А-П

П-Я

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  A-Z

 


— Кажется, после третьего раза плечо немного заныло, но это быстро прошло. А может быть, ты меня отвлек. — Она легонько куснула его за плечо. — А я? Я сделала тебе больно?
— Нет, только возбудила еще больше. Хочешь повторить?
— Попозже. — Она плотнее прижалась к нему. — Мне нужно немного передохнуть, Джадд. Ты вынослив, как черт знает кто, мне за тобой не угнаться.
— Ладно. — Он сел на кровати. — Пойду принесу альбом для набросков.
— Только посмей! — Алекс схватила его за плечи. — Я не собираюсь позировать тебе голая.
— Мне нужно только твое лицо, — прошептал Морган, целуя ее. — Я хочу запомнить тебя… такой. Знаешь, сейчас ты просто… светишься.
— Ага, сначала ты нарисуешь лицо, потом все остальное, и не успею я оглянуться, как в музее «Прадо» появится новая «Маха обнаженная».
— Нет, если я когда-нибудь нарисую тебя обнаженной, то только для себя. Я ведь на самом деле ужасный собственник! — Морган улыбнулся и поцеловал ее в ямочку между ключицами. — Ну так как, можно мне сходить за альбомом?
— Может быть, позже, — ответила Алекс, прижимая его голову к себе. — Знаешь, оказывается, я ни капельки не устала…
8
Фэрфакс, Техас
«Похоже, на этой фабрике я вряд ли найду что-нибудь интересное», — думал Смизерс, медленно двигаясь по коридору. Время от времени он останавливался, чтобы заглянуть в ту или иную лабораторию, но ничего заслуживающего внимания пока не обнаружил. Во всяком случае, никаких намеков на то, что здесь когда-то занимались очисткой героина. Напротив, обилие электронного оборудования наводило на мысли, что здесь занимались чем-то другим. Вот и таблицы на стенах…
Смизерс зашел в одну из лабораторий и внимательно изучил висевшую на стене таблицу, издали Напоминавшую расписание пригородных автобусов. Ничего любопытного он, однако, не увидел. Никаких имен, никаких географических названий и вообще ничего определенного — только цифры, проценты, диаграммы… Таблицы ничего ему не говорили. Неудивительно, что их никто не потрудился убрать или уничтожить.
Достав из кармана мобильный телефон, Смизерс набрал номер Гэлена.
— Никаких следов реактивов, — сказал он. — Полно электронного оборудования и какие-то таблицы, в которых невозможно разобраться. На всякий случай я их сфотографировал.
— Ты осмотрел всю фабрику?
— Да, остался только подвал. — Смизерс открыл дверь в конце коридора и начал спускаться по узкой каменной лестнице. — Здесь никого нет, здание покинуто, и уже довольно давно.
— А ночной сторож?
— Я его не видел. Наверное, сегодня он «дежурит» в одном из местных баров. Здесь нечего охранять, Гэлен.
— А компьютеры?
— Обычные счетные машины, причем довольно старые. — Он остановился на площадке и посмотрел вниз. — Глубокий у них, однако, подвал.
— А в столах ты проверил? Вдруг где-нибудь остались какие-то документы…
— Проверил, конечно. Все чисто, словно кто-то с пылесосом прошел. — Преодолев очередной лестничный пролет, Смизерс толкнул подвальную дверь, но та не открывалась. — Черт, дверь заперта. Подожди, я сейчас открою…
Он достал несколько универсальных отмычек и довольно долго возился с замком.
— Ну, наконец-то. Сейчас поглядим, что тут у нас… — Смизерс распахнул дверь, сделал несколько шагов и отпрыгнул назад. — Черт! Чуть не провалился!..
— Куда?! — встревожено спросил Гэлен.
— Не знаю, я просто почувствовал, что падаю. — Смизерс включил фонарик. — Ни фига себе!..
— Что?!!
— Очень странно. Подвал огромный; должно быть, он охватывает и прилегающую территорию. Пол земляной, а в нем — глубокие ямы, словно кто-то хотел прорыть подземный ход в Китай или в Россию. — Смизерс посветил по сторонам. — Больше здесь ничего нет, только эти ямы. Ты хотел, чтобы я сообщал тебе обо всем необычном, вот я и сообщаю. Если хочешь, я даже могу сделать пару фотографий, чтобы ты сам убедился. Мне это не…
Острая боль пронзила его насквозь. «Только новички забывают оглядываться назад», — подумал Смизерс, падая лицом вперед. Это было последнее, о чем он успел подумать.
Алекс потерлась щекой о его плечо.
— А кто такой Рунн? Морган вздрогнул:
— Что-что?
— Должно быть, это какой-то очень важный для тебя человек — ты говорил о нем во сне. А может быть, это она!
Она почувствовала, что Морган немного расслабился.
— Ах, вот откуда ты знаешь…
— Откуда же еще?
— Мистер Рунн иногда кажется мне вездесущим, как господь бог. — Он поцеловал ее в макушку. — Это просто один мой знакомый.
— То есть ты не хочешь говорить, верно? — уточнила Алекс.
— Может, когда-нибудь расскажу. Это не очень приятная история, а мне бы не хотелось портить удовольствие ни тебе, ни себе. — Он положил ей руку на грудь. — Ты понимаешь, о чем я?
Алекс понимала. Еще никогда и ни с кем ей не было так хорошо. Морган был полон неукротимой энергии и… нежности. Алекс было трудно представить его нежным, однако факт оставался фактом, ураганный шквал сменялся затишьем, и тогда казалось — перед ней совсем другой человек.
— Да, — сказала она. — Понимаю. Мне тоже очень понравилось, если ты об этом.
Морган усмехнулся.
— Тебе понравилось? — повторил он. — По-моему, ты просто пытаешься поставить меня на место.
— А где твое место? Каждый раз, стоит мне только отвернуться, ты захватываешь все новые и новые территории.
— Я просто не могу удержаться, — пожаловался он, слегка покусывая ее сосок. — Ведь это так интересно, так увлекательно! Кроме того, ты, кажется, не возражала против того, чтобы я… — Его мобильник, лежавший рядом на тумбочке, разразился громкой трелью, и Морган выругался. — Не дай бог, Гэлен звонит нам, чтобы сказать, что у него нет никаких новостей! — Он взял телефон и нажал на кнопку. — Что случилось, Гэлен?
— Я думаю, Смизерс мертв, — сказал Гэлен. Морган сел на кровати.
— Почему ты так решил? Откуда ты знаешь?
— Пока это только предположение. Я разговаривал с ним по телефону, потом услышал звук выстрела — и все.
— Избавься от своего телефона, пока тебя не засекли.
— Сомневаюсь, что это возможно. Впрочем, я его уже выбросил и разговариваю с тобой по другому аппарату. Смизерс успел сообщить, что на фабрике осталось много электронного оборудования, но все важные документы вывезены или уничтожены. Конечно, можно попробовать покопаться в электронике, но я сомневаюсь, что нам это что-то даст — в противном случае ее бы тоже увезли. Тем не менее Смизерсу удалось обнаружить нечто странное. Подвал, куда он спустился и где его убили, значительно больше по площади, чем само здание; судя по всему, он захватывает и часть фабричного двора. Пол там земляной, а в земле — глубокие ямы. Смизерс сказал, у них такой вид, словно кто-то пытался прорыть подземный ход на другую сторону планеты.
— Это все?
— Да. Если Смизерс и увидел что-то еще, сообщить об этом он не успел. Эти гады его прикончили. Или захватили. Последнее, впрочем, маловероятно.
— Смизерс был твоим другом?
— Нет, но это я послал его в Фэрфакс, и я за него отвечаю! Он был… одним из моих людей, если ты понимаешь, что я хочу сказать. Это дело становится для меня почти личным… Послушай, Джадд, ты не знаешь, что это могут быть за ямы? Для чего они?
— По поводу ям ничего сказать не могу. Но у меня есть одна мысль. Нужно найти единственного известного нам человека, который может рассказать, что происходило на фабрике. Как насчет кредитки Пауэрса? Есть что-нибудь новенькое?
— Пока нет. Когда что-то будет, я тебе сразу сообщу, но это будет не завтра и даже не послезавтра. Сейчас я лечу в Браунсвилл — мне необходимо убедиться, что я не ошибся и Смизерс действительно погиб.
Гэлен дал отбой, а Морган повернулся к Алекс. — Что случилось? — спросила она.
— Погиб Смизерс — агент Гэлена, который ездил в Фэрфакс. — Морган встал. — Пойду приму душ и сварю кофе. Думаю, мы больше не можем позволить себе валяться в постели.
— Этот Смизерс… Почему его убили? Он что-то нашел?
Морган мрачно посмотрел на нее.
— Только глубокие ямы в земле.
— Ничего не понимаю! — воскликнула Алекс, прихлебывая кофе. — Что они могли копать в подвале? Не нефть же там искали!
— Это действительно вряд ли. Судя по количеству электронно-измерительного оборудования, там, скорее всего, проводились какие-то эксперименты. — Морган откинулся на спинку стула. — Как бы то ни было, нам придется кое-что разведать, проверить все возможности. Скажи, тебе знакома такая работа, как поиск и сопоставление фактов?
Алекс фыркнула:
— Конечно, знакома. Ведь я же журналистка.
— Вот и отлично. — Морган немного помолчал. — Итак, что мы имеем? Рухнула плотина, вода затопила долину и вызвала сильный оползень, под которым погибли десятки людей. При этом плотину никто не взрывал, если только официальные сообщения не лгут. Я лично склонен им верить — в Арапахо-Джанкшн работало слишком много независимых ученых и экспертов, чтобы им можно было одним махом заткнуть рты или обвести вокруг пальца.
— Если так, — не выдержала Алекс, — то что ты хочешь от меня? Что я должна найти, какие факты?
— Новые технологии, — медленно сказал Морган. — Или, наоборот, старые, но забытые. Сообщения о новых методах в таких областях, как, например, геологоразведка или сейсмология, которые по какой-то причине не разрабатывались. В общем, я не знаю… Нам нужна любая ниточка, но я не представляю, что это может быть!
— Я тоже не представляю — пока. Но это ничего не значит. Я уверена — если что-то промелькнуло в средствах массовой информации, я это найду.
— Что тебе для этого нужно?
— Хороший компьютер и пароль, чтобы войти в программу Лексис-Нексис. А еще, конечно, время и немного везения.
— Компьютер и программу я тебе обещаю, что же касается времени и удачи — тут я не властен. В любом случае надо начать как можно скорее.
— А что будешь делать ты?
— Как только Гэлен мне перезвонит, я отправлюсь на поиски мистера Пауэрса. Мне нужно очень серьезно поговорить с этим господином. Если он расскажет нам все, что мы хотим узнать, ничего больше не понадобится.
— А если он не захочет рассказывать?
— Он захочет, — тихо ответил Морган. — Это я тебе обещаю.
От этих слов на Алекс вдруг повеяло таким леденящим холодом, что она вздрогнула и поскорее поставила чашку с кофе обратно на поднос. Каких-нибудь сорок минут назад она лежала в одной постели с этим человеком и чувствовала себя превосходно. Морган казался таким страстным, внимательным, нежным… Теперь это был совсем другой человек — властный, уверенный, опасный.
— Ты хотела бы, чтобы я притворился кем-то, кем я на самом деле не являюсь? — негромко спросил Морган, внимательно наблюдавший за выражением лица. — Напрасно. Умение быть самим собой при любых обстоятельствах — редкая добродетель, и ты ее тоже не лишена. — Он внезапно усмехнулся. — Пауэрс что-то знает, на сегодняшний день он — наш единственный ключ к разгадке. И он все мне расскажет.
— А если он все-таки не захочет?
— Тогда ему будет очень, очень больно. И даже если Пауэре человек упрямый, я сомневаюсь, что он продержится больше получаса.
— О боже!
— Может быть, мне следует проявить мягкость и отпустить Пауэрса на все четыре стороны, чтобы он устроил еще одно Арапахо? Я не знал, что тебе так нравится копаться в глине и искать мертвые тела.
— Ты с ума сошел!
Его губы изогнулись в какой-то странной гримасе, смысл которой до Алекс не дошел.
— Прошло столько времени, а ты так и не разобралась во мне! А может… Известно ли тебе, что на многих женщин запах смерти действует… возбуждающе?
— Что-о?!
Он поднял руку и поднес к ее глазам.
— Что ты видишь?
— Я…
— Ты видишь смерть? Она здесь, только она выжидает. Вот этот палец плавно нажмет на спусковой крючок, винтовка дернется, пуля вылетит из ствола, и…
— Замолчи! — Алекс вздрогнула. — Не надо так говорить! Ты меня…
— Пугаю? Но ведь ты боишься не меня, ты боишься правды. Большинство людей не хочет ничего знать о некоторых не слишком красивых делах, даже если они совершаются ради них, ради их безопасности. Жизнь не бывает без грязи и крови, просто об этом не принято говорить и на это не всегда приятно смотреть. Вот почему люди надеются, что это их никогда не коснется. Часто именно так и бывает, но у нас совсем другой случай.
«Он имеет в виду и меня», — поняла Алекс. Она по уши увязла в этой истории, и выбраться из нее живой, не испачкавшись, было, скорее всего, невозможно. Но если для нее все происшедшее было пусть неприятным, опасным, но все-таки эпизодом в ее жизни, то для Моргана это была повседневная работа. Грязная работа, но и ее тоже должен был кто-то делать.
Так стоило ли удивляться этому вдруг повеявшему на нее холоду? И все же за его суровыми чертами и ледяным взглядом Алекс чудилось что-то еще. Что? Этого она не знала, а выяснять сейчас, что же на самом деле скрывается в глубинах его души, было, наверное, не самой лучшей идеей. Говорят, никто не знает мужчину так хорошо, как женщина, которая с ним переспала. Алекс переспала с Морганом, но не узнала о нем ничего, кроме разве того, что он замечательный любовник. Никого лучше у нее, пожалуй, еще не было. И вот теперь он повернулся к ней новой, неожиданной стороной, о существовании которой она не знала и предпочла бы не знать.
— Опять я кажусь тебе чем-то вроде Джека Потрошителя? — насмешливо спросил Морган, глядя на нее в упор. — Или Чингисхана?
— Вовсе нет, — сухо ответила Алекс, стараясь взять себя в руки.
— Ну, слава богу! — Он встал и отнес свою чашку в мойку. — Однако ты, похоже, не спешишь снова лечь со мной в постель.
— А ты ожидал чего-то другого? — Алекс прищурилась. — Или, может, ты просто испугался, что я слишком много о тебе узнаю, и поспешил оттолкнуть меня? Дистанция — вот что для тебя важнее всего на свете! — Она тоже поднялась. — Что ж, ты получишь то, чего добивался. В настоящее время я не расположена выяснять, какие комплексы тебя терзают. Мне от тебя нужно только одно: привези мне компьютер и дай возможность спокойно работать.
— Я позвоню Гэлену, он пришлет тебе подходящий компьютер, — сказал Морган. — Но на это потребуется время. Кроме того, сейчас Гэлен все равно в пути — он летит в Браунсвилл, и связаться с ним будет нелегко. Пойдем лучше прогуляемся — нам обоим необходимо выпустить пар.
— Я никуда не пойду, можешь отправляться один.
— Ничего не выйдет. — Морган покачал головой. — Я обязан тебя охранять — в этом отношении все осталось по-прежнему. Считай, что мы с тобой соединены, как сиамские близнецы.
«А прошлой ночью мы были соединены совсем не так», — неожиданно подумала Алекс и выругалась про себя. Память сыграла с ней злую шутку, подсунув ей эту картинку-воспоминание как раз тогда, когда она прилагала отчаянные усилия, чтобы оставаться холодной, отстраненной, сдержанной. И произошло это потому (тут Алекс не стала себя обманывать), что она все еще была глубоко уязвлена и совершенно сбита с толку его внезапным превращением из нежного и внимательного любовника в жестокого убийцу. Хуже всего было то, что ее тело все еще слишком хорошо помнило его ласки и… тянулось к нему вопреки всем резонам и здравому смыслу.
«Надо забыть об этом, — мысленно приказала себе Алекс. — Просто абстрагироваться от всего, что произошло вчера, как сделал это он».
— Ты прав, — сказала она совершенно спокойно. — Ничего не изменилось. Пойду возьму куртку потеплее.
Они гуляли по холмам уже больше часа, когда зазвонил мобильник Моргана.
— Я не ждал, что ты позвонишь так скоро, — сказал он в трубку и осекся. — Черт! — вырвалось у него. Он немного послушал, потом сказал: — О'кей, я сам этим займусь. Нет, больше никого не посылай, я сам.
Морган дал отбой.
— Гэлен звонил из аэропорта Хьюстона, — сказал он Алекс. — Он был вынужден пересесть на техасский рейс, когда узнал о взрыве и пожаре.
— О взрыве и пожаре?
— Да. Текстильная фабрика в Фэрфаксе взлетела на воздух. Департамент пожарной охраны подозревает взрыв газа. Огонь еще не потушили.
— Кто-то решил замести следы?
— И избавиться от трупа.
От трупа… Алекс никогда не видела Смизерса, но ей не понравилось, что Морган так сказал. В слове труп было что-то холодное, бездушное, безличное.
— Ты думаешь, они рассчитывали, что он… Что все сгорит?
— Скорее всего, да. Кто-то слышал, как Смизерс говорит с Гэленом по телефону. В этих условиях было бы слишком опасно оставлять улики. Любые улики. Зато теперь не будет ни фабрики, ни Смизерса. А когда здание обрушится, исчезнет и странный подвал с глубокими ямами, — Морган повернулся и зашагал обратно к дому. — Пойдем, — сказал он на ходу. — Прогулка окончена.
Алекс поспешила нагнать его.
— Ты сказал Гэлену, что займешься чем-то сам. Ты поедешь в Хьюстон?
— Нет, я лечу в Индиану. На одном из счетов, оплаченных кредитной карточкой Пауэрса, был адрес. Я должен его проверить, но сначала я отвезу тебя к твоей подруге Саре в ее дом на берегу океана. Логан сумеет обеспечить твою безопасность, пока я…
— Но ведь Логан нанял тебя специально для того, чтобы держать меня как можно дальше от Сары! — возразила Алекс. — Он не согласится…
— Это его проблемы, — махнул рукой Морган. — Никто из нас не рассчитывал, что ситуация может сложиться подобным образом.
— Ты никуда меня не отвезешь, — твердо сказала Алекс. — Я не позволю, чтобы меня перевозили с места на место, словно… словно я сумасшедшая и не отвечаю за свои поступки. И я никогда не соглашусь подвергнуть опасности мою лучшую подругу — заруби себе на носу. — Она перевела дух. — Так куда ты едешь?
— В Индиану, я же сказал!
— Индиана большая.
— В Терри-Хот, — нехотя ответил Морган.
— А ты не думаешь, что этот адрес — фальшивка?
— Все может быть. В любом случае нужно все проверить. Если адрес настоящий, тогда у нас будет хоть какой-то след. Если же нет… Что ж, еще не все потеряно. Пауэрc может узнать, что кто-то пытается проследить его кредитку, и захочет выяснить, в чем дело.
— Вот почему ты сам решил ехать! — догадалась Алекс. — Хочешь устроить охоту на охотника?
— Совершенно верно.
— А если Пауэрc не появится?
— В таком случае я исчезну и повторю свою попытку в другой раз. — Они приблизились к дому, и Морган прибавил шаг. — Но если он появится, я его возьму.
— Мы его возьмем. Морган резко остановился.
— Как я понимаю, мне вряд ли удастся уговорить тебя не ездить со мной?
— Можешь даже не пробовать. Скажи мне только: какие меры предосторожности ты собираешься принять. Ведь нас же в Терри-Хоте сразу узнают!
— Ну, решить эту проблему проще, чем ты думаешь. — Морган снова посмотрел на нее. — Может, ты все-таки передумаешь, а? Давай я лучше отвезу тебя к Логану, мне так будет спокойнее. Ну пожалуйста, Алекс!..
Алекс обогнула его и стала подниматься по ступенькам.
— Нам, вероятно, понадобятся фальшивые документы, кредитные карточки на выдуманные фамилии и все такое прочее?
— А также накладные бороды, парики и черные очки. — Морган покорно кивнул. — Гэлен обеспечит нас всем необходимым.
— Опять Гэлен! — Алекс вздохнула. — Тогда напомни ему, что, когда мы приедем в Терри-Хот, мне понадобится портативный компьютер и соответствующие программы.
— …Фабрики в Фэрфаксе больше не существует? — растерянно повторил Пауэрс. — Но ведь вы говорили — она может понадобиться нам для дополнительных экспериментов. Акция в Арапахо-Джанкшн показала, что новый метод еще недостаточно отработан и откалиброван.
— Оставлять ее было слишком рискованно. Когда Кимбл засек Смизерса в подвале, тот разговаривал по телефону. Одному богу известно, кто еще знает о Фэрфаксе… — Бетуорт немного помолчал. — Кроме того, этот тип наводил справки в отеле. А ты был так неосторожен, что воспользовался кредитной карточкой. Разве я не говорил тебе, чтобы ты расплачивался только наличными?
— Но у меня как раз кончились наличные, и я предъявил свою «Визу». Я был уверен, что это совершенно безопасно!
— Меня не интересует, в чем ты был уверен или не уверен, — холодно сказал Бетуорт. — Если бы все остальное прошло нормально, этот твой промах не имел бы никакого значения. Но теперь мы должны убедиться, что он не приведет к самым серьезным последствиям.
— Вы узнали, кто такой этот Смизерс и откуда он взялся?
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31