А-П

П-Я

 Саломатов Л. 
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  A-Z

Росс Джулия

Рискованное увлечение


 

На этой странице выложена электронная книга Рискованное увлечение автора, которого зовут Росс Джулия. В электроннной библиотеке park5.ru можно скачать бесплатно книгу Рискованное увлечение или читать онлайн книгу Росс Джулия - Рискованное увлечение без регистрации и без СМС.

Размер архива с книгой Рискованное увлечение равен 292.36 KB

Росс Джулия - Рискованное увлечение => скачать бесплатно электронную книгу



SpellCheck Goton
«Рискованное увлечение»: АСТ; Москва; 2005
ISBN 5-17-028447-0
Аннотация
Игроку изменила удача, и Олден Грэнвилл, виконт Грейсчерч, в одночасье потерял все – и деньги, и фамильное имение. Чуда ждать неоткуда, но неожиданно виконту предложили заключить странное пари… Если ему удастся соблазнить и влюбить в себя до безумия самую неприступную гордячку Англии – Джульетту Ситон, его долг будет прощен. Для виконта Грейсчерча обольстить женщину не составляет труда, но как подступиться к той, которая раз и навсегда запретила себе любить?
Джулия Росс
Рискованное увлечение
Пролог
Он потерял все. Все, чем владел. Непостижимо!
Капиталовложений, драгоценностей, оружия, даже собственного дома – Грейсчерч-Эбби – не хватит, чтобы погасить долги.
Олден прижал к губам носовой платок, и каскад кружев всколыхнулся у его запястья.
А ведь он был так воздержан в этот вечер! Или нет? Воспоминания расплывались. Пульс частил так, словно близился конец света.
По кабинету, освещенному пламенем свечей, метались тени. Они скользили поверх бутылок, бокалов, карт и невообразимого вороха расписок на столе. За окнами Лондон короля Георга чадил и плел интриги, безразличный к судьбе Олдена Грэнвилла Строна, виконта Грейсчерча, только что проигравшегося в пух и прах.
«Я пропал!»
Лорд Эдвард Вейн снял нагар с оплывшей свечи.
– Клянусь Богом, вас ничем не проймешь! Неужто вашу гордость так и не задели эти потери? Черт побери, что может вас подстегнуть, Грейсчерч? Удвоение ставок?
Олден встретил холодный, необычайно пустой взгляд того, кого еще недавно лицезрел перед кончиком рапиры. Мелкое пакостничество не столь уж редкое явление среди отпрысков пэров. Худощавый, алчущий победы лорд Эдвард Вейн был его партнером во время их бодрящего утреннего поединка. У Олдена никогда не было достаточной уверенности, что сын герцога, чисто из прихоти, метким ударом не пронзит ему сердце.
Тем не менее именно это увлекательное упражнение в фехтовании привело его сюда, в городской дом лорда Эдварда, провести вечер, закончившийся полным поражением. Случайное состязание… Трудно доставшаяся победа над более искусным противником… Приглашение сыграть в карты… Олден принял предложение, чтобы дать сыну герцога шанс взять реванш за утренний проигрыш. Так что винить некого, разве что самого себя.
Запах духов от носового платка змеей пролез в ноздри. Да, это отнюдь не вечер среди друзей.
Напудренный парик третьего игрока возвышался над красным лицом, как древесный нарост. В своем ярком камзоле и грязных кружевах сэр Реджинальд Денби выглядел в высшей степени странным компаньоном для изысканного сына герцога. Толстые пальцы Денби прижимали выигравшую карту. Под ней безучастно лежали дама и валет Олдена, встретившись лицом к лицу с небольшой свитой собратьев, представленных одними козырями.
Проиграть такую невероятную сумму лорду Эдварду Вейну было равносильно прыжку прямо в пасть зверю. Но проиграть еще больше денег такому грубому деревенскому пню, как сэр Реджинальд Денби, казалось почти абсурдом.
Между тем удары колокола в голове становились все громче. Разорение. И гибель бесчисленных безвинных душ.
Олден не рассчитывал на пощаду – значит, он должен найти выход. Сердце бешено колотилось. Комната расплывалась во мгле. Он вновь почувствовал тошноту, как тогда на море, во время возвращения на родину…
Размашистым жестом он опустил носовой платок и поставил росчерк поперек еще одной мерзкой бумажонки.
– Надо полагать, я разорен, лорд Эдвард. – Олден придал голосу безразлично-скучливый тон, будто подобные потери ровно ничего не значат. – Позвольте мне сообщить вам еще одну вещь: если я продолжу игру – тщетно домогаться от меня уплаты долга. Я буду вынужден покинуть страну и состариться безнадежным распутником в Париже.
– Безнадежным, Грейсчерч? – Лорд Эдвард рассмеялся. – От кого я слышу! Это моя маленькая слабость – самонадеянно рассчитывать на разорение по меньшей мере одного распутника в год. Небольшое развлечение. Но все-таки, что может соблазнить вас остаться в игре? Утроение ставки?
– Когда госпожа удача обчищает мою мошну без всякой компенсации? – Олден зевнул. – Я никогда не позволяю леди быть столь сквалыжной со мной, сэр.
Мушка в форме сердечка сморщилась в уголке рта лорда Эдварда. Это выглядело почти отвратительно.
– Прославленный лорд Грейсчерч сомневается в расположении такой продажной девки, как госпожа удача? Говорят, ни одна женщина еще не отказывала вам, сэр.
– Слухи преувеличены, – сказал Олден.
Хотя, разумеется, это было не так.
Кружево пенилось вокруг его запястий. Причудливая вязь из херувимов и колокольчиков походила на крошечные снежинки, порхающие над морской пеной. Это говорило о достатке и утонченном вкусе, а также привносило забавный привкус порочности, с учетом обстоятельств, при которых это кружево было добыто.
В клубе «Сент-Джеймс» на сей счет строилось множество догадок. Самым остроумным и выдающимся из всех когда-либо высказываемых предположений была версия о том, что виконт Грейсчерч мог приобрести подобный сугубо женский атрибут только в определенном месте. Но называть место публично было не принято. Правда, несколько увеселительных заведений, предназначенных исключительно для мужчин, были незамедлительно помянуты, за чем последовало нескромное пари. Олден, естественно, его выиграл. Как лорд Эдвард мог не слышать об этой истории? Общество над этим славно потрудилось. Чтобы держаться на плаву в модных гостиных, клубах, кофейнях и за карточным столом, внешний вид решал все.
Олден откинулся в своем кресле и подмигнул.
– Увы, лорд Эдвард, карманы мои так же пусты, как и голова. Сегодня вечером мой ум плохо соображает в картах. Если вы настаиваете на игре, прошу вас, предложите мне что-то, что я реально способен выиграть.
Сын герцога осклабился. Под растрескавшейся пудрой на его лице обнажилась смуглая кожа.
– Тогда ставим на женщину! Что скажете, Сэр Реджинальд? Назовите любую девку в деревне – и к пятнице Грейсчерч должен будет снискать ее благорасположение.
Красное лицо Денби сделалось еще темнее.
– Он ничего не добьется, сэр… если я назову девку!
– В таком случае выдвигаем новое условие. – Лорд Эдвард открыл свою записную книжку. – Ну что, Грейсчерч? Вы согласны? Слегка проехаться по накатанной колее не представит для вас никакой трудности. Позвольте Денби назвать имя леди. Добивайтесь успеха – и я аннулирую эти расписки вместе со всем вашим долгом, мне и Денби. Если же потерпите неудачу заплатите нам сполна. Утром в следующее воскресенье. Кроме того, возможно, с вас будет взыскан какой-нибудь забавный штраф по моему выбору. Вы поддерживаете, сэр Реджинальд?
– Весьма охотно, сэр! – Бокал звякнул, когда Денби подлил себе вина. – И даю еще пять тысяч сверху. Гарантирую, сэр, с той Иезавель, которую я имею в виду, у него ничего не получится.
Олден сложил небольшой квадратик из холщовой салфетки. Пламя вспыхнуло в кольцах – его фамильном наследстве. Он взглянул на них с острым чувством сожаления.
– Неудача не значится в моем словаре, сэр Реджинальд, – сказал он. – Однако я сгораю от любопытства. Что за создание вы мне уготовили? Кого я должен очаровать, чтобы погасить мои долги?
– Одну особу, которая, я уверен, выстоит.
– Тогда она целомудренная? Уж не прочите ли вы мне девственницу? Я восхищен!
Денби поскреб голову под париком специально предназначенной палочкой из слоновой кости.
– Я не имею в виду девственницу.
Олден поднялся, чтобы скрыть облегчение.
Абсурд. Чудовищная гнусность. Но у него появился шанс. Еще не все пропало. Какая разница, кого назовет Денби – ведьму или шлюху? Во всяком случае, не нужно совращать невинную девушку. Уже хорошо!
– Может, вы назовете имя женщины? – сказал Олден.
– Которая способна устоять перед таким неимоверным соблазном? – Лорд Эдвард обнажил желтые зубы. – Разве в графстве осталась хоть одна женщина, которую вы еще не испробовали в то или иное время?
Олден поклонился.
– Поистине блистательная репутация! Вы питаете очень мало доверия к верности жен, лорд Эдвард.
– Чушь! У меня нет никакого доверия к институту брака, сэр. Равно как и у вас, ибо ни один из нас не настолько глуп, чтобы сделаться подкаблучником.
– В самом деле, – сказал Олден. – Зачем заводить собственную жену, если можно услаждаться с чьей-то еще? Несомненно, вы с этим согласитесь, сэр Реджинальд?
– Она и не жена. – упрямо сказал Денби. – Она вдова. Живет в деревне рядом с Мэрион-Холлом, моей загородной усадьбой, вам неизвестной.
Тени запрыгали по стене, когда лорд Эдвард разразился хохотом.
– Чума на мою голову! Вы просто исчадие ада, Денби! Сущий дьявол! Шикарное пари! Что скажете, Грейсчерч? Вы можете отыграться и еще получить пять тысяч, если совладаете с этой вдовушкой, по ее желанию или без, к полуночи в пятницу.
Олден отвесил глубокий поклон, препроводив его нарочито эффектным взмахом носового платка.
– Увы, что касается меня, то в таких делах я признаю только желание женщины. Подобно тому, как я предпочитаю не пудрить волосы, лорд Эдвард. Может, для кого-то это странный каприз, но таково мое кредо.
Лицо Денби блеснуло алым отливом.
– Если вы хотите ее желания, гарантирую – вы проиграете.
– Нет. Грейсчерч выиграет. – Лорд Эдвард подмигнул компаньону поверх бокала с вином. – Перед ним никто не сможет устоять.
– За пять лет у нее не было мужчины в постели…
– Но отнюдь не из-за недостатка их попыток! – Сын герцога продолжал давиться от смеха. – Вы ведь тоже претендовали на нее, не так ли, Денби? Даже предлагали выйти за вас замуж, как вы сами мне говорили. И все это только за красивые глаза, черт побери!
Олден прошел к окну, постукивая по полу каблуками.
– Вы тоже знаете леди, лорд Эдвард?
– Только по рассказам, сэр. С чужих слов. Говорят – она красавица. Настоящий персик. И ей не более двадцати пяти. Я начинаю вам завидовать.
– Черт побери, сэр! – воскликнул Денби. – Душа у нее твердая что камень.
– Зато плоть сладка. – Мушка-сердечко на коже сына герцога сморщилась. – Без сомнения, очень сладка. Как персик.
Денби с упрямым лицом спросил:
– Если Грейсчерч победит, каким образом он подтвердит это?
– Вы полагаете, моего слова недостаточно? – спросил Олден. – Вы предпочитаете слышать леди?
– Без сомнения, она найдет опыт восхитительным, – ответил лорд Эдвард. – И будет рассказывать сию историю бесчисленное множество раз, краснея и вздыхая. Но, возможно, вдова застенчива, сэр Реджинальд. Вы рассказывали мне, что леди носит медальон?
– Никогда с ним не расстается.
Сын герцога поставил свой бокал.
– Тогда вы принесете нам ее медальон, Грейсчерч.
– И еще поставите ваши кольца, – добавил Денби.
– За пари на медальон или в залог того, что я не сбегу в Париж? – У Олдена отлегло от сердца: Денби не понимает, что отцовские кольца уже проиграны. Эти люди, должно быть, считают его безмерно богатым. Однако кровь уже ударила ему в голову, обещая дьявольски пикантную заварушку. – Дорогие мои, ради такого забавного пари вы можете отозвать меня из самого рая.
– Воображаю, какой рай ожидает вас в постели леди. – Лорд Эдвард стал записывать условия в свою книжицу. – Итак, Грейсчерч, к полуночи в пятницу вы переспите с этой вдовой. Сэр Реджинальд, разумеется, должен предоставить вам с ней свой дом в Мэрион-Холле. Наутро вы принесете нам ее медальон, и мы простим вам этот пустячок. – Он указал на стол с рассыпанными на нем расписками с обязательствами по долгам. – Вы согласны?
Олден посмотрел на свое отражение в окне. Высокие штиблеты из серебряного шелка с золотистыми пряжками. Белые шелковые гольфы. Бриджи цвета слоновой кости с золотыми штрипками и серебряными пуговицами ниже колен. Расшитый золотом длинный камзол из атласа под цвет бриджей. Забавная маленькая парадная шпага. И все это венчалось кружевом. Лавиной изумительного кружева.
Камердинер уложил его волосы горячими щипцами, завив несколько локонов выше уха. Остальные волосы были зачесаны назад и перевязаны черной лентой – маленькое пристрастие Олдена. Никакого парика. Никакой пудры. Только свои собственные волосы. Светлые, абсолютно чистые.
Удачливость, коей он не обладал, экспонировалась на его теле. Эффект был тонко рассчитан. Тоньше, нежели кольчуга его предков, но точно так же важен.
Впечатлит ли это вдову?
В тишине равномерно тикали часы. Столы всегда были его другом, его единственной надеждой на будущее. До сего дня. До сегодняшнего вечера, когда он непостижимым образом потерял равновесие и, неудержимо скатываясь к все более отчаянной игре, оказался на краю пропасти. Потери были столь огромны, что с равным успехом он мог держать пари на собственную жизнь.
Подобно лисице, запертой в своей норе, он был лишен всякого выбора. Все казалось абсурдным и нереальным. Такие богатства, как дом и фамильные кольца, будут отданы за медальон – и целомудрие женщины, если таковое у нее имеется.
– Я восхищен оригинальным предложением, – сказал Олден. – Естественно, я согласен.
Сэр Реджинальд наклонился вперед.
– Ваши кольца, сэр.
Олден носил их с тех пор, как не стало отца. Он снял кольца с пальцев и швырнул на стол. Если пари будет проиграно, сэру Реджинальду придется их расширять, чтобы подогнать к своим толстым костяшкам. Проклятие! И лорд Эдвард Вейн будет свидетелем этого позора.
«…она красавица. Настоящий персик. И ей не более двадцати пяти».
Олден отвернулся и подошел к окну. Перегнулся через подоконник и посмотрел в темноту ночи.
Прохладный воздух омыл лицо, но этого было недостаточно, чтобы унять быстрый бег сердца и головокружение.
– Могу я услышать имя леди, сэр Реджинальд?
– Миссис Джульетта Ситон.
Джульетта.
Олден не знал никакой Джульетты, но имя ему не нравилось. Оно казалось ему сентиментальным. И конечно, в нем был предопределен трагизм.
– Клянусь, этот проклятый ветер усиливается, – заметил он небрежно. – Я полагаю, дело идет к дождю.

Глава 1

Это был скромный коттедж из красного кирпича под соломенной крышей. Он прятался от главной улицы за рощицей из вязов.
Олден прислонился к деревянной калитке и обозрел сад.
Расшитый золотом камзол слоновой кости сменила простая коричневая жокейская куртка с треуголкой, засунутой под мышку. Усталая лошадь оставалась в «Трех бочках». Так называлась деревенская гостиница, святилище для местных почитателей пива. Олден снял гостевую комнату наверху. Кровать, похоже, была без блох. При этом владелец гостиницы оказался чрезвычайно несловоохотлив.
В неурочный ночной час Олден вернулся в свой городской дом совершенно разбитый. Качаясь как тростник, он вымыл голову и руки в тазике, который теперь принадлежал другому человеку. Почувствовал, как ему недостает его перстней. К чему бы он ни прикасался, даже к своей бритве и щетке для волос, все напоминало, что это уже не будет принадлежать ему в случае проигрыша пари. Неужели он останется ни с чем?
Дождь так и не собрался. Все тридцать миль от Лондона до Мэнстон-Мингейт, где жила Джульетта Ситон, высохшие, дороги отзывались точно порожние бочки. День был душный, солнце беспощадно жгло в мареве летнего неба.
В общей деревенской картине выделялось поместье сэра Реджинальда Денби – Мэрион-Холл, с белым фасадом и грандиозными колоннами. А еще дальше, на расстоянии десяти миль, находился собственный дом Олдена, Грейсчерч-Эбби.
«Побывать к пятнице в постели этой вдовы – иначе разорение».
Разорение. Это слово было у всех на слуху. Им небрежно перебрасывались в клубе «Сент-Джеймс», будто за этим не стояла суровая реальность. Вот так человек может шутить по поводу скелета в домашнем шкафу. А ведь однажды он откроет запретную дверь и будет погребен под обвалом гремящих костей. Сейчас этот шкаф зиял, как открытая могила – яма унижения и бедности.
Разорение означало бесславное изгнание. Жалкое существование за границей до конца дней на какой-нибудь мансарде. Или смерть. Смерть по своей воле. Предпочтительнее от пистолетного выстрела, произведенного собственной рукой. С избавлением от всех обязательств. С передачей друзьям неприятной миссии обнаружить конечный результат. Черт побери, чем не достойный выбор? В таком случае скелет должен быть упакован и похоронен. Любой другой вариант исключался. Правда, лорд Эдвард Вейн предложил выход, хотя одному Богу известно – почему. В самом деле, почему? Ведь у Олдена еще не было ни одной осечки с женщиной. Это было едва ли не основным его занятием, приятным времяпрепровождением, почти призванием. Он любил женщин.
После прогулки по улице сапоги покрылись пылью. Его элегантный экипаж с фамильным гербом на дверце отбыл обратно в Грейсчерч-Эбби, вместе с камердинером и багажом. Олден хотел устроить себе жесткую разминку, прокатившись верхом по свежему воздуху. И потом, приехать сюда без фанфар казалось самым благоразумным. Интуиция и здравый смысл подсказывали, что лорд Эдвард Вейн ожидает этого менее всего.
Так что же можно узнать о вдове по виду ее дома?
Над парадным крыльцом буйно разрослась ползучая роза. Тернистые щупальца живописно вились вокруг окон. В саду росли разбросанные кучками всевозможные цветы, разделенные только потрескавшимися кирпичными дорожками. За группой пчелиных ульев по обеим сторонам от дома тянулись правильные ряды овощных грядок и плодовых кустов. Значит, она ведет натуральное хозяйство – возможно, по необходимости. Убогая соломенная крыша и обшарпанные ставни говорили о стесненности в средствах.
Три кошки на камне – белая, рыжеватая и пестрая – грелись на солнышке. Олицетворение умиротворенности.
Олден снова взглянул на розу. Она, с ее необузданным ростом – или те умеренные, практичные всходы морковки – что раскрывает натуру их хозяйки? А может, подвязанная к колышкам зеленая фасоль? Олден достаточно хорошо поработал в гостинице и узнал, что любая попытка завязать знакомство закончится тем, что он вылетит отсюда как ошпаренный. Несомненно, лорд Эдвард и Денби уверены, что эту особу соблазнить невозможно.
Почему?
Может, Джульетта Ситон одним своим взглядом, подобно злобной горгоне, способна превратить человека в камень?
Олден выяснил, что она не отдает себя служению религии, а также, насколько известно в округе, ни в кого не влюблена. Тогда почему бы ей не иметь любовника?
Он улыбнулся, вспомнив о двух случаях из собственной жизни.
Однажды некая вдова, собиравшаяся податься в монахини, вызвалась заняться его перевоспитанием. Однако дело кончилось тем, что вместо изначальных намерений она сама поменяла убеждения и проявила себя тигрицей в постели. Но позже, не услышав от него деклараций о неувядающей любви, излила весь обретенный сатанинский пыл в объятия нового мужа.
Вторая леди после ухаживания с очень элегантной лестью и флиртом неожиданно воспылала отчаянной страстью. Олден к тому времени испытывал в равной мере жестокое желание. Увы, уже полураздетая в его объятиях, она, рыдая, призналась, что любит другого человека. И кого же? Своего мужа! От Олдена потребовалось немалое великодушие, чтобы отослать ее обратно к благоверному. «И к счастью», – подумал Олден, ибо благодаря этому до сего дня он оставался без любовницы.
У этой Джульетты Ситон вообще нет никаких причин противиться соблазну. Но, может, у нее извращенный вкус или душевное расстройство? Лорд Эдвард и сэр Реджинальд не предложили бы ему эту сделку, если бы не были уверены в его поражении. Тогда он будет поставлен перед фактом разорения и еще некоей платы в будущем. Какого-то «забавного штрафа» по усмотрению лорда Вейна, Более опасного риска Олден еще себе не позволял.
Пестрая кошка встала и потянулась.
Ну что ж, подошло время для другой игры.
Олден распахнул калитку и ступил на дорожку. Ровно в этот момент на парадное крыльцо вышла женщина с корзиной. Он остановился и, наполовину скрытый огромными зарослями штокроз, стал наблюдать.
На женщине была просторная синяя мантия. Что-то наподобие пастушьего балахона поверх белого муслинового платья. На талии связка ключей и ножницы. Волосы ее не были напудрены. Солнечный свет играл в роскошных каштановых волнах, собранных сзади свободным пучком над округлой шейкой.

Росс Джулия - Рискованное увлечение => читать онлайн книгу далее

 Время и Боги - 18. Шутка Богов