А-П

П-Я

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  A-Z

 

Теперь, когда мне больше не нужно разыгрывать из себя супергероя, вся ответственность снова ложится на тебя. — Он ухмыльнулся. — Должен признаться, мне ужасно нравится быть примерным мужем!
— Подкаблучник!
— Точно. Впрочем, с Элейн трудно не стать подкаблучником — это-то ты должен признать!
— Охотно признаю. Она у тебя настоящая тигрица.
— Скорее наседка, но может превратиться в тигрицу, если я буду отсутствовать слишком долго. Впрочем, я не собираюсь проверять, насколько сильны ее инстинкты жены и матери. Я возвращаюсь домой! — Он заглянул под крышку кастрюли, где начинала закипать картошка. — А вот тебе будет меня не хватать. Насколько мне известно, единственное доступное тебе блюдо — это подгоревшая яичница с беконом.
— За последнее время я многому научился. Мне даже удалось освоить такое сложное блюдо, как куриный бульон, — похвастался Морган.
Гэлен с сомнением посмотрел на него.
— На всякий случай я купил побольше замороженных полуфабрикатов, — сказал он. — Их можно просто разогревать в микроволновке.
— На курсах по выживанию мне приходилось есть сырых лягушек, кузнечиков и змей, — с достоинством заявил Морган. — Ничего, с голода мы не умрем, это я обещаю. Скажи лучше, когда мы увидим тебя снова?
— Не скоро, если только не произойдет что-нибудь экстраординарное, — ответил Гэлен, — Но я вас не брошу. Все-таки факс и телефон — удивительные изобретения. Ты даже не представляешь, что может сделать умный человек с помощью этих двух, в общем-то, довольно простых аппаратов!
— Это ты-то умный? — поддел Морган. — Просто у тебя связи и знакомства в самых неожиданных местах.
— Согласен. — Гэлен повернулся к нему. — Я начну с того, что постараюсь установить личности этих двух человек на портретах. Дальше буду действовать по обстоятельствам. Но повторяю — в следующий раз я покину Элейн, только если Алекс соберутся четвертовать. Да и то только если Элейн разрешит.
Морган состроил зверскую гримасу.
— Ну, на это можешь не рассчитывать.
— Не знаю. Мне кажется, беременность хорошо на нее подействовала. В последнее время Элейн стала заметно мягче. — Он усмехнулся. — Впрочем, возможно, я выдаю желаемое за действительное.
— Скорее всего, — кивнул Морган. Гэлен немного помолчал.
— Так вот, что я могу сделать для вас, не выходя из дома… Я могу обеспечить вас транспортом. Могу подобрать надежных, опытных людей, которые помогут вам, куда бы вы ни направились. В общем, я Могу использовать свой гениальный мозг, обаяние и способность убеждать, чтобы обеспечить вам беспрепятственное скрытное передвижение по стране. Все, что угодно, лишь бы мне не пришлось удаляться от Элейн больше чем на тридцать футов. Как тебе кажется, вам этого хватит?
— Хорошо, хорошо, я тебя понял. Когда ты уезжаешь?
— Завтра утром. Вы, наверное, будете еще спать.
— Хочешь удрать, не попрощавшись? Не выйдет!
Гэлен улыбнулся:
— Понятно. Ты, конечно, всю ночь будешь караулить?
— Я намерен остаться в живых, Гэлен, — серьезно ответил Морган. — Иначе все благодеяния Логана будут мне ни к чему. И Алекс тоже хочет вернуться к прежней, нормальной жизни.
— Кстати, хотел тебя спросить: почему ты позволил ей думать, будто ее шантаж подействовал? Твои отношения с правительством вряд ли могут стать хуже, чем они есть.
— Я сделал это ради нее. Пусть думает, что владеет ситуацией, — это придаст ей уверенности. А сейчас уверенность нужна ей больше, чем что бы то ни было. Ты только представь, что она сейчас чувствует! Всю жизнь человек верил, что в ФБР работают чуть ли не ангелы, а теперь в каждом агенте ей видится черт с рогами. Вся ее система ценностей разрушена или, по крайней мере, потрясена до основания. Сейчас ей отчаянно нужен якорь, за который она могла бы уцепиться.
— Думаешь, шантаж может послужить якорем? Впрочем, все зависит от обстоятельств. — Гэлен задумчиво помолчал, потом бросил взгляд на часы на стене. — Цыпленок будет готов минут через десять-пятнадцать, картошка тоже. Как насчет того, чтобы разбудить мисс Грэм?
— Немного погодя. Сейчас я хочу, чтобы ты позвонил Логану.
— И что я должен ему сказать?
— Что ты намерен выйти из игры, а потому я рассчитываю на его помощь. Логан должен заполнять брешь в наших оборонительных порядках. — Морган выдержал небольшую паузу и добавил: — Скажи еще, что, если он этого не сделает, я заставлю его об этом пожалеть.
Гэлен негромко присвистнул:
— На мой взгляд, с Логаном так разговаривать не стоит.
— Можешь выразить ту же мысль иными словами. Главное, чтобы он понял, чего я от него хочу.
— Угрожать ему вовсе не обязательно. Логан хочет, чтобы Алекс осталась в живых, значит, он будет помогать.
— Он будет помогать тебе. А мне нужно, чтобы он помог мне. По-моему, Логан до сих пор боится, что я могу выкинуть… что-нибудь эдакое. — Морган немного подумал. — А может, предложить ему взятку?
— Кому? Логану?! Он же миллиардер!
— Взятки бывают разные. Намекни ему, что я способен выкопать нечто такое, что может оказаться весьма полезным лично для него.
— Что, например? Впрочем, не надо, не говори. Я все равно бы не стал предлагать Логану взятку. И тебе не стал бы…
Морган усмехнулся:
— Разве ты забыл, как подкупом втянул меня в это дело?
— Это было другое…
— Кажется, я понимаю. До сих пор пытаешься спасти мою задницу? И как тебе только не надоело!
— Когда-нибудь надоест. — Гэлен достал из кармана мобильный телефон. — Я звоню Логану. Может, хочешь передать ему что-нибудь еще?
— Нет. Ему — нет. А вот к тебе у меня будет еще одна просьба.
— Какая?
— Пошли своего человека в Фэрфакс в Техасе — это небольшой поселок рядом с Браунсвиллом. Только это должен быть очень надежный и хорошо подготовленный человек…
— И что?
— На окраине поселка есть небольшая текстильная фабрика. Пусть твой человек побывает в тех краях, порасспрашивает местных… Только пусть не лезет на рожон, это может оказаться опасным.
— И что, по-твоему, он может там узнать?
— Понятия не имею. Возможно, что-то покажется ему, гм-м… необычным.
— Ладно, сделаем.
Гэлен набрал номер Логана. Когда тот ответил, он быстро сказал:
— У нас все в порядке. Прибыли на место, устроились и жарим цыпленка. — Он выслушал ответ и поморщился. — Послушай, Джон, я должен был выяснить, какие понадобятся дальнейшие шаги. А сделать это лучше всего на месте. Да успокойся ты!.. — Плотно прижимая аппарат к уху, Гэлен вышел на веранду.
«Судя по всему, Логан недоволен тем, как развиваются события», — устало подумал Морган. Впрочем, то же самое можно было сказать и о нем самом. Просто остаться в живых оказалось очень нелегкой задачей.
Потом ему пришло в голову, что он все еще может выйти из игры, исчезнуть. В конце концов, он не рассчитывал, что все будет настолько серьезно и что он, как и Алекс, окажется в петле.
«Ерунда!» — перебил Морган сам себя. С самого начала он подозревал, что между Арапахо-Джанкшн и Фэрфаксом существует определенная связь. Морковка, с помощью которой Логан выманил его из убежища, на самом деле не сыграла почти никакой роли. И поразившее его лицо, которое он увидел на фото в личном деле Алекс Грэм, тоже было совершенно ни при чем. Для него это был просто предлог, чтобы перестать спасаться и прятаться, чтобы перейти в наступление и дать решительный бой судьбе, стремившейся превратить его в жертву, в дичь, которую охотники с улюлюканьем гонят через поля и перелески.
Итак, решено: он использует Алекс как предлог, чтобы окончательно разобраться с тем, что случилось в Фэрфаксе. Точка. Все остальное — просто сентиментальная чушь.
Но почему-то Морган вовсе не был в этом уверен.
— Никаких следов Грэм? — переспросил Бетуорт. — Но ведь не могла она просто растаять, раствориться в воздухе! Половина личного состава спецслужб Колорадо шла по ее следу, и все-таки вы ухитрились ее потерять!
— Мы ее найдем, — пообещал Юргенс. — В настоящее время мы отрабатываем бортовой номер вертолета, на котором она скрылась. Легковая машина, которую они бросили неподалеку от хижины, была взята напрокат на имя Николаса Берри из Балтимора. Имя, несомненно, вымышленное, а документы, которые предъявил этот человек, — поддельные, но зато у нас есть его описание. И мы можем с Уверенностью сказать, что это был не Морган.
— А ты думал — он способен раздвоиться?
— Я делаю все, что могу, сэр. В конце концов, я серьезно рисковал, когда отдал приказ уничтожить хижину. Местные копы, которых навязали мне вопреки вашему приказу, были вне себя. Как бы не устроили нам неприятности.
— О них мы позаботимся.
— Дадите приказ Пауэрсу? Опять?
— Не беспокойся, на этот раз не будет никакого насилия. Я позвоню Тиму Ролфе из Министерства охраны родины и попрошу присвоить делу Грэм статус особо секретного. Копы и пикнуть не смогут, даже если захотят.
— И Ролфе на это пойдет?
— Не вижу, почему бы ему на это не пойти? До сих пор с ним не было никаких неприятностей. Тим очень честолюбивый человек, Юргенс, и всегда хочет быть на стороне победителя. А он знает, кто выйдет победителем из этой заварушки. — Бетуорт немного помолчал. — Как и ты, Юргенс, — добавил он после небольшой паузы. — Ведь ты тоже хочешь быть с теми, у кого в руках окажется реальная власть, не так ли? Я знаю, ты уже много сделал, и тем не менее хочу попросить тебя еще об одном одолжении. Закончи это дело поскорее, хорошо? Мы уже вплотную приблизились к третьему этапу нашего плана, и я не могу допустить, чтобы все сорвалось из-за того, что какие-то концы остались неубранными.
— А как насчет того, чтобы отложить последний этап?
— После стольких лет скрупулезной работы и тщательного планирования? Нет, Юргенс, теперь или никогда. Другой возможности может и не быть. Я знаю, Боб, ты умный мальчик и сделаешь все, что необходимо, — добавил Бетуорт неожиданно мягким тоном. — Их нужно найти. Найти и убрать, чтобы мы могли сосредоточиться на нашей основной задаче.
7
— Я рад, что тебе понравился мой цыпленок, Алекс. Впрочем, другого я и не ожидал. — Встав из-за стола, Гэлен начал собирать тарелки. — Я решил, что тебе не мешает хотя бы раз поесть нормально. Джадд, конечно, талантливый художник, но кулинария никогда не была его сильной стороной.
— Спасибо, Шон, было очень вкусно. — Алекс тоже встала и принялась помогать ему убирать со стола. — Если хочешь, я вымою посуду.
— Черную работу я обычно оставляю Джадду. Она способствует смирению, которое, как известно, является одной из основных христианских добродетелей. Ему, во всяком случае, немного смирения не повредит.
Морган лениво прищурился.
— Каждому свое, как говорил… не помню, кто. — Он поднялся. — Мне нужно осмотреть окрестности. И установить мины на танкоопасных направлениях. Так что посуду придется мыть тебе, Гэлен. Я сомневаюсь, что мисс Грэм очень хочется заниматься «черной работой», хотя и у нее со смирением не все в порядке.
Он вышел, а Алекс понесла грязные тарелки на кухню. Гэлен последовал за ней. После недолгих препирательств было решено, что она будет мыть посуду, а он — вытирать.
— Морган сказал, что утром ты уезжаешь. Это правда? — спросила Алекс.
— Да, но я вас не бросаю. Просто от меня будет больше пользы, если дать мне вместо пулемета компьютер и телефон.
— Наверное, но это означает, что мне придется рассчитывать главным образом на Моргана. И, честно говоря, меня это беспокоит.
— И напрасно. Во многих отношениях Джадд гораздо находчивее меня, как ни грустно это признать… — Гэлен немного помолчал. — Впрочем, не совсем так. Просто мы специализировались в разных областях, и у нас разный… гм-м… жизненный опыт.
Алекс невольно улыбнулась. Ей вообще было трудно удержаться от улыбки, имея дело с Гэленом. Морган был прав — его друг оказался очень симпатичным человеком.
— Его жизненный опыт меня мало волнует, — сказала она. — Куда больше меня беспокоит его характер. Морган непредсказуем, импульсивен и… Никогда не знаешь, что он выкинет в следующую минуту.
— И поэтому ты ему не доверяешь?
— Черт побери, конечно, не доверяю! Он сам говорил, что ему не раз приходилось убивать. Разве этого не достаточно, чтобы относиться к нему с недоверием и опаской?
— Как по-твоему, он убил кого-нибудь, кто не заслуживал смерти?
— Это неважно. Кто заслуживает смерти, а кто нет, может решить только суд.
— Может быть, тебе будет спокойнее, если я скажу, что он давно уже не работает по своей… гм-м… специальности? Джадд отошел от дел. Охранять тебя он взялся только потому, что я попросил его об этом.
— Неужели это так трудно для него — взять и вернуться к прежней работе?
— Не знаю. Честно говоря, он до сих пор часто ставит меня в тупик, хотя я знаю его уже много лет. Джадд Морган — человек-загадка.
— Это я уже поняла. К сожалению, в данный момент я не могу позволить себе тратить время на разгадывание загадок. Мне нужно знать точно: могу я доверять ему или нет.
— Тебе придется решить это самой, здесь я тебе не советчик.
— Но ты ему доверяешь? Гэлен кивнул:
— Вполне, хотя затруднился бы объяснить, почему. Должно быть, это работает интуиция, инстинкт. В любом случае я могу сказать одно: кроме моей жены, Джадд, пожалуй, единственный, кого я хотел бы видеть рядом с собой в трудные моменты.
— Кстати, Морган как-то упоминал, что твоя жена поклялась оторвать ему голову.
Гэлен усмехнулся: — Да, Элейн не умеет забывать и прощать.
— А ей есть что прощать Моргану?
— О да!
— Но ты не разделяешь ее мнения?
— Не полностью.
— Не хочешь рассказать подробнее?
— Вряд ли эта история способна вызвать прилив доверия к Джадду. Может быть, я лучше расскажу тебе все, что мне известно о его прошлом?
— Что ж, если я не могу выбирать, приходится довольствоваться тем, что дают. — Алекс философски пожала плечами. — Выкладывай.
Гэлен вооружился губкой и принялся вытирать поверхности столов.
— Что ж, наверное, лучше всего начать с той давней истории…
Когда он закончил, кухня блистала чистотой, а Алекс тщетно пыталась переварить то, что она услышала.
— Это все, что я могу тебе рассказать, — добавил Гэлен, ослепительно улыбнувшись. — Можешь Меня пытать, вырывать ногти, сажать в одиночку — больше я ничего не скажу.
— Пока мне больше ничего и не нужно… Это очень, очень любопытно, но… я все равно не могу его понять. Что еще тебе известно о Моргане? О его родителях, о его детстве?
— Дай-ка сообразить… — Гэлен прищурился. — Как-то Джадд упоминал, что его родители работали в одной из авиакомпаний и он еще в детстве побывал во многих странах. Джадд бегло говорит на шести языках, знает культуру и историю азиатских стран. Военная служба была для него естественным выбором. Пожалуй, это все, что я знаю, так что придется тебе, как и мне, полагаться на интуицию, на внутренний голос. А у женщин она, как говорят, развита сильнее, чем у мужчин. — Гэлен снова улыбнулся. — Я позвоню Элейн, а потом пойду спать. Когда Джадд вернется, скажи ему, о чем мы тут с тобой говорили, — мне бы не хотелось, чтобы он считал, будто я сплетничаю о нем за его спиной.
Проводив его взглядом, Алекс вышла на террасу. Порыв холодного ветра сразу толкнул ее в грудь, норовя забраться под ковбойку.
— Почему ты не надела куртку? — Голос Моргана заставил ее вздрогнуть. Он абсолютно бесшумно появился из-за угла и подошел к крыльцу. — Здесь, конечно, не так холодно, как в Колорадо, но температура близка к точке замерзания воды.
— Я думала, ты здесь, на террасе, — пробормотала она. — Любуешься закатом и все такое…
— Терпеть не могу закаты, — ответил Морган. — Я просто знакомился с местностью, чтобы знать, куда бежать. — Он поднялся по ступенькам и открыл входную дверь. — Первое правило скаута: знать наперечет все дыры в заборах. Ступай в дом; ты еще слишком слаба после болезни и можешь простудиться.
— У меня уже давно нормальная температура, — запротестовала Алекс, однако в дом вошла и сразу почувствовала, что действительно замерзла. — кстати, Гэлен велел передать тебе, что он рассказал мне кое-что о твоих подвигах.
— Ну и как, по-твоему, заслужил я хотя бы одно «Пурпурное сердце»? — Морган снял куртку и повесил в шкаф. — Напрасно он это сделал, но ты, наверное, на него нажала. Впрочем, Шон наверняка знал, что в конце концов это не будет иметь никакого значения.
— У меня такое ощущение, — медленно сказала Алекс, — что ты нарочно оставил нас вдвоем.
— Правильно. Надеюсь, теперь тебе легче?
— С чего ты взял, что мне должно стать легче? Как я поняла из рассказа Гэлена, тебе в любом случае грозит смерть, так? А значит, мой «шантаж», как ты его назвал, бесполезен. Я не смогу ухудшить твоего положения, как бы ни старалась!
— И это тоже правильно. — Он пристально посмотрел на нее. — Скажи, чем я могу тебе помочь?
Алекс недоверчиво рассмеялась.
— Ты что, шутишь?
— Да нет, я абсолютно серьезен. Просто я хочу, чтобы со мной тебе было спокойно. И чтобы ты мне доверяла.
— Тогда расскажи мне о человеке на портрете. О человеке, который убил Кена.
Морган задумался и молчал так долго, что Алекс показалось — он ничего ей не скажет. Но в конце концов он заговорил:
— Я столкнулся с ним пару лет тому назад в Фэрфаксе, в Техасе. Меня послали туда с заданием. Там я и увидел его…
— Ты уверен, что это был именно он? Морган кивнул:
— Тот вечер я не скоро забуду.
— Он был один? Ты видел кого-нибудь, кроме него?
— Нет, но это не значит, что там больше никого не было. Этот Фэрфакс — настоящий муравейник. Очень странное место.
— В каком смысле?
— Странное для Моралеса. Там было полным-полно лабораторий.
— Для какого еще Моралеса? О господи, я ничего не понимаю!
Морган почесал в затылке.
— Кажется, я начал свой рассказ с середины. Хуан Моралес — это человек, которого меня послали убрать. Он был крупным торговцем наркотиками и оружием. Обнаружив там лаборатории, я очень удивился. Тогда я решил, что они, вероятно, очищают для него героин или производят экстази…
— А что ты думаешь сейчас? Морган покачал головой:
— Хочешь еще кофе?
— А он мне понадобится? Он снова покачал головой:
— Ничего особенно ужасного в тот вечер не произошло. Впрочем, у тебя может быть другое мнение. Моралес остановился в лучшем отеле. Мне было приказано устранить его прямо в номере и забрать небольшой чемоданчик-«дипломат», который он постоянно держал при себе. Предположительно, в нем были деньги — много денег. Но стрелять в отеле оказалось неудобно; кроме того, Моралес там не задержался. Он отправился на небольшую текстильную фабрику на окраине городка. Я последовал за ним. У ворот фабрики его встречал тот самый мужчина со шрамом, которого ты видела в Арапа-хо-Джанкшн. Они вошли внутрь, а мне пришлось ждать снаружи — текстильная фабрика охранялась не хуже, чем Форт-Нокс. Вскоре Моралес вышел — один. Я поехал за ним в город, выбрал удобный момент и… выстрелил.
— Ты убил его?
— Я сделал то, что мне приказали. Но поскольку я не успел выполнить задание до того, как Морадес побывал на фабрике, мне нужно было проверить, не передал ли он деньги мужчине со шрамом.
— И?..
— Никаких денег в «дипломате» не оказалось. Вместо них там лежали три комплекта инженерных планов каких-то сооружений с очень интересными комментариями. Иначе говоря, на планах были помечены места, куда следовало закладывать взрывчатку, чтобы наверняка разрушить то или иное строение. Там даже были рекомендации, взрывчатку какой марки лучше использовать в том или другом случае.
— И что это были за здания?
— Я не знаю. — Морган покачал головой. — Чертежи были помечены только кодами: Z-I, Z-II и Z-III.
— Что же ты сделал с этими документами?
— То, что мне было приказано. Я отвез кейс со всем содержимым своему тогдашнему шефу Элу Лири и доложил ему, что работа выполнена, но денег в чемодане не оказалось — одни бумажки. Мне показалось, Лири был очень недоволен тем, что я открывал кейс, но тогда он мне ничего не сказал. А через два дня меня отправили в Северную Корею с новым заданием. Дальнейшее, я полагаю, тебе хотя бы в общих чертах рассказал Гэлен. В заключение скажу только, что я не связывал эти два задания Друг с другом до тех пор, пока не увидел в газетах сообщение о катастрофе в Арапахо-Джанкшн.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31