А-П

П-Я

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  A-Z

 

Она, однако, не слышала шума вертолетных винтов, следовательно, сколько-то минут в запасе у нее было. Даже если она немного опоздает, Кен подождет. Не оставит же он ее на этой стороне одну!..
Поспешно затолкав фотоаппарат обратно в сумку, Алекс стала спускаться с горы. Она уже углубилась в лес, когда услышала рокот вертолетных винтов, и, запрокинув голову, попыталась разглядеть в темном небе машину Кена.
Странно, но она ничего не увидела, хотя должна была издалека заметить мощные фары вертолета даже сквозь листву. Может, Кен летал куда-нибудь по делам и теперь приближается к долине с востока? Если так, то…
— …Эй, Пауэрс, пошевеливай задницей!.. — внезапно донесся из-за поворота тропы мужской голос — грубый, хриплый, прокуренный.
Алекс застыла как вкопанная. Что за черт? Она была уверена, что никаких туристов в лесу быть не могло. «Наверное, это кто-то из инженеров или геологов, исследовавших остатки плотины», — подумала она. Разумное объяснение, и все же тревога не покидала ее. Соблюдая максимальную осторожность, Алекс сделала еще несколько шагов.
— Вот он, я его вижу, — сказал другой голос, более низкий и гортанный. — Идем!
— Включи фонарь, наводи его по фонарю, — отозвался первый.
Турбины вертолета ревели уже почти над самой головой Алекс, но она по-прежнему не видела никакого света.
Что-то явно было не так.
Не доходя до поворота, Алекс немного углубилась в лес, стараясь остаться незамеченной. В просветы между деревьями она разглядела двух мужчин, стоявших на той самой поляне, на которую ее высадил Кен. Каждый держал в руке по электрическому фонарику, направленному рефлектором вверх. В их лучах Алекс разглядела вертолет — незнакомую темную машину, которая быстро спускалась к земле с погашенными огнями.
Не успел неизвестный вертолет сесть, как сумерки прорезали два ярких луча света. Это был вертолет Кена. За шумом винтов первой машины Алекс просто не услышала, как он приблизился. Но зато теперь она его увидела. Фары вертолета Кена упали на прогалину, осветив чужой вертолет и двух незнакомцев. На поляне стало светло как днем, и Алекс разглядела, что их лица искажены от ярости и страха. Один из них что-то кричал пилоту, но что — Алекс не слышала. Зато она увидела, как тот вскинул к плечу автоматическую винтовку.
Звук выстрела утонул в грохоте винтов двух вертолетов. В следующее мгновение в небе вспыхнуло багровое солнце — пуля попала в топливный бак машины Кена.
— Не-ет! — Алекс поняла, что кричит во весь голос, только когда высокий мужчина повернулся в ее сторону.
Алекс бросилась бежать.
За спиной она слышала сдавленные проклятия, треск веток и тяжелое дыхание мужчин, бросившихся за ней в погоню. Стараясь сбить их со следа, Алекс петляла между деревьями, спотыкаясь о корни и расцарапывая в кровь лицо. Нужно было во что бы то ни стало сойти с тропы, чтобы не оказаться в ловушке на вершине скалы.
Резко повернувшись, она побежала вниз к долине. Пуля свистнула возле самого ее уха, срезав с лиственницы несколько зеленых веточек. Сразу запахло смолой и порохом, и Алекс поняла, что преследователи совсем близко. Она еще раз свернула. Здесь почва круто уходила вниз, и, оступившись, Алекс проехала несколько футов на спине. Ее легкие, казалось, разрывались от быстрого бега, кровь бешено стучала в ушах, но она все же расслышала, как кто-то наверху сказал:
— У нас нет времени. Надо выбираться отсюда — Пауэрс ждать не станет. Черт бы побрал эту суку! Ну да ладно, ее все равно засыплет. Идем обратно.
Вскочив на ноги, Алекс бросила быстрый взгляд через плечо. Ее больше не преследовали, две темные фигуры, развернувшись, поднялись по склону и растаяли в темноте между деревьями. И все-таки Алекс не верилось, что опасность миновала. Она торопливо спустилась вниз еще на несколько футов, стараясь думать только о том, как ей поскорее попасть к подножию холма и перебраться на противоположную сторону долины.
Но ей не давала покоя мысль, почему мужчины перестали гнаться за ней. И что значит — у них нет времени?
«Ее все равно засыплет…»
Засыплет?
О господи!
Внезапно земля под ногами Алекс дрогнула и покачнулась. В следующую секунду она услышала глухой рокот, идущий словно из чрева горы; что-то затрещало, и Алекс увидела огромные камни, скатывающиеся с вершины прямо на нее.
Землетрясение. Обвал. Новый оползень… Она ясно видела: еще несколько секунд, и ее действительно засыплет, раздавит, похоронит заживо.
«Ее все равно засыплет…»
Да будь она проклята, если позволит этим мерзавцам добиться своего!
— Выкуси! — громко сказала Алекс. Потом скинула с плеча кофр с фотоаппаратом и, метнувшись к обрыву, ласточкой прыгнула в воду, плескавшуюся в тридцати футах под ней.
Денвер, Колорадо,
больница Святого Иосифа
Едва открыв глаза, она поняла, где находится. Алекс ненавидела больницы. Они напоминали ей о той ночи, когда отец…
— Привет. Наконец-то ты проснулась. — Сара Логан улыбнулась Алекс. — Как ты себя чувствуешь?
Как она себя чувствует? Алекс задумалась. Все тело ныло и болело, а лицо Сары виделось как сквозь дымку.
— Ничего. Только голова кружится.
— Неудивительно. У тебя сотрясение мозга. Очевидно, пока ты была в воде, тебя ударило бревном или доской. Ты вполне могла утонуть, но, к счастью, тебе подвернулась крыша затопленного сарая. Когда тебя сняли, ты была без сознания.
— Как же я на нее забралась?
— Разве ты не помнишь?
— Я… — Алекс попыталась сосредоточиться, несмотря на боль. Она смутно помнила, что куда-то плыла и что вода была грязная и холодная. Кажется, ей попалось торчащее из воды дерево, на которое она попыталась вскарабкаться, но ветка обломилась, и она снова оказалась в воде. — Кое-что помню, только не помню удара по голове. Ты говоришь — сотрясение? А что еще?
— К счастью, ничего страшного. Дюжина ссадин и синяков, легкая гипотермия. Должно быть, ты провела в воде несколько часов, прежде чем выбралась на крышу. — Сара взяла ее за руку. — Тебе придется объяснить властям, что случилось. Вертолет Кена Найдера взорвался и упал в лес на той стороне долины. Ты что-нибудь об этом знаешь?
Алекс вспомнила вскинутую к небу винтовку, огонек выстрела — и огненный шар, вспыхнувший в темнеющем небе.
— Они убили его. Застрелили. Точнее, попали в топливный бак.
Сара вздрогнула:
— Что? Кто его застрелил?
— Их было трое… Двое на земле и один в вертолете. Именно он выстрелил в Найдера из винтовки. Я думаю… Нет, не могу поверить! — Алекс закрыла глаза. Она помнила, как бежала, петляя, по темному лесу, как потом прыгнула в воду…
Внезапно ее глаза широко раскрылись.
— Оползень! Еще один оползень с другой стороны долины!.. Кто-нибудь пострадал?
Сара покачала головой.
— Нет, к счастью, но половина долины погребена под грудами камней.
— Они так и хотели… Они сделали что-то такое, что…
— Что же?
— Не знаю. Может быть, заложили взрывчатку. Мне показалось — вся гора затряслась, как при землетрясении. Я слышала глухой рокот, который шел словно из-под земли, и видела, как покатились камни.
— Никто не слышал взрыва. Только… только когда взорвался вертолет Найдера.
— Они сделали это, — убежденно сказала Алекс. — Я знаю.
— Я не говорю, что они этого не делали, я говорю — никто не слышал ничего подозрительного.
— Но ты мне веришь? — Алекс впилась в лицо Сары испытующим взглядом.
— Я… я боюсь тебе поверить. — Сара снова покачала головой. — И я очень надеюсь, что ты сейчас снова заснешь, а когда проснешься — скажешь, что тебе просто приснился дурной сон. Но если этого не произойдет, тогда… Тогда я тебе поверю. — Она потрепала Алекс по руке. — Ну ладно, мне пора возвращаться — скоро моя смена. А когда все это закончится, я бы хотела, чтобы ты приехала к нам домой. Надеюсь, тебе понравится. У нас новый дом па берегу океана, там очень красиво и… спокойно.
— А как идут спасательные работы?
— Нормально. Вчера вечером прибыли еще три поисковые собаки с проводниками. Теперь мы можем работать быстрее. — Она немного помолчала. — Да, мы нашли родителей Дженнет Делси. Они оба мертвы.
— Черт! — Алекс почувствовала, как слезы обожгли ей глаза. — Бедная Дженнет, мне так жаль!..
— Нам всем очень жаль, Алекс. Алекс с трудом сглотнула.
— Мне нужно вернуться. Когда меня выпишут, как ты думаешь?
— Думаю, дня через два — через три. Но сначала тебе придется пообщаться с полицией. Они хотят задать тебе несколько вопросов по поводу катастрофы вертолета.
— Это была не катастрофа, это было убийство.
— Вот и расскажи им об этом. — Сара наклонилась и поцеловала Алекс в лоб. — Я ужасно рада, что ты жива и почти невредима. Я так испугалась!..
— Мне бы хотелось встретиться с полицейскими как можно скорее. Можешь это устроить?
Сара кивнула:
— Хорошо, я позвоню им из машины. Хотя, — добавила она, немного подумав, — я бы предпочла, чтобы ты еще немного отдохнула.
— Я и так потеряла слишком много времени. — Алекс удрученно покачала головой и сжала губы. — Кен был бы жив, если бы я не уговорила его отвезти меня на ту сторону. И теперь я хочу только одного — чтобы этих негодяев поймали. Я не могу допустить, чтобы они… — Алекс не договорила: ей в голову пришла новая неожиданная мысль. — Послушай, если этот второй оползень — их рук дело, не может ли оказаться так, что они виноваты и в том, что произошло в Арапахо-Джанкшн неделю назад?
Сара мрачно кивнула:
— Все возможно, хотя это так ужасно, что мне и думать об этом не хочется. Впрочем, эксперты не нашли никаких признаков диверсии. Надеюсь, ты ошибаешься.
— Я тоже надеюсь, но… — Алекс тряхнула головой и сморщилась от боли в висках и затылке. — Хотела бы я знать, зачем это кому-то понадобилось. Нет, просто в голове не укладывается!
— Тебе нужно отдохнуть, — мягко, но настойчиво сказала Сара. — У тебя, наверное, до сих пор перед глазами двоится. Я позвоню в полицию, но обещай, что не будешь слишком много обо всем этом думать. Просто расскажи им, что ты видела, и пусть копы сами выдвигают версии.
«Пожалуй, мне действительно ничего больше не остается», — устало подумала Алекс. Голова у нее гудела, как большой колокол, а перед глазами полыхало пламя взрыва, уничтожившего вертолет Найдера.
— Спасибо, что навестила меня, Сара, — сказала она.
— Как же я могла не прийти? Мы же подруги! Скажи, может, ты чего-то хочешь? Что тебе принести?
— Фотоаппарат… — проговорила Алекс. — Я потеряла фотоаппарат. Можешь достать мне новый? И несколько сменных объективов. Мне очень неловко тебя утруждать…
— Я знаю, какими объективами ты пользуешься, — успокоила ее Сара. — Что касается фотоаппарата, то постараюсь выбрать самый лучший. Может быть, он тебе понравится и ты оставишь его себе, когда выпишешься. — Сара встала со стула и шагнула к двери. — А сейчас мне пора: Монти, наверное уже заждался. Его не хотели пускать в больницу, и я оставила его у охранников на первом этаже. — Она взялась за ручку двери и оглянулась через плечо. — Я снова зайду к тебе завтра утром. А если понадоблюсь раньше, позвони мне на мобильный. Ты ведь знаешь номер.
— Но ты, наверное, ужасно устаешь! — запротестовала Алекс. — И не должна…
— Я никому ничего не должна, — усмехнулась Сара. — До завтра, Алекс. Смотри отдыхай как следует.
— Очень, очень любопытно, — сказал детектив Дэн Леопольд. — Вы можете добавить еще что-нибудь, мисс Грэм?
— А разве того, что я рассказала, не достаточно? — удивилась Алекс. Детектив держался вежливо и слушал внимательно, но она так и не поняла, верит он ей или считает, что она все это придумала. — Ради всего святого, они убили Кена Найдера! И я почти уверена, что оползень, который похоронил под собой поселок, — это их рук дело. Неужели вы мне не верите?
— Спокойнее, мисс Грэм. Вам нельзя волноваться, — сказал Леопольд и добавил очень серьезно: — Я уверен, что сведения, которые вы нам сообщили, чрезвычайно важны. Насколько мне известно, вы опытный фоторепортер, побывавший во многих «горячих точках». Вы привыкли наблюдать и запоминать, и я не думаю, что вы что-то преувеличили или неправильно интерпретировали факты. Но, к сожалению, проверить все, что вы сообщили, будет нелегко.
— Почему?
— Во-первых, мы уже опросили множество людей — добровольцев и спасателей, — но никто не видел второго вертолета.
— Это потому, что он летел с выключенными огнями! Я же вам говорила…
— Во-вторых, вертолет мистера Найдера упал на ту же поляну, где, по вашим словам, стоял второй вертолет, так что все следы его пребывания были уничтожены огнем. В-третьих, нам пока не удалось обнаружить никаких свидетельств того, что взрыв произошел из-за попадания пули в топливный бак.
— Из-за чего же тогда, по-вашему, вертолет взорвался? — спросила Алекс.
— Мы пока не знаем. — Леопольд покачал головой. — Но повторяю: никакой пули мы не нашли.
— А вы искали?
— Специально — нет, тут вы правы. Но наши эксперты достаточно опытны, вряд ли они проглядели бы нечто столь очевидное. Разумеется, после ваших показаний я попрошу их проверить все еще раз.
— Черт побери, детектив, говорят вам — я сама видела, как пилот неизвестного вертолета стрелял в Найдера!
Леопольд кивнул:
— И вы уверены, что те же люди устроили второй оползень. Как по-вашему, зачем им это могло понадобиться?
— Мне-то откуда знать?
— Эксперты, которые работали в этом районе, сообщили нам, что второй оползень мог быть спровоцирован подвижкой почвы после катастрофы.
— Вот как? А я слышала, что они считали эту сторону долины безопасной на… девяносто процентов. Даже на девяносто девять.
— Но не на сто, не так ли, мисс Грэм? Я разговаривал со специалистами, и они признали, что могли ошибиться. Во всяком случае, никаких следов взрыва мы не обнаружили.
— Поищите как следует! — нетерпеливо бросила Алекс. — И проверьте еще раз плотину — не исключено, что она тоже обрушилась не сама по себе.
— Мы обязательно сделаем это, мисс Грэм. Я просто говорю, как обстоят дела на данный момент. — Детектив обиженно поджал губы. — Можете не сомневаться — мы все очень тщательно проверим, и, возможно, не один раз — ведь речь идет не просто о несчастном случае, а о трагедии национального масштаба. После атаки террористов на Центр международной торговли все правоохранительные органы должны быть особенно внимательны. С другой стороны, этот район уже проверили и ФБР, и инженеры, и геофизики, и никто из них не обнаружил признаков возможной диверсии. А вот сейсмологическая станция в Сан-Франциско неделю назад зафиксировала небольшое землетрясение силой в четыре и две десятых балла. Именно оно и могло стать причиной обрушения плотины.
— Возможно, — процедила Алекс сквозь стиснутые зубы. — Но я, если вы заметили, и не утверждала, что это не так. Я только пыталась сообщить вам, что во втором оползне повинны люди, которых я встретила в лесу и которые убили Кена Найдера.
— В таком случае я надеюсь, что нам удастся обнаружить улики, подтверждающие вашу версию, — парировал детектив. — Говорите, фамилия одного из них Пауэрс? Что ж, если имя не вымышленное, мы попробуем разыскать этого человека в Федеральной картотеке. Обещаю вам, мисс Грэм, все, что вы нам рассказали, мы проверим самым тщательным образом. — Леопольд закрыл блокнот и поднялся. — Ваш лечащий врач сказал мне, что завтра вас выписывают. Если сможете, зайдите ко мне в участок. Я покажу вам фотоальбомы с портретами людей, подозреваемых в терроризме. Возможно, среди них окажется и ваш мистер Пауэрс.
— Можете не надеяться — я обязательно приду. Леопольд внимательно посмотрел на нее.
— Я бы на вашем месте не рассчитывал на скорый успех, мисс Грэм, — сказал он негромко. — Если мы действительно найдем этих людей, можно считать — нам очень и очень повезло.
— Я все понимаю, детектив, но я обязана хотя бы попытаться. — Алекс посмотрела ему в глаза. — И вы тоже должны… попытаться, хотя вы наверняка считаете, что все это мне привиделось после удара по голове.
— Я не сомневаюсь только в одном: вы искренне верите в то, что мне только что рассказали. — Леопольд устало покачал головой. — Но попробуйте взглянуть на ситуацию и с моей точки зрения. Эксперты не нашли никаких следов, подтверждающих ваши слова. С другой стороны, у вас было сотрясение мозга, после которого вы два дня пролежали в больнице. Так разве не может оказаться, что вы что-то забыли, что-то перепутали, что-то не так запомнили? С людьми, перенесшими травму головы, подобные вещи случаются.
— Нет, детектив, я ничего не перепутала. Леопольд улыбнулся:
— О'кей. Впрочем, это не имеет большого значения — свою работу я выполнил бы в любом случае. А теперь позвольте откланяться. Идем, Джерри.
Долговязый молодой сержант, который за все время не произнес ни слова, встал со своего стула в углу палаты.
— Спокойной ночи, мисс Грэм. Надеюсь, вы скоро поправитесь.
— Спасибо, — отозвалась Алекс.
— Так, значит, завтра жду вас в участке, — напомнил детектив Леопольд.
— Я приду, — пообещала она.
— Черт знает, что она нам тут наболтала, — сказал Джерри Бетуорт, когда они с Леопольдом вышли из палаты. — Вы ей верите?
— Ей трудно не поверить. — Детектив покачал головой. — Она не глупа, у нее сильная воля, а главное — она абсолютно уверена, что все это правда.
— Но вы же сами сказали, что у нее было сотрясение мозга.
— Очень легкое, Джерри. Я бы даже сказал — слишком легкое. А жаль…
— Это почему?
— Потому что, если она не ошиблась, это значит, что в Арапахо-Джанкшн произошло массовое убийство. Кто совершает массовые убийства? Сумасшедшие, маньяки, социопатические личности. Или террористы. А нам придется это расследовать. — Детектив нажал кнопку, вызывая лифт, и со вздохом добавил: — Хотел бы я, чтобы все это было просто галлюцинациями.
Нужно успокоиться… Главное — дышать глубже, ровнее. Вот так…
В голове по-прежнему пульсировала боль, но Алекс заставила себя разжать кулаки. Эмоции в данном случае не помогут, она знала это твердо. Леопольд был не единственным, кто подозревал, что она спятила, но у него по крайней мере хватило терпения выслушать ее. И он обещал все проверить. Быть может, зерно сомнения, которое она посеяла в его душе, еще принесет свои плоды, но пока…
Пока она никак не могла справиться с гневом и разочарованием.
С бессильным гневом, разочарованием и навязчивыми больничными запахами. Точно так же пахло в палате, в которой умирал ее отец…
Нет! Усилием воли Алекс заставила себя не думать, не вспоминать об отце. Не сейчас. Сейчас главное выбраться отсюда. Завтра она пойдет в полицию и попробует отыскать таинственного Пауэрса среди фотографий террористов и маньяков. В том, что она его узнает, Алекс не сомневалась. Она очень хорошо запомнила всех троих. Ей казалось, что их лица навсегда запечатлелись в ее памяти.
— Ее выписывают завтра, — сказал Лестер, как только Пауэрс взял трубку. — А сегодня вечером у нее побывали два копа из местного участка.
Пауэрс негромко выругался.
— Нужно было позаботиться о ней, пока она валялась без сознания!
— Ее палата находится рядом с постом медсестры. Пробраться туда незамеченным невозможно. Но ничего, я думаю — завтра будет еще не поздно. Я сделаю все, что нужно.
— Уж постарайся, черт возьми! Все наши неприятности из-за тебя! Если бы ты не задержался, мне бы не пришлось сбивать тот вертолет, и сейчас все было бы шито-крыто. Ты что, не понимаешь, что она может меня опознать?
«Ему все равно, что она может опознать меня и Декера», — подумал Лестер, а вслух сказал:
— Тебе вовсе не обязательно было приезжать туда самому. Мы бы отлично справились вдвоем.
— Черта с два! — прорычал Пауэрс. — Вы без меня и шагу ступить не можете. Кроме того, докладывать Бетуорту придется мне — мне, а не вам!
Вот ублюдок! Лестер скрипнул зубами.
— Ну, с Грэм-то мы справимся, — сказал он. — Я позвоню, когда все будет сделано.
Выключив телефон, Лестер откинул голову назад и посмотрел на освещенное окно на седьмом этаже больницы Святого Иосифа. Проклятие! Он не сумел вовремя добраться до Алекс Грэм и дал ей возможность встретиться с полицией. Ну, ничего, завтра он исправит эту ошибку.
Джордж Лестер умел исправлять ошибки — и чужие, и свои собственные.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31