А-П

П-Я

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  A-Z

 

— К счастью, они, похоже, не подозревают, что мы предупреждены. У них есть цель, которую необходимо уничтожить.
Алекс вздрогнула. Ведь это она была целью, о Которой говорил Гэлен!
— О'кей, пора выбираться.
Гэлен вскочил и быстро пошел к машине, замаскированной среди густых кустарников чуть дальше. Он завел мотор и, дождавшись, когда Алекс устроилась на сиденье, выехал на дорогу.
— Если они будут играть честно, — заметил он, — мы окажемся в долине до того, как развернутся главные события.
— Что значит — играть честно? — спросила Алекс, которой сделалось очень не по себе.
— Согласно действующей инструкции, правоохранительные органы должны окружить хижину и предложить нам сдаться. Только потом начнется метание гранат со слезоточивым газом, штурм и прочая стрельба. Все это требует времени.
— Гранат со слезоточивым газом? — Алекс нервно хохотнула. — Господи, это же смешно! Ведь всем должно быть ясно, что я не представляю собой такой опасности, чтобы бросать в меня гранаты! Я же не…
Она не договорила. Машину тряхнуло, затем сверху до них донесся грохот взрыва. Алекс бросила взгляд в зеркало заднего вида и увидела, что над местом, где стояла хижина, поднялось вверх облако дыма.
Гэлен нажал на педаль акселератора.
— Очевидно, они решили играть не по правилам, так что нам нужно пошевеливаться.
Алекс была не в силах оторвать взгляда от зеркала. Теперь она видела не только дым, но и языки пламени.
— Если бы я была внутри, — с трудом выговорила она, — я бы не успела даже поднять руки и сдаться!
— Это не наводит вас ни на какие размышления? — серьезно осведомился Гэлен.
Алекс не ответила. Язык ей не повиновался. Парализованная ужасом, она смотрела, как пламя пожирает маленькую бревенчатую хижину на вершине горы.
— Какого черта, Юргенс?! — воскликнул детектив Леопольд, глядя на пылающий дом на поляне. — Вы не дали ей ни единого шанса!
— Разве вы не слышали, как я приказал ей сдаваться? — насмешливо поинтересовался Юргенс. — Или, может быть, вы не видели винтовку, направленную на нас из окна справа от двери?
— Нет.
— А вот я видел, — с нажимом сказал Юргенс. — Кроме того, врач, который сообщил нам о местонахождении Алекс Грэм, сказал, что в доме постоянно находится как минимум один ее сообщник. Кто знает, сколько их там было на самом деле?
— И на этом основании вы выстрелили в дом из гранатомета?
— Я не имел права рисковать, — с пафосом заявил Юргенс. — Вы сами видите, детектив, что мои и ваши люди — за исключением тех, кто укрылся за броневиком, — видны из дома как на ладони. Я вынужден был сделать решительный шаг, чтобы избежать потерь личного состава.
— И все равно вы должны были дать ей шанс!
— А она дала хоть малейший шанс тем, кто погиб в Арапахо-Джанкшн?
— Стало быть, вы вынесли приговор Грэм еще до того, как прошло хотя бы одно судебное заседание?
— Если она была в доме, мы, по крайней мере, сэкономим на судебном разбирательстве, — отрезал Юргенс. — Однако пройдет еще довольно много времени, прежде чем мы сможем войти в дом и удостоверимся в этом. Я собираюсь прочесать лес, чтобы убедиться, что Алекс Грэм и ее сообщники не ускользнули.
— То есть вы твердо решили прикончить ее в любом случае?
— Я только выполняю свою работу, детектив, — разозлился Юргенс. — За последнее время граждане США имели слишком много возможностей убедиться, насколько они уязвимы для международною терроризма, и им это не нравится. Вполне понятно, что они хотят нанести ответный удар. Как вам кажется детектив, на чьей стороне будет общественное мнение, когда станут известны все подробности отвратительного преступления Грэм?
— Откуда вы знаете, что они станут известны?
— О, я в этом уверен. Это только вопрос времени. Из всех имеющихся у нас улик и свидетельских показаний мы предъявили журналистам лишь малую толику. И, как вы сами видели, для прессы этого оказалось вполне достаточно.
— А как насчет полиции?
— Мы, безусловно, передали бы вам все имеющиеся материалы, если бы Грэм сдалась добровольно. — Юргенс повернулся к стоявшему рядом с ним агенту. — Возьмите четырех человек, Смит, и прочешите лес и кустарник вдоль дороги. Не рискуйте, действуйте только наверняка. Это очень опасные преступники, и… А это что еще такое?
Высоко над горой с ревом пронесся легкий серебристо-голубой вертолет. На глазах Юргенса он начал снижаться и наконец нырнул в долину внизу, скрывшись за деревьями. До слуха офицеров доносился теперь только рокот турбин.
— Мне это не нравится. Леопольд, пусть одна из ваших машин остается здесь, а вы следуйте за мной — вы можете нам понадобиться. Броневик тоже останется здесь, остальные — за мной!
— Вы не имеете права мне приказывать, Юргенс! — огрызнулся Леопольд.
— Как угодно, детектив. — Юргенс прыгнул в кабину. Хлопнула дверца, и машина фэбээровца, круто развернувшись, помчалась по склону вниз.
— Похоже, они сообразили, что к чему, — сказал Гэлен, бросив взгляд через плечо. Четыре легковые машины на бешеной скорости спускались с горы по извилистой дороге. — Минуты через три они будут в долине.
Вертолет опустился на заснеженное поле в четырехстах ярдах от шоссе, но Алекс казалось — до него не меньше ста миль.
— Мы успеем? — с тревогой спросила она.
— Успеть-то мы успеем, но если они начнут стрелять, взлететь будет трудновато.
Перед мысленным взором Алекс вновь встала страшная картина — вертолет Кена Найдера, превратившийся в пылающий огненный шар. Этот вертолет был той же модели.
— Впрочем, я думаю — все обойдется, — неожиданно добавил Гэлен, пристально глядя в зеркальце заднего вида. — Если только Джадду удастся…
— Что?! — Алекс обернулась и увидела, как головная машина завиляла и, слетев с дороги, на полном ходу врезалась в дерево. У второй машины неожиданно лопнуло колесо, ее занесло и развернуло поперек дороги, и третий автомобиль врезался ей в бок.
— Ну-ка, Джадд, четвертую! — воскликнул Гэлен, останавливаясь возле вертолета.
У четвертой машины тоже лопнуло переднее колесо, но водитель успел затормозить.
— Отменный выстрел! — Гэлен открыл дверцу машины. — Пошевеливайтесь, мисс Грэм, нужно убираться отсюда.
Алекс не заставила себя долго упрашивать. Выскочив из автомобиля, они оба бросились к вертолету.
— А как же Морган?! — крикнула Алекс, стараясь перекрыть грохот винтов. — Мы что, бросим его здесь?
— Он свяжется с нами позднее. — Гэлен помог Алекс вскарабкаться на борт. — Я не думаю, что нам нужно за него волноваться. Джадд вполне владеет ситуацией.
— Но ведь у него даже нет машины, кроме того, он только что стрелял в сотрудников ФБР. Я бы не назвала это владением ситуацией! — возмутилась Алекс. — Они погонятся за ним, и тогда…
— У Джадда приличная фора, — ответил Гэлен, делая знак пилоту, что можно взлетать.
— Но ведь он может полагаться только на свои ноги, а у фэбээровцев остались наверху еще машины! — не сдавалась Алекс.
— В лесу от них толку не будет, — терпеливо объяснил Гэлен. — А Джадду не привыкать. Когда в Афганистане он уничтожил полевого командира, укрывавшего у себя террористов из «Аль-Каиды», ему тоже пришлось полагаться только на свои ноги. Он прошел семьдесят миль по вражеской территории, и ничего с ним не случилось.
— Это он тебе рассказывал? — Алекс и не заметила, как перешла на «ты». Чем-то Гэлен был ей очень симпатичен.
Гэлен покачал головой:
— Джадд не любит рассказывать о себе, но для «Воздушных рейнджеров» он — живая легенда.
Между тем вертолет набрал высоту, и сквозь прозрачную дверцу Алекс увидела на вершине горы дымящиеся развалины. Это было все, что осталось от хижины Моргана. Рядом стояли две полицейские машины и черный броневик, тоже похожий на головешку. У подножия горы, рядом с разбитыми машинами, суетились черные, похожие на муравьев фигурки, и Алекс подумала о Моргане. Она не сомневалась, что уцелевшие фэбээровцы бросятся за ним в погоню.
— Позвони Моргану, — сказала она Гэлену. — Пусть сообщит, где его лучше забрать. Мы не можем улететь без него, ведь он рисковал собой, чтобы мы могли взлететь.
— Джадд велел доставить тебя в безопасное место, — ответил Гэлен. Он тоже смотрел вниз сквозь противоположную дверцу. — Я не хочу рисковать, фэбээровцы могли вызвать подкрепление, вертолеты… Кроме того, я уверен, что Морган уже далеко. Он сделал дело и ушел.
— Позвони ему! — повторила Алекс и нахмурилась.
Гэлен пожал плечами:
— Как скажешь.
Достав мобильник, он набрал номер, немного послушал, потом покачал головой:
— Джадд выключил свой телефон. Что ж, этого следовало ожидать — ведь мобильники, как известно, имеют неприятное свойство звонить в самый неподходящий момент. Ну что, теперь мы можем лететь, куда собирались?
Алекс вздохнула:
— Ничего другого просто не остается. — Она снова посмотрела вниз, на крошечные фигурки агентов. — Хотела бы я знать, кто это сделал.
— Юргенс и его присные, — ответил Гэлен и, заметив, что она изумленно подняла брови, улыбнулся: — Ты удивлена? А ведь это он подписал посвященный тебе пресс-бюллетень.
— Я помню, но… до сих пор я как-то не связывала… — растерянно пробормотала Алекс, потом ее губы изогнулись в сардонической усмешке. — А ведь это Юргенс уговаривал меня спрятаться на конспиративной квартире ФБР!
— Похоже, ты правильно сделала, что отказалась. — Гэлен снова посмотрел вниз на остатки хижины.
«Юргенс обещал мне безопасность», — вспомнила Алекс. Но безопасности не было нигде — она начинала это понимать. Всюду царила смерть. Смерть и разрушение…
6
Морган вышел на связь, только когда вертолет опустился для дозаправки на маленьком частном аэродроме к северу от Денвера.
— Я взял напрокат машину в Колорадо-Спрингс и еду к вам, — сказал он. — Где вы сможете меня забрать?
— Дэйва я отпустил, дальше вертушку поведу сам, — ответил Гэлен. — Поезжай в аэропорт в Форт-Коллинзе. Думаю, мы попадем туда практически одновременно.
— Вряд ли это разумно. Скажи лучше, где конечный пункт вашего маршрута — я поеду прямо туда.
— У меня тут мятеж на борту, — усмехнулся Гэлен. — Алекс чувствует себя виноватой за то, что мы тебя бросили. Я говорил ей, что без тебя мир сразу сделается лучше и добрее, но она не хочет ничего слушать.
— Вот как? Интересно… Ладно, считай — ты меня уговорил. Я буду в Форт-Коллинзе через полтора часа.
Гэлен дал отбой и повернулся к Алекс.
— У Джадда все в порядке, скоро мы его увидим.
— Зачем ты ему наврал? — нахмурилась Алекс. — Я вовсе не считаю себя виноватой. Просто мы поступили непорядочно.
— У тебя довольно необычные представления о порядочности, — осторожно заметил Гэлен. — Должно быть, в детстве ты слишком много читала. Или была в скаутах.
— Ни то ни другое. — Алекс отвернулась. — Куда мы полетим после того, как заберем Моргана? — спросила она после паузы.
— На ферму в окрестностях Сибли. Это небольшой поселок в районе Джексон-Хоул в Вайоминге.
— Почему именно туда?
— Это ближайшее место, где у меня есть достаточно надежные связи и где вы с Джаддом можете обосноваться без особого риска. Разумеется, я предпочел бы укрытие посолиднее, но мне нужно было вытащить вас как можно скорее. — Гэлен покачал головой. — Ты даже не представляешь, какая заварилась каша. Тебя будут разыскивать все правоохранительные службы страны вплоть до Добровольного корпуса содействия полиции. Плюс многочисленные помощники из числа так называемых добропорядочных граждан.
Алекс устало потерла глаза.
— Я ничегошеньки не понимаю! — пожаловалась она. — Это какой-то кошмар!
— Совершенно с тобой согласен, — кивнул Гэлен. — А чтобы избавиться от кошмара, есть только один способ: поскорее проснуться. — Он посмотрел ей в глаза. — То, что произошло у хижины, было по-настоящему страшно. До этого момента я еще надеялся, что все произошедшее с тобой может оказаться ошибкой. А от ошибок не застрахован никто. Даже ЦРУ.
— Морган с самого начала был уверен, что это никакая не ошибка, что все было тщательно спланировано и подготовлено.
— Джадд вообще склонен не доверять государственным службам безопасности; у него с ними свои счеты. Его разыскивают и, если найдут, под суд отдавать не станут. Мир спецслужб — жестокий Мир, который живет по своим законам.
— А как ухитрилась так называемая «живая легенда» нарваться на неприятности с ЦРУ? Или c кем там у него счеты?
— Во всем виноваты его страстный патриотизм и излишняя доверчивость. Когда-то Джадд был таким же идеалистом, как ты сейчас.
— Не может быть!
— Самые отъявленные циники получаются из утративших иллюзии фанатиков.
Алекс покачала головой.
— Я понимаю: ты не можешь думать о нем хорошо, потому что он тебя похитил, — мягко сказал Гэлен. — И все-таки…
— Потрясающе тонкий анализ! — сухо перебила Алекс. — Между прочим, я не забыла, кто все это организовал. Ты. И вам пока не удалось сделать ничего такого, что заставило бы меня думать о вас лучше.
— Но, может быть, нам еще представится шанс реабилитировать себя в твоих глазах, — рассмеялся Гэлен.
— Я в этом сомневаюсь.
— Тебе же будет лучше, если ты изменишь свое мнение о нас, — серьезно сказал он. — Ведь мы — единственные, кто сражается на твоей стороне.
— А также Логан, — едко заметила Алекс.
— А также Логан, — спокойно подтвердил Гэлен. — Сара не в счет, хотя она твоя подруга. Ведь тебе, наверное, не захочется, чтобы она подвергала себя опасности, участвуя во всем этом… во всей этой истории.
— Не захочется.
— Значит, остается только Джон Логан. Я понимаю, ты считаешь его чуть ли не главным виновником всего, что с тобой произошло, но… Знаешь, иногда даже самая сложная проблема становится проще, если разобрать ее по кирпичикам, проанализировать, а затем снова сложить. Тогда, быть может роль Логана, моя, Джадда предстанет в ином свете. И не исключено, что в конце концов ты решишь: встреча с Джаддом — это лучшее, что могло с тобой случиться в данной ситуации.
— Чушь!
— Это просто предположение, я ничего не утверждаю. — Гэлен немного помолчал и, видимо, счел за благо сменить тему: — Как твое плечо?
— Нормально.
. — Значит, болит. Может быть, попытаешься вздремнуть? Нам еще лететь не меньше двух часов. Вздремнугь? Ну нет. Алекс знала, что стоит ей закрыть глаза, и она снова увидит объятую пламенем хижину и темные фигурки у разбитых машин. Каждый раз, когда она вспоминала об этом, у нее внутри все переворачивалось.
— Нет, не хочу, — коротко сказала она. Гэлен, внимательно наблюдавший за выражением ее лица, кивнул с понимающим видом.
— Тогда постарайся хотя бы расслабиться, — посоветовал он. — Мы намного опередили наших врагов, так что нам ничто не грозит. — Гэлен улыбнулся. — Если только они не выслали в погоню истребители. Как бы там ни было, тебе нужно отдохнуть.
— Ты прав, даже опасным террористкам нужно иногда отдыхать, — согласилась Алекс и, покачав головой, прошептала чуть слышно: — И все равно это какое-то безумие. Весь мир сошел с ума…
Когда вертолет опустился на аэродроме в Форт-Коллинзе, Морган уже ждал на посадочной площадке. Он все еще держал в руках винтовку, и Алекс снова показалось, что оружие для него так же привычно, как фотоаппарат для нее. Поднятый винтом ветер раздувал его волосы и трепал одежду.
Он был похож на… воина. Это слово внезапно всплыло у нее в мозгу, и Алекс, поразмыслив, решила, что оно ему очень подходит. Почему нет? Ведь говорил же Гэлен, что когда-то Морган служил в «Воздушных рейнджерах».
И все же он был не просто солдатом, а именно воином. Хотя Алекс едва ли могла бы сформулировать, что это означает.
— Поехали! — крикнул Морган Гэлену, забравшись в вертолет. — Лететь, конечно, приятнее, чем ехать, но я уверен, что спокойно добрался бы до места и на машине. А вот для вас каждое приземление — это ненужный риск, потерянное время и зря истраченное топливо.
— Это была идея Алекс, — отозвался Гэлен, уверенно отрывая вертолет от земли. — Я пытался убедить ее, что ты знаешь, что делаешь, но она не захотела меня слушать. Алекс считает — мы были не правы, когда бросили тебя в Колорадо.
— Я ничуть не удивлен, — фыркнул Морган. — Штатские обычно не понимают, как можно рисковать жизнью одного человека ради успеха всей операции. Им не приходит в голову, что иногда кто-то должен погибнуть, чтобы спасти всех. А ведь если б таких людей не было, кому тогда вручать медали посмертно?
— Не знаю, как насчет медалей, но среди порядочных людей не принято бросать на произвол судьбы тех, кто тебе помог, — отрезала Алекс. — И не надо шокировать меня этими армейскими шуточками, Морган. Я уверена, что военные — такие же люди, как все.
Морган заморгал, потом его губы растянулись в улыбке.
— Спасибо на добром слове, мисс Грэм. Между прочим, то, что вы назвали «армейскими шуточками» за несколько лет службы стало моей второй натурой.
— Тем хуже для тебя. — Алекс сердито отвернулась. — Здесь не Афганистан. Кстати, как тебе удалось уйти от преследования?
— Я применил кое-что из «армейских шуточек».
Алекс решила, что он больше ничего не скажет, да она и не особенно стремилась узнать подробности. Но она ошиблась. Морган снова заговорил:
— Между прочим, в передней машине ехал сам Юргенс, — сказал он. — Тебе это имя что-нибудь говорит?
Алекс, не утерпев, быстро повернулась к нему.
— Некий Боб Юргенс приходил ко мне в больницу.
— И предлагал спрятать ее на конспиративной квартире ФБР, — добавил Гэлен.
Морган даже присвистнул.
— Это очень интересно!
— Для меня это… потрясение, — задумчиво проговорила Алекс. — Тот самый Боб Юргенс?.. А мне показалось — он мне почти поверил!
— Можешь не сомневаться: он тебе поверил.
— Я не могу не сомневаться! Все, что произошло… Теперь я вообще ни в чем не уверена! — Только одно Алекс знала точно: если бы не Морган, сегодня она почти наверняка погибла бы. И этот факт смущал ее ничуть не меньше, чем все остальное.
— Ты растерянна, сбита с толку, но это абсолютно естественно, — негромко проговорил Морган. — Не в твоем характере сомневаться в действиях властей. Ты привыкла доверять им. Хочешь доверять…
— Я бы не сказала, что я не…
— Но ты им уже не доверяешь, — твердо сказал Морган. — Прислушайся к себе, к своим чувствам, и ты сама это поймешь.
Алекс честно попыталась последовать его совету, но все ее чувства и инстинкты твердили только одно: она должна бежать, скрываться.
А ее это не устраивало.
Ферма, о которой говорил Гэлен, располагалась милях в двадцати от Сибли и в трех с половиной милях от ближайшего шоссе. Это был аккуратный, чистенький домик, с трех сторон опоясанный крытой верандой. Чуть в стороне виднелись хозяйственные постройки.
Гэлен посадил вертолет на скошенном лугу к югу от домика.
— Идите внутрь, мне нужно замаскировать вертушку, — сказал он. — Ключ от двери должен лежать под большим камнем слева от крыльца.
— Ничего себе! — присвистнул Морган.
— Сибли — типичный американский поселок в глухой провинции. Большинство местных жителей не запирают двери даже на ночь, — пояснил Гэлен.
— Все равно это… неблагоразумно, — пробормотал Морган.
— А я всегда мечтала жить в подобном городке, где все друг друга знают, — вздохнула Алекс, когда они уже шли к дому. — Ходить на парад Четвертого июля, слушать, как играет духовой оркестр в парке, дышать дымом от десятков барбекю…
— Звучит неплохо, — заметил Морган. — Но вместо этого ты почему-то предпочла мотаться по всему миру.
— Так уж вышло… — Алекс пожала плечами. — Сначала мне просто хотелось узнать обо всем на свете, а потом, после того как умер отец… Мне пришлось работать. Я ездила, куда меня посылали и где я была нужнее всего.
— Но мысль о заштатном провинциальном городишке, где жители знают друг друга по именам и никто не запирает дверей, по-прежнему мила твоему сердцу?
Алекс предпочла не услышать издевки, прозвучавшей в его словах.
— Да, но скорее как мечта, а не как план на будущее, — ответила она. — Возвращаться к жизненному укладу, который существовал пятьдесят лет назад, иногда очень приятно. Все равно что валяться на настоящей пуховой перине или есть настоящее картофельное пюре на сливочном масле и натуральном коровьем молоке.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31