А-П

П-Я

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  A-Z

 

Не стану отрицать — Филипп человек достаточно самолюбивый. Но он действительно много вложил в этот проект и не хотел, чтобы его погубила какая-то случайность или глупость. — Мелис опустила голову и посмотрела на свой бокал с чаем, к которому так и не притронулась. — Увы, все пошло прахом, несмотря на его усилия.
— Как Бетуорту и Пауэрсу удалось разрушить плотину в Арапахо-Джанкшн без вашего отца?
— Этого я не знаю. Филипп сказал, что уничтожил все опытные образцы своего аппарата, кроме одного — того, который находился в Вашингтоне у Бетуорта. Впрочем, его это не особенно беспокоило: он был уверен, что прибор бесполезен без математических выкладок и расчетов, которые он забрал с собой.
— Похоже, Бетуорт и компания все же решились испытать аппарат в Арапахо-Джанкшн, — заметил Морган. — Но эксперимент оказался неудачным. Пауэрс сказал: «Мы потеряли Лонтану, и все пошло не так».
— Я все-таки не понимаю, что именно пошло не так, — заметила Алекс. — Ведь плотину-то они разрушили!
— Этого я не знаю. — Мелис покачала головой. — И Филипп, я думаю, тоже не знает. Он понятия не имел, как эти мерзавцы собирались использовать его термоакустический аппарат.
— И он никогда не слышал ни о Z-II, ни о Z-III?
— Нет.
— И не упоминал никаких географических названий или дат?
Мелис сосредоточенно нахмурилась.
— Нет, никаких, кроме тех, что я вам уже назвала. Но Филипп говорил, что Бетуорт постоянно его подгонял. Он хотел закончить работу к определенному числу, чтобы иметь на руках положительные результаты к очередному заседанию конгресса.
— К какому числу?
— К двенадцатому ноября.
«А сегодня уже восьмое», — подумала Алекс и невольно вздрогнула. У них осталось всего три дня, может быть, даже меньше.
— Значит, на двенадцатое у них что-то запланировано… — задумчиво проговорил Морган.
— Но ведь мистер Лонтана перестал с ними сотрудничать, — напомнила Алекс. — Это могло многое изменить.
— Мне почему-то кажется, что вряд ли. — Морган повернулся к Мелис. — Я должен как можно больше узнать о том, зачем Моралес приезжал в Фэрфакс. Что еще рассказывал о нем ваш отец?
— Только то, что Моралес ему не нравился. Но, как я уже говорила, Филипп очень самолюбив. Он бы встретил в штыки любого, кому Бетуорт передал бы его любимый проект. — На лбу Мелис появилась морщинка. — Да, еще он слышал много разговоров о каком-то чемодане.
— Может быть, о «дипломате»? О кейсе? — спросила Алекс. — Морган говорил, что когда он видел Моралеса, в руке у него был «дипломат».
Мелис встревоженно посмотрела на Моргана.
— Вы встречались с Моралесом?
— Это была очень короткая встреча, — невозмутимо ответил Морган. — Но Алекс права — у него в руке действительно был не чемодан, а кожаный кейс.
— Может быть, — проговорила Мелис, заметно успокаиваясь. — В конце концов, кейс — это просто маленький чемодан, не так ли? Филипп иногда допускает подобные неточности, если речь идет не о его работе. Когда я в следующий раз буду с ним разговаривать, я спрошу его об этом. — Она бросила взгляд на часы. — У вас больше нет вопросов? Мне пора давать Сьюзи лекарство.
— Это все, если только вы не вспомните что-то еще.
Мелис покачала головой.
— …Или не устроите нам разговор с вашим отцом.
— Я уже сказала — нет. Алекс улыбнулась:
— Не слишком ли вы его опекаете?
— Кто-то должен о нем позаботиться. Филипп очень хороший человек. Не его вина, что он считает всех окружающих такими же добрыми и честными, как он сам.
Морган громко хмыкнул и многозначительно взглянул на Алекс.
— Я знаю по крайней мере одного человека, который столь же близорук и беспечен.
Мелис тоже посмотрела на Алекс.
— Он имеет в виду вас? В таком случае мне жаль вас, мисс Грэм. Кто не доверяет незнакомым, не страдает от разочарований.
— Ну, вы-то гарантированы от разочарований на сто десять процентов, — небрежно заметил Морган. — А теперь позвольте откланяться. Можете нас не провожать. Я наблюдал за вами, и мне кажется — я сумею открыть ворота.
— Если ошибетесь — получите удар током, — хладнокровно сообщила Мелис. — Уж лучше я сама вас выпущу. Но сначала я должна позаботиться о Сьюзи. — Она встала из-за стола и, подойдя к холодильнику, достала оттуда какой-то пакет. — Я недолго.
— Лучше мы пойдем с вами, — сказал Морган. — Не то, чтобы мы вам не доверяли, просто ваше жизненное кредо выглядит достаточно разумно.
— Как хотите.
Она сбежала с крыльца и скрылась за углом веранды. Алекс и Морган двинулись следом и вскоре обнаружили ее сидящей над лагуной на деревянном помосте. Свесив в воду босые ноги, Мелис разворачивала пакет.
— Не шумите, — сказала она, не оборачиваясь. — Обычно Сьюзи не пуглива, но сейчас она больна.
Засунув пальцы в рот, Мелис свистнула.
— Сьюзи! Сьюзи!
Ничего.
— Ну же, Сьюзи, хватит прятаться! Я знаю, лекарство очень горькое, но ты должна его принять.
Из-под помоста послышались какие-то щелчки, и рядом с ее ногами из воды показалась серая голова дельфина.
— Это не тебе, Питер, — сердито сказала Мелис. — Брысь отсюда, обжора. Позови лучше Сьюзи.
— Наверное, непросто работать с дельфинами? — заметила Алекс.
— Я работаю не с дельфинами, а на них, — поправила Мелис. — Целыми днями я тружусь, как рабыня на плантациях, а эти неблагодарные твари даже не откликаются, когда их зовут! Сьюзи, иди же сюда!
В паре футов от ее ног из воды высунулись сразу два дельфиньих рыла.
— Давно бы так!
Мелис достала из пакета кусок рыбы и бросила дельфину поменьше. Тот поймал лакомство на лету и в два счета проглотил.
— Молодец, Сьюзи, хорошая девочка. — Она бросила рыбу второму дельфину. — Спасибо, что позвал ее, Питер.
Дельфины подплыли ближе и принялись тереться головами о ее босые ноги, благодарно попискивая. Наклонившись, Мелис погладила Сьюзи.
— Я тоже тебя люблю, — проговорила она вполголоса. — Но лекарство обязательно надо принимать, иначе ты не выздоровеешь. Ну, не будешь больше прятаться? Договорились?
Сьюзи пискнула, помотала головой — Алекс была уверена, что она кивнула, — и исчезла под водой. Мелис тяжело вздохнула.
— Как бы не так. Ты присматривай за ней, Питер. Второй дельфин мигнул глазом и тоже скрылся под водой. Мелис некоторое время смотрела вслед исчезнувшим животным. Лицо у нее сделалось мягким, мечтательным. Сейчас она ничем не напоминала ту сдержанную и суровую женщину, которая разговаривала с Алекс и Морганом несколько минут назад.
— А чем больна Сьюзи? — поинтересовалась Алекс.
— Гельминтоз. — Мелис встала. — Обычное дело… Вылечить ее легко; главное — регулярно давать лекарства, но Сьюзи не нравится вкус порошков. Я прятала их в самые разные сорта рыбы, даже в кальмаров, которых она любит больше всего, и все равно, когда я ее зову, Сьюзи появляется весьма и весьма неохотно.
— А если она не появляется — что вы тогда делаете?
— Надеваю акваланг и отправляюсь ее искать. — Повернувшись, Мелис пошла к причалу, где была привязана ее моторка. — Как только я свяжусь с Филиппом, я спрошу, не помнит ли он еще что-нибудь, и сразу перезвоню вам. — Она бросила на них жесткий взгляд через плечо и сказала с нажимом: — Я помогла вам чем могла. Теперь его безопасность зависит только от вас!
— Если бы вас интересовала только судьба вашего отца, вы бы нам не перезвонили, — мягко возразила Алекс. — Но вы знаете, что в этом деле замешано еще много, много людей, которые тоже могут пострадать. Мир велик, Мелис…
— Это не мой мир. Мой мир, моя жизнь — здесь. — Она ловко спрыгнула в лодку. — Я пойду вперед и опущу сеть.
— Значит, вы живете здесь совершенно одна? — внезапно спросил Морган. — Мне кажется, это небезопасно. Странно, что Бетуорт до сих пор не прислал сюда своих людей.
— О, они здесь уже побывали! — беспечно отозвалась Мелис. — Целых два катера, полные каких-то придурков. К счастью, я вовремя их заметила и успела включить ток.
— Ток?
— Я же говорила вам, что Филипп — гений. Он устроил эту сеть таким образом, что через нее можно пропускать слабый ток, чтобы отгонять мелких акул и других хищников. А чтобы отогнать крупных хищников, достаточно только переключить реостат на пару делений. — Она ухмыльнулась. — Я сказала этим ублюдкам, что Филиппа здесь нет, но они не поверили. Двое спустились в воду и стали резать сеть, чтобы открыть проход в лагуну. Тогда я дала максимальное напряжение и изрядно поджарила им задницы. Во всяком случае, из воды они вылетели, как пробки. Похоже, это убедило их, что я говорю правду. На протяжении нескольких недель после этого они наблюдали за островом с помощью биноклей, но близко не подходили. Потом, очевидно, им это надоело — во всяком случае, я уже давно никого не вижу.
— Они могут вернуться, мисс Немид, — предупредил Морган.
— Пусть. — Мелис пожала плечами. — Как вы, очевидно, и сами заметили, остров практически неприступен.
— С моря — да.
— Не только с моря. Холмы в центральной части так густо заросли джунглями, что даже вертолету там не сесть. Кроме того, у меня есть оружие, и если я услышу, что они летят… Словом, я буду готова встретить их подобающим образом. — Она опустилась на сиденье, дернула за шнур, и мотор сразу затарахтел. — Ну, хватит болтать, поехали!..
Обернувшись назад, Алекс провожала взглядом маленькую фигурку Мелис, спешившую к дому. Закатное солнце позолотило причал, стены коттеджа, лодку и пенистые барашки ленивых волн.
— Как красиво! — вздохнула она.
— Что именно? — осведомился Морган.
— Все. — Алекс сделала рукой широкий жест. — Остров, море, джунгли, дельфины… Хотела бы я знать, каково это — жить вот так, одной на острове в океане, отгородившись от окружающего мира.
— Ну, полностью отгородиться от мира Мелис вряд ли удастся. Ей ведь пришлось пустить нас. А если бы люди Бетуорта не были на девяносто девять процентов уверены, что профессор действительно где-то плавает на своей шхуне, мисс Немид пришлось бы иметь дело с куда более многочисленным и решительно настроенным отрядом, и никакие электрические загородки ее бы не спасли. Нет, Алекс, отшельничество только выглядит привлекательно, но осуществить эту концепцию на практике довольно сложно. Цивилизация проникает в самые удаленные и уединенные уголки. А если она почему-то этого не делает, отшельника подводит внутренний враг.
— Какой же?
— Собственные чувства, эмоции, желания.
— И все равно мне бы хотелось как-нибудь попробовать.
Морган покачал головой:
— Ты не выдержишь. Жизнь со всем ее многообразием и непредсказуемостью привлекает тебя гораздо больше, чем отдых и покой. Я уверен, что уже через пару недель тебя снова потянет к людям, а еще через месяц ты снова будешь рисковать своей головой где-нибудь в секторе Газа или копаться в развалинах вместе с Сарой Логан и ее собакой.
— А вот ты бы, наверное, смог жить один на острове, — парировала Алекс. — Сидеть на обочине и смотреть, как жизнь течет мимо, — это в твоем стиле.
— Конечно, я бы смог жить один на острове, в пустыне, в горах или в тайге, потому что я лучше контролирую свои эмоции, — бесстрастно сообщил Морган. Он бросил на нее быстрый взгляд исподтишка, и его губы сурово сжались. — Мы очень разные люди, Алекс. Я пытался объяснить это тебе, но ты не слушала.
Алекс снова обернулась, но не для того, чтобы в последний раз взглянуть на остров, который уже таял в сгустившейся над водой дымке. Отчего-то ей вдруг стало очень больно, и она не хотела, чтобы Морган это заметил.
— Какие странные у них отношения, — вполголоса заметила она. — Я имею в виду Лонтану и Мелис. Она — его приемная дочь, но ведет себя так, словно она его мать или, по крайней мере, старшая сестра! Ты заметил? За все время Мелис ни разу не назвала его отцом — только по имени. Да и он ведет себя не так, как обычно ведут себя родители, даже приемные. Лонтана месяцами скитается в океане и оставляет ее совершенно одну…
— На твоем месте я бы за нее не волновался. Мелис не жертва, она — взрослая женщина и умеет за себя постоять.
— Я и не волнуюсь. Просто мне не очень нравится, что на острове она совершенно одна и что никто не успеет прийти к ней на помощь, если что-то случится. — Алекс поморщилась. — Кажется, мы узнали не слишком много, не так ли? Только то, что Z-II находится где-то на юге Западной Виргинии, в шахтерском районе. Хотела бы я знать, сколько всего в Виргинии угольных шахт?
Морган пожал плечами:
— Не знаю, но, думаю, нам нужно выяснить это как можно скорее.
Алекс кивнула. Она тоже чувствовала, что им надо поторапливаться. Времени оставалось всего ничего, и они вполне могли не успеть.
— У меня такое ощущение, что мы складываем картинку-головоломку, в которой отсутствует половина фрагментов, — посетовала она.
— Ничего, постепенно мы найдем недостающие части, — успокоил ее Морган. — Теперь мы знаем: Бетуорт нанял Лонтану, потому что считал, что с его помощью добьется своего быстро и наверняка. Потом он почему-то решил, что изобретенный профессором акустический аппарат не даст желаемого эффекта в районе Балтимора. И вот тут на сцену вышел Моралес. Вероятно, он отвечал за резервный вариант.
— А когда Бетуорт получил то, что хотел, он убрал Моралеса, чтобы тот не проболтался, — убрал твоими руками, — сказала Алекс. — Но Лонтана спутал своим побегом все карты, и Бетуорт, судя по всему, вынужден был вернуться к варианту, который разработал для него Моралес.
— Вот видишь, — заметил Морган, — мы все-таки немного продвинулись.
— Именно что «немного», — вздохнула Атекс. — Мы по-прежнему не знаем, когда, где и почему. А на этих трех китах стоит любой репортаж — так меня учили на факультете журналистики.
— Кто — это мы, положим, установили. Бетуорт. Теперь нам будет легче узнать остальное.
— Лишь бы не опоздать! — Алекс немного помолчала. — Как тебе кажется, Мелис не лжет? Лонтана действительно не виновен?
— Думаю, что нет. Во всяком случае, он расстался с Бетуортом и компанией задолго до катастрофы в Арапахо. Мог ли он что-то подозревать? Это не исключено, но Бетуорт, по-видимому, считал, что Лонтана знает не так много, чтобы представлять угрозу для его планов. В противном случае профессор никогда бы не выбрался из Фэрфакса живым. — Морган нахмурился. — Что меня по-настоящему тревожит, это Моралес и его роль в балтиморском проекте. Логично предположить, что это и есть Z-III, однако на чертежах из портфеля Моралеса был изображен скорее небоскреб, чем какая-то надводная постройка, порт или волнолом. Кроме того, как справедливо заметил Лонтана, Моралес не был ни ученым, ни инженером — он специализировался на торговле оружием и наркотиками. И я сомневаюсь, что Бетуорт мог посвятить такого человека в свои планы, связанные с использованием термоакустического аппарата профессора. Следовательно, в Балтиморе Моралес занимался чем-то совсем другим.
— Чем же?
Морган покачал головой:
— Этого я не знаю, а Моралес уже никому ничего не расскажет. Но, быть может, имеет смысл расспросить его коллег и партнеров по бизнесу. Торговцы оружием редко работают в одиночку — это весьма сложный вид преступлений, требующий связей и контактов на самых разных уровнях. Без этого ни одна сделка просто не состоялась бы.
— А кто был партнером Моралеса?
— Честно говоря, готовясь к его ликвидации, я не вдавался в такие подробности — они мне были просто ни к чему. Работа казалась предельно простой: выследить, нажать на курок — и исчезнуть. — Морган потянулся к своему телефону. — На всякий случай я попросил Гэлена подобрать материалы по Моралесу. Придется его поторопить — мы не можем терять время.
Когда Гэлен взял трубку, Морган вкратце пересказал ему все, что они узнали от Мелис Немид, и добавил:
— В первую очередь нам, конечно, необходимо выяснить, что это за шахтерский район в Западной Виргинии. Кроме того, мне очень не нравится, что в этом оказался замешан Моралес. Мне и в голову не приходило, что он может участвовать в подобного рода делах. Те чертежи в его портфеле, которые я видел… боюсь, это только вершина айсберга.
— Что ж, попробую выяснить, что представляет собой его подводная часть. — Гэлен немного помолчал. — Наш самолет будет ждать вас в Тобаго, но я считаю, что для вас обоих будет безопаснее оставаться там. Если ты мне понадобишься, я тебя вызову. Или, если хочешь, оставь Алекс и возвращайся один.
— Ничего не выйдет. Мы с Алекс только что обсуждали этот вопрос и пришли к выводу, что она не смогла бы жить на острове одна — даже на таком густонаселенном, как Тобаго. Так что мы, скорее всего, вернемся вместе. Ну, удачи тебе. — Он выключил телефон и повернулся к Алекс: — Гэлен прав, тебе было бы безопаснее остаться здесь, в тропическом раю Тобаго. Кроме того, здесь намного приятнее, чем на полуразвалившейся ферме в Западной Виргинии.
Алекс покачала головой.
— Мне почему-то кажется, что мы там надолго не задержимся, — сказала она.
— То есть — ты не останешься?
Алекс ответила не сразу. Она вдруг почувствовала, что страшно устала. Устала бороться, бежать, прятаться. Ей необходимо было отдохнуть, залечить раны и остаться где-нибудь в тропиках действительно было бы очень приятно. И вместе с тем это было абсолютно невозможно — никаких сомнений на этот счет у Алекс даже не возникло.
— Нет, — сказала она, — не останусь.
Гэлен перезвонил им, когда они уже ехали по утоптанной грунтовой дороге в частный аэропорт на острове Тобаго.
— Я нашел Эла Лири, — без предисловий сообщил он.
— Где?
— В Гватемала-Сити.
— Что?!
— Он вылетел туда из Вашингтона два дня назад. Собственно говоря, сейчас он находится не в самой Гватемале, а в небольшом поселке к югу от города. Лири остановился в отеле «Рио» — это неофициальная штаб-квартира группировки «Матанса». В отеле постоянно проживает одна из шлюх Кордобы, который часто использует ее апартаменты для неофициальных встреч с важными людьми.
Морган почувствовал на себе взгляд Алекс и постарался придать лицу нейтральное выражение.
— Ты уверен?
— Абсолютно. Как и в том, что Лири отправился в Гватемалу вовсе не для того, чтобы бороться с мировым терроризмом. В этом случае он был бы давно мертв. Мне это не нравится, Джадд. От этой поездки здорово воняет.
— Придется мне его навестить, — спокойно сказал Морган.
— Я знал, что ты так скажешь. Тебе нужен транспорт?
— Конечно. Чем больше, тем лучше.
— Ты не можешь сейчас говорить? — догадался Гэлен. — Ладно, перезвони мне, когда тебе будет удобно. В аэропорту Гватемала-Сити тебя встретит Марко Салазар — ты с ним, кажется, знаком. Он поможет тебе в меру своих сил и возможностей, но, боюсь, в основном это будет твое шоу. — Гэлен снова немного помолчал. — Лири почти не скрывается, найти его будет легко. Но «Матанса» хозяйничает в городе как хочет. Так что будь осторожен — я не хочу, чтобы тебя схватили.
— Это не входит в мои планы. — Морган дал отбой.
— Что случилось? — спросила Алекс, пытливо всматриваясь в его лицо.
— Ничего. Логан все еще торчит в Вашингтоне, но ему до сих пор не удалось узнать ничего конкретного. Так что никаких новостей нет — ни плохих, ни хороших. — Он спрятал телефон в карман. — А вот и аэропорт… Хоть бы ветер немного улегся! Этот древний самолетик что-то не внушает мне доверия.
Дон Гарвер — тот же пилот, который доставил их на Тобаго из Майами, — встретил Алекс и Моргана ослепительной белозубой улыбкой. Спуская им легкий алюминиевый трап, он спросил:
— Ну, как отдыхалось? Погода не подвела? Сегодня, правда, денек не слишком погожий, так что с возвращением могут возникнуть сложности.
— То есть, мы… можем упасть? — осторожно поинтересовалась Алекс.
— Конечно, нет! Я бы не стал рисковать такой очаровательной леди. — Дон помог ей подняться на борт и сразу прошел в кабину, предоставив Моргану самому втянуть трап. — Но наверху сильная болтанка, так что если вы не привыкли летать, лучше запастись пакетом побольше.
— Ничего, переживем. — Морган помог Алекс устроиться в обшарпанном пластмассовом кресле.
— Это у тебя железный желудок, — возразила Алекс. — А что касается меня, то я не переношу, когда самолет начинает швырять то вверх, то вниз.
— Обещаю, что на этот раз ты ничего не почувствуешь.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31