А-П

П-Я

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  A-Z

 

От твоих тренировок было бы гораздо больше пользы, если бы ты была там. К тому же времени у нас совсем немного.
Дани молчала, избегая взгляда проницательных карих глаз Бо. Она быстро стянула левый конек и начала расшнуровывать правый.
– Знаешь, Бо, сегодня мне самой захотелось поработать на открытом льду. Очень приятно почувствовать свежий ветер на лице и солнечный свет. А на закрытых катках я уже отвыкла от всего этого за последние несколько месяцев. – Дани сняла наконец и второй конек. – Думаю, совсем неплохо, что лед был рыхлый, это даже дает стимул, чтобы бороться и преодолевать трудности.
– Со льдом бороться намного легче, чем с Энтони, правда, Дани? – Голос Бо был мягким, но глаза кололи как шпаги. – Он тебя обидел вчера днем? Ты поэтому сбежала в Нью-Йорк?
– Я не сбежала, – поспешно ответила Дани. – Я не ребенок, который боится трудностей, хотя ты именно так и думаешь. Я только хотела увидеть «огни большого города» и уступила соблазну. Разве у тебя, Бо, такого никогда не бывает?
– Поддаться искушению? – Он усмехнулся. – Частенько, дорогая. Дьяволу стоит только Шепнуть мне пару слов на ухо, и я уже следую за ним куда угодно. – Улыбка его погасла. – Вот почему я эксперт мирового класса по человеческим слабостям и знаю, когда такие дилетанты, вроде тебя, разыгрывают передо мной спектакль. Ты слишком дисциплинированна, чтобы позволить себе расслабиться. Если только не сильно расстроена, а? – Бо поднял ее коньки и осторожно завернул их в плотную мягкую ткань, перед тем как положить в ее спортивную сумку. – А когда Энтони исчез из дому следом за тобой, я сделал вывод, что он погнался за нашей маленькой Нелл, которая глубоко им обижена. – Бо нахмурился. – А если добавить, что ты ведешь себя как кошка на раскаленной крыше и сражаешься со льдом, как будто он твой злейший враг, то все становится ясно. Ты только подливаешь масла в огонь. Думаю, нам лучше поговорить об этом начистоту, правда?
– Нет, я в этом не уверена, – решительно ответила Дани, надевая короткие замшевые ботинки и поднимаясь со скамейки. – Ты мой тренер, а не психолог. Энтони считает, что психотерапия мне не нужна.
– А с чего ты взяла, что он прав? – Бо неторопливо встал, взял сумку и, поддерживая Дани под локоть, повел ее к дому. В быстро сгущающихся сумерках особняк сверкал огнями, как рождественская елка.
– Я бы мог немного поработать психотерапевтом и порассуждать о пользе высвобождения нереализованного сексуального напряжения. – Бо на секунду умолк и внимательно посмотрел на Дани. – Полагаю, что и Энтони уже давно нанял бы для тебя психолога, если бы не знал, что ты ненавидишь ходить с помощью костылей.
Он-то точно всегда рассчитывал во всем только на себя самого.
– Почему, Бо? – Дани попыталась замаскировать внезапную напряженность в своем голосе беспечным смехом, но ей это не удалось. – Почему он всегда хочет играть две роли – всемогущего Зевса и отечески заботливого Санта-Клауса? Было бы гораздо лучше для некоторых простых смертных, если бы он спустился с Олимпа на грешную землю.
– А ты не думаешь, что и для него это было бы лучше? – тихо спросил Бо. – А если он и сам бы рад спуститься на землю, но не знает дороги. Олимп теперь – чертовски пустынное местечко. Все древние боги и богини изгнаны с него.
– Бо, твое объяснение никуда не годится, – возразила Дани. – Ты же сам говоришь, что никто и ничто не может помешать Энтони делать то, что он хочет.
Бо пожал плечами.
– Кто знает, детка?! Понять Энтони непросто. Я знаю его с восемнадцати лет, а все еще не снял даже самый верхний слой.
– О Господи! – Дани уставилась на него в изумлении. – Я никогда не думала, что вы такие давние друзья. Конечно, я знала, что вы вместе выступали в «Шоу на льду» до того времени, как Энтони стал владельцем «Дайнет». – Она ахнула и хлопнула себя по лбу. – Все правильно, я забыла, что вы вместе выступали и на Олимпиаде. Ты тогда выиграл «бронзу».
– А Энтони – «золото». – Бо сокрушенно покачал головой. – Ничего другого от него и не ожидали. Энтони был безусловным фаворитом еще до того, как выехал на лед для обязательной программы. Тогда я здорово обижался на него и на тех, кто восхвалял его до небес. Я сам мечтал о «золоте». – Бо усмехнулся, вспомнив о чем-то своем. – Сейчас-то знаю: мне очень повезло, что я не выиграл «золото». Я не принадлежу к тому типу людей, которые могут управлять собой на любой ступени успеха. Возможно, я закончил бы свои дни в канаве в обнимку с бутылкой дрянного виски.
Глаза Дани расширились от изумления.
– Я не понимаю. Закончил бы дни?
– Ты разве не заметила мою страстную привязанность к пиву? – Бо попытался произнести эти слова как можно небрежнее, но тут же оборвал себя:
– Я был алкоголиком, Дани.
– Я не знала, – изумленно прошептала она. Дани казалось, что, работая в таком тесном содружестве с Бо, она была настолько зациклена на своих проблемах, что не подразумевала о существовании этой проблемы у такого близкого ей человека, как Бо.
– Это не совсем та слабость, о которой обычно болтают в компаниях, – с горечью в голосе проговорил Бо. – До сих пор слишком много людей не понимают, что алкоголизм – это болезнь. – Он пожал плечами. – Я и сам не знал, пока Энтони не взял меня за шкирку и не ткнул носом в ту грязь, куда я так стремительно опускался. До того момента я считал себя распущенным южным джентльменом с одним серьезным, но все-таки романтическим недостатком. Было гораздо проще принимать это за сложности характера, чем за болезнь. По счастью, Энтони решительно избавил меня от злокачественной опухоли самообмана. Может быть, он ни капельки не пьет именно из-за этого.
– Бо, скажи мне, Энтони знал, что ты алкоголик, когда нанимал тебя моим тренером?
Бо кивнул.
– Я сидел тогда на таблетках. Не думаю, что он рискнул бы своей гордостью и деньгами, связываясь со мной, если бы сомневался, что я выдержу испытание. Почти перед тем, как Энтони покинул «Шоу на льду», он взялся за меня основательно: заставил меня взглянуть в глаза проблеме и положил в клинику, чтобы выветрился алкоголь. Потом он поставил меня в тупик, где не было места искушениям. Он сказал, что если я брошу пить, то стану твоим тренером.
– Он на самом деле все это сделал для тебя? – Она в сомнении покачала головой. – Я и не думала, что вы такие друзья, да и вообще я не думала, что у Энтони могут быть друзья.
– Степень нашей близости определяет сам Энтони. – Ироническая улыбка появилась на губах Бо. – Я уверен, ты понимаешь, что это обстоятельство не позволяет нам быть закадычными друзьями. На самом деле, когда мы работали в «Шоу на льду», мы мало общались друг с другом. Мои друзья были немного диковаты, на его вкус. Он предпочитал высоколобых умников.
И я безмерно удивился, когда именно он пришел мне на помощь, в то время как остальные только провожали глазами мое медленное, но верное падение в пропасть. Единственное разумное объяснение, которое тогда пришло мне в голову: когда мы оба боролись за «золото», я вел себя порядочно по отношению к нему. Другие участники были готовы разорвать его в клочья или подставить подножку – даже люди из его собственной команды.
– Да, я знаю, что такое дух Олимпиады.
– Их нельзя по-настоящему упрекать, сказал Бо. – Они работали всю свою жизнь, чтобы получить шанс войти в историю спорта. К тому же разница между выигравшим «золотом» и взявшим «серебро» – это разница между контрактом в «Шоу на льду» на три миллиона долларов в год и контрактом всего лишь на сто пятьдесят тысяч долларов. Может быть, и я бы так себя вел, но у меня в ту пору было больше денег, чем мне требовалось. И все равно я почувствовал себя неумелым новичком, когда выступил Энтони и безоговорочно всех покорил. Он действительно владел катком, покорил и судей, и зрителей в считанные минуты. Это было нечто, и я понял, что у меня нет никаких шансов. Впрочем, рядом с ним тогда ни у кого не могло быть шансов на победу.
– Очень сложно не испытывать ненависти к противнику после такого открытия. – Голос Дани смягчился. Она чувствовала бесконечную симпатию к Бо. – Не уверена, что я бы оказалась на высоте в такой ситуации. Энтони есть за что благодарить тебя, Бо.
Бо отрицательно покачал головой и улыбнулся.
– Нет, малышка, это вряд ли. Я просто вел себя как настоящий джентльмен с Юга, – сказал он, нарочито растягивая слова, как настоящий южанин, и его глаза весело заблестели. – Мы уже бывали биты этими высокомерными янки. Возможно, я даже меньше, чем другие, хотел получить «золото». Правда, было бы неплохо попытаться позлить всех этих гордых петушков на коньках. Но за меня эту задачу выполнил Энтони. Он не дал никому к себе приблизиться. Конечно, все пытались. Он был мишенью номер один.
– Естественно. – Дани прекрасно представляла себе эту ситуацию. Ведь и она в свое время вплотную столкнулась с хитростью, злобой и ядом, когда начала выступать на соревнованиях высокого уровня. К счастью, Энтони и его деньги защищали ее от большинства нападок, но даже этого было недостаточно, чтобы полностью оградить ее от зависти и ненависти. И такие взаимоотношения были нормой. Давление, которое испытывал на себе Энтони, как она понимала теперь, было гораздо сильнее. – Представляю, как он был одинок.
– Не совсем. Не забывай, за его спиной всегда маячил старый Самюэль Дайнет. – Бо скептически усмехнулся. – Не могу сказать, что я бы рад такой поддержке. Такой босс, как Дайнет, терпит около себя только победителей. Его ругань была подчас более оскорбительной, чем истеричные крики соперников.
– Он обязан был защищать Энтони, – возражала Дани. Она не хотела думать о своем опекуне как о беззащитном и одиноком человеке. Энтони уязвим? Господи, как ей могло это прийти в голову? – Самюэль оставил ему все свое богатство, когда умер, включая такую мощную фирму, как «Дайнет корпорейшн».
– Дайнет признавал только победителей, – уверенно повторил Бо. – Не думаю, что он мог искренне позаботиться о ком-нибудь. Это относится и к Энтони. Его компания была его плотью и кровью, и он хотел поставить у руля человека, который бы вынес ее на вершину. Самюэль знал, что Энтони сделает так, как надо.
– Конечно, Самюэль был в этом уверен, – согласилась Дани и продолжила, думая о чем-то своем:
– Энтони определенно победитель. По сравнению с ним мы застряли на старте. Он может пройти по чужим головам и не заметить этого.
– Ты несправедлива к нему, малышка. Честно говоря, Энтони никогда не пытался подавить твою инициативу, – мрачно возразил Бо. Как раз наоборот. А иметь в покровителях самого Зевса, по-моему, совсем неплохо. Признайся Дани, ты сама слишком часто набрасывалась на него, да и до сих пор продолжаешь.
– Я была вынуждена. – Дани закусила губу. – Это как защитный механизм. Ты не ошибся, когда сказал, что я боюсь его. Я всегда чувствовала, что, если сниму оборону хотя бы на минуту, вся его подавляющая сила тут же сметет меня… так, что не останется ничего от меня самой. – Она беспомощно развела руками. – Наверное, это звучит не очень убедительно.
– Да нет, девочка, я тебя понимаю. – Бо задумчиво смотрел на Дани. – Я понимаю, долгие годы находиться в фокусе всех интересов Энтони очень сложно. Но ты явно переусердствовала. Ты сама – небольшой мотор, вечный двигатель. Даже не знаю, с кем из вас я предпочту остаться, если дело дойдет до дележа моей персоны.
– Спасибо хотя бы за некоторый шанс. – Дани доверчиво потерлась щекой о его плечо. – Я хочу быть так же уверена в своих силах, как был уверен Энтони. Он всегда говорит мне, какая я сильная и независимая. Звучит как магическое заклинание или шаманское колдовство.
Они подошли к дому и сейчас поднимались по ступенькам.
– Надеюсь, ты когда-нибудь научишься хорошо к себе относиться. Как ты думаешь, станет ли Энтони рисковать твоим талантом, если он его так ценит?
– Не знаю. Разве кто-нибудь может знать, что сделает Энтони? – устало спросила Дани. Разве могла она признаться Бо, что больше всего боялась не довлеющей над ней власти Энтони, а своего растущего сексуального желания, которое впервые так мощно проявилось прошлой ночью. – Вот это меня и пугает. Я знакома с ним много лет, у меня такое чувство, что я совсем не знаю его. А как можно доверять незнакомому человеку?
– Не торопись с выводами, – прервал ее рассуждения Бо. – Разве когда-нибудь он давал тебе повод не доверять ему? Энтони скрупулезно честен и в бизнесе, и в личных делах. Без сомнения, он фантастически щедр с тобой. – Бо открыл дверь и пропустил Дани вперед. – И со мной. Ты знаешь, он никогда не разрешал мне даже поблагодарить его за то, что он вытянул меня из пьянства? Он словно напрочь забыл об этой грустной стороне моей жизни, как если бы ее не существовало. И это дало мне возможность самому забыть о пережитом кошмаре. Согласись, это чертовски щедрый подарок. То время было довольно скверным для нас обоих. Лечение алкоголика – ад для каждого, кто попытается этим заняться.
Дани заморгала, чтобы удержать слезы, навернувшиеся на глаза.
– Но в данном случае результат оправдал все затраты, – сказала она, беспечностью пытаясь замаскировать свои эмоции. – Ты удивительный человек, Бо Лантри.
На секунду из-под его обычного насмешливого выражения проступило смятение.
– Ну вот еще! – сердито сказал он. – Если хочешь привести меня в замешательство, рыдая над моим телом, то даже не пробуй начинать. Послушай, Дани, все в прошлом. Я уже зализал раны. Единственная причина, по которой я достал из сундука эти почти истлевшие страницы моей жизни, – мое желание помочь тебе понять Энтони. – Бо ласково потрепал ее по волосам. – Ты умудряешься быть милой и нежной со всеми, кроме него. Почему бы тебе не дать Энтони шанса проникнуть в этот магический круг? Ему это, может быть, нужно больше, чем всем остальным. Лицо Дани исказила гримаса боли.
– Ты не прав, Бо. Ему никто не нужен. Энтони сам сказал мне об этом. – Губы Дани задрожали, когда она попыталась улыбнуться. – И это делает его очень опасным для таких людей, как я. Так что мне придется по-прежнему держать оборону.
В карих глазах Бо, которые смотрели на нее с таким участием, Дани увидела внезапную вспышку удивления. Бо еле слышно присвистнул:
– Что, у вас все так серьезно, Дани? Она кивнула.
– Серьезнее не бывает, – сказала она искренне. – Я буду работать изо всех сил, чтобы получить «золото». Я же понимаю, что на самом деле оно принадлежит Энтони, что бы он ни говорил. Но после Олимпиады я собираюсь держаться от него подальше. Энтони может быть хорошим другом для тебя, но ему ничего не стоит разорвать в клочки мою жизнь. И я постараюсь не дать ему эту возможность, конечно, если смогу. – Дани скинула куртку и взяла у Бо свою спортивную сумку. Она так и не смогла до конца быть честной с Бо, поэтому перед тем, как закончить разговор, опустила глаза, чтобы они не выдали ее истинных чувств. – Для себя я решила, что будет лучше, если я останусь для Энтони только воспитанницей. И пусть в его личной жизни участвуют другие. – «Господи, в следующий раз я произнесу эти слова только под пытками», – подумала Дани.
– Похоже, ты это правильно решила, – сказал Бо после долгой паузы. – Думаю, у тебя хватит ума и сил быть ему другом, но, боюсь, тебе не удастся справиться со второй задачей. Энтони нелегкий человек, и он человек очень сильный.
– Спасибо за откровенность, Бо. Тогда буду поосторожнее, – сказала Дани, заставляя себя улыбнуться. – Не беспокойся, Бо. Я…
– Простите, что побеспокоил вас, мисс Александер. – Негромкий голос дворецкого раздался за спиной Дани. – Мистер Малик звонил дважды с того времени, как вы ушли на тренировку. Он был очень удивлен, что вы тренируетесь не на закрытом катке и не можете подойти к телефону. Он попросил вас позвонить ему в Нью-Йорк, как только вы вернетесь. Его номер вы найдете в блокноте на столе в библиотеке.
Дани кивнула, и ее лицо искривилось от внезапного приступа боли в животе. Это ощущение было одновременно и болезненным, и возбуждающим.
– Спасибо, – сказала она отстранение и отдала дворецкому сумку и куртку. – Не могли бы вы отнести это в мою комнату? Я сейчас же позвоню мистеру Малику.
– Конечно. – Дворецкий повернулся и пошел к лестнице, держа сумку с величественным достоинством.
– Почему бы тебе сначала не отдохнуть? – спросил Бо. – Ты можешь позвонить позже. Если хочешь, я сам могу позвонить ему и скажу, что ты доберешься до телефона только после ужина.
Дани отрицательно покачала головой.
– Мы оба знаем, что, когда Энтони просит о чем-нибудь, воспринимать это надо как приказ. – Дани произнесла эти слова на ходу и оглянулась на Бо, чтобы подарить ему успокаивающую улыбку. – Спасибо за то, что попытался помочь, Бо, но со мной все в порядке. Ты же сам сказал, я вечный двигатель.
– Как я могу это забыть? – спросил Бо с иронично любезным поклоном. – Знаешь, детка, ты мне напоминаешь Скарлетт О'Хара. Но, конечно, без ее многочисленных недостатков. Ты никогда не сдашься янки, Дани.
– Не спорю с тобой, – сказала Дани отстранение, все ее мысли были заняты предстоящим звонком. – Увидимся за ужином, Бо.
Когда позже Дани слушала длинные телефонные гудки, больше всего ей хотелось немедленно повесить трубку. Ею овладела ужасная неуверенность. Лавина воспоминаний о прошедшей ночи нахлынула на нее. «Как глупо быть такой обидчивой», – сказала себе Дани, твердо решив устроить праздник неповиновения. Решение пришло мгновенно, а в следующую секунду Энтони поднял трубку с коротким: «Малик».
– Энтони? – Дани поздравила себя с тем, что голос ее был спокоен. – Это Дани. Мне передали, что ты просил позвонить.
– Какого черта ты делала на пруду? – Его голос звенел от возмущения. – После снегопада лед на пруду стал абсолютно неподходящим для серьезной тренировки!
– Все не так плохо, – уклончиво ответила она. – Завтра буду работать на закрытом катке. Бо сказал, что тройные идут неплохо.
– А вращения?
Она не собиралась рассказывать ему о своих проблемах.
– Почему бы тебе не узнать это у Бо? – сладким голосом спросила Дани. – Позвать?
– Не надо, – его ответ был резким.
Я увижу его завтра. Утром отработай обязательную программу. А после полудня повтори все детали произвольной программы.
– Да, шеф, – ответила она с наигранным смирением. – Непременно исполню. А сейчас, если список пожеланий исчерпан, я прощаюсь и иду переодеваться к ужину.
– Это не все. – В разговоре повисла длинная пауза. – Поль Дженс сказал мне, что ты приехала в Брайарклифф в половине четвертого. Пит подхватил тебя в одиннадцать. Где вы были все это время?
Дани сжала трубку.
– Я заехала к Джеку Ковальту и пообедала с ним. – Дани чувствовала напряжение на другом конце провода, но заставила себя говорить спокойно и уверенно. – Ты будешь рад узнать, что Джек принял наши извинения. Он очень добрый и отзывчивый человек.
– И в чем выразилась его доброта? – вкрадчиво спросил Энтони. – Ты провела с ним достаточно времени, чтобы разобраться в этом, не так ли? – В голосе Энтони зазвучали угрожающие нотки. – Я понял свою ошибку: мне надо было быть рядом с тобой, когда ты проснулась утром. Ты хотела мужчину так сильно, что пришлось побежать к Ковальту, чтобы утолить желание?
– Замолчи! – Она задохнулась от гнева, но усилием воли попыталась вернуть хладнокровие. – Не смей так говорить! Я же объясняла, что у нас с Джеком все не так… Но в любом случае я не разрешу тебе вмешиваться в мои личные дела и буду встречаться с Джеком когда захочу. Я не позволю тебе распоряжаться моей жизнью.
Никто из них не решался первым прервать гнетущее молчание.
– А как быть с прошлой ночью? Дани облизала вдруг пересохшие губы.
– Прошлая ночь была ошибкой, – решилась Дани. Выпалив отрепетированные слова, она перевела дыхание. – Этого больше не повторится, Энтони, потому что я не хочу подчиняться кому бы то ни было, даже тебе.
– Никому? – язвительно переспросил Энтони. – А ты хоть успела одеться, прежде чем побежать к Ковальту? Я предполагал некоторые запоздалые реакции после прошлой ночи, но не ожидал, что ты прибегнешь к таким радикальным мерам.
– Это не меры, – возразила Дани. – Только сейчас я смогла трезво обдумать все, что произошло.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16