А-П

П-Я

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  A-Z

 

И не говори, что ему самому ничего не надо. С помощью этого плана он собирается чего-то добиться и пока не говорит нам, чего именно.
— Ладно, ладно! — Теперь Хоррис уже пытался защищаться. — Может, за ним и стоит больше, чем было сказано нам. Конечно, а почему бы и нет? Послушай, у меня идея! Почему бы тебе не спросить у Бурьяна, Больши? Если тебя это так беспокоит, почему ты его не спросишь?
— По той же причине, по какой его не спрашиваешь ты, Хоррис! У меня пока нет желания отправиться к Холидею и остальным!
— А мне вполне можно рискнуть, так?
— Пока ты ему нужен — можно. Думай головой, Хоррис! Он ничего с тобой не сделает, пока ты ему нужен! Тебя наверняка должно тревожить то, что случится потом!
Хоррис яростно топнул ногой. По его узкому лицу текли грязные от пыли струйки пота.
— Но это ничего нам не дает здесь, на дороге, почти у самых ворот королевского замка, так? — гневно заорал он. — У тебя есть еще какие-нибудь дельные предложения?
Больши снова взъерошился. Его темные глазки смотрели дерзко и колюче.
— По правде говоря, есть. Весь план зависит от того, сработает ли волшебство, которое нам дал Бурьян. Если не сработает, то маг и собака швырнут нас в самую глубокую темницу, какая только у них найдется. Когда мы были в замке в первый раз, нашим союзником был Холидей, а теперь он давно исчез. Из-за его исчезновения настроение у всех будет поганое. Так что, если волшебство не подействует, Хоррис?..
Хоррис Кью бросил на птицу угрожающий взгляд;
— Мне это начало надоедать, Больши. Правду сказать, ты начал мне надоедать.
На Больши это не произвело абсолютно никакого впечатления.
— Я предлагаю, чтобы мы сами попробовали одну штуку, а уж потом входили в логово врага. Угроза стала еще более сильной.
— Бурьян велел нам этого не делать, забыл? Он прямо предостерег нас!
— Ну и что? — не унималась майна. — Это ведь не Бурьян рискует жизнью.
— Он сказал, чтобы мы ни в коем случае не пользовались этим! Насколько я помню, он говорил очень определенно! — Хоррис уже кричал. — А если он не шутил, Больши? Предположим.., предположим на минуту, что он знает, о чем говорит! В конце концов, чья это магия, идиот?
Больши сплюнул. Нелегкое дело для птицы.
— Ты просто невообразимо туп, Хоррис Кью. Ты невероятно глуп. И к тому же близорук. И чрезвычайно труслив — даже для человека.
Тут Хоррис окончательно вышел из себя и бросился на Больши. Взревев, словно разъяренный лев, он намеревался разорвать его на части. Но Больши был птицей, а птицы легко могут увернуться от человека, просто взлетев. Именно это Больши сейчас и сделал, небрежно и лениво поднявшись в воздух, после чего начал кружить совсем рядом с дергающимся и подпрыгивающим магом. Единственное, чего Хоррис добился, так это до смерти перепугал мула, который громко и тревожно взревел и во весь опор умчался в лес.
— А, будь оно проклято, будь оно проклято, проклято, проклято!.. — забормотал Хоррис, прибавив еще кое-что непечатное, когда наконец немного успокоился и сообразил, что он натворил.
Даже с помощью Больши он целый час потратил на то, чтобы изловить мула с его бесценными сундуками. Измученные, обозленные и лишенные возможности выбрать новый план, маг и птица продолжили свой путь.
Солнце уже почти село, когда они наконец оказались у ворот крепости.
***
Советник Тьюс не знал, что еще предпринять. После исчезновения Бена Холидея прошло уже три дня, и по-прежнему было совершенно непонятно, куда он делся. Сопровождавший короля отряд, потеряв его вблизи Сердца, моментально вернулся в замок, и советник смог сразу же начать поиски. Отправленные им люди обшарили весь лес вокруг Сердца, а потом и всю местность в отдалении. И следа короля не было. Криминал мирно пасся там, где его, видимо, оставил Холидей, — и все. В Сердце были следы какого-то происшествия: порванные штандарты, опаленные скамьи и подушки для коленопреклонений, помятая трава, но определенно сказать ничего было нельзя, и было непонятно, что могло случиться с Холидеем. Тьюс сам отправился туда посмотреть. В атмосфере ощущались следы какого-то странного волшебства, но разгадать его суть было невозможно.
Короче, Бена Холидея нигде не было. Советник Тьюс быстро предпринял шаги, чтобы скрыть его исчезновение, приказав охранникам отряда, сопровождавшего короля, и тем, кто участвовал в его розысках, ни с кем не говорить о случившемся. Однако Абернети предупредил его, что это все равно что пытаться пальцем заткнуть течь в плотине. Такие известия долго в тайне не сохранишь. Кто-то наверняка должен проговориться, и как только весть об исчезновении короля распространится, наверняка начнутся неприятности. Если смуту не начнет Владыка Озерного края, так начнут лорды Зеленого Дола, особенно Каллендбор из Риндвейра, самый сильный из лордов, непримиримый враг Бена Холидея. Каллендбор сильнее остальных аристократов и правителей Заземелья был недоволен тем, что коронация Бена Холидея лишила его власти. Внешне признавая верховную власть Холидея и подчиняясь его приказам, в душе он кипел, словно перестоявший на огне котелок. И он не единственный будет рад известию об исчезновении Бена Холидея — каким бы образом оно ни произошло. Советник понимал, что ему надо каким-то образом сразу же покончить со всеми слухами.
Он придумал достаточно хитрый план, которым поделился только с Абернети и кобольдами: таким образом, число людей, которым была известна правда, оставалось достаточно небольшим, чтобы тайну можно было сохранить на какое-то время. Абернети объявил о прекращении поисков и сказал, что Его Величество благополучно вернулся. Чтобы убедить охранников замка в том, что это правда, а не очередной слух, Тьюс с помощью магии создал изображение Бена Холидея, которое в полдень проходило по окружавшему замок валу, откуда его хорошо было видно находящимся внизу. Он даже заставил его помахать всем рукой. Такие появления были повторены несколько раз, чтобы увеличить число очевидцев. И действительно, известие распространилось с быстротой молнии.
Тем временем советник каждую свободную минуту (которых было у него слишком мало) проводил в волшебных путешествиях с помощью Землевидения, разыскивая Холидея по всему королевству. Его усилия не дали никаких результатов. Его Величества нигде не было видно.
Конечно, жизнь в замке Чистейшего Серебра шла своим чередом. Был тут Холидей или нет, но то, что нужно было сделать, делалось так, словно Холидей по-прежнему занимался делами. Добиться этого было значительно труднее, нежели вызвать пару-тройку магических изображений. Поскольку Холидей не мог принимать никого из своих многочисленных представителей и администраторов, являвшихся со всех концов Заземелья, советник Тьюс с Абернети вынуждены были принимать их вместо него, делая вид, что им это поручено. Некоторые из приезжих являлись издалека, чтобы повидаться с королем. Некоторые были вызваны. Все они были недовольны тем, что их перепоручили другим. Чтобы умерить подозрительность, советнику приходилось предпринимать все более отчаянные уловки. Он подделывал подпись короля на приказах. Он раздавал подарки. Он присуждал премии и выносил благодарности. Он даже попытался с помощью магии вызвать за занавесью голос Бена Холидея. В результате этой попытки у него получился женский голос, что заставило всех слушавших недоверчиво переглянуться: что за женщина могла оказаться там с Его Величеством? Советнику пришлось спасать положение, и он поспешно придумал, будто какая-то новенькая служанка приняла Холидея за постороннего. Кое-какая магия все еще не была как следует отработана.
Некоторую проблему создавало и отсутствие Ивицы: король исчез, никак его не объяснив. Так что теперь пропал не один человек, а двое. Но поскольку Холидей казался не слишком обеспокоенным по поводу исчезновения Ивицы, советник решил, что ему тоже не следует тревожиться — по крайней мере пока. По правде говоря, поскольку безопасность Ивицы сомнений не вызывала, у него могла быть только одна причина ее искать — чтобы рассказать ей об исчезновении Его Величества. Советник решил, что и без того хватает беспокойств. Если к моменту возвращения сильфиды Бен не отыщется, тогда Тьюс и сообщит ей о случившемся. В конце концов силы его были не бесконечны!
И их в этот момент, пожалуй, не хватало. Успеть выполнить все обязанности Бена плюс те, что налагали на него собственные хитрости, было все труднее. Когда перед самым заходом солнца Абернети пришел к его двери с новостью, он был отнюдь не настроен спокойно его выслушать.
— Вернулись Хоррис Кью с птицей, — без всякого энтузиазма объявил придворный писец.
Советник поднял голову от кипы бумаг, свалившихся на него в отсутствие короля, и застонал:
— Опять? Что теперь нужно этому проходимцу? Абернети вошел в комнату, закрыв за собой дверь. Вид у него был неважный — даже для собаки.
— Он желает говорить с Его Величеством, а ты что думал? Разве в последнее время не все живут только ради этого? И не трудись приказывать мне, чтобы я его отправил прочь. Я был бы счастлив это сделать, но не могу. На нем одежды просителя: я вынужден его впустить.
Советник прижал пальцы ко лбу и принялся растирать виски:
— Он случайно не сказал, что ему нужно?
— Он сказал только, что у него важное дело. Он не упоминал о своем изгнании, если ты это имеешь в виду.
— По правде говоря, я и сам не знаю, что я имею в виду! — Казалось, волшебник вот-вот начнет рвать на себе бороду. — Знаешь, Абернети, я очень люблю короля. Очень. Если помнишь, я сам его выбрал. Я увидел в нем нечто особенное — и я не ошибся. Он оказался именно тем королем, о котором мы мечтали, таким королем, которого Заземелью так долго не хватало. — Он вскочил. — Но, право, мне бы хотелось, чтобы он прекратил так часто исчезать! Сколько раз он уже такое выкидывал? Не понимаю, как он может совершенно о нас не думать! Исчезнуть посреди ночи, ускакать, не сказав никому ни слова, предоставив нам заменять его, пока он не вернется. Должен тебе сказать, что меня это просто бесит.
Абернети отвернулся и прокашлялся.
— Ну, если уж честно говорить, советник Тьюс, то король не всегда исчезал по своей вине. Я совершенно уверен, что он сам хотел бы, чтобы этого не происходило.
— Да-да, знаю. Мой брат и все такое прочее. Черный единорог. — Тьюс отмахнулся от объяснений. — И все же у короля существуют обязанности, и к ним следует относиться серьезно. Король в таких вещах должен консультироваться со своими советниками. Для того советники и существуют…
— Он вдруг замолчал. — Ты не думаешь, что его могли украсть, а? Тогда мы ведь уже получили бы требование о выкупе. Если только его не захватила Ночная Мгла. Она не стала бы возиться с выкупом. Она бы его просто уничтожила!
Но разве Паладин не защитил бы его? Почему Паладин не приходит к нему на помощь…
— Советник Тьюс! — попробовал строго прервать его Абернети.
— ..какая бы опасность ему ни грозила? Какой телохранитель бросает своего господина…
— Волшебник! — раздраженно гавкнул пес. Советник подскочил от неожиданности:
— Да! Что такое?
— Прекрати это, будь любезен! Какой смысл так терзаться? Мы понятия не имеем, что произошло с королем, но если мы потеряем голову, то уж точно ему не поможем. Мы должны сохранять спокойствие. Мы должны действовать так, словно он по-прежнему здесь, и надеяться, что он вернется. — Абернети резко вдохнул. — Ты в Землевидении ничего не нашел?
Смущенный советник покачал головой:
— Ничего.
— Может, тебе следует послать на поиски Сапожка? Кобольд может обойти больше, чем двадцать поисковых отрядов, вместе взятых, — и при этом никто его не увидит. Может, тебе следует разрешить ему попытаться найти Холидея?
— Да, — глубокомысленно кивнул Тьюс. — Да, возможно.
— А тем временем, — добавил Абернети, с трудом справляясь с желанием почесать себе брюхо ногой, — как насчет Хорриса Кью?
Советник снова сжал виски, словно Абернети напомнил ему о забытой головной боли:
— О боги. Он! Ну конечно, ему нельзя видеть Его Величества. Проклятие, зачем ему вообще надо кого-то видеть?
— А ему не надо, — ответил Абернети. — Но, если я правильно понял всю глубину его решимости, он не оставит своих попыток, пока лично не встретится с королем. Не думаю, чтобы он ушел.
Советник вздохнул:
— Да, я тоже не думаю. — Он замолчал, задумавшись. — Абернети, я ведь не похож на этого человека?
Абернети изумленно на него уставился:
— Что за странный вопрос!
— Ну, я испугался — а вдруг похож? Я хочу сказать, мы ведь оба занимаемся магией, правда? Люди иногда говорят, что все волшебники друг на друга похожи. Ты ведь слыхал такое, да? Кроме того, мы оба довольно высокие и худые и иногда бываем неуклюжи, и носы у нас большие и.., ну, черты лица резкие…
Абернети медленно поднял руку:
— Ты так же похож на него, как я — на его птицу. Пожалуйста, прекрати. Просто реши, будем мы сегодня с ним встречаться или нет. Я предлагаю не откладывать.
Советник кивнул:
— Согласен. Давай поскорее с этим покончим. Они вышли из комнаты и спустились на два этажа ниже, туда, где посетителей заставляли дожидаться приема. Они странно смотрелись рядом: седовласый долговязый волшебник в живописных одеждах с разноцветными заплатами и лохматый пес в аккуратнейшем костюме. Советник всю дорогу ворчал, жалуясь на одно и обижаясь на другое, и до того достал Абернети, что тот довольно грубо попросил его замолкнуть. Два старых приятеля, которые невольно сделались неразлучными, прекрасно знали друг друга.
— Знаешь, Абернети, — признался волшебник, когда они оказались на первом этаже замка у поворота в главный зал, — я почти готов считать, что Хоррис Кью имеет какое-то отношение к исчезновению Холидея. Его неуклюжая магия вполне способна на такое: он вызывает неприятности то тут, то там — и все чисто случайно. Но такой силы у него просто нет! — Он снова немного подумал.
— И ума тоже.
Абернети фыркнул:
— Для того чтобы представлять опасность, ума не надо.
Они прошли по залу к передней, где их дожидались Хоррис Кью и его птица, и решительно вошли.
Хоррис встал со скамьи. Птица сидела на спинке, остроглазая и гладкая. Рядом с ними стояли на полу два окованных железом сундука.
— Советник Тьюс и Абернети! — с преувеличенным восторгом вскричал Хоррис Кью. — Добрый вам вечер! Спасибо, что вы так быстро вышли ко мне. Я глубоко тронут.
— Хоррис, давай обойдемся без любезностей, ладно? Зачем ты снова сюда явился? Насколько я помню, тебе было ведено дожидаться, пока король за тобой не пошлет. Разве он сделал это втайне от меня? Маг виновато улыбнулся:
— Нет, к сожалению. Но я продолжаю жить этой надеждой. — Тут он немного ободрился. — Я пришел не поэтому, советник. Я здесь совсем по другому делу. Я хочу поделиться необыкновенной новостью. — Замолчав, он с надеждой заглянул за их спины. — А что, Его Величества нет?
Советник поморщился:
— В данный момент нет. Что за новость ты принес, Хоррис? Надеюсь, она не имеет отношения к домашним животным.
— Нет-нет, — поспешно согласился тот. — Я помню свое обещание и не нарушу его. Никакого колдовства. Нет, это нечто совсем иное. — Он опять помолчал. — Можно ли мне поделиться этой новостью с вами как с придворными волшебником и писцом, раз Его Величество сейчас занят?
Тьюс произнес какой-то ответ, но Абернети пристально смотрел на птицу. Он сходит с ума или она действительно гадко хихикнула? Он бросил на майну возмущенный взгляд, но та только равнодушно распушила перья и отвернулась.
— Итак, — проговорил Хоррис, торжественно откашлявшись, — бывают моменты (и весьма нередкие), когда стрессы от работы и груз обязанностей оказываются чересчур сильными и мы чувствуем, что нам не мешало бы найти какое-то развлечение, которое помогло бы расслабиться. Я уверен, что вы с этим согласитесь. Я говорю сейчас не только о высоких персонах, но и о простых людях, работниках полей и заводов, магазинов и рынков, на наших фермах и в наших городах. Я говорю о каждом мужчине и женщине, юноше и девушке, которые стремятся сделать свою жизнь лучше и продуктивнее…
— Ближе к делу, Хоррис, — устало перебил его Тьюс. — День был очень напряженный.
Хоррис замолчал, улыбнулся и пожал плечами.
— Конечно. Значит, развлечение. Способ на несколько часов устранить из нашей жизни стресс. Полагаю, что я нашел нечто, что даст облегчение.
— Очень похвально, — бросил Абернети. — Но кто-то уже давным-давно сделал это открытие. Это называется игрой. Иногда ее ведут группы, иногда может играть один человек. Их существует множество. Ты открыл новую игру? Ты сюда ради этого пришел?
Хоррис Кью вежливо рассмеялся, хотя казалось, что он смеется сквозь зубы.
— О нет, речь идет не об играх. Это нечто совсем иное. — Помолчав, он заговорщицки подался вперед. — Кристалл мысленного взора! — хрипло прошептал он.
— Что? — переспросил Тьюс, морща лоб.
— Кристалл мысленного взора, — тщательно выговорил его собеседник. — Вы о нем слышали?
Советник не слышал, но не хотел признаваться в том, что ему неизвестно нечто, с чем знаком Хоррис.
— Возможно, кое-что и слышал. — Он поджал губы. — Но можешь все равно мне рассказать.
— Кристалл, — сказал Хоррис, поднимая кверху палец, — кристалл, в который вы смотрите, как в зеркало. А когда вы это делаете, он показывает вам образы прошлого и будущего, ваше изображение и изображения ваших близких. Эти изображения приятны и милы вам и позволяют на время забыть о ваших проблемах. Идеальное отвлечение от забот. — Он потер руки. — Позвольте вам показать.
Он сунул руку в свои одежды просителя и извлек оттуда кристалл, который поднял перед ними. Размер его приближался к ширине и длине большого пальца среднего человека. У него было пять граней, острая верхушка и плоское основание, и он был прозрачным.
— Хотите попробовать? — спросил он у советника Тьюса, протягивая волшебнику кристалл.
— Минуту! — Абернети мгновенно встал между ними. — Эта вещь магическая, так? Хоррис спокойно кивнул:
— Да.
— Мне казалось, ты пообещал оставить магию, если тебя не попросят об обратном. Больше того, ты поклялся Его Величеству, что вообще ее бросишь. Что стало с твоей клятвой, Хоррис? Откуда взялся этот кристалл, если ты его не наколдовал?
Хоррис Кью поднял руки, успокаивая писца:
— Я не нарушил своей клятвы, Абернети. Это, — он снова протянул им кристалл, — было явлено мне во сне. Я спал в глухом лесу.., э-э… — помялся он, — к югу отсюда. Я заснул после поста и размышлений о моих ошибках и дурных поступках, о которых вы мне напомнили во время моего первого визита. И мне приснился сон. Это было вещее видение. Во сне был явлен кристалл мысленного взора. Было рассказано о кристалле и о том, где примерно он находится. Мне было велено его отыскать. Проснувшись, я испытал непреодолимую потребность исполнить веление. Я послушался — и нашел его, как и было обещано. Зная, что мне еще не разрешено вернуться из изгнания, я почувствовал потребность принести его вам. — Он помолчал, глядя в пол. — Признаюсь: я надеялся, что он склонит вас к тому, чтобы взять меня обратно.
На Абернети это особого впечатления не произвело. Он не сдвинулся с места. Его собачья морда оставалась неподвижной, его собачьи глаза смотрели пристально. Он не сомневался, что где-то тут кроется ложь.
— Ты ни разу в своей жизни не употреблял магии так, чтобы не причинить зла всем, кто с ней соприкасался. Я не могу поверить, что в случае с этим кристаллом мысленного взора все будет иначе.
— Но я же стал другим! — запротестовал Хоррис Кью, театрально взмахивая рукой. — Я переменился, Абернети. Я покаялся в прошлых грехах и принял решение следовать иным путем. Этот кристалл — мой первый шаг по этому пути.
— Он гордо выпрямился. — Вот что я вам скажу. Почему бы вам не испытать его первыми вместе с советником Тьюсом? Тогда, если возникнут какие-то проблемы, советник сможет применить свою грозную магию и сделать со мной все, что пожелает. Вы ведь не будете спорить, что если это уловка, то он справится со мной, поскольку сильнее? И вообще — зачем мне идти на такой глупый риск в непосредственной близости от тех самых темниц, в которые вам так хотелось бы меня бросить?
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30