-то веселую мелодию и рассматривал свои ногти. Если бы не столь ранний час и не столь печальные обстоятельства, то можно было бы подумать, что этот молодой человек всем доволен и не обременен тяготами жизни. Сейчас Карло чем-то напоминал молодого Джона Траволту, а не детектива бостонской полиции, прибывшего для допроса потерпевшей.
Гарри улыбнулся ему, хотя, откровенно говоря, сейчас было не до веселья. Но этот парень нравился ему и с ним всегда было легко. В свои тридцать два года Россетти привлекал внимание посторонних своими черными, необыкновенно живыми глазами, красивым, слегка удлиненным лицом и горделивой осанкой. Женщины были от него без ума, и даже сейчас он выглядел так, словно только что вышел из дома своей сердобольной итальянской мамочки, а не провел беспокойную ночь с очередной красоткой в ночном ресторане. Другими словами, он был собран, подтянут, выбрит до синевы и, как всегда, готов действовать.
— Похоже, она долго не протянет, — спокойно сообщил Россетти, показав рукой на больничную палату.
Гарри нахмурился и недоверчиво посмотрел на друга.
— Откуда ты знаешь?
— Насмотрелся я на людей в таком состоянии. Думаю, надо приготовиться к худшему. — Он сделал паузу и равнодушно пожал плечами. — Можешь сам убедиться, если хочешь.
Дверь больничной палаты охранял полицейский. Он козырнул Гарри, поздоровался с ним и отступил в сторону, давая тому возможность войти внутрь. В палате было все как обычно в таких случаях. Медсестра внимательно следила за жизнеподдерживающей аппаратурой, которая мигала, жужжала и натужно вырисовывала на экране едва заметную кривую, а на узкой больничной койке неподвижно лежала девушка, от которой тянулись многочисленные проводки датчиков. Ее забинтованные руки лежали поверх белоснежной простыни и поражали своей безжизненностью, как, впрочем, и ее мертвенно-бледное лицо, обрамленное темными и странно обрезанными волосами.
Медсестра повернула голову и посмотрела на вошедшего детектива грустными глазами.
— Она сейчас вряд ли сможет поговорить с вами. Может быть, очнется через некоторое время. — Ее мягкий, вкрадчивый голос не предвещал ничего хорошего.
Гарри подошел ближе и внимательно посмотрел на пациентку. Ему очень хотелось верить сейчас этой милой медсестре, а не цинично-холодному приговору своего друга Россетти.
— Скажите, есть шанс, что она придет в себя и сможет побеседовать с нами?
— Скажу вам откровенно, если она и очнется, то вряд ли захочет говорить.
— Понимаю, но нам очень нужны ее показания. Дело в том, что это наша единственная возможность определить, выследить и в конце концов поймать убийцу. Не исключено, что она видела его лицо, а может быть, даже знает его.
Медсестра тяжело вздохнула и молча кивнула. Она знала, что это далеко не первая жертва маньяка, и боялась, что не последняя.
— Знаете, на сей раз он не отрезал ей соски, как в предыдущих случаях.
Гарри долго смотрел на бледное лицо женщины, на ее обескровленные руки и на темные пятна крови, просочившиеся сквозь туго наложенные на запястья бинты. В эту минуту он понял, что это мертвенно-бледное лицо еще долго будет стоять у него перед глазами. По крайней мере до того момента, когда он защелкнет наручники на руках этого подонка. Бросив на нее последний взгляд, он тяжело вздохнул, повернулся и быстро вышел из палаты.
Россетти уже закончил свою утреннюю процедуру с ногтями и медленно потягивал дымящийся кофе из бумажного стаканчика. Еще один стакан он держал в другой руке и сразу же протянул его Гарри.
— Ну, что скажешь?
— Скажу, что теперь нам остается только молиться за нее. Оба какое-то время молча пили кофе.
— А что там с этими рыбаками? — спросил наконец Гарри. Россетти неуверенно пожал плечами:
— Местная полиция взяла у них показания и отправила факсом нашему боссу. Но там, к сожалению, нет ничего интересного. Они сказали, что ровным счетом ничего не видели, то есть ничего такого, что могло бы заинтересовать нас, а просто слышали звук быстро удаляющейся машины. А потом увидели на берегу труп… прости, тело молодой девушки. Если бы они появились хоть на несколько минут раньше, то могли бы застать подонка на месте преступления. Да, ей не повезло, что они не оказались там раньше.
— Нам известно ее имя?
— Пока нет, но местная полиция сейчас работает над этим. К сожалению, у потерпевшей не было ни водительских прав, ни кошелька, ни ключей и вообще ничего такого, что могло бы помочь нам установить ее личность.
Гарри кивнул и задумался. Да, нелегко определить имя девушки в Бостоне, где проживают десятки тысяч юных студентов. Обе предыдущие жертвы были студентками, поэтому Гарри не сомневался, что и эта из их числа. Другими словами, начинать поиск надо именно со студенческих кампусов. Оставалось надеяться, что местная полиция справится с этим и вскоре представит полные данные об этой жертве.
Он допил кофе, смял бумажный стаканчик и огляделся вокруг в поисках кофеварки.
— Я хочу выпить еще кофе, а потом посижу здесь: вдруг она придет в себя? У меня все-таки есть надежда, что она выкарабкается. А ты поезжай в участок и объясни им, что я на месте и жду результатов ее идентификации. И вообще посмотри, как там идут дела. Возможно, они получили какие-нибудь новые данные.
— Хорошо, — быстро согласился Россетти и, допив остатки кофе, отделился от стены. — Послушай, Гарри, — сказал он напоследок, пристально посмотрев другу в глаза, — не принимай все это близко к сердцу. Ты же просто полицейский, который делает свое дело, не более того. Я никогда не считал тебя слишком щедрым на эмоции, — добавил он через плечо. — Прибереги их для живых женщин. Они любят чувствительность. Бери пример с Клинта Иствуда и других героев фильма «Мосты округа Мэдисон». — С этими словами он похлопал Гарри по плечу и медленно зашагал по пропахшему лекарствами коридору.
Гарри улыбнулся:
— Откуда ты все это знаешь, Ромео?
— Не Ромео, а Казакова, дружище. Я слишком стар для роли Ромео. — Россетти весело рассмеялся и исчез за дверью. Джордану стало неловко от нелепого смеха в стенах, где чувствовалось дыхание смерти и горя.
Почти целый час Гарри расхаживал по коридору взад-вперед, пока наконец не почувствовал, что изрядно проголодался. Спустившись в кафетерий, он съел сандвич с беконом и яичницей, запил еще одной чашкой кофе и вновь поднялся в отделение, где снова стал мерить шагами коридор, постоянно озираясь на дверь палаты.
В полдень Гарри устал настолько, что уже не мог больше выносить запах лекарств и решил немного прогуляться, тем более что в машине его ждала собака. Выпустив ее погулять, он направился в небольшой магазин, купил там несколько бутербродов с ветчиной, щедро поделился с верным другом, а потом, напоив свежей водой, снова посадил пса в машину. Сквиз грустно посмотрел на хозяина, послушно запрыгнул на заднее сиденье и прилег, положив голову на передние лапы. При этом его светло-голубые глаза полны были нескрываемой укоризны.
— Что делать, дружище, — попытался извиниться перед ним Гарри, захлопывая дверцу машины. — Такова жизнь полицейского. Собачья жизнь, надо сказать, поэтому ты должен понять меня. Я предупреждал тебя, что все будет именно так и никак иначе. Так что не ворчи.
Любопытно, что именно эти слова он много лет назад часто повторял своей жене, но она к ним не прислушалась и предпочла разорвать брачные узы.
Пока Гарри отсутствовал, на смену дежурившему с утра у двери палаты полицейскому пришел другой. Он поприветствовал детектива привычным жестом.
— Добрый день, сэр. Офицер Рафферти. Мне приказано быть здесь до восьми вечера, сэр. В палате сейчас находится доктор Уаксман. Он осматривает пациентку и может поговорить с вами.
Доктор стоял рядом с больничной койкой и внимательно изучал данные о состоянии несчастной девушки.

Адлер Элизабет - Сейчас или никогда => читать онлайн книгу далее

 Прощай, печаль