А-П

П-Я

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  A-Z

 


— Кругом повер… — начал офицер, но договорить команду ему помешал звук раздвигающихся дверных половинок. Прибыл еще один лифт с пометкой № 1 и выпустил интересующую меня троицу.
Мой родной брат, подвыпивший простофиля и крутобедрая златовласка вышли из лифта. Брат вышел первым, разумеется, на него и перенацелился БЛАСТЕР.
— Задним ходом! В лифт! Обратно! Марш! — завизжал офицер, разворачиваясь корпусом вслед за БЛАСТЕРом к вновь прибывшим. — Все втроем! Обратно! Марш! Слезоточивыми бомбами закидаю! Марш взад!
— Ха!.. — усмехнулся брат, и не думая пятиться. — Спасибо, что сказал, чем БЛАСТЕР заряжен. Сам-то как? Не боишься разрыдаться, а? Мы ж на расстоянии плевка, тебя ж тоже накроет.
— У меня иммунитет, — парировал офицер, поднимая дуло повыше, сменив командный тон на доверительный. — Ситуация под контролем, вторжение купировано на уровне рубки, давайте-ка по-хорошему возвращайтесь на свои ярусы, и, честное офицерское, я вас всех троих отмажу от штрафов за нарушение дисциплины.
Златовласка потеснила брата крутым бедром, выпятила соблазнительные груди и собралась вступить в кокетливый диалог с офицером, но в это время чуткое офицерское ухо среагировало на звуки позади, это заскрипели туфли растрепанного господина и скрипнули туфельки раскрасневшейся дамы. Воспользовавшись случаем, выпавшие из поля офицерского зрения неврастеники на цыпочках продолжили движение к шлюзам.
— Я! Вас! Предупреждал! — взвизгнул офицер трижды, побагровел лицом, отвернулся от сексуальной златовласки, отвернул, разумеется, и дуло БЛАСТЕРа. Щелкнул курком, и слезоточивая компактбомба, сверкнув в полумраке, упала под ноги парочке и взорвалась невидимым газовым облаком.
Господин с дамой слаженно, как будто репетировали движения ранее, пали на колени, закрыли ладонями лица и дружно закашляли. Они отвлекли на себя внимание взвинченного офицера, и настал черед масонов воспользоваться случаем.
Простофиля сгреб Жабу в охапку, отодвинул его, развернул, прикрыл своей мощной спиной, а златовласка проворно подпрыгнула, преодолела в прыжке дистанцию плевка и продемонстрировала мастерский удар из арсенала мулайтай, попала каблуком-гвоздиком по болевой точке на умеренно волосатом кулаке, сжимавшем рукоять БЛАСТЕРа.
Кулак разжался, бомбомет полетел в сторону по замысловатой траектории. Простофиля выпустил Жабу из крепких объятий. Златовласка угостила обезоруженного офицера ударом локтя под дых. Простофиля неуклюже прыгнул к БЛАСТЕРу, споткнулся, упал, накрыв оружие пузом. Златовласка правильно ударила офицера по заушному бугру. Простофиля, суетясь, встал на четвереньки, сел на корточки. Златовласка отступила на шаг, позволяя оглушенному офицеру упасть ничком. Простофиля подобрал БЛАСТЕР, поднялся на ноги, хрустнув суставами, и хрипло выкрикнул:
— Жаба, едять тя мухи! Че варежку разинул?! Беги с ней к шлюпам, я прикрою!
— Блин, Злобный, от кого ты собрался меня… нас прикрывать?
— От всех! Бегите, осы вам в задницу! Шибко!
— Побежали, — позвала Златовласка голосом, полным мольбы.
— О'кей, — вздохнул Жаба, и они побежали к далеким шлюзам.
Они отбежали метров на пять от лифтов, метра на три от простофили, застывшего с выражением героической готовности на курносой физиономии, когда треснул потолок метрах в тридцати пяти позади меня, чуть левее, когда я уже приготовилась выскользнуть из тени и загасить простофилю с трофейным БЛАСТЕРОМ.
В одно мгновение трещина на потолке очертила неровный ромб внушительной площади, углубилась, ромб просел, под потолком затрещало, заскрежетало, и ромбовидный кусок гулко рухнул, раскололся от удара об пол, а из трюма через образовавшуюся дыру спрыгнул к нам на нулевой ярус гиборг.
Заслышав треск, Жаба повернул голову, услыхав грохот, замедлил бег, сбился на шаг. Златовласка поймала руку отстающего, потащила за собой, произнесла что-то тревожное, понять, что именно, помешал вопль простофили:
— Врешь, не возьмешь!! Едять тя мухи навозные!!!
Выстрелил БЛАСТЕР, метнул в гиборга слезоточивую компактбомбу, совершенно безвредную для монстра, которому не надо дышать.
Ожил ЛИТР на правом плече машиночеловека. Левый ЛИТР, снаряженный лазерным патроном, разрезал огненно-красным лучиком переборку между трюмом и ярусом № 0, а из правого ЛИТРа сейчас вырвался, как я и ожидала, бледно-голубой гипнолуч, достиг простофили, окрасил синим перекошенную от героической злобы физиономию, и БЛАСТЕР выпал из размякших толстых пальцев-сосисок.
Если гиборг сейчас же не усыпит голубым лучом убегающих Жабу и златовласку, то этот факт станет наилучшим подтверждением моей версии о коварном сговоре вторженцев с масононачальниками.
Голубой луч погас — версия подтвердилась! Гиборг просто не мог их не заметить, Жабу и златовласку! Меня же он может засечь в любой момент — союзница-тень не спасает от всеспектрального сканирующего взгляда
Я перекатилась на спину, сменила позу камбалы на позу бобра. Быстрее, чем боевой робот в режиме «берсерк», я выхватила звездочку-постсюрикен из кармашка на поясе. Поднесла постсюрикен к лицу, к правому глазу, сощурила левый, увидела гиборга через отверстие-целик в центре звездочки, коснулась сенсора возле целика, фиксируя цель, включая микродвижки, и, запустив первый сюрикен в свободный полет, выхватила второй.
Первая звездочка, вращаясь со свистом, подлетела к монстру, чиркнула, как фреза, по голове-башне, высекла целый сноп искр, отскочила, выполнила сложный вираж с разворотом и пошла на новый атакующий заход. Первая еще маневрировала, а вторая и третья звездочки, уже изувечив лазерный лучемет, самостоятельно перенацелились на шейные сочленения. Четвертый пост-сюрикен расправился со вторым ЛИТРом еще быстрее, чем его предшественники с первым. Остальные звездочки тем временем занимались бронированными суставами конечностей монстра.
Гиборг отмахивался от разящих звездочек, точно от мух, коих частенько поминал масон-простофиля, а они, мухи-звездочки, в точном соответствии с присказкой простофили ели гиборга, грызли, кромсали ломтями. Постсюрикены налетали на цель, высекали снопы искр и отлетали, выполняя фигуры высшего пилотажа, уклоняясь от неловких отмашек поврежденных конечностей, и атаковали вновь, вновь и вновь, нанося все больший и больший урон. Рой хищных звездочек уел гиборга меньше чем за стандартминуту, и я второй раз за сегодня увидела, как безмозглая туша агонизирует.
Второй сегодняшний гиборг лишился мозгов стоя. Постсюрикены продолжали жалить безмозглую куклу и во время, и после ее падения.
И будут продолжать до тех пор, пока не сгорят от натуги микродвижки. Туша гиборга рухнула на обломки потолка, а я вскочила и устремилась в погоню за масонкой и братом, не обращая внимания на свет и на тень, открыто, не таясь, предпочтя скорость мерам предосторожности.
Я нагнала их на полпути к шлюзам. Златовласка почувствовала погоню затылком, обернулась на бегу. Я прибавила скорость, зачастила ногами. Расстояние между нами стремительно сокращалось.
Десяток стандартминут тому назад я наблюдала златовласку в деле, она, безусловно, мастер тайского бокса, и ей, разумеется, присущи все те особые качества, кои отличают специалиста единоборств от простого драчуна. В том числе и обостренное чувство опасности. Я и не пыталась казаться безопасной, обманывать златовласку, изображать невесть откуда взявшуюся истеричную пассажирку вроде той раскрасневшейся дамы. Я была уверена в исходе будущей схватки. Муайтай и все остальные традиционные единоборства Земли — ничто по сравнению с кибердзюцу, полный курс которого я, хвала Тенгу, прошла и успешно сдала экзамены. Златовласку учил драться человек, а меня кибертренер и компьютерная программа. Она подгоняла свою психофизиологию под стандарты и требования тайского бокса, а комп подбирал и подгонял приемы специально для и под меня. Я была главным стандартом для программы обучения «кибердзюцу». Кибертренер развивал те качества, которые мне подарены природой, и развил. Я очень старалась и превзошла в искусстве рукопашной схватки всех сестер-ниндзя моложе пятидесяти. Тенгу — свидетель, я мечтаю дожить до своего пятидесятилетнего юбилея прежде всего потому, что после него разрешен доступ к обучающей боевой программе «кибердо». Я — мечтаю дожить и подняться на следующую ступень совершенства в Боевых Искусствах. Но чтобы справиться со златовлаской, вполне хватит и ступеньки кибердзюцу.
— Чего тебе надо?!. — спросила запыхавшаяся златовласка, останавливаясь и поворачиваясь ко мне таким образом, чтобы заслонять Железную Жабу.
Я тоже остановилась. Встала в двух метрах от нее, указала пальцем на брата, который продолжал убегать по инерции, ответила твердо:
— Мне нужен он!
— Я?!. — Брат шаркнул подошвами по полу, затормозил, оглянулся, обернулся, шагнул назад, вздохнул с жадностью и вымолвил на выдохе: — Блин, на меня сегодня повышенный спрос! Ты кто?
— Меня зовут так же, как тебя, — Железная Жаба, я — твоя родная сестра.
— Ни фига себе! — Он утер пот со лба, фыркнул, перевел взгляд с меня на златовласку, заговорил с ней: — Слышь, подруга, а ведь эта брюнеточка говорит правду. Шестое чувство подсказывает — она, в натуре, моя полная тезка и реально считает себя моей сестренкой. Сумасшедший дом, блин!..
— Она врет! — разозлилась златовласка. Борясь с одышкой после долгого бега, она раздула ноздри, всосала в себя воздух, зашипела на выдохе: — Ш-ш-ш-шлюха все врет!..
— Не-а, — брат отрицательно мотнул головой. — Я ж говорю, шестое чувство шепчет — все правда! За последние дни я, ха, привык доверяться чувству номер шесть… Ха! Правда, и сумасшедшие очень убедительно рассказывают про свои глюки. Возможно, брюнетка спятила, только с чего?.. Слышь, родная, откуда ты? Кто тебя прислал? — Он втянул шею, прищурился, заглянул за мое плечо. — Роднуля, это ты уделала гиборга, а? Слушай, ты…
— Мы теряем время! — перебила брата златоволосая девушка. Доселе она была не прочь потянуть время, дожидаясь, пока ее дыхание успокоится. Ее пышные груди перестали вздыматься бурно, она подвела категорическую черту под разговором и напала.
От хлесткого удара ногой по голове я уклонилась, провалившись в глубокий присед. Пропустила бьющую ногу над головой и контратаковала «Хвостом дракона» ногу опорную. Подсечка, разумеется, удалась. Златовласка упала на спину, смягчила падение правильным кувырком через плечи, перекувырнувшись, оттолкнулась от пола, подпрыгнула высоко вверх и, опускаясь, вознамерилась достать меня острым каблучком-шпилькой, секущим ножным ударом по нисходящей траектории. Оставаясь в глубоком приседе, я переместилась по фронту, ушла с директрисы удара, и ее опасный каблук сломался, стукнувшись об пол.
Тихий хруст ломающейся шпильки заглушил отчетливый треск позади нас. Я дернула шеей, повернулась в профиль к сопернице, скосила глаза — сзади, метрах в сорока за нами, трещал потолок. Сейчас трещина нарисует на потолке ромб, он просядет, и вскоре на нижнем ярусе появится свежий гиборг. И я попалась! Монстр достанет меня, только меня одну, бледно-голубым лучом, а они, златовласка и брат, убегут. Они побегут, петляя, пытаясь уклониться от гипнолуча, и сумеют добраться до шлюзов, разблокировать шлюп, улететь в космос. Обманутая масононачальниками златовласка сочтет это чудо божьей волей. Брат, разумеется, заподозрит подвох, но у него не будет иного выхода, кроме как следовать за наивной девицей. Брат, конечно же, знает, что гиборги обычно просто хулиганят, таким образом протестуя против своего особого юридического статуса. Но бывали в истории и вопиющие случаи, когда распоясавшиеся человекомашины брали загипнотизированных людей в заложники. Мерзкая масонка нафантазирует, что гиборги в сговоре с нами, с ниндзя, и будет убеждать в этом брата, искренне веря в свою фантазию. В ее фантазии, разумеется, и для меня найдется извращенная роль. Например, предложенная братом, им самим, роль сумасшедшей…
Поворот в профиль и скошенные глаза едва не стоили мне победы. Златовласка воспользовалась удачным моментом, бросилась на меня, все еще сидящую в низком приседе. Соперница падала на меня сверху, всем телом, всей своей массой, как подрубленное дерево, оттопырив острый локоть. Сучка надумала оглушить меня ударом локтя по заушному бугру, но я опередила ее на миг, всего лишь на миг! Я проворно перекатилась на спину, легла под падающую златовласку, сбила ее локоть ладонью и выставила перед собой согнутое колено. Мое колено поддело ее диафрагму, лишив соперницу, и надолго, возможности нормально дышать. Моя ладонь, сбив ее локоть, ударила ребром ей по шее, по яремной вене, лишив задохнувшуюся соперницу чувств. Я поймала в кулак ее золотые волосы и швырнула бесчувственную масонку под ноги Любимцу бога, как будто принеся ее в жертву.
— Черт побери! Сеструха, а ты крутая, в натуре! Свежего гиборга тоже сумеешь уделать или нам звездец?
Что он имел в виду, произнеся незнакомое для меня слово «звездец», я не поняла, но звездочки-постсюрикены все истрачены, и уделывать гиборга нечем.
— Чего молчишь-то, родная? А?.. Глянь-ка, ща с потолка рух… Опаньки, рухнуло!.. Слышь, сейчас гиборг пожалует… Блин! Чего ты делаешь?! Ты реально больная, да?!.
Поднимаясь на ноги, я вытащила из прически заколку, распорола ее острием свое левое предплечье вместе с рукавом блузки, отбросила заколку, торопясь, забралась пальцами в рваную рану, нащупала остававшийся там кокон.
— Блин горелый! Чего ты делаешь, мать твою?!!
— У нас с тобой общая мама, брат, — произнесла я, бросилась к нему на грудь, обняла брата крепко-крепко и сильно нажала на зажатый в кулаке кокон.
В этом коконе спала жужелица с Планеты Безымянная из Туманности Андромеды. Я разбудила жужелицу, и она телепортировала нас, меня и брата, на планету наших с ним общих предков, на Землю…
Глава 3
НИНДЗЯ НА ПЛАНЕТЕ ПРЕДКОВ
— Стоп! Миль пардон, сестрица! Погоди травить за масонов, давай-ка вернемся опять к жужелице, а то у меня догон, непонятки с ней у меня, понимаешь, догнали, покоя не дают.
Я вздохнула. Посмотрела на Луну, неказистую и единственную в грязном небе. Трудно общаться, когда собеседник постоянно обрывает плетение вербальной логической нити и требует вернуться то к одному, то к другому ранее законченному орнаменту информации.
Мы общаемся уже второй стандартчас. То есть просто час, второй час. Приставка «стандарт» здесь, на Планете Предков, неуместна. Здешние единицы времени и являются стандартом. Я устала говорить, перескакивая с темы на тему, как правило, перескакивая назад, к ранее сказанному, но смиренно подчиняюсь смене его интересов. Хвала Тенгу, брат проявляет все больше и больше осмысленного интереса к моим словам и все реже позволяет возобладать эмоциям.
— Эй, сестренка! Я жду, растолкуй снова про жужелицу.
— Сейчас. Но сначала прости за то, что я плохо умею объяснять.
— Не парься. Лучше ты меня извини за то, что торможу, ладно? Слишком до фига, понимаешь, всего разного навалилось, мозги, ха, чисто плавятся от постоянных догонов.
— Это не твоя, а моя вина. Я плохо объясняю, поэтому…
— Блин горелый! Какие мы оба вежливые, с ума сойти!. Впрочем, я-то вначале орал на тебя, матерился, я-то недавно… ха! Недавно заразился от тебя вежливостью! Смешно, да? Вирус вежливости… Во я сказанул, да?
— Ничего смешного, брат. Некоторые человеческие качества — это побочные проявления заразных заболеваний.
— Ха… Образно говоря, да?
— Нет, говоря буквально. Нам, ниндзя, доподлинно известно, что масоны проводят бесчеловечные эксперименты над людьми в этой области медицинской психиатрии. Они, масоны…
— Стоп! Опять ты про масонов! Погоди про них пургу гнать, про жужелицу мне сначала сызнова растолкуй, прошу ведь.
— Извини…
— Хорош извиняться, дело говори.
— «Жужелицей» насекомое называют условно, по аналогии…
— Да! Ясен перец, по аналогии с земной букашкой. Дальше грузи.
— Жужелица — живородящее существо. Основную массу маленьких жужелиц матка рожает в норке и выползает в поисках пропитания для себя и новорожденных, которые ползут за ней, а она продолжает рожать.
— Ползет с выводком, жрет и по ходу дела продолжает плодиться, да?
— Да. Матка-жужелица слепа, а новорожденные жужелицы зрячие, они…
— Погоди, а почему матка слепая?
— Не знаю, но это не важно. Для нас существенно, что новорожденные, завидев опасность, облепляют матку. Когда масса взобравшихся на жужелицу новорожденных становится ощутимой, когда матка почувствует давление и боль, она телепортирует малышей обратно в безопасную норку. И тех, которые родились в норке, и тех, которые появились по ходу.
— Блин, почему же нас с тобой она телепортировала не в какую-то там норку в Туманности Андромеды, а на Планету Предков? Она ведь перепутала нас со своим потомством, да?
— Да. И по недосмотру природы она способна перебрасывать огромные массы на гигантские расстояния. Для нее важна лишь коллективная память телепортируемых.
— Не понял?
— Я говорила, что большинство маленьких жужелиц рождается в норке, но я не сказала, что, выползая за маткой, они расползаются вокруг нее. Рядом друг с другом основная масса новорожденных находилась только в норке, туда их и перебрасывает матка, заодно спасая и тех жужелиц, которые родились по ходу, вне норы.
— Мудрено, однако я вроде въехал. Если бы мы с тобой по ходу жизни пересеклись, допустим, только на Планете Чва-Чва, то… Тогда жужелица телепортировала бы нас на Чва-Чва, правильно?
— Верно. Но я так понимаю, что ты не бывал на Чва-Чва, а я не бывала на тех планетах, где побывал ты. Наши судьбы пересекались только здесь, на Планете Предков, где…
— Минуточку! У нас общие родители, да? Да! В самом начале, когда я еще матерился как сапожник, ты сказала, мол, меня и папу наша общая мама оставила, будучи на сносях, беременная тобой, правильно?
— Да, верно. Я была тогда эмбрионом, а ты маленьким мальчиком.
— Ага! И мы, ты — эмбрион, я — пацаненок, пересекались… где?
— Здесь, на Планете Предков, на Земле.
— А точнее? Очевидно, что чаще всего я находился рядом с беременной мамашей дома, в нашей квартире, правильно? Тогда почему нас зашвырнуло на берег Москва-реки, как думаешь?
— Я не знаю, — его последний вопрос смутил меня, я задумалась. Действительно, почему мы очутились у воды? Хвала Тенгу, мы очутились тут ночью. Тепло, и нету никого. Хоть город и совсем рядом, обступил нас и реку. Город, в котором я могла родиться, но не родилась. Москва-ква-ква, общий город для двух Железных Жаб.
— М-да… — брат тряхнул головой, шлепнул себя ладошкой по щеке, убил комара. — Загадка, блин… Кстати, для справки: мы с тобой на Ленгорах. Пацаном я сюда купаться ездил. Нам, сеструха, офигительно повезло — трава, вишь, еще сырая, значит, вечером прошел дождь, отогнал от речки ментов и всякую гопоту, любителей ночных гулянок в зеленых городских оазисах… Слышь-ка, а ведь теоретически я, пацаненок, и ты, эмбрион, могли здесь пересекаться, именно здесь! Не помню ни фига, как мама уходила от папы. Что, если она забеременела, когда я был в детском саду и сразу собрала вещички, съехала для начала на съемную квартиру где-то в этом районе, а… Нет, глупость. Не будь ты мне сестрой, могли б здесь, только здесь, пересечься однажды в многомиллионной Москве двое мелких граждан, но… Черт! Комары проснулись, теперь держись! Тебя еще не начали жрать? Блин! Слушай, а почему нас перебросило голышом?
— Иначе, чем типом «нуль-сон», на Землю телепортироваться невозможно — об этом позаботились Старшие, заэкранировали Планету Предков.
— Не знал… Что ж они вообще Землю наглухо не прикрыли? На фига оставили допуск «нуль-сон», а?
— Резоны Старших мне неведомы. Но мне доподлинно известно, что, кроме нас, ниндзя, никто не рискует материализоваться на Планете Предков в обнаженном виде. Трусливые масоны для контрабанды пива и алкоголя используют биороботов на так называемых «летающих тарелках». Масоны продали свои идеалы, деградировав до мафиозного уровня. На самом деле Вавилонская башня рассыпалась из-за того, что рабочие злоупотребляли алкоголем, и самые первые вольные каменщики, формируя первую масонскую ложу, намеревались в первую очередь бороться с пьянством, но…
— Кончай!
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17