А-П

П-Я

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  A-Z

 

Но Луи всегда угадывал за каждым ее движением внутренний холод и корысть. На миг его охватила горечь, но он тут же подавил ее. Ведь если бы Барбара не была такой, он бы вряд ли пригласил ее в Дарсебо…
Луи всегда был реалистом и давно уже смирился с неизбежным, много лет назад приняв это как должное.
Повернувшись к Барбаре, он заключил ее в объятия.
Быть может, сегодня чувство разочарования покинет его, и его перестанут донимать эти странные сны?
– Мне нужно поговорить с вами.
Луи насторожился, услышав это решительное, даже воинственное заявление и незнакомый голос. Однако, повернувшись и увидев обладательницу этого голоса, сразу расслабился. По дорожке сада прямо к нему шла темноволосая, тоненькая, маленького роста девчушка, которой на вид нельзя было дать больше семнадцати или восемнадцати лет. Она была одета в джинсы, теннисные туфли и свободного покроя белую хлопчатобумажную блузку. Наверное, одна из студенток, которых обычно нанимал на лето в помощь себе садовник Рауль.
– Это вы мне?
Девушка остановилась напротив него.
– Меня зовут Мариана Сандел, мистер Бено. Я хочу предложить вам одно дело. – И она указала на мраморную скамейку, что находилась возле него. – Вы позволите мне присесть?
– Дело? – разочарованно проговорил Луи, испытывая смешанное чувство удивления и досады. Отчего это все, словно сговорившись, обращаются к нему с деловыми предложениями? У него нет ни малейшего желания нарушить свой покой. Но, с другой стороны, не мог же он послать эту девушку ко всем чертям!
– Наверное, относительно питомника? На этот раз удивилась она.
– Питомника? А, вы имеете в виду цветы! – Девушка обвела взглядом ряды роз и небольшой домик в нескольких ярдах от них. – Да, сад у вас неплохой. Только слишком пышный. А эта ваша беседка почти такая же по размеру, как весь мой дом. Мне больше по вкусу сдержанные тона и уединенность.
– В самом деле? Вот уж никогда бы не подумал! – Слово «уединенность» мало подходило к облику этой девушки. Широко расставленные выразительные карие глаза смотрели независимо и смело; темно-каштановые волнистые волосы, свободно падающие на плечи, обрамляли ее живое лицо. Вообще вся ее стройная фигура излучала жизнь. – Судя по всему, вы одна из помощниц Рауля?
– Кто такой Рауль?
– Мой садовник.
Нахмурившись, девушка покачала головой:
– Наверное, мне не стоило так одеваться. Но в такой одежде удобнее чувствуешь себя в самолете, а из аэропорта я сразу отправилась сюда и даже не подумала, что надо переодеться. Боюсь, что у вас сложилось совершенно неверное представление обо мне. Я знаю, что выгляжу моложе своих лет, а уж в джинсах… Но я все равно считаю: чтобы вести разговор на равных, совсем не обязательно натягивать на себя строгие деловые костюмы и держать в руках «дипломаты». Каждый должен видеть, с кем он имеет дело! Любая попытка пустить пыль в глаза мне представляется бессмысленной.
– И с кем же я имею дело?
На губах Луи заиграла легкая улыбка. Что за забавная девица! И какая у нее чудесная кожа… Лучи полуденного солнца подчеркивали ее шелковистость, и Луи вдруг поймал себя на том, что ему хочется прикоснуться к щеке девушки ладонью и ощутить эту нежную теплоту. Но к еще большему своему изумлению, он почувствовал, как его плоть напряглась. Неужто он дошел до того, что такие юные создания способны вызвать в нем желание?!
– Может, вы все-таки соизволите объясниться? – спросил он резче, чем намеревался.
– Как все неловко получилось… Я хотела начать совсем по-другому! – Девушка вздернула подбородок. – Но ведь лучше вести разговор начистоту?
Сейчас он смотрел на изысканную линию ее шеи и видел, как быстро бьется жилка под нежной кожей. Сознание, что она волнуется, вызывало в нем какой-то непонятный подъем, прилив древнего инстинкта, ощущение своей власти и силы. Наверное, нечто похожее испытывают охотники, когда преследуют добычу… Однако нужно все-таки выяснить, кто она такая.
– Если вы не работаете у меня, то каким образом вам удалось пройти мимо ворот?
– Об этом позаботились мои друзья. Взгляд Луи оторвался от пульсирующей жилки на шее девушки, и он внимательно посмотрел ей в глаза.
– А вот в это мне трудно поверить. И более головастые мошенники не могли проникнуть сюда сквозь систему сигнализации и миновать моих охранников.
– Но мои друзья чрезвычайно… – она осеклась, увидев недовольное выражение его лица. – Поверьте, люди ни в чем не виноваты! Да и какое это имеет значение, раз я все равно уже здесь? И, как видите, не пытаюсь напасть на вас или вовлечь вас в какую-нибудь скандальную историю. Я всего лишь хочу сделать вас богаче.
Брови Луи удивленно поползли вверх.
– Я и без того богат.
– О, вы даже не представляете себе, насколько богаче можете стать!
– Вы считаете, что я такой жадный? Девушка покачала головой:
– Нет, но вы выросли в бедности, а я знаю, как трудно в таком случае понять, где пора остановиться. Луи, сузив глаза, изучающе смотрел на девушку.
– Похоже, вам многое известно обо мне…
– При выборе делового партнера необходимо узнать о нем как можно больше. Разве не так?
Снова в лице его проскользнула недоверчивость.
– Но я давно уже не завожу себе новых партнеров.
– А сейчас вы сделаете исключение! Я предлагаю нечто такое, чего вы просто не сможете отвергнуть.
Луи вдруг с удивлением подумал: какого черта он разговаривает с этой девчушкой, вместо того чтобы повернуться к ней спиной, пойти в дом и проверить, что там произошло с сигнализацией. Но, ощутив новый прилив желания, с досадой понял, почему не двигается с места. Ладно, в конце концов, можно и выслушать ее.
– Но пока что вы мне еще ничего… не предложили.
– Я как раз собиралась, но тут вы перевели разговор на эту вашу сигнализацию!
– Согласитесь, этому были весьма веские основания.
– Сейчас вы поймете, что любая сигнализация – пустяки в сравнении с моим предложением. То, о чем я хочу говорить с вами, должно перевернуть весь мир!
Тут уж Луи не выдержал и искренне расхохотался. Нет, эта девчушка определенно забавляла его.
– Но это так! – Мариана сжала кулаки. – Вы напрасно относитесь ко мне как к ребенку. Мне уже двадцать четыре года, и я… – Она глубоко вздохнула и выпалила:
– Черт побери, я с детства была настоящим гением!
Двадцать четыре?! Ну, слава Богу, она взрослая женщина, так что в его интересе к ней нет ничего предосудительного. Даже если бы ему пришло в голову переспать с ней, никто не смог бы обвинить его в совращении малолетних… Мысль об этом вызвала у Луи новый прилив желания, который ему с трудом удалось подавить. Да что за чертовщина с ним творится?! Настолько сильное и неподвластное разуму влечение ему давно не приходилось переживать. Он уже и забыл, что такое бывает!
– Как это приятно слышать, – пробормотал Луи, и Мариана поняла, что его слова относятся отнюдь не к ее предложению. Ну что ж, сейчас он все увидит собственными глазами.
– Вы не верите мне? Зря. – И, слегка повысив голос, девушка позвала:
– Маггинс!
– Иду, дорогая.
Луи обернулся в ту сторону, откуда доносился этот мелодичный голос, и, потрясенный, замер, увидев миссис Маггинс, которая двигалась к ним по тропинке.
– Господи! Да это же робот!
2
Наконец-то Мариана была довольна. Более того, она торжествовала! Из глаз Луи моментально исчезла всякая ирония. Казалось, он просто-напросто потерял дар речи. Словно не замечая этого, Мариана светским тоном произнесла:
– Мистер Бено, познакомьтесь, пожалуйста, это миссис Маггинс.
Миссис Маггинс подкатила к ним и остановилась.
– Я очень рада, что получила возможность встретиться с вами, – проникновенно и напевно сказала она. – Мисс Мариана говорила мне, что скоро вы станете как бы частью нашего небольшого семейства.
– Я?! – выговорил, наконец, Луи, окидывая взглядом ее стальное тело – такое матерински округлое – и удивительно живое лицо со скульптурными чертами. Даже в ее круглых голубых глазах, казалось, светилась жизнь. – Как… интересно!
– Подожди нас на террасе, Маггинс. – Мариана не скрывала своего удовлетворения. – Не сомневаюсь, что мистер Бено непременно захочет увидеться с тобой чуть попозже.
– Можешь называть меня Луи, – медленно произнес он, во все глаза глядя на робота, и Мариана поняла, что победила. – Думаю, что ты была права. Это и в самом деле нечто…
Миссис Маггинс развернулась и заскользила к шато, негромко напевая модную во времена юности Луи песенку.
– Для такой железяки она выглядит очень живой и выразительной, – заметил Луи, приходя в себя. – Она на батарейках?
– Замкнутая система. Мне понадобилось десять лет, чтобы разработать схему питания. – Мариана нахмурилась, задумчиво глядя вслед удаляющейся миссис Маггинс. – Не думала, что она сразу послушается меня.
Брови Луи удивленно взметнулись вверх.
– Десять лет? Это значит, тебе было всего четырнадцать, когда ты начала…
– Я же сказала, что родилась гением, – просто ответила Мариана,
– Похоже на то, – Луи переводил взгляд то на Мариану, то на удаляющуюся миссис Маггинс. – Так это и есть твое предложение? Ты хочешь наладить производство роботов? Что ж, такая миссис Маггинс неплохо смотрелась бы в каком-нибудь шоу. Но не думаю, что это подходящий товар для рынка. Во-первых, люди не слишком доверяют роботам: ведь их возможности очень ограничены. А во-вторых… ты, наверное, и сама знаешь, насколько они дороги в производстве.
– Если ты не хочешь обидеть миссис Маггинс, никогда не называй ее роботом! И не думай, что я научила ее только тому, чтобы улыбаться и, как попугай, произносить несколько фраз. Она запрограммирована на ведение хозяйства в доме и на уход за детьми. А предубеждение, что роботов нельзя использовать во всякой работе, связано с тем, как они делались раньше. Мне удалось разрешить эту проблему. – Мариана чуть сморщила носик. – Иной раз, когда я смотрю на миссис Маггинс, мне кажется, что я несколько перестаралась… Что же касается цены, то я свела ее к стоимости средней марки автомобиля. Учитывая, что миссис Маггинс и ей подобные будут безупречно служить в течение, по крайней мере, пятнадцати лет, – не думаю, что это так уж дорого.
– Если это правда, то действительно цена – сущий пустяк.
– Это правда. Я запустила миссис Маггинс три года назад, и тогда она обошлась мне в два раза дороже. Но сейчас я модернизировала некоторые узлы и схемы…
– Поразительно! Если бы я не увидел миссис Маггинс собственными глазами, ни за что не поверил бы. Но почему ты пришла именно ко мне?
– А что в этом такого? Мне нужен человек, который возьмется за поточный выпуск продукции, наладит продажу, организует рекламу и так далее… А кто может справиться со всем этим лучше тебя? Так как? Девять процентов с продажи тебя устраивает?
– Скажем пока так: я потрясен. – Луи испытующе посмотрел ей в глаза. – И я пытаюсь понять, с кем имею дело: это дар небес или проделки жуликов?
– Ты хочешь сказать, что мне придется дождаться, когда осадок опустится на дно? – Мариана усмехнулась. – Ну, на это, надеюсь, уйдет не так уж много времени. Как известно, ты всегда быстро принимаешь решения.
– Вот как? И откуда же это тебе известно? – нахмурился Луи. – Ах, да! Я и забыл. Подробное досье, где перечислены мои достоинства и недостатки…
– Вот именно!
Кажется, Луи и в самом деле ошеломлен. Но Мариана не ожидала, что еще более будет ошеломлена она сама. Ей представлялось, что образ, который она нарисовала в своем воображении, и который оказал на нее столь магическое действие, имеет мало общего с реальностью. Она надеялась, что, как только встретит этого человека лицом к лицу, чары моментально рассеются. Но этого не произошло. Мягкие голубоватые вельветовые брюки и темно-серая водолазка, которые он носил с неподражаемой элегантностью, подчеркивали стройность его фигуры. Лучи солнца освещали точеные черты лица и удивительно красиво очерченный рот…
Мариана быстро отвела глаза в сторону.
– Так что, думай, но не слишком затягивай этот процесс.
– А ты не боишься, что я обдеру тебя как липку и выкраду твои идеи?
Даже голос Луи оказался намного глубже, чем она предполагала; в его английском почти не чувствовалось никакого акцента, не считая легкой французской интонации.
– Ну, об этом-то я позаботилась. Миссис Маггинс запатентована, и Совет подписал контракт, по которому обязуется защищать мои интересы.
– Совет? – Луи неожиданно шагнул к скамье и сел рядом с Марианой.
– Вполне законный контракт, – быстро проговорила она. – И я привезла его с собой, чтобы ты мог просмотреть.
– Очень рад, что у тебя есть кто-то, способный защитить твои интересы.
Луи находился сейчас так близко, что Мариана ощущала тепло его тела, лимонный запах мыла и крема для бритья… Внезапно она почувствовала, что дрожит. Господи, Боже мой, только бы он не заметил, какое действие оказывает на нее!
– Вообще-то я не думаю, что ты станешь меня обкрадывать.
– Весьма тронут доверием.
В его тоне снова появились насмешливые нотки, которые больно задели ее, и Мариана страшно рассердилась на себя. В конце концов, что ей за дело до его иронии? Главное, чтобы он выполнил все ее условия. А после этого каждый из них пойдет своей дорогой.
– Ни о каком доверии речи нет. Просто я узнала, как ты ведешь свои дела, прежде чем пришла к решению. Что в этом особенного? Такое приходится делать каждому, кто намечает какую-то сделку. И тебе в том числе.
– Не стану возражать.
– Тогда почему ты считаешь, что я не имела на это права? – Брови ее сошлись на переносице. – Очевидно, не потому, что я женщина. Судя по отчету, ты относишься с достаточным уважением к представительницам нашего пола в деловом мире. Видимо, это связано лично со мной… Но ведь я уже доказала, что первое впечатление может быть обманчивым! Неужели я кажусь тебе такой беззащитной и уязвимой?
Луи нахмурился:
– Чушь!
– Нет, – она натянуто улыбнулась. – Мне бы даже хотелось иной раз говорить чушь, но не получается… – Мариана вдруг вскочила, чувствуя, что больше не может сидеть рядом с ним, и потянула Луи за собой. – Идем в дом, и там…
Это была ошибка. Ей не следовало прикасаться к нему. Ладонь Марианы сразу вспыхнула, словно она дотронулась до раскаленного металла, а сердце заколотилось так, что Луи, наверное, услышал этот барабанный стук.
Ну конечно, он догадался! Его взгляд упал на предательски бьющуюся жилку на шее; Мариана немедленно выпустила его руку и отступила на шаг.
– Мне хочется продемонстрировать, на что способна моя миссис Маггинс, после чего я покажу тебе чертежи, схемы и расчеты. И тогда можно будет звонить поверенным и адвокату, чтобы они составили договор…
Тут Мариана замолчала на секунду и после легкой заминки выпалила:
– Но сначала ты должен отослать ее!
Луи насторожился:
– Кого «ее»?
– Барбару Камбрел.
– Интересно, есть ли что-нибудь такое, чего бы ты не знала обо мне?
Мариана нетерпеливо пожала плечами:
– Разве что какие-то мелочи… Отправь ее назад в Нью-Йорк!
Луи сосредоточенно посмотрел ей в лицо. Эта девушка явно переходила границы дозволенного. Если бы не ее поразительное простодушие, он бы уже давно разгневался.
– И почему я должен слушаться тебя?
– Странно, что ты сам не понимаешь. Все эти дни мы будем очень заняты. А, кроме того, я не хочу, чтобы произошла утечка информации.
– Барбара никогда не интересовалась моими делами.
– Но она корыстна! А новая корпорация начнет приносить миллионные доходы. – Мариана нетерпеливо посмотрела на него. – Почему ты вдруг заспорил? Ведь она ровным счетом ничего не значит для тебя! А иногда ты ее просто терпеть не можешь…
Это было уже слишком. Луи не на шутку рассердился.
– Должен сказать, меня несколько раздражает твоя уверенность, будто ты знаешь всю мою подноготную. Каким образом, черт возьми, ты могла узнать о том, что я испытываю к кому бы то ни было?!
Вообще-то смутить Мариану было довольно трудно, но тут она смутилась.
– Прошу прощения. Кажется, я погорячилась… – И с огорчением добавила:
– Наверное, я и в самом деле не очень хороший дипломат, и мне следует вернуться в свою лабораторию. Я настолько не привыкла к такого рода переговорам, настолько пугаюсь и теряюсь, что несу Бог знает что!
Выражение его лица несколько смягчилось.
– Еще неизвестно, кто кого больше пугает: ты миновала сигнализацию и охранников, проникла в мой сад, требуешь, чтобы я отослал свою лю…
– Ты не станешь скучать о ней! – горячо пообещала Мариана. – Уверяю тебя, у нас будет, чем заняться.
Взгляд Луи снова скользнул по пульсирующей жилке на ее шее, и вдруг легкая улыбка заиграла на его губах:
– А знаешь, мне почему-то кажется, что ты права… Странно, что такая наблюдательная девушка не заметила двусмысленности собственных слов!
– И ты отправишь ее тотчас же, как только мы придем в шато?
Луи решительно повернулся и зашагал по тропинке к дому.
– Да, я отправлю ее прямо сейчас.
– Ну и как? – со скромной гордостью спросила Мариана, когда Луи, закончив проглядывать схемы и расчеты затрат, отодвинул бумаги в сторону. – Ты удовлетворен?
Он откинулся на спинку изящного кресла.
– Замечательная работа! – И изучающе посмотрел на нее. – Пожалуй, ты и в самом деле гений. Я не инженер, но читал кое-какие статьи на эту тему и в состоянии понять, что тебе удалось совершить революцию в области роботехники.
– И у тебя есть возможность ухватить за хвост жар-птицу! – широко улыбнулась Мариана. – Ты уже позвонил своим адвокатам?
– Это я еще успею сделать. Конечно, надо быть полным идиотом, чтобы не понять, какие выгоды сулит проект. Каждый здравомыслящий деловой человек должен ухватиться за такое предложение обеими руками. – Он немного помолчал. – Однако есть несколько пунктов в контракте, которые нам необходимо уточнить. Твое стремление сохранить в секрете программирование…
– Этот вопрос не подлежит обсуждению! – отрезала Мариана. – Я не собираюсь монтировать поточную линию. Весь смысл заключается в индивидуальном, скажем так, «завитке», в неповторимости каждого, хотя основа у них общая. Маггинсы запрограммированы на гармоничную жизнь с людьми, которым они будут принадлежать, но в каждой из них должна присутствовать своя изюминка. Например, моя миссис Маггинс, при всем ее добродушии и теплоте, очень рациональна и требовательна. Но мне было нужно именно это, а кому-то, может, понадобится что-то другое. Люди сами будут выбирать или заказывать то, что им подходит.
– Значит, получается, что ты одна-единственная оказываешься обладателем секрета? – Луи покачал головой. – Так не пойдет! Ты понятия не имеешь о том, какими методами ведется промышленный шпионаж, к каким страшным штукам прибегают бизнесмены. Учитывая, какие доходы будет приносить этот проект, мы непременно столкнемся со всем этим. Мне надо, чтобы мои люди знали, в чем суть.
– Но ведь сегодня мне удалось миновать и твою сигнализацию, и твоих охранников…
– Значит, завтра на воротах будут стоять другие люди! – отрезал Луи.
– О, пожалуйста, не выгоняй никого. Этим ты ничего не добьешься. Я же объяснила тебе…
– Подожди минутку. Здесь есть еще кое-какие пункты, с которыми я не согласен. Во-первых, я хочу получать не десять, а двадцать пять процентов от валового дохода. А во-вторых, я не привык быть номинальным главой чего бы то ни было. Я должен иметь представление обо всем процессе в целом, чтобы…
– Может быть, мы поговорим об этом завтра? Позвони своему поверенному, пока я буду разбирать вещи и устраиваться. Какую комнату мне занять?
Луи застыл на месте:
– Ты собираешься остаться здесь?!
– Конечно! Так будет намного удобнее для нас обоих… – И на глазах у изумленного Луи она двинулась к двери. – Пока я разберу вещи, миссис Маггинс займется приготовлением ужина. Мне бы не хотелось, чтобы ты разочаровался в ее способностях, особенно в отношении готовки. Какую кухню ты предпочитаешь?
– А у меня есть выбор?
Мариана, обернувшись, удивленно посмотрела на
Него.
– Естественно! В ее программе заложены рецепты
Блюд большинства кухонь мира: китайской, мексиканской, индийской, греческой, итальянской…
– Пусть приготовит что-нибудь из французской кухни.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14