А-П

П-Я

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  A-Z

 

Это была правда. Абернети колебался.
— Я готов ждать от тебя чего угодно, Хоррис, — пробормотал он.
— Хоррису ура, Хоррису ура! — вдруг закаркала птица, щелкнув клювом.
Абернети гневно посмотрел на майну.
— Что ты думаешь, советник Тьюс? — спросил он, оглядываясь на друга.
Волшебник непримиримо сжал губы:
— Тут повсюду стража. Если случится что-то непредвиденное, Хоррис отправляется в тюрьму и там остается. Я буду наготове, если надо будет противодействовать какому-то колдовству. — Он покачал головой. — Тебе решать, Абернети.
— Вы не пожалеете, — позволил себе вмешаться Хоррис, придвигая кристалл еще ближе к писцу. — Обещаю.
Абернети вздохнул:
— Ладно. Все что угодно, лишь бы покончить с этим. Что мне делать?
Хоррис расплылся в улыбке:
— Просто возьмите кристалл, держите в руке, загляните в него и думайте о приятном. Абернети поморщился:
— Боже правый! Ладно, давай его сюда.
Протянув руку, он взял у просителя кристалл, поднял к глазам и начал в него смотреть. Ничего не произошло. Ну еще бы, с презрением подумал Абернети. Ничего удивительного. Однако предполагалось, что он должен думать о приятном, так что он попробовал представить себе что-то такое, что доставило бы ему удовольствие, и у него получилась картинка, где Хоррис со своей птицей сидит в камере. Он решил, что такая мысль сразу же исправит ему настроение, и невольно начал улыбаться.
В следующую секунду кристалл вдруг засветился и приковал к себе, высвободив его из телесной оболочки и утащив его взгляд в многогранную глубину камня, во вдруг разгоревшийся огонь. Он ахнул. Что он видит? Там что-то было, что-то дивное, знакомое…
И тут Абернети увидел все очень ясно. В глубине кристалла был мужчина, стремительно выходивший из дома навстречу дню, приветственно машущий рукой друзьям, окликающий прохожих… В руках у этого человека были книги, он шел на работу. На носу у него были очки, а одет он был в церемониальную одежду придворного писца…
Нет!
Этим мужчиной был Абернети — таким он был когда-то. Абернети как человек. Абернети до того момента, как его превратили в пса. Он снова стал самим собой!
Внезапное ликование поднялось в душе собаки, смотревшей в глубь кристалла, радость, которой он не испытывал уже много лет. Внутри кристалла он снова стал самим собой! Он стал прежним! Его самым заветным желанием было снова стать человеком. На этом желании он даже не смел останавливаться, после того как узнал, что советник Тьюс, превративший его в пса, не может снова сделать его человеком. Бесчисленные попытки исправить положение провалились, и Абернети перестал надеяться. Но теперь, внутри кристалла, он снова получил возможность ощутить, каково это — быть человеком! Он чувствовал тело того, другого, словно оно было его собственным. Он мог заново ощутить, что значит быть человеком.
Внезапно эмоции, которые давала ему магия, оказались невыносимо сильными. Он быстро сжал кристалл в кулаке, стремительно погасив видение. Ему трудно было дышать.
— Как ты это сделал? — ядовито прошептал он.
— Я ничего не делал, — моментально откликнулся Хоррис Кью. — И мы не могли увидеть то, что видели вы. Только тот, кто держит кристалл, видит в нем образ. Это личностное видение, принадлежащее только одному. Теперь вы понимаете, каким полезным может оказаться это волшебство?
Абернети кивнул, уже представляя себе, насколько здорово было бы иметь возможность вызывать для себя такой образ всякий раз, когда ему захочется вспомнить, какой была его прежняя жизнь.
— Да, понимаю, — негромко ответил он. Теперь вперед шагнул советник.
— Эта штука работает? — спросил он, поворачивая своего старого друга лицом к себе и заглядывая ему в глаза. — Угу, действительно похоже, что работает. С тобой все в порядке?
Абернети кивнул, не чувствуя в себе сил говорить. Он все еще думал о том, что показал ему магический кристалл, о том, как он вернулся в то состояние, в котором был когда-то. Он изо всех сил старался быть спокойным и не выдать своих чувств.
Ни Тьюс, ни Абернети не заметили, каким взглядом Хоррис Кью обменялся с Больши. «Ну-ну», — словно говорили они.
— Вы можете оценить возможное применение такого волшебства, — быстро проговорил Хоррис. — Если у вас есть кристалл мысленного взора, то вы в любую секунду можете уйти от монотонных трудов и стресса повседневной жизни. Не нужно участия посторонних, не нужно никакого оборудования. Используйте кристалл во время перерыва в работе — и возвращайтесь к ней с новыми силами!
— Он благосклонно улыбнулся. — Разве вы не чувствуете себя счастливым и отдохнувшим, Абернети? — настойчиво спросил он.
Абернети с трудом сглотнул.
— Да, — согласился он, — чувствую.
— Ну вот видите! — расплылся в улыбке Хор-рис. — Абернети, этот кристалл ваш. Я хочу подарить его вам. Этот дар — благодарность за то, что вы дали мне шанс осуществить мои надежды.
— Спасибо, Хоррис, — ответил Абернети с искренней радостью. Он уже представлял себе, как снова заглянет в глубину кристалла. Вся его подозрительность относительно мотивов, которые руководили магом, была забыта.
— Вот видите, — продолжил Хоррис Кью, опередив советника Тьюса, который собирался было выдвинуть дальнейшие возражения. — У меня есть еще некоторое количество таких кристаллов. По правде говоря, довольно большое количество.
Он повернулся к одному из окованных железом сундуков, открыл замок и торжественно откинул крышку. Сундук был доверху наполнен кристаллами мысленного взора.
— Тут их тысячи, — сказал Хоррис, взмахнув рукой. — В видении мне был явлен только один, но когда я пришел туда, где он был спрятан, я нашел там множество таких. Два полных сундука, советник. Я привез оба. Я хочу отдать их вам. Пусть это будет небольшим искуплением моих давних проступков. Мне не понятно, почему именно я был избран, чтобы их найти, но я очень рад этому и решил взять на себя ответственность за их должное употребление. Поэтому я сейчас поручаю их вам. Это мой дар Заземелью. Раздайте их людям, и пусть они наслаждаются образами, которые найдут в этих кристаллах. Пусть у них будет немного счастья, которое поможет смягчить неприятные моменты их жизни.
Советник Тьюс и Абернети смотрели на полный сундук кристаллов, открыв рты.
— Возможно, когда у людей будут кристаллы, с помощью которых можно занять свободное время, в стране станет меньше насилия, — глубокомысленно добавил Хоррис Кью, глядя куда-то под потолок, словно он искал там высшую истину. — Возможно, в стране станет меньше войн и убийств из-за пустяков — ведь у людей появится более легкий и безобидный способ развлечься. Возможно, и дурных слухов распускать будут меньше. — Тут он исподтишка взглянул на волшебника и пса, не пропустив взгляда, которым обменялись эти двое. — Меньше станет пустой болтовни относительно того, управляют ли Заземельем так, как надо, и правильную ли политику ведут правители.
— Гмм… — советник задумчиво разгладил бороду. — Да, возможно. Они действительно работают? — еще раз спросил он, глядя Абернети прямо в глаза и взяв его за руку, в которой был зажат кристалл.
Абернети отдернул руку с кристаллом, сжав его посильнее.
— Конечно, у меня есть кристалл и для вас, советник, — поспешно проговорил Хоррис Кью. Обернувшись, он закрыл крышку сундука. — Они все теперь ваши. — И он широко зевнул. — Но хватит разговоров. Вам обоим уже следует спать, набираться сил для борьбы с новыми трудностями, которые всегда приносит новый день. Я утомил вас своим делом. Если бы у вас нашелся лишний матрас, я был бы в высшей степени вам благодарен. Утром я снова уйду и буду дожидаться… — Тут он замолчал. — Если только, — добавил он, словно ему это только что пришло в голову, — вы не сочтете возможным разрешить мне хоть немного помочь вам раздать эти кристаллы.
Он с надеждой улыбнулся и стал ждать ответа.
Глава 9. ГРИНВИЧ-ВИЛЛИДЖ
Ивица два дня шла по Озерному краю прямо на запад в обществе Дирка с Лесной опушки. Они направлялись к волшебным туманам и невидимой тропе, которая выведет их из Заземелья в мир Бена. Дирк направлял ее, по большей части незаметно. Он был готов идти вровень с нею или даже следом, опережая ее только тогда, когда ее путь отклонялся от выбранного им направления. Он шел не спеша, отказываясь торопиться, и вел себя так, словно время никакого значения не имеет, а их путешествие — не больше чем прогулка по парку солнечным днем.
Ивица прежде встречалась с Дирком с Лесной опушки только один раз, но немало слышала о нем от Бена. Дирк был постоянным спутником Бена во время поисков черного единорога, после того как Микс, старший брат советника Тьюса и бывший придворный волшебник Заземелья, заставил Бена подумать, что он потерял медальон, дававший ему королевскую власть. Утратив свою личность, отвергнутый друзьями как самозванец, бывший король, трон которого занял Микс, был оставлен умирать в диких зарослях. Но эльфы, по причинам, известным только им одним, прислали Дирка с Лесной опушки, чтобы помочь Бену выяснить правду. Дирк сопровождал его в странствиях, давая непонятные кошачьи советы и некие туманные указания, которым должен был следовать новоявленный король. Бен выслеживал Ивицу, а та, в свою очередь, выслеживала черного единорога, и дело закончилось бурным поединком между Дирком и Миксом. Этот-то поединок и поспособствовал выздоровлению Бена.
Произошло это почти два года назад. С тех пор Дирка с Лесной опушки никто не видел. Но теперь призматический кот вдруг снова объявился, и снова его прислали эльфы, и опять никто, кроме них самих, не знал для чего.
Дирк с Лесной опушки и сам был существом из рода эльфов — одним из самых независимых — в той же мере кот, как и нечто другое, и посему поступал так, как хотел, несмотря на желания окружающих, отчего его цели было крайне трудно определить. Он это прекрасно продемонстрировал во время своего путешествия с Беном. Дирк был существом, обладавшим очень редким видом магии. Он мог переходить из плотской формы в кристаллическую, которая прочнее стали. В этой форме он мог ловить свет и превращать его в смертельный огонь. Дирк редко пользовался этой способностью, но владел ею прекрасно. Каким бы отстраненным и равнодушным Дирк ни казался, насколько ни отдалялся от происходящего вокруг, шутить с ним было нельзя.
Вот почему Ивица следовала за ним с уверенностью, что, если ей будет угрожать опасность, Дирк скорее всего сможет ее отвратить. Она предпочла бы, чтобы с ней был Бен, но этот вариант уже был отвергнут Матерью-Землей. Иногда приходится брать то, что дают. У Ивицы и без того было достаточно тревожно на душе, так что она была рада любому спутнику.
Дирку, казалось, на все было наплевать.
— Тебя прислали из-за Бена? — спросила она его в первую ночь похода. Они сидели рядом у небольшого костерка, который был разожжен по настоянию Дирка, чтобы прогнать какую-то воображаемую прохладу. Ивица собрала сушняк, а он его поджег. Она решила, что это начало реального сотрудничества.
Дирк старательно вылизывал одну лапу.
— Меня не прислали. Меня никогда не присылают. Я сам иду, куда хочу.
— Извини, — попросила она прощения. — Тогда почему ты захотел прийти?
Тот продолжал сосредоточенно обрабатывать лапу язычком:
— Право, не помню. Наверное, захотел.
— А ты можешь мне сказать, куда мы идем?
— На запад, — ответил кот.
— Да, но…
Дирк перестал умываться и бросил на нее свой кошачий взгляд, тот, в котором можно было прочесть хитренькую насмешку, глубокое понимание, серьезную озабоченность и полное изумление — и все одновременно.
— Погоди-ка секундочку. Я что-то тебя не понял. Разве ты не знаешь, куда мы идем? Она смущенно покачала головой:
— Нет, не очень-то.
Он задумчиво посмотрел на нее.
— О Боже, — сказал он. — Ну ладно. Надо полагать, мы все-таки найдем дорогу.
И он снова принялся приводить в порядок свою и без того лоснящуюся шерстку.
Некоторое время спустя она снова осмелела и попробовала опять спросить его об этом же, только немного в другой форме.
— Мы должны добраться до волшебных туманов послезавтра, наверное, — осторожно проговорила она. — А оттуда куда мы пойдем?
К этому времени Дирк уже закончил умываться и сидел на траве у огня, свернув под себя лапки и зажмурившись.
Теперь его глаза приоткрылись щелочками.
— Мы пройдем через туманы в мир Холидея. Глаза снова закрылись.
— А как мы это сделаем?
Глаза снова открылись, на этот раз немного пошире.
— Что за вопрос? Признаюсь, никогда мне не понять этих людей!
— Я сильфида.
— И я сильфид. Ивица поджала губы:
— Я просто тревожусь за ребенка. От меня требуется сделать массу всего, чтобы он мог благополучно родиться, но я не знаю, как должна это сделать. Помоги мне, Дирк.
Дирк рассматривал ее с искренним интересом.
— Кошки рано начинают понимать, что тревогами мало чего можно добиться. А еще кошки знают, что обычно все как-то улаживается, даже когда от нас скрыто, как именно. Лучше всего заниматься насущными вещами и предоставить будущее будущему.
— Мне это кажется ужасной близорукостью, — осмелилась заметить она.
Кажется, Дирк пожал плечами: у кошек это не очень заметно.
— Я кот, — сказал он, словно этим многое объяснялось.
Ивица больше не заговаривала об этом ни в ту ночь, ни на следующий день, но к наступлению темноты они уже прошли Озерный край и оказались среди холмов, находившихся на границе с волшебными туманами, и тут кот удивил ее, заговорив об этом без ее подсказки.
— Завтра утром я проведу тебя сквозь туманы, — сообщил он, пока она собирала сушняк для очередного костра. Она расстелила поблизости свой плащ, и Дирк удобно там расположился.
Ивица, посмотрев на него, спросила:
— А ты сможешь?
— Конечно, смогу, — ответил он немного обиженно. — Я же там живу, ты забыла? Я знаю все тропинки и проходы.
— Да я просто не имею понятия, что именно ты можешь или не можешь. Я не знала, могут ли эльфы выходить их туманов в любом месте и в любой мир. Я думала, может, это как-то ограничено.
Дирк зевнул:
— Ты ошибалась. Кошки могут ходить где угодно. В этом нет ничего нового.
— А ты знаешь, куда мы выйдем? — не отступалась Ивица.
Он на мгновение задумался:
— Кажется, в городе Гринвич-Виллидж. А это важно?
Она почувствовала, что досада на него становится неудержимой.
— Да, важно. Я возвращаюсь в мир, где один раз чуть не погибла. Я иду туда против моей воли, ради моего ребенка. Я хочу войти туда, сделать то, что должна, и сразу же обратно… Есть ли надежда, что это получится?
Дирк встал, потянулся и снова сел.
— Понятия не имею. — Он серьезно смотрел на нее. — Надо полагать, все зависит от тебя.
— Да, но я не знаю, куда мы идем, — настаивала она. — Мне известно только, что надо собрать почву в мире Бена, но я не знаю, где ее предполагалось найти.
Знаешь ли, мир этот слишком большой, чтобы его можно было весь обыскать.
— Ну, я не знаю, — сказал кот. — Я там никогда не был. Но для кота все места более или менее одинаковы. Я совершенно уверен, что мы без особых усилий найдем то, что нам нужно. У меня есть дар открывать тайны.
Она принялась укладывать ветки для костра, а закончив свое дело, отступила на шаг и снова посмотрела на Дирка с Лесной опушки.
— Сколько тайн ты знаешь, Дирк? — тихо спросила она. — Обо мне ты что-то знаешь? Кот моргнул:
— Конечно.
— А о Бене?
— О Холидее? Да, несколько.
— А мне мог бы их раскрыть?
— Было бы желание. — Дирк принялся умываться. — Но коты по природе своей загадочны и не рассказывают то, что им известно. По большей части потому, что никто нас не слушает. Я часто говорил об этом с Холидеем, когда мы путешествовали вместе. Но он такой же, как все. Я говорил ему кое-что, а он не слушал. Я предупредил его, что он совершает ошибку, что кошкам известно очень многое, только никто никогда не обращает на нас внимания. Я предостерег его от такой ошибки.
— Я выслушаю, если ты мне что-нибудь скажешь, — предложила Ивица. — Расскажи мне что-то одно, Дирк. Открой любую из твоих тайн. Я так мало знаю о том, что происходит, я буду рада даже наималейшей информации. Ты можешь мне что-нибудь рассказать?
Дирк посмотрел на нее и снова принялся за умывание. Сначала он лизал себя против шерсти, потом — по шерсти, время от времени останавливаясь и проверяя, по-прежнему ли она внимательно за ним наблюдает. Он не спешил закончить свое занятие, но Ивица терпеливо ждала, отказываясь тревожиться. Наконец Дирк закончил и устремил на нее свои зеленющие глазищи.
— У тебя родится дитя, — объявил он. — Но все сложится не так, как ожидаешь ты или Холидей. Ожидания — опасная вещь для родителей, знаешь ли. Кошки их не имеют, и это очень им помогает в жизни.
Она кивнула:
— Мы ничего не можем с собой поделать. Как и с тем, что не прислушиваемся к кошкам.
— Наверное, это правда, — согласился Дирк. — А жаль.
— Расскажи мне что-нибудь еще. Дирк сузил глаза:
— А ты уверена, что хочешь услышать то, что я могу сказать? Ведь отчасти именно поэтому кошек никто и не слушает.
Она чуть помедлила:
— Да, я хочу это услышать.
— Хорошо. — Он немного подумал. — Вы с Холидеем на время будете потеряны друг для друга. По правде говоря, вы уже сейчас друг друга потеряли. Ты об этом не знала?
— Видение, — проговорила она чуть слышно. — Видение моей матери.
Дирк посмотрел в сгущающуюся темноту.
— Тебе не кажется, что ты слишком много времени думаешь о том, кто ты такая? Ты суетишься, пытаясь отыскать свою личность, хотя по большей части это очевидно как дважды два. Ты мучаешься вопросами о смысле и необходимости, забывая о том, что ответы в основном в тебе самой. — Он снова помолчал. — Кошки в этот анализ не включены. Кошки не тратят времени на подобные сомнения. Кошки заняты тем, что живут.
— Так значит, видение было истинным? — спросила она, стараясь спрятать все растущее в ней чувство отчаяния из-за того, что с Беном происходит что-то ужасное, что-то, над чем она не властна.
Дирк моргнул:
— Какое видение?
— Бен в опасности? — настаивала она.
— Откуда мне знать, — пробурчал Дирк, снова потягиваясь. — Отойди-ка от сушняка.
Ивица послушалась, и Дирк засветился в меркнущем сумеречном свете, начиная кристаллизовываться, превращаться из плоти и крови в жидкое стекло. Он втянул в себя свечение заката, двух первых лун и начавших высыпать звезд и метнул острый луч света из своих изумрудных глаз. Сухое дерево жарко вспыхнуло, и призматический кот трансформировался обратно, удобно устроился на плаще Ивицы, закрыл глаза и мгновенно заснул.
Ивица какое-то время наблюдала за ним, а потом и сама заснула.
***
Она спала плохо: ее преследовали видения, в которых Бена и их дитя отнимали у нее невидимые руки и утаскивали куда-то, так что не оставалось ничего, кроме эха, печально повторяющего ее оклики. В ее сне без слов было ясно, что в происшедшем почему-то виновата она сама, что она подвела их в какой-то самый важный момент.
Утром ей не хотелось завтракать, и, поскольку Дирка еда не интересовала вообще, они умылись и сразу же после восхода солнца направились к волшебным туманам.
Начинался жаркий и безветренный день. Летний воздух навалился на землю душным одеялом даже здесь, в горной местности. Роса покрыла всю землю тонкой пленкой и влажной дымкой поднималась в первых лучах солнца. Ивица с Дирком продолжали уходить все выше и выше, пока не оказались у перевала. Дальше дорога пошла вниз, в серый полумрак туманов.
Уже через час они оказались у цели и вошли в волшебные туманы. На ходу они не разговаривали. Теперь Дирк с Лесной опушки пошел первым, уже не доверяя Ивице выбирать путь. Он шел прямо перед сильфидой, осторожно пробираясь через рытвины, в обход валунов, по голой земле, где без солнечного света не росла даже трава. Они шли в дымке по тропе, пока тропа не исчезла, а свет восходящего солнца не скрылся за туманами. Вокруг них не осталось ничего, кроме тумана, упорно клубившегося повсюду, поворачивавшегося то в ту сторону, то в эту, заставляя смотреть то туда, то сюда, уничтожавшего все представление о направлении, лишавшего возможности запоминать, куда они идут или откуда.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30