А-П

П-Я

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  A-Z

Саутвик Тереза

Ты - мое cолнце


 

На этой странице выложена электронная книга Ты - мое cолнце автора, которого зовут Саутвик Тереза. В электроннной библиотеке park5.ru можно скачать бесплатно книгу Ты - мое cолнце или читать онлайн книгу Саутвик Тереза - Ты - мое cолнце без регистрации и без СМС.

Размер архива с книгой Ты - мое cолнце равен 124.85 KB

Саутвик Тереза - Ты - мое cолнце => скачать бесплатно электронную книгу




«Ты – мое солнце»: Радуга; Москва; 2003
ISBN 5-05-005741-8
Аннотация
Узнав о том, что он незаконнорожденный, Люк Марчетти переживает глубокий душевный кризис. На помощь к нему приходит очаровательная Мэдисон Вэйнрайт, адвокат семьи Марчетти…
Тереза Саутвик
Ты – мое солнце
ГЛАВА ПЕРВАЯ
– Как я понимаю, ты уходишь по-английски, не прощаясь, – неодобрительно протянул Люк Марчетти. – Только зачем бежать из собственного дома? И почему нельзя было предупредить меня, что ты девственница?
Мэдисон Вэйнрайт испуганно застыла на пороге спальни и, встретившись с мужчиной глазами, прошептала:
– Люк.
– Собственной персоной.
Да, хорош, ничего не скажешь! У нее даже перехватило дыхание от его вида. Густые темные волосы, влажные после душа, прямой нос, волевой подбородок, ямочки на щеках… Правда, когда он хмурится, как сейчас, их почти не видно. Какая женщина останется равнодушной? Тем более сейчас, когда он стоял возле кровати полуобнаженный, с белым махровым полотенцем вокруг бедер. Настоящий мачо. Таких рисуют на рекламных щитах.
– Почему, Мэдди? Ответь мне!
Пока гость оставался в душе, ее мучили сомнения, сможет ли она посмотреть ему в лицо после того, что произошло. А теперь его взгляд пронизывал ее насквозь, и ей казалось, будто на ней нет никакой одежды, не спасал даже застегнутый на все пуговицы жакет. Впрочем, какой смысл стесняться, когда и получаса не прошло с тех пор, как она занималась с ним любовью?
– Почему я ухожу из дома? Или почему не сказала тебе, что была девственницей?
– И то, и другое. – Он раздраженно передернул плечами.
На фоне кружевных штор на окнах, ваз с цветами на туалетном столике и тумбочке, всевозможных безделушек на полочках, рисунков и фотографий на стенах – словом, в ее спальне он выглядел неуместно. Еще хуже смотрелись смятые простыни в цветочек. И вдобавок ее не отпускало дурацкое чувство вины. Нет, быть единственной двадцатипятилетней девственницей Северной Калифорнии – такая перспектива ей не улыбалась, но зачем она допустила, чтобы ее первым мужчиной стал именно Люк?
Мэдисон дважды нервно сглотнула, прежде чем смогла ответить.
– Это мой дом, и, как заботливая хозяйка, которая беспокоится о том, чтобы ее гость не испытывал никаких неудобств, я решила уйти потихоньку. – Она старалась говорить равнодушно-деловым тоном, но голос все-таки выдал ее волнение. – Просто считай, что я девушка по вызову, – так будет лучше, – добавила она, изо всех сил пытаясь выглядеть спокойной и легкомысленной.
Не принимая ее шутливого тона, он спросил:
– Лучше для кого?
Люк задал этот вопрос, казалось бы, дружелюбно, но его голубые глаза сузились, а полные, чувственные губы плотно сжались – судя по всему, им предстоял нелегкий разговор. Она смотрела на застывшего перед ней в гордой позе мужчину, с тоской думая о том, что ей никогда не забыть его ласк и поцелуев.
– Лучше для нас обоих, это позволило бы избежать неловких и ненужных объяснений после такой ночи.
– Глупости! Наоборот, это самый приятный момент в отношениях между мужчиной и женщиной – делиться утром мнениями об испытанных накануне ощущениях. Это не только сближает, но и жутко заводит, сразу хочется не только повторить пройденный урок, но и пойти дальше. Впрочем, что я к тебе пристал, ты ведь у нас новичок в этом деле.
– Издеваешься?
– Ни в коем случае. – Он скрестил руки на груди. – Я просто искренне огорчен, что ты забыла сказать мне о такой сущей безделице, как…
– Хорошо! Хватит! Ты прав. Я никогда не занималась этим раньше. Кроме того, я не читаю женские журналы и понятия не имею о том, как должна вести себя женщина после любовной ночи и о чем ей следует разговаривать с мужчиной. У меня есть опыт поведения в суде, но не в спальне. А я не люблю чувствовать себя неумехой. Продумать линию защиты, подготовить речь, разобраться с документами – пожалуйста, тут можно заранее все по полочкам разложить. А как подготовиться к тому, что произошло нынешней ночью? Когда разум-то как раз и отключается и царствуют чувства и инстинкты. А ведь с ними разобраться гораздо сложнее. Поэтому я просто хотела избавить нас обоих от неловкой ситуации. Извини, что разочаровала тебя.
– А я разве сказал тебе, что разочарован? Скорей, наоборот.
Девушка подняла голову, и их взгляды встретились. О господи, только не это! Глаза Люка потемнели, и в них читалось откровенное желание. Ноздри его раздувались, как у хищника, почуявшего запах жертвы. Вот и совершенно очевидное объяснение ее утренней нервозности и попытки незаметно улизнуть из собственного дома до того, как он проснется. Какая там, к черту, застенчивость! Один самообман! Она просто боялась собственной слабости при новой встрече со столь сексуальным мужчиной. Даже сейчас, когда он стоял в нескольких шагах от нее, груди девушки слегка набухли от томления, будто уже надеялись дождаться новых нежных прикосновений мужских рук, а ноги сделались ватными.
Она с ужасом поняла, что стоит Люку лишь дотронуться до нее, поцеловать, и все ее логические рассуждения пойдут прахом, она не только согласится вновь ему отдаться, но и сама будет умолять его об этом.
Чтобы как-то сбросить околдовавшие ее чувственные чары, она сказала первое, что пришло в голову:
– Ты не побрился.
– У меня нет с собой бритвы, но и слава богу! Иначе у тебя было бы время убежать.
По-прежнему стоя поблизости от спасительных дверей, она опустила голову и тихо произнесла:
– Правильно. Убежать. У меня есть дела. Прозвучало по-идиотски, но она надеялась, что он не обратит внимания на бессмысленность ее ответа или проявит благородство и отпустит ее.
– Что за спешка? Сегодня воскресенье. Даже такие трудоголики, как ты, сегодня отдыхают. Кроме того, насколько мне известно, по распоряжению муниципалитета суды по выходным дням закрыты.
Да, в это утро он явно не был склонен к гуманным жестам.
– Это правда. Но большую часть своей работы адвокаты выполняют не в здании суда. И еще мне нужно кое-что купить и…
– Постой, Мэдди.
Мэдди. Никто не называл ее так. Именно это и сгубило ее прошлой ночью. Для всех, кроме матери, она была Мэдисон. У нее даже выработалась привычка поправлять каждого, кто называл ее иначе. Почему же она не сказала об этом Люку?
– Что? – спросила она.
– После вашей размолвки с Ником ты дала зарок никогда больше не иметь дел с мужчинами из семейства Марчетти. Я точно знаю, что у тебя в последнее время не было кавалеров. Скажи, почему я?
Он был прав относительно ее зарока. Она дала его больше года назад, после того, как рассталась с его братом Ником, сердце которого, как оказалось, принадлежало другой женщине. Это не стало для нее большой неожиданностью. Она давно уже поняла, что не относится к тому типу женщин, в которых влюбляются мужчины. С Ником они расстались на редкость мирно, после чего Люк предложил ей опереться на его плечо. Она отвергла это предложение. Несмотря на то, что это было плечо мужчины, о котором можно только мечтать.
Мэдисон решила, что должна сосредоточиться на карьере и забыть про всякие там шуры-муры. Любовные романы без будущего только мешают работе. Так что же тогда заставило ее переспать с Люком? Увлечение? Порыв страсти? Ее вчерашнее поведение вполне можно было бы объяснить зовом плоти и тому подобной галиматьей, но почему она и сегодня не способна держать себя в руках и похожа на спичку возле огня: одно неосторожное движение – и пиши пропало!
Ей нечего было ответить Люку.
– Извини, но твой вопрос не имеет никакого отношения к этой ночи.
– Зато он имеет отношение ко мне. – Люк тяжело вздохнул. – Тебе двадцать пять лет. И ты рыжая, зеленоглазая красавица.
– Тебе надо проверить зрение. – Она дотронулась до своего носа. – Эти веснушки выглядят весьма непривлекательно.
– А мне, признаться, они пришлись по вкусу. Думаю, что и другим они нравятся. Нисколько не сомневаюсь в том, что многие парни на тебя западают. Так почему именно сейчас и именно со мной?
– Мне бы самой хотелось знать.
Если можно было бы списать вчерашнюю слабость и временное помрачение рассудка на излишек спиртного! Но она даже не допила бокал шампанского, который подал ей Люк, когда прозвучал тост за новобрачных. Люк почти безотлучно находился рядом с ней с первой минуты ее пребывания в их доме. Адвокатская фирма, в которой она работала, вела юридические дела компании «Марчетти инкорпорейтед», и, поскольку девушку считали другом семьи, ей пришлось представлять фирму на свадьбе Алекса и Франни. Удивительно, но Люк тоже оказался без пары в тот вечер, обычно он, словно магнит, притягивал к себе девушек.
Он говорит, что парни должны на нее западать. Хотелось бы, конечно, в это верить! Только жизнь свидетельствует об обратном. Ей уже двадцать пять лет, а толпы поклонников, обивающих порог ее дома, что-то не видно. Посмотрел бы лучше на себя. Когда мужчина с такой внешностью входит в комнату, у женщин дрожат поджилки. Хотя за все время их знакомства у него, похоже, не было ни одной серьезной любовной связи. Тем более нельзя быть настолько глупой, чтобы поверить в свою избранность.
По крайней мере она была безмерно благодарна ему за то, что на этой сказочной свадьбе он все время находился рядом с нею. И когда праздник подошел к концу, мысль о необходимости возвращаться домой в одиночестве показалась ей в высшей степени малопривлекательной. К счастью, Люк предложил подвезти ее. По пути выяснилось, что он никогда не бывал в ее квартире, и она неожиданно для самой себя пригласила его зайти на чашечку кофе. Все дальнейшие события самым естественным образом следовали одно за другим. Обычная история! И все-таки ее первый мужчина заслуживал более четкого ответа на свой вопрос.
– Я не знаю точно, почему, Люк, – начала она. – Надо сперва выяснить все мотивы поступка, а также возможности и наклонности человека, а потом уже определять, что важно, а что нет.
Он ослепительно улыбнулся, и от вида умопомрачительных ямочек, появившихся на его щеках, у нее прервалось дыхание.
– Сразу видно подающего надежды адвоката. Сожалея, что не успела уйти, Мэдисон встретилась с настойчивым взглядом его голубых глаз.
– Это правда. Прежде всего я адвокат. Уходя в отставку, Джим Маллери передал мне своих клиентов. Выскажу, наверное, весьма спорную мысль, но вряд ли из девственницы может получиться хороший адвокат, ведь любую проблему необходимо знать изнутри, а отношения полов играют далеко не последнюю роль в судебных делах. – Она пожала плечами. – Ну что, я ответила на твой вопрос?
– Нет. Почему я?
– Здесь как раз речь идет о возможностях человека. На секунду он сжал губы.
– Я рассчитывал услышать нечто более безрассудное. Мол, потеряла голову, не смогла устоять, поддалась минутному искушению…
Да, милый мой, ты попал в яблочко, подумалось ей, но тебе никогда об этом не узнать, тем более что потерять голову можно на час, на день, а можно и на всю жизнь. С ней уже случался подобный конфуз, но дважды входить в ту же мутную реку не хотелось бы. В первый раз – наивность, во второй – непростительная глупость. Все объясняется крайне просто: Ник влюбился в другую, потому что она, Мэдисон, не рождена для любви. А значит, ей нельзя проявлять слабость. Надо учиться на собственных ошибках!
– Я был бы признателен за своевременное предупреждение, что ты впервые ложишься с мужчиной, – упрямо произнес он.
– Зачем? Какая разница? Ну, узнал бы ты, что я до сих пор… – румянец залил ее щеки, – то есть что я была девственницей…
Люк сделал несколько шагов в ее сторону и остановился совсем близко.
– Большая разница, – сердито ответил он. – Во-первых, всегда лучше заранее знать, с кем ты имеешь дело. Во-вторых, это большая ответственность – быть первым мужчиной в жизни женщины.
– Почему?
Вопрос сорвался у нее с языка прежде, чем она успела подумать. И тут же Мэдисон пожалела об этом. Благодаря своей любознательности она стала одной из лучших учениц в юридическом колледже. Но сейчас почувствовала себя униженной. Стыдно в ее возрасте задавать подобные вопросы. А главное – кому? Мужчине, с которым переспала! Совсем дура, скажет.
– Первая физическая близость, – менторским тоном произнес Люк, – имеет огромное значение для женщины. Ее характер и условия, в которых она состоялась, оказывает большое влияние на всю ее дальнейшую сексуальную жизнь. Если мужчина знает, что женщина не имела прежде половых контактов, то ведет себя более нежно и осторожно, и в этом случае женщина испытывает положительные эмоции. Грубость и поспешность может оставить тяжелый след…
– Нет, все было замечательно, – перебила его Мэдисон, чувствуя, что краска вновь прилила к лицу.
Слабая улыбка, тронувшая уголки его губ, внезапно возбудила ее и одновременно заставила нервничать. Ведь она только что призналась в том, что ему не следовало знать. Теперь он сможет использовать ее слова против нее.
– Я рад, – сказал он и нахмурился. – Меня не устраивают твои намеки относительно возможностей человека. Я вижу, что тебя постоянно окружают мужчины. И мне хотелось бы знать, почему ты выбрала именно меня.
Она вздохнула.
– Я ответила, как смогла, Люк, а потом, я не уверена, что сама понимаю, почему выбрала тебя. Очевидно, на меня подействовала волшебная атмосфера свадьбы. – Она улыбнулась, но улыбка получилась печальной. – Было так чудесно снова почувствовать себя членом большой, счастливой семьи.
– Ты все еще любишь Ника? – Его голос стал хриплым и резким. – Тебе было неприятно узнать о беременности Эбби?
– Я никогда не испытывала особых чувств к Нику. – Совершенно не обязательно объяснять ему, что все ее отношения с мужчинами длятся в лучшем случае несколько дней, так как те быстро догадываются, что в нее нельзя влюбиться. – Понимаешь, я скучала не столько по Нику, сколько по вашей семье. У меня никогда не было такой большой, любящей семьи, – грустно проговорила она.
Или кого-то, кто любил бы ее по-настоящему.
– Я думал, что у тебя есть брат.
– Есть. Старший. Но мы не слишком близки. И с родителями тоже.
– Тебя, случайно, не Маугли зовут? Мэдисон рассмеялась.
– Моя мама пришла бы в ужас, услышав твои слова. Конечно, нет. Но я мало времени проводила в кругу семьи. Школы-интернаты, ускоренные классы, степень магистра права… О, давай не ворошить прошлое, а то я могу закомплексовать, – она попыталась за шуткой спрятать болезненные воспоминания о своем одиноком детстве.
– Я думаю, дело не только в этом.
М-да! Именно этого она и старалась избежать.
– Не надо, Люк.
– Что не надо?
– Стараться увидеть то, чего нет. Я не хочу никаких отношений.
– Со мной?
– Ни с одним мужчиной. И в первую очередь с последним холостяком из семьи Марчетти.
– Я тоже не хочу никаких глубоких отношений.
– Вот и отлично, – быстро сказала она, подавив в себе чувство разочарования. – Почему? – тут же спросила она неожиданно для себя. Способность выпаливать вопросы была и самой сильной, и самой слабой стороной ее характера.
Он пожал плечами.
– Думаю, если этого до сих пор не произошло, значит, просто не суждено. Но я не вижу причины, почему мы не можем остаться друзьями.
После того, что произошло прошлой ночью? – захотелось ей крикнуть ему в лицо, но она лишь произнесла:
– Не хочу понапрасну занимать твое время.
– Разве не мне решать, понапрасну или нет? Это ведь мое время.
– Но у меня все-таки есть совесть. И поэтому я предлагаю выбрать безболезненное решение.
– А по-твоему, любовь причиняет боль?
– Именно, – ответила она, подразумевая безответную любовь.
Он покачал головой, и выражение сожаления, с которым он посмотрел на нее, ей совершенно не понравилось.
– Не уверен, что твои объяснения меня убедили. Она пожала плечами.
– У каждого преступления есть мотив.
– Ты считаешь, что мы совершили преступление?
– Может быть, это больше похоже на проступок. Определенно не слишком умный. Ты не согласен?
– По большому счету нет. То есть в корне не согласен. – Его глаза снова сузились. – По крайней мере в том, что касается тебя. Ты отнюдь не ветреная одинокая женщина и не манипулируешь людьми, несмотря на свою профессию. Ты не расчетлива. Я думаю, что ты долгое время не позволяла себе отдаться чувствам. Это случилось с тобой впервые. Нам было хорошо вместе, Мэдди. Мы нравимся друг другу. Ты ведь призналась, что тебе было хорошо. Если первый блин таков, то остальные будут еще лучше.
О! Так она и знала! Сама дала ему в руки оружие против нее.
– Это не может произойти снова, Люк. Прости.
– Не понимаю, почему мы должны добровольно отказываться от удовольствия, – отозвался он и приподнял темную бровь, как бы делая ей предложение, от которого ее сердце забилось чаще. – Если ты позволишь, то…
– Нет. Даже если бы я этого очень хотела. Но на самом деле я этого не хочу, – добавила она поспешно. – члены вашей семьи являются одними из старейших и наиболее влиятельных клиентов фирмы «Эддисон, Абернати и Кук».
– Но ты же встречалась с Ником.
– Это было до того, как я стала вести юридические дела вашей компании. Теперь это может привести к столкновению интересов различных клиентов.
– Никакого столкновения нет и быть не может. Зато есть явный интерес с моей стороны.
– Веди себя серьезно, Люк.
– Я никогда не вел себя более серьезно, чем сейчас. Я не понимаю, почему наша дружба могла бы стать проблемой.
– Потому что ты не адвокат. Личные отношения с клиентом по меньшей мере предполагают возникновение предвзятости. И даже если бы я верила в любовь, с моей стороны было бы непрофессионально продолжать встречаться с тобой. А если я не профессионал, то и никто.
Он обвел ее взглядом с головы до ног.
– В джинсах и майке тебе не дашь больше восемнадцати. Если бы ты появилась в джинсах в суде, то судья, обвинитель и присяжные мужского пола согласились бы с любыми твоими словами.
– Ты не хочешь меня понять, – сказала она сердито и покраснела.
– Хорошо. Надеюсь, что я создаю тебе максимум трудностей, чтобы тебе было чертовски тяжело расстаться со мной.
– Я не расстаюсь с тобой. Но все, на что мы можем рассчитывать, – и это дружеские деловые отношения.
– Мы можем рассчитывать на большее. И мы теперь не можем вернуться к прежним отношениям, Мэдди.
Она могла бы. Настоящего времени не существовало.
– Меня зовут Мэдисон.
– С каких пор?
– С тех пор, как мы проснулись в одной постели.
Через четыре недели после того, как Мэдди – простите, Мэдисон – отвергла его, Люк сидел в своем офисе, стараясь сконцентрировать внимание на таблице, занимавшей весь экран компьютера.
Рабочий день подходил к концу, но возвращение в холостяцкую квартиру его не привлекало. Мысли часто возвращались к зеленоглазой девушке с рыжими волосами, кудрявыми и непослушными.
Он откинулся назад в кресле и сцепил пальцы, держа руки на груди. Люк был финансовым директором компании «Марчетти инкорпорейтед». Семейный ресторанный бизнес процветал, и дел было невпроворот. Но вместо таблицы на экране он видел себя и Мэдди на белых простынях, и это не позволяло ему сосредоточиться. Боже мой, прошло уже четыре недели со дня их встречи. Она однозначно дала ему понять, что у него нет никаких шансов. Почему же тогда он не может выбросить из головы мысли о ней?
Ему уже за тридцать. Он знал многих женщин. Он сполна выполнил план по любовным свиданиям, и значительная их часть ограничивалась одной проведенной вместе ночью. И все его партнерши легко забывались. Почему же он не может забыть Мэдди? Черт побери, для него она никогда не станет Мэдисон.
Отчаяние охватило его. Неужели легендарный темперамент рыжих проявился в ее упрямстве? Ведь она потратила немало энергии, чтобы доказать ему, что их дальнейшие отношения невозможны. Что не устраивало ее в дружбе, которую он предложил? Не просить же ее остаться с ним навеки! Он не настолько глуп, чтобы делать подобные предложения.
Он чувствовал, что за ее отказом продолжить близкие отношения таятся более веские причины, чем она объяснила. Он предполагал, что это может быть связано с тем, что в семье он является белой вороной. Только у него были голубые глаза, а рост не превышал ста восьмидесяти сантиметров, да и характер у него был не столь общительный, как у других Марчетти.

Саутвик Тереза - Ты - мое cолнце => читать онлайн книгу далее