А-П

П-Я

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  A-Z

 

Мне нужно, чтобы он чувствовал себя моим должником.
— Вы действительно верите, что такой человек способен чувствовать себя чьим-либо должником?
— Согласно психологическому портрету, который я получил, Рунн скорее даст сжечь себя живьем, чем нарушит слово. Это последствия той промывки мозгов, которой он подвергся во время подготовки в лагерях. А его подготовка, Юргенс, началась с четырнадцати лет — как раз в том возрасте, когда психика человека наиболее восприимчива к различного рода идеям. Из четырнадцатилетнего подростка можно вылепить все, что угодно!
— Допустим, в него вдолбили понятия о честном слове, благодарности и прочем. Что же тогда его подвело? Профессиональная подготовка?
— Это предоставь решать мне, — проворчал Бетуорт, с трудом подавив новый приступ раздражения. — Или, может быть, ты хочешь взять объект Z-III на себя?
— Ни в коем случае, — тотчас ответил Юргенс. — Когда мы поймаем Моргана, я вам сообщу. — И он дал отбой.
Было совершенно очевидно, что Юргенсу не хочется брать на себя ответственность за финальный этап операции, и Бетуорт его не винил. Эту работу мог выполнить только такой ошалевший от ненависти фанатик, как Рунн. Досадно, конечно, что ликвидация Пауэрса прошла не так чисто, как планировалось, и Бетуорт хотел, чтобы на объекте Z-III Рунн действовал иначе.
Быстро. Чисто. Надежно.
Кажется, все чисто.
Рунн столкнул труп молодого врача в свежевыкопанную яму и начал забрасывать землей. Дьявол, как же болит лицо! Разумеется, Рунн принял болеутоляющие таблетки, которые врач дал ему после того, как закончил операцию, однако боль лишь ослабела, а не пропала совсем. Она напоминала ему о его позоре, и Рунн поклялся себе, что больше не сделает подобной ошибки. Он допустил беспечность, а это был непростительный промах. Что ж, придется позаботиться, чтобы о его ошибке никто не узнал.
Рунн не смог чисто убрать Пауэрса, но с врачом он разобрался образцово. Никто не видел, как Рунн захватил его в больнице. Никто не видел, как он убил его. Теперь ему оставалось только заровнять землю и засыпать могилу опавшими листьями, чтобы ее никто и никогда не нашел.
Правда, врач оказался не из лучших — руки у него тряслись так сильно, что он просто не мог действовать быстро. Теперь было уже поздно возвращаться к дому Пауэрса — если Морган и появился там, то давно уже исчез. Но Рунн надеялся, что Бетуорт ничего не узнает о его позоре и ему дадут еще один шанс.
Наплевать на боль, в конце концов, он ее заслужил. Главное сейчас — разровнять и утрамбовать землю и как следует засыпать листьями. И тогда уже будущей весной на этой полянке можно будет спокойно устраивать барбекю.
— Выходите! — сказал Чак Фондрен, распахивая дверцы фургона. — Я хочу убраться отсюда как можно скорее.
Он явно трусил, и Алекс подумала, что Гэлен мог найти водителя и посмелее.
— Где мы? — спросила она, когда Морган помог ей выбраться из грузовика.
— В Прескотте, Западная Виргиния. В сорока милях от Хантингтона. — Чак Фондрен кивнул на ветхое бревенчатое строение дальше по дороге. — Вам туда. Во всяком случае, именно сюда мне приказали вас доставить. — Он поставил на землю их сумки. — Удачи вам. Я поехал.
— Спасибо. — Алекс не могла винить его в том, что он слишком спешил с ними расстаться. Чак Фондрен и так сильно рисковал, когда по приказу Гэлена вывез их из окрестностей Терри-Хота.
— Ты заметил, — сказала она Моргану, когда фургон умчался, — с каждым разом наши жилищные условия становятся все хуже и хуже. Я, конечно, не рассчитывала на пятизвездочный отель, но это…
— В наши дни не так-то легко завербовать хороших помощников, — ответил Морган, подхватывая их сумки. — Что касается меня, то я рад уже тому, что нас никто не встречает… — Он неожиданно напрягся и схватил Алекс за руку. — Черт, здесь кто-то есть!..
Проследив за его взглядом, Алекс увидела человека, вышедшего на крыльцо старой фермы.
— Это же Логан! — воскликнула она и с облегчением вздохнула. — Разве ты его не узнал?
— Я никогда его не видел, только говорил с ним по телефону, — проворчал Морган. Голос его прозвучал почти спокойно, но внутреннее напряжение еще чувствовалось в каждом жесте. — Признаться, его появление мне не очень нравится. Выглядит он довольно мрачно. Ладно, сейчас мы узнаем, что ему надо. Вряд ли он привел с собой полицию.
— Какой сюрприз, Логан! — сказал Морган, когда они с Алекс приблизились к дому. — А я уж подумал — ты нас совсем бросил.
— Хотел бы бросить, да не могу, — отозвался Логан и повернулся к Алекс. — Как дела, Алекс? — спросил он довольно сухо. — Мне сказали, что вы попали в аварию.
— Все почти прошло, — жизнерадостно ответила она. — А как там Сара?
— Вне себя от злости. Она уже поклялась устроить хорошенькую жизнь ФБР и прессе, и я уверен — у нее это получится. — Логан поморщился. — ФБР, прессе и мне, если уж быть точным, — добавил он. — Особенно мне! После того как появились эти идиотские сообщения о том, что вы были завербованы террористами, мне пришлось во всем признаться, иначе я бы ни за что не сумел убедить ее в том, что вам не грозит никакая опасность. — Логан смерил Моргана мрачным взглядом. — Хотя сам до сих пор в этом сомневаюсь.
— Она жива, — спокойно сказал Морган. — По-моему, этого ты и хотел. И не надо на меня смотреть — лучше помоги нам. Я уверен, затевается что-то очень и очень скверное.
— Гэлен мне так и сказал, иначе чего ради я бы оказался здесь? — Логан пожал плечами. — Мне необходимо во всем разобраться, а сделать это по телефону было бы затруднительно. Идемте, я покажу вам апартаменты. К сожалению, внутри этот сарай еще хуже, чем снаружи, но там, по крайней мере, есть на чем сидеть. А нам нужно о многом поговорить.
— Бетуорт? — переспросил Логан. — Пауэрc упоминал Бетуорта?!
— Вы его знаете? — быстро спросила Алекс.
— Джерри Бетуорт — конгрессмен от штата Техас. Насколько я помню, в конгрессе он уже лет пятнадцать.
— Вот это да! Странно, я ничего о нем не слышала. Наверное, он не из тех, кто любит покрасоваться перед камерами?
— Бетуорт предпочитает действовать из-за кулис. В последние годы он активно проталкивал не вызывающий никаких особых споров законопроект об охране окружающей среды и здоровья нации. Лет тринадцать назад он был едва ли не главной надеждой демократической партии, но его репутацию сильно подпортил скандал, связанный со вскрывшимися нарушениями в финансировании избирательной кампании. Как ни удивительно, с тех пор он дважды переизбирался, что весьма красноречиво свидетельствует о его способностях. — Логан презрительно скривил губы. — Тем не менее с таким багажом «грязного белья» ему нечего надеяться, что партия когда-нибудь выдвинет его кандидатом в президенты. Для Бетуорта это, конечно, серьезный удар.
— Настолько серьезный, что он готов был устроить катастрофу в Арапахо-Джанкшн?
— Бетуорт дьявольски честолюбив. Примитивная месть — не его стиль. Нет, если он действительно к этому причастен, его план должен быть гораздо изощренней и преследовать сразу несколько целей.
— А деньги его разве не интересуют? Логан покачал головой.
— Я думаю, тот давний скандал имел своей подоплекой скорее власть, чем финансовые злоупотребления. Бетуорт происходит из очень богатой семьи, сколотившей состояние на техасской нефти. И, вероятно, именно деньги помогли ему раз за разом подходить к выборам без единого пятнышка. — Он немного помолчал, словно раздумывая. — Нет, скорее всего, главное для него — собственные амбиции.
— Но к чему же стремится Бетуорт? Чего добивается? — спросила Алекс.
— Понятия не имею. И, думаю, это мне нужно выяснить в первую очередь. — Логан поднялся. — Вот что, я поеду в Вашингтон и постараюсь разобраться во всем на месте. Быть может, мне удастся что-то раскопать. Морган прав — затевается что-то скверное. — Он скрипнул зубами. — Меня просто бесит, что угроза исходит от наших же соотечественников! Как будто мало нам безумцев во всем остальном мире!
— Значит, теперь ты признаешь, что в этом могут быть замешаны Юргенс и еще кто-то из ЦРУ? — спросил Морган. — Мне казалось, эта идея тебе не нравится. Вот Алекс, к примеру, она не понравилась настолько, что она до сих пор не хочет верить…
— Я считаю, что, кто бы ни затеял столь масштабную игру, без помощи наших правоохранительных агентств ему не обойтись. А в правительственных службах всегда хватало маленьких наполеончиков, — ответил Логан. — Кроме того, батальон идет туда, куда прикажет командир, разве не так? Весь вопрос в том, кто приказывает командиру… — Он покачал головой. — Я очень, очень обеспокоен тем, что в связи с этим делом всплыла фамилия Бетуорта. Это тот еще тип!
— Ты, похоже, много о нем знаешь.
— Одно время он меня серьезно интересовал, Я был уверен, что за слухами, которые время от времени достигали моих ушей, стоит чертовски много! Да что там говорить — я и сам был свидетелем того, как работает этот парень. На самой обычной вечеринке, на самом пустячном приеме он не расслабляется ни на минуту — играет «своего парня», стараясь привлечь к себе как можно больше людей. И надо сказать, у него это прекрасно получается! Можно подумать, Бетуорт владеет гипнозом. Разумеется, все это тщательно спланировано и просчитано, но со стороны кажется абсолютно естественным. В общем, он опасный противник, почти гениальный.
Логан направился к двери, но на пороге обернулся.
— Я привез вам кое-какие продукты и пару одеял, — сказал он. — Гэлен утверждал, что они вам пригодятся.
— Надеюсь, мы не задержимся здесь надолго. Пауэрс сказал — часть плана, связанная с Z-II, вот-вот осуществится. Надеюсь, мы узнаем, в чем дело, до того, как что-то случится… — Морган пожал плечами. — Должны узнать, у нас просто нет другого выхода.
— Если я что-то выясню, я вам позвоню, — пообещал Логан. — Ну, всего хорошего. Постарайтесь остаться в живых, Алекс. Если вы погибнете, Сара будет очень огорчена.
— Упаси боже как-то огорчить Сару!.. — вполголоса пробормотал Морган, но Логан услышал.
— Совершенно верно, — сказал он совершенно серьезно. — Упаси вас бог как-то огорчить Сару.
Алекс вышла с ним на улицу и проводила до неприметного светло-бежевого «Сатурна», припаркованного за домом у покосившегося сарая, покрытого черной, гнилой травой. Кто бы мог подумать, что этой машиной пользуется миллиардер.
— Логан!.. — окликнула она его, когда он уже садился за руль.
— Что? — Логан обернулся.
— Передайте Саре, что у меня все в порядке. Скажите ей, чтобы не волновалась: все будет отлично.
— Все должно быть отлично, — с нажимом сказал Логан, — потому что в данном случае речь идет и обо мне. Если с вами что-то случится, я просто не знаю… — Он пристально посмотрел на нее. — Скажите, у вас действительно все в порядке? Выглядите вы не очень-то… Морган оказался… гм-м… не совсем таким, как я рассчитывал. Он нормально с вами обращается? Алекс кивнула.
— Не волнуйтесь, все хорошо. — Она улыбнулась. — Мне не на что пожаловаться. Пока Морган на нашей стороне, я чувствую себя спокойно. — Она повернулась к дому, собираясь идти назад. — Передайте привет Саре.
— Я не мог поступить иначе, Алекс, — глухо сказал Логан ей в спину. — И я ни о чем не жалею.
— Я и не ждала от вас извинений, Логан, — ответила Алекс, снова посмотрев на него. — Я вас… почти понимаю. Постарайтесь держать Сару подальше от этой истории, ладно? Один бог знает, чем все это закончится!
— Я постараюсь, хотя это будет нелегко. — Логан вздохнул. — В этот раз она согласилась остаться дома только после того, как я пообещал, что она сможет поговорить с вами по телефону. Как только моя служба безопасности удостоверится, что разговор никто не перехватит, Сара вам позвонит.
— Не позволяйте ей! — воскликнула Алекс. — Это слишком рискованно. Никто не должен думать, будто Сара тоже как-то участвует во всем этом… Во всяком случае, я бы этого не хотела.
— Я тоже, — отозвался Логан. — Но Сару не так-то просто убедить. Похоже, у нас единственный выход: разобраться в этой ситуации как можно скорее, чтобы Сара не успела вмешаться. — Улыбнувшись, он закрыл дверцу и, прощально махнув рукой, выехал на шоссе.
Алекс провожала его машину взглядом, пока та не скрылась за поворотом. Она не считала Логана своим другом, однако его появление успокоило ее.
Логан излучал уверенность и силу, и в его присутствии Алекс чувствовала себя в безопасности.
— Признаться, я надеялся, что ты уедешь с ним. Алекс обернулась и увидела Моргана, который вышел из-за угла дома.
— Нет. — Она покачала головой. — Я должна быть здесь.
— Ни черта подобного! — неожиданно резко ответил Морган. — Ты должна быть в надежном месте, за крепкими высокими стенами, под защитой десятков проверенных охранников.
— Мне почему-то кажется, что ты в состоянии их заменить. — Алекс слабо улыбнулась. — Ведь тебя именно для этого и наняли. Или ты забыл?
— Я ничего не забыл. — Морган нахмурился. — Одного не могу понять: зачем ты ему солгала?
— В чем? — искренне удивилась Алекс.
— Ты солгала, когда сказала Логану, что я нормально с тобой обращаюсь.
— А вот подслушивать действительно нехорошо… — Алекс снова улыбнулась. — Зачем ты это сделал?
— Любопытство — не порок, а только один из способов продлить себе жизнь, — все так же хмуро ответил Морган. — Впрочем, если это и порок, то сравнительно небольшой. У меня есть куда более серьезные недостатки. Ты их уже знаешь.
— Но я действительно не считаю, что ты обращался со мной скверно, — серьезно сказала Алекс. — Гэлен как-то просил меня еще раз припомнить все, что произошло со мной со дня катастрофы в Арапахо-Джанкшн, и я пришла к выводу, что ты был вовсе не так плох, как мне тогда казалось.
— Да? — Морган иронически поднял брови. — Я одурманил тебя наркотиком, похитил тебя, подстроил автомобильную аварию и, наконец, несколько раз тебя трахнул. И это ты называешь — «неплохо обращался»?
Алекс вздрогнула, как от боли.
— Не говори так! «Трахнул» — грубое, некрасивое слово, а мне кажется — то, что между нами произошло, вовсе не было некрасивым. Или ты считаешь иначе?
— Не знаю. — Морган пожал плечами. — Мне иногда кажется — все, к чему я прикасаюсь, становится некрасивым, уродливым, безобразным. За исключением моей работы, конечно. И я думаю, что просто не имел права… — Он насмешливо улыбнулся. — Ты слишком снисходительна ко мне. Ну, давай, выкладывай, что еще ты обо мне думаешь?
— Я ничего не собираюсь «выкладывать», — отрезала Алекс. — Во-первых, ничего такого я о тебе не думаю. Во-вторых, я просто устала сражаться с тобой. Пока мы ехали в мебельном фургоне, у меня было время подумать, и я решила: со мной случилось слишком много всего, чтобы я могла позволить себе обращать внимание на собственное уязвленное самолюбие. Я не исключаю, что и у тебя тоже может быть много проблем, но разбираться в них сейчас я не могу. Не говоря уже о том, чтобы взваливать их на себя…
— Я, кажется, не просил тебя разбираться в моих проблемах.
— Я знаю, но я не такая, как ты. Мне трудно сохранять дистанцию, хотя я и понимаю, что в моем положении это было бы разумнее всего. Но раз уж оказался в воде, надо плыть, а не рассуждать о том, чем брасс лучше баттерфляя. Вот я и поплыла… — Алекс улыбнулась. — Ну а если честно, то я… Мне понравилось то, что между нами произошло. Когда мы были вместе, я вдруг почувствовала, что…
— …Что ты кое-кому небезразлична, так?
— Что-то в этом роде. — Она смело заглянула ему прямо в глаза. — Можешь смеяться сколько угодно, но мне действительно показалось, что я кому-то дорога, что обо мне заботятся, меня берегут, любят, лелеют… И я вряд ли испытала бы это, если бы ты ничего подобного ко мне не чувствовал. Разумеется, сама я никогда бы не выбрала своим партнером такого человека, как ты, но раз уж так случилось… В общем, мне пришлось как следует к тебе присмотреться, чтобы понять: ты не такой ужасный, как я думала вначале.
— Я бы на твоем месте не рассматривал меня слишком пристально. Издалека я действительно выгляжу неплохо — так мне, во всяком случае, говорили, но вблизи…
— Заткнись, а? — перебила его Алекс. — Мне кажется, ты сам плохо представляешь, что ты за человек.
Морган покачал головой:
— Я совершенно точно знаю, кто я и что собой представляю. Я не герой, Алекс, и ты напрасно ищешь во мне сходство со своим отцом.
— Ничего подобного я не ищу! — возмутилась Алекс. — Кстати, к твоему сведению, мой отец тоже не был героем всегда и во всем. Он не сумел сохранить свой брак с моей матерью. Часто он поступал как подросток, а не как взрослый человек. Никогда не забуду, как папа забыл прийти ко мне на выпускной бал, потому что в тот день играла его любимая команда. В результате он отправился с приятелями на стадион, когда мне особенно хотелось, чтобы папа был рядом. — Алекс сглотнула застрявший в горле комок. — И все равно он был самым милым и добрым, самым близким для меня человеком! Во всяком случае, я твердо знала, что в сложных обстоятельствах могу на него рассчитывать. — Она снова очень серьезно посмотрела на него. — Ты совсем не такой, как мой отец. Но если в тебе все же есть что-то от него, тогда берегись! Когда ты попробовал меня оттолкнуть, я чуть было тебе не поверила. Но, слава богу, вовремя сообразила, что происходит.
— Алекс, я…
— Все, хватит об этом. Мне просто хотелось назвать вещи своими именами. Моя жизнь превратилась черт знает во что, а это — единственное, на что я могу как-то повлиять. — Она небрежно потрепала его по руке. — Не бойся, на данный момент тебе ничто не грозит. Скажи лучше, куда ты положил мою сумку? Я хочу включить компьютер, распечатать твой разговор с Пауэрсом и как следует над ним подумать.
— Ну наконец-то! — воскликнул Бетуорт, когда Рунн ответил на звонок. — Где тебя носило столько времени?
— Мне нужно было кое-что сделать. Работу я выполнил — Пауэрс мертв. К сожалению, я не смог ликвидировать Моргана. Ты должен помочь мне снова выйти на его след.
— Ты уверен, что я тебе что-то должен?
— Ты обещал помочь.
— Верно, обещал, но это было до того, как ты едва не провалил задание.
— Я убил Пауэрса. Ты ведь этого хотел?
— Я хотел, чтобы ты убрал его чисто, не оставляя следов, а вместо этого ты устроил в доме форменную бойню и к тому же оставил на ноже свои отпечатки. Мне сообщили, что Морган и Алекс Грэм тоже побывали в доме вскоре после тебя. Как ты считаешь, мог Пауэрс успеть что-то им рассказать?
Стыд и острое чувство вины охватили Рунна. Бетуорт все-таки узнал о его позоре! Теперь он готов отказаться от его услуг — Рунн чувствовал это по голосу. Но без Бетуорта ему никогда не найти Моргана.
— Таких ошибок я уже давно не совершаю.
— То есть Пауэрс умер до того, как ты покинул дом?
— Пауэрс умер до того, как я покинул дом.
— Отлично, Рунн. Отлично, но не превосходно. Концы мы спрячем так, что их никто не найдет.
— Скажи мне, куда отправился Морган.
— Мы этого пока не знаем, но существует некоторая вероятность, что вскоре он появится в районе Z-III. Ты можешь дождаться его там. Когда он снова даст о себе знать, я сказать не могу. Все будет зависеть от того, какой информацией располагает Морган и как скоро он сумеет ее проанализировать.
— Морган нужен мне сейчас!
— К сожалению, ты упустил свой шанс, Рунн. Теперь твои желания больше не играют никакой роли, — негромко сказал Бетуорт. — Отныне ты будешь действовать в соответствии с моим планом.
— Я могу найти его сам! — почти выкрикнул Рунн, не в силах совладать со внезапно вспыхнувшей яростью.
— Вряд ли. Ты давно идешь по его следу, но сумел приблизиться к нему только после моей подсказки. Рисковать и дальше я не могу — Морган становится слишком опасен. Пожалуй, мне придется пустить по его следу Юргенса и его людей.
— Нет! Ты обещал Моргана мне! Юргенс может мне помешать… — Рунн шумно выдохнул, пытаясь взять себя в руки. — Не говори ничего Юргенсу, и я подожду, пока мы закончим с Z-III.
— Как любезно с твоей стороны пойти мне навстречу, Рунн! — с издевкой сказал Бетуорт. — Что ж, могу тебя обрадовать: тебе не придется ждать долго.
— Сколько?
— Восемь дней. Разумеется, при условии, что все пройдет как планировалось.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31