А-П

П-Я

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  A-Z

 

Все, кроме Блэкмура.
Не потому, конечно, что она его не пригласила. В ней теплилась какая-то необъяснимая надежда, что, несмотря на их суровое прощание прошлой ночью, он все же вернется. Если он вернется, это докажет… Далила точно не знала, но понимала: докажет что-то очень важное. Но этого не случится.
Она оттолкнула Кристиана, и он ушел, как раненный в лапу медведь. Можно не сомневаться, сейчас он уже нашел себе какую-нибудь хорошенькую райскую птичку, которая утешит его ущемленную гордость. «Именно так, — говорила Далила себе, — поступают мужчины вроде Блэкмура. А сильным женщинам это все равно». Она выбросит его из головы и будет жить, как жила. «Но, очевидно, — размышляла Далила, — я не такая сильная, как хотелось бы думать».
Она была достаточно умна, чтобы знать, какой негодяй Блэкмур, но недостаточно, чтобы не влюбиться в него. И не раз, а дважды. В первый раз наивной шестнадцатилетней девчонкой, а сейчас со всей страстью и силой зрелой женщины. И от этой любви, как оказалось, не так легко отказаться.
Несмотря на собственное мрачное настроение, Далила решила отметить день рождения Джейн наилучшим образом. И пока все шло отлично. Оставалось вручить Джейн главный подарок, после чего дети займутся играми. Может, ей даже удастся улучить момент, чтобы ее усталое лицо отдохнуло от не сходящей с него улыбки.
По ее сигналу Дэр вышел из комнаты и вскоре вернулся с огромным свертком, перевязанным розовой ленточкой. Все расступились, и Дэр поставил подарок на стол перед застывшей с широко раскрытыми глазами Джейн.
— Это тоже мне? — тихо спросила она, ошеломленная таким вниманием.
— Конечно, — ответила Далила. — Залезай на стул и развязывай ленту.
Джейн послушно забралась на мягкое сиденье и приподнялась на цыпочки, чтобы дотянуться до ленты.
— А теперь закрой глаза, — сказала ей Далила, — и загадай что-нибудь очень приятное.
— И вы загадайте вместе со мной, — потребовала Джейн.
Далила рассмеялась.
— Хорошо. Загадываю… Загадываю… раз, два, три. — С этими словами Далила театральным жестом сорвала ленту и увидела…
Блэкмура.
Именно то, что она загадала. Не под розовой ленточкой, а стоящего в дверях, лениво опершись плечом о косяк. На его губах застыла знакомая кривоватая улыбка, но глаза открыто и тепло смотрели только на нее.
— Кукла, — завизжала Джейн, открыв наконец глаза. — Кукла, похожая на меня.
— Она действительно похожа на тебя, — согласилась Далила, заставляя себя переключить внимание на ребенка. — Как только я увидела ее, сразу поняла, что должна подарить ее тебе.
— Она будет моей сестрой, — воскликнула Джейн. — Мы сможем играть вместе.
Далила улыбнулась и наклонилась, чтобы поцеловать девочку в лобик.
— Чудесно. С днем рождения, моя милая.
— Скажи спасибо, — напомнил Дэр, стоящий рядом с сестрой.
— Спасибо, — повторила Джейн. Потом с детской непосредственностью обхватила Далилу ручками за шею и сказала: — Я люблю вас, леди Мун.
— Я тоже тебя люблю, миленькая. А теперь, когда все подарки вручены, мы…
— Не все.
Это произнес Кристиан, выходя на середину комнаты.
— Добрый день, леди Мун, — с поклоном сказал он. — Здравствуйте, дети. — Он улыбнулся Джейн. — С днем рождения, Джейн. Это тебе.
Далила с изумлением увидела, что он дарит Джейн зеленую бутылочку.
— Но она не завернута, — сказала Джейн.
Дэр толкнул ее локтем.
— Джейн, нельзя…
— Все в порядке, — с улыбкой заверил его Кристиан. — Подарок завернут. Бутылочка и есть обертка, а подарок внутри.
С довольным видом Джейн вытащила пробку и вынула кожаный лоскуток. Дэр прочитал ей слова, написанные на нем, и девочка смущенно наморщила нос.
— Ты помнишь наш вчерашний разговор? — спросил ее Кристиан. Она кивнула, и Кристиан наклонился и прошептал что-то ей на ухо, чтобы никто не слышал.
«Его слова взбудоражили фантазию девочки», — подумала Далила, глядя, как просияло лицо Джейн.
— Правда? Все шесть сразу? — спросила она.
Кристиан выпрямился и кивнул.
— Все шесть. Если ты как следует захочешь.
— Я хочу, — сказала Джейн. — Она осторожно вложила кожаный лоскуток в бутылочку и плотно закрыла ее. — Я прямо сейчас положу ее под подушку, как вы сказали.
— Вот увидите, она ее потеряет, — заметил Дэр с уверенностью старшего брата, когда Джейн выбежала из комнаты. — Она все теряет.
Кристиан похлопал его по спине.
— Не беспокойся, Дэр. Это нельзя потерять, так же как купить или продать, — добавил он, почувствовав на себе взгляд Далилы. — Это можно только найти, и лишь тогда, когда ты захочешь открыть глаза, чтобы увидеть это. — Он оперся руками о пустой стул, на котором только что стояла Джейн. — Слово за вами, леди Мун.
Далила улыбнулась.
Залитая ярким солнцем и выходящая в сад комната совсем не походила на темный, строгий кабинет или элегантную гостиную. Каждая комната, можно сказать, соответствовала различным сторонам характера Далилы, и Кристиан любил их все — утонченную благородную даму, расчетливого предпринимателя и девушку, которая когда-то собирала маргаритки и бегала босиком по траве вместе с ним. У нее были все причины не доверять ему, но он надеялся, что сможет убедить ее в своей любви.
Кристиан не сел на обитый ситцем потертый стул, а она не предложила ему. Хотя было ясно, что это не тот разговор, который ведут стоя.
— По дороге сюда, — начал он, шагая взад-вперед между кадками с папоротниками, — я придумал по меньшей мере десяток способов, как сказать тебе то, что хочу сказать. Я мог бы польстить тебе и попытаться вскружить голову. Мог взывать к прошлому или играть раскаявшегося любовника, мог бы обратиться к твоему мягкому, доброму сердцу. Вместо этого я хочу тебе все сказать прямо, а ты можешь поступать, как пожелаешь.
Он остановился и повернулся к ней.
— Я люблю тебя, Делила. Я люблю тебя каждым вздохом, каждой жилкой моего тела. Не знаю, когда это началось, но это жжет меня и будет жечь вечно. Я люблю тебя.
— Я знаю, — сказала Далила.
Он недоверчиво посмотрел на нее.
— Как ты могла узнать об этом, когда я сам полностью осознал это только час назад?
— Я не сказала, что давно узнала это, — улыбкой ответила она.
— Когда же?
— Когда подняла голову и увидела тебя стоящим в дверях.
Кристиан запустил руки в волосы.
— Как же это доказало тебе, что я тебя люблю?
— Ты вернулся, — объяснила Далила и слегка улыбнулась. — Даже после того, как мы наслаждались любовью и после того, как я оттолкнула тебя и велела уйти. То, что ты вернулся, доказало, что я для тебя не очередная победа и не причуда или, хуже того, возможность отомстить за ту ночь в летнем домике. Это доказало мне, что ты так любишь меня, что попробуешь начать все снова.
— И снова, и снова… столько раз, сколько понадобится до тех пор, пока я не добьюсь своего, — торжественно произнес он, притянул Далилу к себе и поцеловал. Она поцеловала его в ответ с необыкновенной нежностью, и он почувствовал, что влюбляется в нее еще больше.
— Есть кое-что еще, — сказал Кристиан, с трудом унимая дыхание, — о чем я хочу спросить тебя.
— Пожалуйста. — В зеленых глазах Далилы нетерпение вспыхнуло. — Спрашивай.
— Далила, ты научишь меня жонглировать?
Он почувствовал, как она вздрогнула от неожиданности, и чуть не рассмеялся.
— Жонглировать? — переспросила она.
Он совершенно серьезно кивнул.
— Да. Дэр повторил при мне твои слова о пользе жонглирования для жизни. Я хочу, чтобы моя жизнь была полна, как яркими шарами воздух… твоей работой, моей ответственностью и в конце концов несколькими нашими детьми.
— Слишком много шаров, Блэкмур.
— Не так много для четырех рук… и двух сердец, а?
— Да, — кивнула она. — Не так много.
— Хочешь попробовать?
— Да, — ответила она с улыбкой. — Снова, и снова, и снова, пока не добьюсь своего.
На этот раз она поцеловала его сама. Обвив руками шею и наклонив ему голову, она провела языком по его губам, скользнула им в глубь рта. Сердце Кристиана чуть не выскочило из груди, в ушах застучала кровь. Но он все же услышал, как с треском выламывается крючок на двери.
Далила прижалась к нему всем телом, а он поднял голову и увидел Роджера. У Роджера был такой вид, будто он не причесывался с их последней встречи.
— Подожди, милая, — пробормотал Кристиан Далиле, и она застыла в его объятиях. — Привет, Рог.
— Значит, это правда, — заорал Роджер, и от его громогласного крика зазвенело стекло в комнате. — Я бы не поверил, если бы не увидел собственными глазами. Я тебя предупреждал однажды, чтобы ты держался подальше от моей сестры, Блэкмур. На этот раз тебе не удастся смыться как ни в чем не бывало.
— Поверь, Роджер, я вовсе не собираюсь смываться.
— Господи, ты женишься на ней?
— Да. И если можно, сегодня.
Роджер потерял всякое самообладание.
— А ты? Ты выйдешь за него замуж на этот раз, или я опять услышу от тебя отговорки? — гневно спросил он сестру.
— Да, — ответила со счастливой улыбкой Далила.
Красное лицо Роджера растерянно сморщилось.
— Ты хочешь сказать, что готова выйти за него замуж?
— Да. И, если можно, сегодня.
Это, похоже, остудило весь гнев ее брата. Его плечи поникли, взгляд потускнел.
— Что ж, тогда, — пробормотал он, глядя то на Кристиана, то на Далилу. — Что ж, хорошо. Одно могу сказать: вы друг друга стоите.
Им удалось сдержать смех, пока Роджер не вышел из комнаты, закрыв ногой сломанную дверь. «Именно так, — подумал Кристиан, — он с удовольствием бы пнул своего будущего родственника».
Он взял Далилу за руки.
— Я надеялся задать свой вопрос с большим романтизмом, чем Роджер, но теперь уже поздно. Ты действительно имела в виду, что согласна выйти за меня замуж?
— Да, Кристиан, я согласна. Я люблю тебя. Часть меня всегда любила тебя. А теперь я люблю тебя вся целиком.
У Далилы закружилась голова, словно у нее в жилах вспенилось шампанское, когда он прильнул к ее губам в медленном, глубоком поцелуе. В то же самое время она впервые за столько лет почувствовала себя в полной безопасности. Она верила в Кристиана и в силу его любви.
Когда он поднял голову, Далила провела ладонями по его груди, ощущая, как бьется его сердце. И тихо рассмеялась.
— Что смешного? — пробормотал он, уткнувшись губами ей в волосы.
— Мне вдруг пришло в голову, что, выйдя за тебя замуж, я стану леди Блэкмурский Дьявол.
— Замечательный титул, кстати, — сухо заметил он. — Если тебе хочется, он твой, любовь моя, вместе со всем остальным. А я знаю только то, что теперь я самый везучий из живущих на свете.

1 2 3 4 5 6 7