А-П

П-Я

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  A-Z

 


— Что-что? — Алекс насторожилась.
— Два сооружения на планах были какими-то многоэтажными зданиями. Но на плане, помеченном сокращением Z-I, была изображена плотина.
В этом-то я сумел разобраться, хотя моя инженерная подготовка оставляет желать лучшего.
— Господи Иисусе!..
— Впрочем, это могло быть простым совпадением. Ведь согласно докладу экспертной комиссии, в Арапахо не было обнаружено никаких признаков диверсии, никаких следов взрывчатки.
— И ты ничего не предпринял?
— А что я мог? Ведь я в бегах, меня разыскивают за совершение должностного преступления, чтобы пристрелить на месте, как собаку. Вряд ли от меня можно требовать, чтобы я отправился в Арапахо-Джанкшн — расследовать причины катастрофы, которая была во всеуслышание объявлена природным катаклизмом.
— Но ты мог бы сообщить…
— Кому? В ЦРУ? Но ведь если на плане Z-1 была именно плотина в Арапахо, значит, меня нарочно подставили. И заочно приговорили к смерти именно потому, что я имел неосторожность заглянуть в эти планы. Обращаться в ФБР тоже было бы слишком рискованно. — Морган встретился с Алекс взглядом. — Да, я предпочел позаботиться о собственной шкуре! Я — не один из твоих героев. Несколько лет подряд я делал грязную работу, чтобы воздвигнуть надежный барьер между моей страной и мировым злом, и что я получил за это? Удар в спину. Вот почему я сам себя отправил в отставку. А если тебе это не нравится, что ж… это твое личное дело.
— Но ты не можешь так просто устраниться! Это ничего не решает!
— Это решило одну очень важную проблему: буду я жить или умру.
— Тогда почему же ты здесь? Что мешает тебе по-прежнему оставаться над схваткой?
— Бессмысленный вопрос. — Морган пожал плечами. — Я оказался втянутым в это дело, и теперь мне остается либо действовать, либо бросить весла и пойти ко дну.
Алекс нахмурилась:
— Не надо вешать мне лапшу на уши, Морган, у тебя был выбор — до сих пор есть, и ты отлично это знаешь. Ты согласился на предложение Логана только потому, что хотел узнать, является ли плотина в Арапахо объектом Z-I или нет. Ты просто не хочешь мне в этом признаться.
— Не хочу признаться? Интересно — почему?
— Этого я не знаю. Возможно, ты просто боишься: ведь я могу подумать, что на самом деле ты вовсе не такой циник и эгоист, каким хочешь казаться. Но не бойся, этой ошибки я не сделаю. Каждый имеет право на одну оплошность, и я свое право использовала.
Губы Моргана изогнулись в подобии улыбки.
— Что ж, я рад, что мне удалось сохранить мою репутацию. Надеюсь, ты предупредишь меня, если тебе покажется, что я начинаю вести себя, как те выдуманные герои, о которых ты читала в книжках?
Алекс не смогла сдержать улыбки.
— В этом можешь не сомневаться.
Морган в эти минуты выглядел почти по-домашнему; он казался каким-то человечным, и Алекс с трудом подавила желание протянуть руку и дотронуться до него. Вместо этого она поспешно отвернулась и постаралась сменить тему, которая могла стать — и становилась! — слишком опасной:
— Сколько нам придется здесь пробыть?
— Несколько дней, максимум — неделю. Подобные убежища не могут оставаться безопасными слишком долго, особенно когда идет тотальный поиск. Мне бы, конечно, хотелось, чтобы нас никто не тревожил как можно дольше. Хотя бы до тех пор, пока я не получу сообщение от Гэлена — я просил его отправить в Фэрфакс человека, чтобы кое-что проверить. Переезжать нам придется, это факт, но я бы предпочел знать, куда мы двинемся дальше.
— А сколько нам придется ждать сообщения Гэлена?
— Надеюсь, не слишком долго. У нас почти нет запаса времени. Ты знаешь, что такое цейтнот?
Алекс почувствовала, как у нее в душе шевельнулась паника, но постаралась справиться с ней.
— Только не говори мне, что ты играешь в шахматы!
— Я, конечно, не мистер Кэспэрофф, но когда-то я играл прилично.
Алекс показалось — он специально исковеркал фамилию самого скандального чемпиона мира, чтобы ее подбодрить. Но от этого ей стало только хуже. Впервые в жизни она почувствовала себя дичью, которую травят верховые охотники с собаками, стараясь выгнать на открытое место. А за деревьями ей уже мерещилось поле, на котором она превратится просто в мишень. Даже в Иране, когда ей пришлось бежать, спасая свою жизнь, Алекс не чувствовала себя до такой степени обреченной. Сейчас же все преимущества были на стороне врага, которого она пока не могла даже назвать по имени.
— Ничего, все будет в порядке, — уверенно сказал Морган, наблюдавший за ее лицом. — Слава богу, страна у нас большая, и в ней легко затеряться. Да и люди еще не везде подхватили такую опасную болезнь, как подозрительность. Не знаю, к сожалению или к счастью, но подавляющее большинство американцев похожи на тебя. Простые американцы склонны верить, что вокруг только хорошие парни, и требуется немало усилий, чтобы доказать им обратное.
— Ты, наверное, считаешь это глупостью?
— Если это и глупость, то очень трогательная. Подобное отношение к действительности способно растопить сердце даже такого закоренелого циника, как я. — Он улыбнулся. — А мое сердце, как мы с тобой выяснили, давно превратилось в кусок льда. Поэтому я особенно нуждаюсь в подобного рода… фактах.
Алекс посмотрела на него — и не сразу смогла отвести взгляд. Его глаза были такими же холодными, как и всегда, но вместе с тем он словно просил ее о чем-то. И Алекс внезапно почувствовала, как ее обдало жаром. Ей стоило огромного труда взять себя в руки. О чем, бишь, они говорили?
— Значит, я достаточно глупа, чтобы видеть в людях хорошее, — сказала она, нервно облизав пересохшие губы. — Чем мы займемся, пока Гэлен не свяжется с нами?
Алекс тут же выбранила себя за неосторожность, но было поздно. Черт, черт, черт! Она дорого бы дала, чтобы этот вопрос не прозвучал вовсе. Алекс была уверена, что Морган ответит какой-нибудь двусмысленностью, и мысленно готовилась к отпору, но ничего подобного не произошло.
— Даже не знаю, — сказал он. — Разве только ты позволишь мне отыскать что-то хорошее в тебе.
— Что-что?
— Я хотел сказать, что не стану рисовать тебя без твоего разрешения.
— Вряд ли ты его получишь. Я терпеть не могу сидеть неподвижно.
— Я этого и не требую. Но ты же будешь иногда смотреть телевизор или читать что-нибудь… Если ты согласишься на эти небольшие сеансы, я обещаю брать тебя с собой, когда буду ходить на разведку. Думаю, это немного скрасит наше вынужденное бездействие.
— А ты не боишься, что я не смогу за тобой угнаться?
— Нет, не боюсь. Если ты будешь отставать, мне придется только замедлить шаг, только и всего. Одну я тебя не оставлю в любом случае.
— Тогда верни мне мой револьвер.
— Он в моей сумке, можешь взять его когда захочешь. Не понимаю только, какую пользу может принести твой пистолетик, если на тебя охотятся с броневиками и гранатометами? Нет, если нас обнаружат, нам придется прибегнуть к методам партизанской войны.
— Что, выроем в лесу землянку и будем в ней прятаться?
— Ничего подобного. Сидеть на одном месте опасно, особенно в нашем положении. Мы будем постоянно двигаться, останавливаться, наносить удар и снова исчезать. Тебя это устраивает?
Алекс уже собиралась сказать «нет», но внезапно передумала. Ей показалось, что Морган прав. Если они будут только прятаться, в конце концов их найдут и уничтожат.
— Устраивает, поскольку это, по-видимому, единственный способ остаться в живых, — сказала она. — Я не хочу, чтобы меня загнали в угол, точно какую-нибудь крысу в норе. Только уж давай по-честному: если я разрешу тебе рисовать меня, за это тебе придется…
Морган покачал головой: — Никаких фотографий.
— Я вовсе не это имела в виду. Ты не настолько красив, Морган.
— Надеюсь, что нет.
Но его лицо, хранящее так много секретов, так и просилось на пленку, и Алекс решила про себя, что вернется к этому разговору когда-нибудь потом. Если только оно у них будет — это «потом».
— Если бы я попыталась тебя сфотографировать, У меня бы вышло что-то вроде Берлинской стены, — сказала она. — Давай лучше займемся вот чем. — Когда-то ты сказал, что, если я убегу от тебя через лес, ты найдешь меня по следам. Я бы хотела, чтобы ты научил меня читать следы.
— Зачем тебе это?
— Может пригодиться. В своей жизни я уже дважды оказывалась в ситуациях, когда мне приходилось пожалеть о том, что я не следопыт. Хотя, вообще-то, я в этом деле не новичок. Я, правда, никогда не была скаутом, но отец брал иногда меня с собой на охоту. Так что в лесу я ориентируюсь.
— Но зачем тебе разбираться в следах?
— Несколько лет назад в Турции потерялась одна маленькая девочка. Она ушла из деревни, пока я фотографировала ее родителей. Чтобы найти ее, потребовалось четыре дня. К сожалению, девочка была мертва. Она поскользнулась на тропе и свалилась с обрыва в реку. Если бы мы нашли ее быстрее, этого бы не случилось.
— Ну конечно, как я не догадался! — Морган насмешливо хлопнул себя ладонью по лбу. — Еще одно средство спасти мир!
— Не мир, а просто маленькую трехлетнюю девочку. Так ты будешь меня учить?
— За несколько дней многому не научишься. Мой учитель — индеец из племени апачей — занимался со мной несколько месяцев и все равно остался недоволен. Он сказал, что бледнолицый всегда останется бледнолицым.
— Я постараюсь усвоить, что смогу: такая наука всегда может пригодиться. Ну что. договорились?
Морган улыбнулся:
— Договорились.
— Тогда я иду спать. Разбуди меня пораньше.
— Да, конечно. Иди отдыхай, у тебя был трудный день.
— Просто ужасный.
— Хотелось бы мне сказать, что худшее уже позади, да не могу.
— И не говори. Я все понимаю. Спокойной ночи.
Алекс так устала, что даже поленилась включить свет в спальне. Стянув брюки, она на ощупь взбила подушку и, улегшись, укрылась одеялом. Ей казалось, что она сразу заснет, но вместо этого, лежа в темноте, Алекс снова и снова перебирала в памяти события и переживания прошедшего дня. Он действительно был очень трудным, тяжелым, но странным образом сблизил их с Морганом. И это тоже тревожило Алекс.
Впрочем, особенно удивляться не приходилось. У нее, во всяком случае, было объяснение происходящему между ними. Экстремальные обстоятельства часто способствуют пробуждению в людях инстинктивной сексуальности. Она сама испытала это однажды, когда осталась один на один с молодым врачом на затопленных равнинах в Бангладеш Их страсть была бурной, как вулкан, но она исчезла бесследно, как только миновала грозившая им опасность.
Правда, сейчас Алекс испытывала не просто сексуальное влечение, а нечто большее, но она решила, что сумеет с этим справиться. Кроме того, она не уловила никаких признаков того, что Морган переживает что-то подобное. Алекс всегда считала, что навязываться — последнее дело. Нет, она не станет перешагивать через собственные принципы даже ради… О господи, да она никак разочарована тем, что Морган не проявляет желания с ней переспать! Что это с ней такое творится? Да нужен он ей, как прошлогодний снег!
И вместе с тем Алекс отчетливо понимала, что другого такого мужчины, как Морган, она еще никогда не встречала и, возможно, не встретит. Он был очень непростым человеком, и чем лучше она его узнавала, тем меньше оставалось у нее средств защиты против него. Это было странно, почти парадоксально: ведь, кроме всего прочего, у них с Морганом не было ничего общего, взгляды у них были подчас прямо противоположными. И все же она не могла найти в себе силы осуждать его только за то, что он…
«Нет, — решила она, — лучше о нем не думать. Раз все равно не спится, стоит подумать о том, как выбраться из сложившейся ситуации». Раньше опасность грозила только ей, но теперь под ударом оказались десятки, даже сотни ни в чем не повинных людей. Если, конечно, Морган ничего не перепутал и Z-I — это действительно плотина в Арапахо-Джанкшн… А ведь есть еще Z-II и Z-III. Как же узнать, что это такое?..
— Как идет подготовка по объекту Z-II? — спросил Бетуорт. — Времени осталось мало, Пауэрc.
— Не волнуйтесь, мы поспеем к сроку.
— Поспеть-то вы поспеете, но каков будет результат?
— Результат будет такой, как планировалось. Задержка произошла только потому, что вы приказали мне найти Грэм.
— Это не причина. Алекс Грэм теперь занимается Юргенс.
— Но и он, насколько мне известно, пока не Может похвастаться особыми успехами, не так ли?
— Рано или поздно он ее уберет, это только вопрос времени. Твоя задача — это Z — II и только Z-II, ясно?
Бетуорт положил трубку и откинулся на спинку кресла. «Спокойствие, главное — спокойствие, — сказал он себе. — Все идет по плану. В конце концов, я предусмотрел все, что только можно было предусмотреть. Что касается Грэм и Моргана, то их скоро найдут и уничтожат. Все будет…»
Зазвонил его мобильный телефон.
— Бетуорт слушает.
— Я снова потерял его, Бетуорт.
— Это ты, Рунн? Черт возьми, почему ты не отвечал на мои звонки? Мне нужно было срочно связаться с тобой, а ты…
— Я должен его найти, но я потерял след. Скажи, где его искать?
Бетуорт стиснул зубы. Кажется, этот полуфанатик-полуманьяк приказывает ему?
— Если бы ты потрудился перезвонить сразу, я, возможно, смог бы тебе помочь.
— А сейчас ты можешь?
Бетуорт едва сдержался, чтобы не выключить телефон, но он слишком хорошо понимал, что это было бы ошибкой. При всей своей непредсказуемости и неуправляемости Рунн был джокером в его колоде, и у Бетуорта имелись на него вполне определенные планы. Кроме того, Рунн был, похоже, единственным, кто мог справиться с Морганом.
— Несколько дней назад он был в Колорадо. Может быть, он до сих пор там, но я в этом сомневаюсь. Кроме того, теперь с ним женщина — Алекс Грэм.
— Ты уверен?
— Абсолютно.
— Можешь прислать мне ее фотографию?
— Возьми любую газету за прошедшие несколько дней, там ты найдешь то, что нужно. Ты что, не читаешь газет и не смотришь телевизор?
— Нет. Это занятие для дураков.
— Алекс Грэм стала своего рода знаменитостью: в последнее время все средства массовой информации только о ней и говорят.
— А при чем тут Морган?
— Она скрывается от правосудия, и у меня есть основания считать, что Морган собирается помогать ей до победного конца. С таким ярмом на шее он почти наверняка потеряет мобильность… Впрочем, для тебя это большой роли не играет, не так ли?
— Нет. Тем не менее я хочу, чтобы ты переслал мне по факсу всю информацию: мне недосуг рыться в газетах. Я дам тебе номер. Сделай это как можно скорее — может быть, мне удастся обнаружить Грэм, если я пройдусь по ее связям.
— Ты не слишком самонадеян? Грэм разыскивают и ФБР, и ЦРУ, и полиция…
— Это ничего не значит. В решительный момент ФБР и полиция могут замешкаться, ведь они слишком привыкли действовать по инструкции. И они будут беречь свои задницы, потому что за превышение полномочий им грозит… ты сам знаешь, что им грозит. А у меня перед ними преимущество: мне наплевать. Итак, записывай адрес. Я жду твой факс…
— О'кей, — сказал Морган, оглядывая холмы. — Я дам тебе пятнадцать минут форы. Попробуй от Меня спрятаться. Вперед!..
— Ты собираешься искать меня по следам? — Удивилась Алекс. — Но как же я чему-то научусь, если…
— Потом мы вместе пройдем по твоим следам, и я покажу, какие ошибки ты совершила. Извини, но я не знаю, как еще тебя учить. Просто я привык выслеживать добычу, которая не хочет, чтобы ее нашли. Ну что, согласна?
— Я согласна. — Алекс бросилась бежать вниз по склону.
— Нашел! — Морган вытащил Алекс из-за куста. — Мне кажется, ты устала. В последние полчаса ты двигалась не особенно ловко. По правде сказать, бегемот — и тот оставил бы меньше следов.
— Спасибо за комплимент, — Алекс поморщилась. — Просто ты находишь меня уже в четвертый раз, и я… немного обескуражена. Если выследить человека так легко, почему мы не смогли найти ту маленькую девочку?
— Выследить человека вовсе не легко. В этом деле главное не теория, а практика — чем больше практики, тем лучше. Тренированный глаз сам отыскивает следы. Конечно, существуют разные факторы, способные частично эти следы уничтожить, — например, снег, дождь, ветер. А что касается твоего случая, то… Девочка могла некоторое время идти по дну какого-нибудь мелкого ручья или реки; к тому же дети весят мало и, соответственно, почти не оставляют следов на траве, на камнях, на твердой почве. Девочка могла пройти по грязи — в этом случае на подошвах образуется своего рода подушка из мокрой земли. И тогда отличить отпечатки ног маленькой девочки от следов других людей или животных можно только по величине шага. Наконец, ее следы могли затоптать коровы, козы или овцы… Или вы просто оказались не в том месте и не в то время. — Морган внимательно посмотрел на нее — Ты устала. Давай быстренько пройдемся по твоим ошибкам и вернемся на ферму. — Отвернувшись, он упругим шагом двинулся по склону вверх. — Вот смотри: здесь ты сдвинула камни. А вот здесь земля примята; видишь, она немного другого оттенка? А вот ты сломала ветку, когда лезла сквозь кусты. — Морган опустился на колени. — А вот и отпечаток ноги — четкий, хоть гипсом заливай.
— Мне он не кажется четким, — заметила Алекс.
— Как же?! — удивился Морган. — Видишь, вот отпечаток носка, он более глубокий, потому что ты бежала. А вот пятка. Здесь, под листом, даже сохранился рисунок протектора твоих кроссовок.
— Теперь вижу, когда ты мне показал. — Алекс вздохнула. — Это как учить иностранный язык. Похоже, мне и стараться не стоило. Я как будто повесила на куст табличку с надписью: «Я здесь».
— Что-то вроде, — нехотя согласился Морган. — Впрочем, когда я подошел к этим кустам, мне даже не понадобилось смотреть на землю, чтобы понять, где ты прячешься.
— Почему это?
— Я нашел тебя по запаху. Алекс едва не споткнулась.
— Что-что?..
— Дезодорант, мыло, зубная паста, шампунь — все это запахи цивилизации. Но, кроме них, природа дала каждому человеку свой собственный, неповторимый запах.
— Уж не хочешь ли ты сказать, что от меня… воняет?
Морган улыбнулся:
— Вовсе нет. У тебя очень соблазнительный, Чисто женский запах.
Алекс быстро отвернулась.
— Во всяком случае, он достаточно индивидуален, — добавил Морган. — Я бы узнал тебя даже в темноте.
Алекс не нашла, что ответить.
— Вот уж не думала, что обоняние тоже можно тренировать, — пробормотала она наконец.
— Нет, это врожденный талант. Мне пришлось только немного развить его.
— Талант? Ну, в таком случае самый талантливый — Монти, пес Сары.
Морган рассмеялся:
— Ты сравниваешь меня с собакой? Напряжение исчезло, и Алекс вздохнула с облегчением.
— Монти — удивительный пес! Он лучший спасатель в США.
— Тогда будем считать, что ты сделала мне комплимент. — Морган отошел от нее ярдов на сорок и снова опустился на колени. — Вот здесь я напал на твой след. Видишь, блестит?..
Алекс опустилась на колени рядом с ним.
— Вижу. Но как это получилось?
— Твоя нога уплотнила частички почвы. Они образовали своего рода отражающую поверхность, но ее видно только под определенным углом.
— Да, она действительно блестит, но очень, очень слабо.
— Если стоять прямо над следом, его можно вообще не заметить. Вот почему следы следует искать не у себя под ногами, а на некотором расстоянии.
— Да, — вздохнула Алекс, — ты действительно мастер-следопыт. Мне до тебя — как до неба.
— Все правильно: мужчина должен быть наверху.
На этот раз Алекс не сделала ошибки и не посмотрела на него. Выпрямившись, она небрежным жестом отряхнула колени и сказала:
— Идем, мне не терпится узнать, что еще я сделала неправильно.
— Невероятно, — сказала Алекс, глядя в пламя камина и потягивая из кружки горячий шоколад. — Честное слово, я не знала, что искать следы так просто и одновременно — так сложно. Расскажи, как ты познакомился с этим индейцем, который тебя учил?
— Меня направило к нему мое армейское начальство. Это была часть моей специальной подготовки. — Морган бросил на нее быстрый взгляд, и карандаш его снова забегал по бумаге. — Никогда не знаешь, когда тебе может пригодиться умение искать… и находить. Честно говоря, мне понадобилось довольно много времени, чтобы достичь хотя бы среднего уровня.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31