А-П

П-Я

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  A-Z

 

И еще одно, Рунн… — Голос Бетуорта снова стал жестким. — Я больше не потерплю этих твоих исчезновений. Времени остается все меньше, и я не могу позволить себе ждать. Иными словами, если ты еще раз не ответишь на мой звонок, я поручу Моргана Юргенсу. Понятно?
И он дал отбой.
«Сволочь! — подумал Рунн, едва владея собой. — Мерзавец». В чем дело, он понял сразу: Бетуорт пытался лишить его независимости, превратить в одну из своих марионеток. Ничего, как-нибудь он это вытерпит. Да и терпеть-то нужно всего восемь дней! Еще одна работа — и Бетуорт сдаст ему Моргана.
Сначала Рунн разделается с ним, а затем займется самим Бетуортом.
Тем не менее Рунн хорошо понимал, что в своих поисках он не может и не должен рассчитывать только на Бетуорта. Это слишком ненадежно. Необходимо попытаться выйти на след другим способом, и Рунн, кажется, знал — каким.
Женщина! Бетуорт сказал, что она все еще с Морганом. Выследить ее должно быть намного проще.
Рунн достал из сумки фотографии и досье, которые переслал ему Бетуорт. Одного взгляда на снимок ему оказалось достаточно, чтобы понять: перед ним обычная истеричная дамочка, мечтающая переделать мир в соответствии с вычитанными из книг слюнявыми идеалами. Стоит как следует изучить ее личное дело — и можно будет предсказать каждый последующий шаг этой особы.
Другое дело, удастся ли ему использовать ее в качестве наживки? Допустим, он захватит Грэм и станет ее пытать, покинет ли Морган свое укрытие, чтобы спасти ее? Сам Рунн никогда бы не совершил подобной фатальной ошибки, но Морган недаром принадлежал к изначально слабой, болезненной, загнивающей нации. Быть может, впитанные с молоком матери идеалы и теории подведут его и он бросится на выручку…
Ничего другого Рунну и не нужно было.
— Ты выглядишь довольной, — заметил Морган, входя в комнату. — Неужели что-нибудь есть?
Алекс оторвала взгляд от экрана компьютера и повернулась в его сторону.
— Радоваться, наверное, еще рано, но мне кажется — я напала на след.
Морган весь подобрался.
— Ты узнала, где находится Z-II? Алекс покачала головой.
— Нет, к сожалению. — Алекс просидела, склонившись к крошечному экрану, несколько часов кряду, и теперь каждая мышца у нее немилосердно ныла. — Я все время думала о тех глубоких ямах, которые Смизерс обнаружил в подвале фабрики в Фэрфаксе. И искала связь с тем, что успел сообщить Пауэрc. Он сказал — «каналы». Каналы бывают оросительные, водоотводные, дренажные, сливные, судоходные. — Алекс снова повернулась к компьютеру. — Но существует еще такая вещь, как термальные каналы.
— Это еще что за штука?
— Так называются разломы в земной коре, по которым на поверхность поступает тепло из глубины земли — чаще всего в виде горячей воды и пара. Термальные каналы встречаются на дне океанов и в районах, где есть действующие вулканы. В последнем случае по термальным каналам поднимается раскаленная лава, ее температура может достигать пяти тысяч градусов по Цельсию.
— Ну и что?
— Как — что? — удивилась Алекс. — Это же источник энергии! До сих пор, однако, не найдено достаточно эффективного способа использовать температуру и давление, которое заставляет лаву подниматься вверх. Хотя естественная геотермальная энергия с давних лет использовалась человечеством. Древние римляне, жители Исландии и североамериканские индейцы применяли ее для строительства бань и теплиц, для обогрева жилищ и приготовления пищи. В наши дни построено несколько геотермальных электростанций, их роль в качестве альтернативы тепловым и атомным постепенно возрастает. Ведь геотермальная энергия ничего не стоит и не загрязняет окружающую среду.
— И как это может быть связано с Фэрфаксом и, главное, с тем, что произошло в Арапа-хо-Джанкшн?
— Пока не знаю, но я продолжаю искать. Убирайся и не мешай мне работать — я уверена, что мне удастся получить какой-то результат.
— Я могу чем-нибудь помочь?
— Пауэрc упоминал некоего бразильца по фамилии Лонтана, которого они «потеряли»… После чего у них все пошло не так, как надо. Очевидно, Лонтана погиб или был убит.
— Я уже сообщил об этом Гэлену, он обещал провести полную проверку.
— Я решила сама провести поиск. Если Лонтана был связан с Фэрфаксом и Арапахо-Джанкшн, следовательно, он должен иметь какое-то отношение к геотермальной энергетике. Я задала несколько перекрестных ссылок, но результатов пока никаких.
Морган оставался в комнате еще несколько минут, но Алекс словно забыла о его присутствии. Тогда он вышел на крыльцо и, опустившись на ступеньку, стал смотреть на шоссе. Его раздражало, что он вынужден сидеть и ждать, тогда как его натура требовала действий. Но Морган знал, что действовать придется, и очень скоро. В этом отношении интуиция никогда его не подводила.
Но пока этот момент не наступил, он будет ждать. И охранять.
— Логан приехал, — сказал Бетуорт Бену Дэнли, когда они вместе шли к зданию Капитолия. — И начал задавать вопросы. За ним надо присмотреть, но только, ради бога, никаких решительных действий!
— Какого рода вопросы? — нахмурился Дэнли.
— Не беспокойся. Пока его интересуют только подробности расследования, которое ФБР начало в отношении Алекс Грэм. Это естественно, поскольку Грэм и жена Логана — близкие подруги.
— Когда дело касается Логана, — задумчиво проговорил Дэнли, — то, что выглядит естественным, на самом деле обычно представляет собой лишь верхушку айсберга. Боюсь, он что-то затевает. Может быть, Логан что-то разнюхал?
Бетуорт покачал головой:
— Он может подозревать, но знать — нет. Никто ничего не знает. К тому же через неделю все его подозрения уже не будут иметь никакого значения, так что успокойся и продолжай делать свою работу. Я предупредил тебя только для того, чтобы ты не узнал о его приезде от кого-нибудь другого и не запаниковал.
— Я не паникую, я просто озабочен. Вечно ты меня недооцениваешь, Джерри, а ведь это я установил контакт с «Матансой». И оснований для беспокойства у меня побольше, чем у тебя!
— Разумеется, Бен, разумеется. — Отпор, который он получил от Дэнли, застал Бетуорта врасплох. — Я не имею ничего против. Беспокойство — это хорошо, беспокойство не позволяет человеку расслабиться, стать благодушным и беспечным. Кстати, кого ты планируешь отправить к Кордобе для координации действий?
— Я думал поехать туда сам.
— Нет, ты будешь нужен мне на объекте Z-III. Кроме того, Бен, ты слишком заметная фигура. Андреас может обратить внимание на твое отсутствие, а нам это ни к чему.
— Тогда я пошлю Эла Лири. Он в курсе дела; кроме того, это он помог урегулировать проблему между Моралесом и «Матансой» в Фэрфаксе.
— Но поскольку Моралес был ликвидирован, Лири вряд ли будет пользоваться полным доверием, — заметил Бетуорт.
— Никто и не требует, чтобы они ему доверяли, — жестко сказал Дэнли. — Мы даем Кордобе то, что нужно ему, а он даст нам то, чего хотим мы. — Он немного помолчал. — В общем, если я тебе не нужен, в среду я отбываю на Z-III.
При этих словах Бетуорт вдруг ощутил приятное волнение. Наконец-то его план вступил в решающую фазу! Несколько лет он осторожно готовил почву, интриговал, искал нужных людей, и вот теперь до желанной цели осталось всего несколько шагов!
— Поезжай, — сказал он спокойно. — В случае каких-то непредвиденных обстоятельств я с тобой свяжусь.
— Лучше бы обойтись без непредвиденных обстоятельств.
Эта фраза прозвучала почти как угроза, но Бетуорт подумал, что разберется с Дэнли позднее. У него было достаточно средств, чтобы заставить этого типа ходить на задних лапках. Сейчас же будет разумнее использовать вместо кнута пряник.
— Я лично не жду никаких неприятностей, — сказал Бетуорт. — Дело идет как по маслу — и все благодаря тебе. Удивительно, чего может добиться один по-настоящему умный человек. — Он остановился перед ступеньками Капитолия. — А теперь улыбнемся друг другу и попрощаемся как можно небрежнее: на нас смотрят.
Взгляд Дэнли метнулся вверх, туда, где на верхних ступенях лестницы стояли Карл Шепард и несколько конгрессменов.
— Что это Шепард так распустил хвост?
— Вербует Андреасу сторонников для голосования по законопроекту об охране окружающей среды, — пояснил Бетуорт. — Но вряд ли у него выйдет что-то путное. Старина Карл не так обаятелен, как наш уважаемый президент.
— А я слышал, он очень много сделал для улучшения работы нового Министерства охраны родины.
— Ну, это-то было проще простого. Сейчас все только и болтают что о террористической угрозе и, соответственно, о том, как от нее уберечься. Естественно, что все его предложения были поддержаны. Охрана окружающей среды — совсем другое. Пожалуй, я — единственный человек, который может обеспечить президенту перевес голосов в этом вопросе. Тем не менее сейчас я пожму Шепарду руку и сделаю вид, будто мне очень льстит внимание, которое могущественный вице-президент уделяет нашему — моему! — законопроекту. Затем я пройду дальше и растворюсь в толпе таких же простых, скромных конгрессменов, как я.
— Не растворишься, — буркнул Дэнли и, повернувшись, зашагал к автомобильной стоянке.
Дэнли был прав. Поднимаясь по лестнице, Бетуорт думал о своей восходящей звезде, которая очень скоро засияет ослепительным светом на политическом небосклоне Америки, а может, и всего мира. И будь он проклят, если позволит этой звезде погаснуть!
11
— Нашла! — Алекс с торжеством швырнула распечатки на стол перед Морганом и добавила: — Мне кажется, это именно то, что мы ищем.
— Ну, по крайней мере, хоть что-то определенное. — Морган быстро просмотрел бумаги. — Лонтана?
— Профессор Филипп Лонтана, бразильский ученый-океанограф. Он писал о гибели Большого Барьерного рифа, разыскивал затопленные города, изучал рельеф морского дна. Но больше всего времени и сил Лонтана отдал изучению океанических термальных каналов!
— И что это нам дает? — осведомился Морган.
— Два года назад профессор Лонтана опубликовал в «Наутилусе» одну любопытную статью. Это очень узкоспециализированное издание — именно поэтому мне потребовалось так много времени, чтобы ее разыскать. В своей статье Лонтана советует использовать для строительства тепловых электростанций искусственные термальные каналы, которые он предлагает контролировать с помощью самых современных импульсно-звуковых технологий. Правда, прокладка каждого такого канала требует весьма сложных расчетов, однако Лонтана был уверен, что находится на правильном пути. В статье он, в частности, утверждает, что уже работает над созданием опытной установки. — Алекс покачала головой. — Судя по тону статьи, Лонтана был в восторге от открывшихся ему перспектив. Его установка, работающая на неисчерпаемом источнике энергии, является прототипом устройств, способных полностью изменить образ жизни всего человечества! Так, во всяком случае, написано в его статье.
— Новый образ жизни — или новый способ убивать себе подобных… — пробормотал Морган. — А профессор, случайно, не пишет об использовании своего принципа в качестве оружия?
— Он упомянул об этом, но буквально в двух-трех строках. Лонтана вообще не останавливался на издержках своей системы — он сразу перешел к ее преимуществам. И в принципе я с ним согласна: тепло земного ядра — это могучий источник бесплатной энергии, которая действительно способна преобразить всю планету. А проблемами пусть занимается ООН — это, кстати, тоже слова профессора.
— Почему ООН, а не бразильское правительство? — удивился Морган.
— Судя по всему, профессор недолюбливает правительство своей родной страны. Однажды оно ему крепко насолило, и он, как видно, не забыл обиды.
— А в чем там было дело? — насторожился Морган.
— В самом начале карьеры Лонтане посчастливилось обнаружить затонувший испанский галеон. Однако половину полагающегося по закону вознаграждения ему пришлось отдать государству, так как судно затонуло в территориальных водах Бразилии. В других его статьях я обнаружила довольно едкие рассуждения о размерах вознаграждения за научные открытия, «двухсотмильной зоне» и правах личности. В целом мне показалось, что профессор Лонтана — довольно эксцентричный тип.
— Или просто псих.
— Если он и сумасшедший, то гениальный сумасшедший. Однако научное сообщество, судя по всему, не приняло его разработки всерьез. Я обнаружила несколько откликов на эту статью, подписанную другими океанографами. Они в один голос утверждают, что теорию Лонтаны невозможно осуществить на практике, поскольку земное ядро находится в шести тысячах километров под поверхностью.
— Что-нибудь еще было?
Алекс отрицательно покачала головой:
— Нет, не было. Но разве не логично предположить, что после того, как коллеги-ученые фактически высмеяли его открытие, профессор предложил его кому-нибудь другому?
— Например, мистеру Бетуорту — одному из самых заметных защитников окружающей среды в нынешнем составе конгресса… — Морган немного подумал. — Что ж, не исключено, что именно Бетуорт отправил Лонтану на фабрику в Фэрфакс и дал ему возможность экспериментировать. И, похоже, профессор добился кое-каких успехов.
Алекс нахмурилась:
— Но Пауэрc сказал, что он погиб и что из-за этого все пошло кувырком.
— Не совсем так. Он сказал, что они его «потеряли». Это не значит, что профессор погиб, — он мог просто разочароваться в своем работодателе или поссориться с ним, собрать пожитки и уехать. Бетуорт, со своей стороны, мог решить, что Лонтана выполнил свою функцию, и дать ему отставку, хотя в этом последнем случае он бы, скорее всего, постарался избавиться от свидетеля. Как бы там ни было, слабенький шанс у нас есть… — Он достал из кармана сотовый телефон и набрал номер Гэлена. — Посмотрим, что скажет нам наш специалист по информации.
— Но ведь это же просто догадки… — растерянно проговорила Алекс. — Я вовсе не утверждаю, что…
— Конечно, это только догадки, но уж больно они похожи на истину.
Морган кивнул и вышел на крыльцо. Когда Гэлен ответил, он вкратце пересказал ему все, что удалось отыскать Алекс в компьютерных сетях, и спросил, не удалось ли найти что-нибудь о Лонтане.
— Кое-что, — ответил Гэлен. — Хотя, к своему стыду, должен признать, что статью в «Наутилусе» я пропустил. Филипп Лонтана уже давно не живет в Бразилии. Он — гражданин Соединенных Штатов, а его лаборатория находится где-то на Багамских островах. Мы попытались связаться с ним, но ответа не получили. В настоящее время его разыскивает мой человек в Нассау.
— Лонтана может быть убит, — вставил Морган. — Когда Пауэрc сказал, что они его потеряли, он мог иметь в виду, что от него просто избавились.
— Все-таки ты законченный пессимист, Морган! — хмыкнул Гэлен. — Я лично так не думаю. Скорее всего, профессор просто расплевался с Пауэрсом или с кем-то, кто его нанял. В научном мире Лонтана пользовался репутацией чудака, но, судя по некоторым отзывам, он был человеком честным.
— А ты — законченный оптимист, Гэлен, — отрезал Морган. — Придется, видно, вернуть тебя с небес на землю. Я хотел бы, чтобы ты выяснил, где сейчас находится мой лучший друг Эл Лири и — по возможности — что он замышляет.
— Эл Лири?.. А-а, твой куратор из ЦРУ! Что конкретно ты хотел бы узнать?
— Я хотел бы узнать все, буквально все, включая номер его спутникового телефона.
— Зачем это тебе?
— Видишь ли, Пауэрc рассказал мне совсем не так много, как я надеялся.
— А ты уверен, что Лири захочет с тобой говорить?
— Он захочет. Я еще не забыл, как он подставил меня после Фэрфакса. Ему придется говорить!
— Учитывая, что он лучше, чем кто бы то ни было, осведомлен о твоих способностях, я в этом не сомневаюсь. Что мне следует о нем знать, прежде чем я начну собирать информацию?
— Он умен, честолюбив, получил прекрасное образование, и главное — он гомик. Однако Лири это скрывает, считая — и вполне справедливо, — что в ЦРУ «голубых» не жалуют, несмотря на всю эту новомодную болтовню о политкорректности.
— Лири опасен?
— Смертельно опасен, особенно если загнать его в угол.
— Смертельно опасный, умный и честолюбивый гомосексуалист? Хм… Ладно, я все это учту. Ну а как прошла ваша встреча с Логаном?
— Как и следовало ожидать. По крайней мере, твой друг не просиживает задницу, а действует, что не может не вселять оптимизма, учитывая его широкие возможности и политический вес. А разве он до сих пор тебе не звонил?
— Нет, только в самый первый день. Логан сказал, что попытался навести справки в Вашингтоне, но столкнулся с самым настоящим заговором молчания. Люди просто не хотят говорить. Конечно, это может быть связано с недавними нападениями на посольство в Кито и Мехико-Сити — после них большинство политиков испытывает… гм-м… скажем, известное напряжение. Но Логан уверен — дело в чем-то другом. Он сказал, что он как будто бьется головой в глухую стену.
— Черт!
— Ну вот, опять ты видишь все только в черном свете. А между тем дела обстоят вовсе не так плохо. Насколько мне известно, Логан терпеть не может глухие стены. Подобные вещи действуют на него, как красная тряпка на быка, и если он встречает глухую стену, можно не сомневаться — очень скоро в ней появится преизрядная дыра. Логан обещал мне позвонить, как только что-нибудь узнает, и я тебе сразу же об этом сообщу. — Гэлен сделал небольшую паузу. — Значит, говоришь, термальные каналы?.. Это плохая новость, Морган. С такими вещами шутить не рекомендуется.
— Не так плохи термальные каналы, как то, что некие силы пытаются получить доступ к энергии ядра Земли. Одному богу известно, что вся эта компания собиралась делать с раскаленной магмой… Кстати, как там Элейн?
— Странные у тебя ассоциации: расплавленная магма и Элейн. — Гэлен усмехнулся. — По-твоему, между ними много общего?
— Так, некоторое сходство… Я, собственно, просто хотел узнать, можно ли на тебя рассчитывать, если ты нам срочно понадобишься.
— А почему бы тебе не спросить об этом у самой Элейн?
— Я серьезно, Гэлен. Возможно, мне придется привезти Алекс к тебе. К Логану она не поедет, потому что этот тип немедленно запрет ее в своей неприступной крепости, и она это знает.
На сей раз Гэлен замолчал надолго.
— Я не хотел бы подвергать опасности Элейн и ребенка, Морган, — сказал он наконец.
— И все-таки спроси у нее, ладно? Элейн хорошо знает, как чувствует себя человек, на которого идет загонная охота.
Гэлен еще немного помолчал, потом спросил:
— Ты думаешь, к нам Алекс поедет?
— Сейчас, скорее всего, нет. Но может настать такое время, когда я буду представлять для нее куда большую опасность, чем Юргенс и Бетуорт, вместе взятые. Ей просто нельзя будет оставаться со мной.
— Хорошо, — нехотя промолвил Гэлен, — я спрошу Элейн. Но запомни, Морган: я ничего не обещаю!
Он дал отбой, и Морган выключил аппарат почти с облегчением. Несмотря на последние слова Гэлена, он почти наверняка знал: его старый друг сделает все, что только будет в его силах. Другое дело Элейн. Она всегда была упряма, неуступчива, злопамятна, а с недавних пор считала своим долгом защищать мужа от недобросовестных друзей.
«Что ж, — решил он, — поживем — увидим».
— В последние годы Лонтана жил в Нассау, — сказал Морган, вернувшись в дом. — Гэлен отправил туда человека, чтобы найти его.
— Это хорошо. — Алекс бросила взгляд на экран компьютера. — Тогда я, пожалуй, загляну еще на один сайт и…
— Нет, — твердо сказал Морган. — Ты и так сделала достаточно много. Я считаю, что тебе пора отдохнуть.
— Вряд ли из этого что-нибудь выйдет, — вздохнула Алекс. — Я слишком взвинчена, чтобы отдыхать.
— Как знаешь. — Морган пожал плечами. — В таком случае я, пожалуй, попрошу тебя сделать одну вещь. Ты смогла бы быстро проявить пленку и напечатать фотографию человека, который выбежал из дома Пауэрса?
— Но ведь ты, кажется, сказал, что знаешь, кто это был! — удивилась Алекс.
— Да, знаю, но я хочу быть уверен на сто процентов. Ну, так как?
Алекс кивнула.
— Я сделаю это. Только, пожалуйста, достань бачки и приготовь растворы, а я пока выпью кофе.
— Честно говоря, узнать этого типа по такому снимку довольно трудно, — сказала Алекс, вытирая руки полотенцем. — Ракурс удачный, но у него все лицо залито кровью.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31